Воскресенье, 21 Октября 2018 г.
Духовная мудрость

Свт. Игнатий о латинстве
Займитесь чтением Новаго Завета и св. Отцов Православной Церкви (отнюдь не Терезы, не Францисков и прочих западных сумасшедших, которых их еретическая «церковь» выдает за святых).
Свт. Игнатий (Брянчанинов) о латинянах

сщмч. Григорий (Лебедев) об апостасии
Если вы из дела Христова выкидываете, в силу своего маловерия и рассудочности, борьбу с дьяволом и победу над ним, то вы уничтожаете силу христианства. Вы низводите тогда Христа на роль возвышенного моралиста, учившего добру и только. И если вы в свою жизнь, как христиане, не введете борьбу с дьяволом, то вы – мертвецы в христианстве. Оно вам ничего не дает, и будете вы холодные, пустые, сонные, скучные, ничего не получающие от Христа и Церкви.
Сщмч. Григорий (Лебедев) об апостасии

Митр. Иоанн о теории ветвей
Никакого разделения церквей никогда не происходило. История Христианства недвусмысленно и ясно свидетельствует о том, что в действительности имело место постепенное отпадение, не разделение, а именно отпадение западных народов и западноевропейских конфессий от Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви.
Митр. Иоанн (Снычев) об экуменической «теории ветвей»

Свт. Игнатий (Брянчанинов) о ереси
Вселенская Церковь всегда признавала ересь смертным грехом, всегда признавала, что человек, зараженный страшным недугом ереси, мертв душою, чужд благодати и спасения, в общении с диаволом и его погибелью... 
Свт. Игнатий (Брянчанинов)

Зиновий Мних
Зрите братие, аще и много понудят вас печать или карту приятии, то аще и кровь пролияти или имения лишитеся, то с радостию притерпите, точию не мозите поклонитися многоперстной их прелести.
Сказания Зиновия Мниха

В кулуарах

Пока не прославленный Церковью, но не Богом: Размышления о Григории Ефимовиче Распутине после Царского крестного хода
На Крестных ходах ничего не бывает случайным. Вспоминаю 2000-й год. Крестный ход «Покаяние за Царя», Нижний Новгород - Дивеево, 7-17 июля. Дважды на Крестном ходе являла чудеса обыкновенная фотография Цесаревича Алексея Николаевича Романова. В храме села Богоявления с головы и лица Цесаревича потекло...

Ученик до гроба: Об отношении христианина к старости, дряхлости и подготовке к смерти
...По обыкновенному, естественному ходу человек достигает полного развития ума своего в тридцать лет. От тридцати до сорока еще кое-как идут вперед его силы; дальше же этого срока в нем ничто не подвигается, и все им производимое не только не лучше прежнего, но даже слабее и холодней прежнего...

Православие – это не игры в благочестие, а жесточайшая, смертельная борьба: «Мучение Любви» архим. Лазаря (Абашидзе)
В книге отца Лазаря «Мучение Любви», которую каждому христианину было бы весьма полезно прочитать, есть отрезвляющее напоминание: христианство – это страшно. Православие – это не игры в благочестие. Это жесточайшая, смертельная борьба на три фронта – с самим собой, с агрессивным тлетворным влиянием окружающего...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Ночной молитвенник : «я не хочу стрелять в людей»…
Ночной молитвенник : «я не хочу стрелять в людей»…
…В этот вечер в Киеве была страшная гроза. Я приехала в наш храм под Киевом, на ночную службу, но, казалось, что здесь, за городом, гроза еще сильнее. По обычаю в этот день батюшка должен был служить весь суточный круг богослужения, и днем он благословил меня тоже приехать и помочь петь и читать.
Мы начали позже обычного – в 11 вечера, в храме было всего человек шесть: три матушки, две из которых также пели и читали клиросе, мой друг из Киева, профессиональный вокалист В., который приехал тоже помолиться в ночь и попеть, пономарь в алтаре, да я. Мы ожидали батюшку, читая уже Великое Повечерие. Когда дошло до кафизмы, наша уставщица Т.Г. отдала мне чтение и наказала вычитать все поскорее, чтобы «когда придет батюшка, мы уже отслужили без перерыва до Литургии». Батюшка тем временем «одевался», как сказали матушки. Мне кажется, что он просто молился в келье, потому что он не мог одеваться в ущерб службе. Ну да впрочем, я не знаю.
Было за полночь, я читала длиннющую 17-ю кафизму, когда дверь в притворе открылась и стала слышна какая-то возня. Это было странно, потому что все «наши», т.е. прихожане, зная об этой особенной службе, приходят заранее, до полуночи, чтобы присутствовать полностью на всей службе. Я продолжала чтение; никто из тех, кто был в храме даже не вышел посмотреть: чужих у нас не бывает. Хотя мне нельзя отвлекаться во время чтения, но даже я обернулась, когда я услышала неравномерный скрип половиц уже в самом храме и почувствