Понедельник, 19 Ноября 2018 г.
Духовная мудрость

Вл.Агафангел о сути
Только основываясь на православном мировоззрении и миропонимании, можно дать истинную оценку процессу глобализации, посмотреть на него «сверху», выйдя из плоскости политико-экономических и товарно-денежных отношений между странами.
Митр. Агафангел Одесский о происходящем

Митр. Иоанн об экуменистах
Уклонение от защиты святынь веры не имеет извинения ни в телесной немощи, ни в материальной нужде! Кто же уклоняется от такой брани под предлогом ложно понятой «любви», понесет на себе великий грех вероотступника и предателя.
Митр. Иоанн (Снычев) об экуменистах

Свт. Игнатий о Богопознании
Чуждый Христианства чужд Бога: Всяк отметаяйся Сына, ни Отца имать – безбожник.
Свт. Игнатий (Брянчанинов)

Свт.Феофан о Церкви
Вне Православной Церкви нет истины. Она одна есть верная хранительница всего заповеданного Господом через Святых Апостолов и потому есть настоящая Апостольская Церковь.
Свт. Феофан Затворник

сщмч. Иларион о подменах
Наше время – время всяких подделок и фальсификаций. Церковь подменена «христианством»; живая жизнь – отвлеченным учением. Стираются в сознании многих границы между православием и ересью, между истиной и заблуждением.
Сщмч. Иларион (Троицкий) об апостасии

В кулуарах

Угроза не мифическая, проблема не за горами: Прот. Олег Стеняев о том, что все компоненты печати антихриста созданы
...То, что было создано ранее – система ИНН, система платежных карт и т.д., будет объединено на одной площадке, в электронном паспорте. Для удобства, чтобы никто не украл карту-паспорт, скажут: «Давай, нанесем ее в руку или на чело». Я беседовал с одним очень известным либеральным священником и спросил...

Миф или реальность?: О сокращении времени, которое мы все сейчас ощущаем
Сокращение времени, которое мы все сейчас ощущаем – на самом деле реальный факт и он не противоречит Евангельским предсказаниям. Святое письмо предупреждает, что в последние дни время сократится: «Если бы Господь не сократил тех дней, то не спаслась бы никакая плоть…

Военный художник: Максим Фаюстов пишет картины о подвигах Русских героев разных лет
...Выпускник Российской академии живописи, ваяния и зодчества И. С. Глазунова, автор известных картин «Русский герой – Евгений Родионов» и «Шестая рота» (о легендарных псковских десантниках). Подвиги героев – как прошлого (св. Димитрия Донского, Ивана Сусанина, Космы Минина…), так и в особенности современные (например, участников Чеченской войны) являются ключевой темой его творчества...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
«Все началось с рюмки водки…»: Беседа с руководителем приюта для бездомных, бывшим бомжем (+ВИДЕО)
«Все началось с рюмки водки…»: Беседа с руководителем приюта для бездомных, бывшим бомжем (+ВИДЕО)

В программе телеканала «Спас» «Мой путь к Богу» Игорь Петров. В его прошлом — бродяжничество, попрошайничество и алкоголизм. Ныне Игорь помогает недавним товарищам по несчастью вернуться к нормальной жизни.


​— Здравствуйте! В эфире передача «Мой путь к Богу». Сегодня у нас в гостях Игорь Петров, руководитель центра помощи бездомным — людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Забегу немножко вперед и скажу, что наш гость сам не понаслышке знает о трудностях своих подопечных. Но начнем мы, как обычно, с предыстории, с того, что предшествовало вашим первым шагам на пути к Богу.

— Здравствуйте, батюшка. Семью, в которой я родился, нельзя назвать неверующей. Каждую Пасху мы ходили в храм, ставили свечи. Я даже «Отче наш» знал, начиная с седьмого класса. Но не более того. А в остальном — рос, учился. Жил как все. В какой-то момент захотелось самостоятельности, и я уехал в Москву к знакомым отца. Они занимались строительным бизнесом. Я начинал с самых низов этой профессии — носил, помогал, грузил. Постепенно поднимался по карьерной лестнице. Естественно, связи отца помогли. Со временем я стал сам брать строительные объекты, появились деньги. Снял квартиру в Подмосковье, начал посещать ночные клубы, появился интерес к разгульному образу жизни. Я и сам не заметил, как постепенно оказался зависим от алкоголя и от этого образа жизни, который мне казался «крутым». И вот уже двух выходных на гулянки мне стало не хватать, мне хотелось продолжения вместо того, чтобы идти на работу. Далее, если говорить коротко, я потерял хорошую работу, потерял отношения со знакомыми. Да и с родителями. Отец даже перестал общаться, не отвечал, когда я звонил. Он считал, что я опозорил, подвел его. Тогда я решил, что не буду зависеть от мамы с папой, а попробую сам все наладить. Нашел работу, нашел общежитие в Москве. Устроился грузчиком, начал работать. Но алкогольная зависимость и здесь проявилась. Я как жил? Пятница вечер — пиво. Суббота-воскресенье — в пьянках, и в понедельник я опять не выходил на работу. Случались запои. В итоге я вылетел и с этой работы. Нечем стало платить за общежитие. Ну, а я не в себе проблему начал искать, а обиделся на весь окружающий мир. Я, что называется, психанул, взял сумку, документы, вещи и пошел. Оставались еще какие-то деньги, я купил спиртное, где-то присел в одном из парков Москвы на лавочку и начал выпивать. Какие-то еще товарищи ко мне подсели. Я был в унынии из-за того, что у меня ничего не получилось. В общем, напился, а когда очнулся, ни документов, ни вещей, ни денег у меня не было.


К родным за помощью, как я понимаю, не обратились?

— Да, из-за гордости не хотел помощи просить. Как в таком состоянии возвращаться домой — я ведь уехал на все готовое, бери и делай, зарабатывай деньги, строй свое будущее… В общем, я просто пошел по улицам Москвы. Пытался с полицейскими поговорить, рассказал, что меня обокрали. Они на меня так посмотрели, что я понял: таких, как я, немало, и всем совершенно все равно, что там у меня произошло. Ну, я пошел дальше, и вот шел-шел — и дошел до Гоголевского бульвара, уже полностью отчаявшись… Попрошайничать не умел, было холодно, есть хотелось. И я примкнул к компании бездомных. Человек семь было. Мы разговорились. Один из них, самый старший, уже на тот момент около двадцати лет находился на улице и ничего менять не собирался. В общем, я понял, что я не первый с такими проблемами. Сработал, возможно, стадный инстинкт, то есть стремление примкнуть к другим, кого объединяет та же беда, чтобы легче было выжить. И, соответственно, общаясь с этими людьми, я тоже начал принимать их взгляд на жизнь. Так я влился в общество бездомных.


А сколько вы провели на улице в общей сложности?

— Около двух лет. Одну зиму я в каком-то протестантском центре перезимовал. Как раз холода начинались, подошли ребята, начали рассказывать про Бога и сказали: «Ты хочешь с улицы уйти?». Я подумал: чем не вариант для зимовки? А вторую зиму в тюрьме провел. Хорошо помню, как дело было: начинались холода, я шел по Арбату, и мне уже до такой степени этот образ жизни надоел — вечно в пьяном угаре, грязный, вонючий… И я просто зашел в один из спортивных магазинов, оделся и вышел, не заплатив через кассу. На выходе меня, улыбаясь, встретила охрана, улыбаясь, вызвала полицию, те, улыбаясь, повезли меня в отделение, и так же, улыбаясь, я попал на Бутырку. Все понимали, зачем я это сделал и что мне нужно. Суд мне дал три месяца, и весной я освободился. Такая у меня была вторая зимовка.


— И потом все равно вернулись к тому же?

— Знаете, когда человек живет на улице, это точно такая же зависимость, как алкоголизм, наркомания. И этот образ жизни предполагает многие пороки и пристрастия, которые человеку приятны. Я очень быстро влился в эту компанию, потому что мой, что называется, подвешенный язык очень пригодился, чтобы реализовать себя в попрошайничестве. Рассказывать, например, какие-то истории и небылицы о том, какие все вокруг негодяи, начиная с заказчиков, которые тебя кинули, документы у них остались и тому подобное… Ну, начинаешь легко выдумывать истории, чтобы разжалобить людей… В течение полугода становишься как психолог — видя человека, уже примерно знаешь, какая история ему подойдет. И у меня очень хорошо получалось это делать.


А как вы при этом пересеклись с Православием?

— В том районе, где мы бомжевали, было много храмов. И даже прихожане некоторых храмов нас знали и старались как-то помочь… Кто-то пытался домой меня отправить. Я отвечал: «У меня нету паспорта, билет не купишь». «Давайте попробуем на автобусе отвезти»… Уже позднее, оглядываясь на этот период, я понял, сколько раз Господь разными способами пытался достучаться до меня. А в то время, увы, я это воспринимал в другом свете. В нашей компании бездомных мы про верующих так говорили: «Вот, сладенькие, сейчас поверят». Историю расскажешь какую-нибудь, и дадут. В воскресное утро мы выстраивались в ряд у храма, семь человек. И один прихожанин, он, видно, человек богатый, сразу каждому по 500 рублей мог дать. А иной раз и по тысяче. И это не считая того, что другие люди, выходя из храма, подавали. Так вот Господь показывал доброту верующих, но я это все воспринимал потребительски и делал абсолютно неправильные выводы.


А за это время не было у вас каких-то размышлений о том, что образ жизни, к которому вы пришли — это не то, о чем вы мечтали в детстве, не то, к чему вы стремились, и что из него надо как-то выходить? Или так и предполагали жить до конца жизни? Про того, кто 20 лет провел на улице, понятно, но вы-то были сравнительно недолго. Тем более что дважды были вырваны из этой среды на зиму. Даже в тюрьме все-таки обстановка другая. Не было таких мыслей?

— Знаете, я не случайно сказал про зависимость. Человек на улице очень привыкает к тому, что ничего не надо делать, и за это можно получать. Если смотреть по-мирски на эти вещи, то меня вполне устраивало. Вот, например, грузчик, который работает за полторы тысячи в день, носит мешки тяжелые. А я могу ту же сумму получить ни за что, просто удачно рассказав историю под настроение. Вот, видишь нужного человека, подходишь, и буквально за полминуты можешь те же полторы тысячи получить. Делов-то. И это очень сильно держит, понимаете? А кроме того, там кажется, будто ты свободен… Хотя на самом деле на улице никакой свободы нет, это сущий ад. И ты его чувствуешь, когда с утра открываешь глаза в каком-нибудь подъезде или на лавочке, если это летом, и понимаешь, что ты действительно в какой-то преисподней находишься. И бывали такие моменты отрезвляющие, когда еще с утра в таком состоянии, не успев опьянеть, обратишься к кому-нибудь, а в ответ услышишь: «А ты работать не пробовал? На себя посмотри — молодой дядя, а стоишь с протянутой рукой». И ты вдруг — раз, и на мгновение приходишь в себя… Но если говорить в целом, то, живя на улице, ты одержим этим образом жизни, это полная зависимость от темной стороны. Постоянная ложь, упование на везение, пьянство и мнимая свобода, которая на самом деле никакая не свобода… Все это засасывает.


Значит, мыслей о том, чтобы уйти, не приходило?

— Приходили, конечно. Хотелось, если честно, уйти с улицы. Но я не понимал, как это сделать. Иногда у меня бывали на руках деньги, которых бы хватило на дорогу домой. Но вот приехать к родителям таким и сказать: «Мама, папа, простите» — я как-то не мог. Стыдно было. Или вот когда я травму получил. Я просто открыл глаза в реанимации и сначала не понял, где я. Потом врачи объяснили, что сделана трепанация черепа и так далее. Я не помню даже, где эту травму получил. Помню, что в какой-то потасовке пьяной, среди бродяг на улице. Но дело не в этом. Я тогда, конечно, испугался, начал задумываться. Мог ведь умереть, а еще хотелось пожить, что-то сделать в этом мире. Решил было, что уйду с улицы. Но в итоге что случилось? Когда я вышел из больницы весь перебинтованный, мне это еще больше денег стало приносить. Естественно, я после выписки поехал на Арбат, проведать своих друзей. Слово за слово, выпил, и дальше все по-прежнему. Знаете, среди бездомных кто-то специально так одевается, чтобы выглядеть как старушка или как побитый. А мне и маскироваться не надо, все было натуральное. И поэтому еще больше денег начал получать.


Как же вам тогда удалось вырваться?

— Знаете, в Москве есть много мест, начиная от православных храмов и заканчивая разными организациями, где бездомный может поесть, переодеться, получить медпомощь. И когда я был на кормлении в одном из храмов Москвы, мужчина представительного вида объявил: «Ребята, открываются дома трудолюбия. Кто хочет попытаться уйти с улицы — милости просим». И знаете, это был уже не первый голос Божий ко мне, но в тот раз я почувствовал именно совестью, что если я прямо сейчас не подойду к этому мужчине и не спрошу, как к ним попасть, если отложу это на завтра, то завтра для меня может и не наступить. И я переборол себя, подошел. Мне рассказали правила этих домов трудолюбия. А правила очень простые, хотя тогда для меня это было непросто — не пить и трудиться шесть дней в неделю. Часть денег получаешь на руки, другие идут на твое содержание. Если месяц без нарушений — помогают восстановить документы. Я плохо на тот момент разбирался — православие, протестантизм, католицизм. Думал, что нет особой разницы. Посмотрел — вроде бы дом трудолюбия при храме. Думаю, надо попробовать. Ну и попал я в один из этих домов. Там начал трудиться. Через месяц я уже оправился от уличной жизни, подал на восстановление документов. Превратился в человека, начали появляться деньги. Заработанные. И в один из выходных я поехал проведать своих друзей, обманывая себя, что делаю это для того, чтобы позвать их в дом трудолюбия. Может, кто-то тоже уйдет с улицы. Я себе льстил, будто я-то уже на ноги встал, и одежда хорошая, и деньги в кармане есть, и документы скоро восстановятся. Думаю — у меня все прекрасно, поеду спасать друзей. В общем, приехал в центр Москвы к своим товарищам, нашел их. Но не тут-то было. Не увел я их, а сам с ними на улице остался. Рассказывать долго, но, коротко говоря, у лукавого много средств для того, чтобы неукрепленного человека опять свалить.


Это, конечно, обидно, вот так упасть и потом начинать заново…

— На самом деле у меня было четыре неудачных попытки вырваться и встать на ноги с помощью дома трудолюбия. И каждая попытка длилась дольше другой — месяц, три, полгода, год. Я уже даже определенного карьерного роста в приютах достигал, там есть такая возможность, — от простого рабочего до руководителя приюта можно подняться благодаря труду и трезвому образу жизни. Система взята с домов трудолюбия отца Иоанна Кронштадского. Трезвость, труд, молитва. Приезжают батюшки из московских храмов…


Что же в итоге помогло после четырех неудачных попыток все-таки освободиться от этой зависимости?

— Покаяние, исповедь. Ведь это в первую очередь именно духовная травма. И со временем, общаясь со священнослужителями, читая духовные книги, взвешивая свою жизнь, понимаешь, под чьей властью ты находился, кому ты служил и какие вещи ты вытворял, как изголялся над верующими людьми, рассказывая им басни и пользуясь тем, что люди милосердные. У меня было серьезное покаяние. Оно у меня осталось в памяти, когда я все Богу выливал — вот эти вещи, касающиеся улицы и всех этих моментов. Оно такое яркое, я думаю, до конца жизни запомню это покаяние и общение с батюшкой.


Один из моих друзей семь лет своей жизни отдал на то, чтобы помогать людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, в том числе и бездомным. И вот он говорил, что у человека что-то получается в плане изменения своей жизни, только когда он начинает исповедоваться, причащаться, вести духовную жизнь. Тогда его усилия приносят какой-то плод. Ваша история тоже подтверждает этот вывод.

— Да, очень сильную роль сыграло начало духовной жизни. Я помню свой первый уход с улицы. Это было именно обращение ко Господу. Помню, как я грязный зашел в храм, на меня еще так посмотрели работники храма. Помню, как просил Господа — я понимал, что погибаю. Я говорил: «Господи, помоги». Я знал, куда иду, знал, что живу неправильно и так далее. Ответы последовали сразу. Первые три раза, когда я возвращался на улицу после того, как только вставал на ноги, я не начинал жить духовной жизнью. Хотя обращался к Богу в самые тяжелые моменты своей жизни. А последний раз, когда я снова пришел в дом трудолюбия, я начал уделять время духовной жизни. У меня с одним парнем дело было. Он тоже занимался благотворительностью. Почему-то он назначал встречи каждое воскресенье в храме. То есть я приезжал, успевал исповедаться, причаститься, а потом поговорить с ним о делах. И это стало регулярным. Я не планировал, Господь так вел.

Я сразу понял, что мне нужен духовник. Потому что если некоторые жизненные вопросы начинаешь решать по-мирски, своим умом, то получается все не так, как хотелось бы. Со временем у меня появился духовник, потом я уже достиг определенных высот внутри дома трудолюбия. Я уже был замом руководителя одного из трудовых домов — их сейчас одиннадцать. Я уже смотрел как-то на вещи… ну, как в Библии написано: нехорошо человеку быть одному (Быт. 2, 18). Стал молиться: «Господи, пошли мне единомышленницу, пожалуйста». Такое было общение с Богом. Конечно, немного потребительское. Я ведь понимал, что ничего такого грандиозного для Бога не сделал, а Он меня милует.

«Все началось с рюмки водки…»: Беседа с руководителем приюта для бездомных, бывшим бомжем (+ ВИДЕО)

Ну, через некоторое время благодаря одному батюшке я познакомился со своей будущей супругой. Она из Санкт-Петербурга. В тот момент тоже работала в одном из храмов, а прежде у нее был туристический бизнес. Так Господь послал мне мою «вторую половину». Она оставила все в Санкт-Петербурге и переехала сюда, в Москву, помогать мне в приюте. Это тоже был большой ответ и подарок от Бога. Я понял, что духовный мир не просто реален, его можно познавать и познавать до безконечности. И уже чувствовал, что если грешишь, оступаешься, то отходишь от Бога. Появилась потребность в исповеди, в причастии — когда она нужна как воздух, и ты уже ждешь воскресенье. Когда говоришь тот грех, который стыдно сказать батюшке — но ты говоришь, и ощущаешь благодать, которую Господь дает после такой исповеди…. Не просто ты пришел для отчетности, рассказать: «Курил, ругался, не туда смотрел…». А ты принес то, чем тут же сразил дьявола. Сразил, потому что он отворачивает от покаяния: «Потом расскажешь, потом настроишься или другого батюшку найдешь». Как я делал? Если слышал, что говорят: «Ой, там батюшка сурово принял исповедь. Как-то аж не по себе», то думал: «Вот к этому батюшке мне и надо». Потому что грех — он именно…


— Ищет возможности остаться в человеке.

— Конечно, и потом, естественно, прорасти и прогрессировать дальше. Это все мною пройдено. Я помню, как от простой рюмки водки это закончилось тем, что есть.


Потерянными годами жизни. Сейчас я бы хотел перейти к другому вопросу. Нередко православные люди спрашивают, как относиться к бездомным, которые подходят на улице, просят денег. С одной стороны, хочется помочь человеку, а с другой стороны, очевидно, что если ему дать денег, то этими деньгами он не сможет правильно распорядиться. И вот как поступить в этой ситуации, чтобы и не сказать человеку: «Отойди, не приставай ко мне», но при этом и не потакать его греховному образу жизни? Как в таких обстоятельствах правильно помочь человеку?

— Мне тоже задают этот вопрос. Я скажу как человек улицы: давать такому просящему денег — это значит укоренять его в том разрушительном образе жизни, который он ведет. Поэтому ДЕНЕГ ДАВАТЬ НЕ НАДО. НО ИРАВНОДУШНО ОТМАХИВАТЬСЯ ТОЖЕ НЕ НАДО. В идеале — отправить бездомного в центр социальной адаптации или приют, дом трудолюбия. Когда нет на это времени, то поступать просто: просит на еду — купите ему поесть, просит на лекарства — дойдите до аптеки, купите недорогое лекарство. Вот это милосердие и реальная помощь. И еще, знаете, я думаю, что человек, который хочет помочь нуждающемуся, в первую очередь должен заглянуть в себя и ответить: ТЫ ХОЧЕШЬ ПОМОЧЬ ИЛИ ПРОСТО ОТКУПИТЬСЯ, чтобы отстал от тебя грязный бродяга с перегаром? Или ты хочешь дать ему денег, чтобы мысленно поставить себе галочку: «Сегодня помог бездомному»? А деньги, полученные ими, однозначно пойдут не по назначению, это уже пройдено. Не может человек устоять, он немощен. Все бездомные сразу же идут в магазин и покупают спиртное.

У людей, ведущих такой образ жизни, очень поражена воля. Они просто не могут распорядиться правильно даже тем, что у них есть. Ну, и последний вопрос. Сейчас вы уже являетесь руководителем приюта и помогаете другим встать на ноги. Полагаю, труд это непростой, потому что вам тоже приходится видеть все неудачи ваших подопечных, сталкиваться с неблагодарностью. Что помогает вам в этой работе?

— Жизнь христианская, совет с духовником, поддержка супруги. Венчал нас наш дорогой батюшка отец Игорь Фомин. Я с ним регулярно советуюсь. Каждый день молитва. Среда, пятница — соблюдаем пост по возможности. И я сейчас понимаю, что без духовной поддержки и без Бога само это служение нереально. Потому что сил людских черпать неоткуда. У нас социальный дом, у нас тяжелые люди, раковые больные, инвалиды, которые без всего остались. Здесь, помимо того, что большинство осознанно прожили на улице большое количество времени, у них физические какие-то увечья, у кого-то еще и умственные. В них пороки проросли, вот этот грех пророс, и расстаться с ним людскими методами невозможно. Какие бы там программы ни были. Так что стараемся проводить духовные мероприятия, чтобы обязательно присутствовал батюшка, какие-то беседы… Чтобы Истина сеялась. Знаете, если столько лет человек живет во грехе и не имеет духовной поддержки, то как ему справиться с этой проблемой? Там уже дьявол обрабатывает человека, и тот смиряется с тем, что он раб именно этого греха. Как один бездомный говорил: «Ты понимаешь, мне нравится пить. Я люблю пить. Не пойду я ни в какой дом трудолюбия. Я обожаю пить. Что ты пристал ко мне?». Тут понятно — выбор сделан… Но если надломлена воля, как Вы сказали, то только стремление искать Бога может вытянуть… Не могу сказать, что я сильно искал. Но я помню свою молитву грязного, вшами съеденного бродяги, когда я приложился к мощам. Полхрама на меня смотрело: «Какой-то заполз в храм, чудовище». Она у меня очень хорошо отложилась, потому что я попросил у Господа не оставлять меня в тот момент.

И Он не оставил. Спасибо большое за ваш рассказ, за ваши труды. Очень важно, что для тех людей, которые оказались на улице, есть альтернатива, которой не только вы, но и другие воспользовались и, даст Бог, еще воспользуются. Напоминаю, у нас в гостях был Игорь Петров, руководитель приюта для бездомных.



Источник: Православие.ру
http://www.pravoslavie.ru/103729.html


___________________
См. по теме:
Вернуться к жизни, к дому: В Москве открылся православный центр трудоустройства бездомных

В «бомжи» не уходить, а действовать разумно

Пусть враг недоумевает, а Ангелы на небесах – радуются: О правильном отношении к падениям в жизни воцерковленных христиан


Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Переворот: Правительство готовится передать власть Сбербанку (+ОБРАЩЕНИЕ)

16 ноября 2018 года многие издания и информационные агентства продублировали впервые опубликованную в «Известиях» статью «Паспорт без переплат: Сбербанк готов выдавать электронный документ», в которой говорилось: «Сбербанк готов выдавать в своих отделениях с функцией госуслуг электронные паспорта...


Необходима зачистка в Церкви: Московские экуменисты хотят переиграть экуменистов фанарских с помощью папы Римского

Сегодня вопрос о единстве православной Церкви встает со всей остротой не только для богословов, но и для каждого православного. С теми, кто создал себе идола в виде «гуманистического бога», с теми, кто Св. Предание Церкви заменяет «преданиями человеческими» в новомодных философских обертках и политическими...


Мы не англоязычная колония: ЗАЯВЛЕНИЕ православной общественности против иностранного дублирования на улицах и в транспорте России

В настоящее время в московском метрополитене, на автовокзалах, железнодорожных вокзалах Москвы наряду с русским языком применяется дублирование голосовых объявлений о станционных остановках на английском языке; в текстовом варианте на английском языке дублируются транспортные схемы и названия станций...


<<       >>   |  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Фотогалерея
Полезно почитать

Чтобы Русь стала Святой: Рано или поздно, но каждый окажется перед выбором – остаться верным или предать

Сегодня в рубрике «Год Царской Голгофы» своими размышлениями о ситуации в Церкви и стране и чаемом воскресении Руси делится протоиерей Алексий, настоятель храма великомученика Георгия Победоносца на погосте Камно под Псковом...


Увидеть надвигающееся царство тьмы, чтобы правильно противостоять ему: О духовных опасностях цифрового общества

Сегодня очень многие говорят об угрозах, которые несет построение глобального цифрового общества, но не объясняют принципы его построения и не предлагают реальные способы противостояния этому злу. В обиход прочно вошли термины «цифровой мир», «цифровая революция», «цифровая экономика», «электронный концлагерь»,...


На фронте информационной войны: Беседа с православным журналистом Иваном Вагановым

...Воспринимаю свой род занятий – журналистику, публицистику – именно как служение. Каждый верующий человек старается быть полезным Церкви в меру своих сил и возможностей. И так естественным образом сложилось (хотя прекрасно понимаю, что ничего случайного в мире не бывает), что я оказался на...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100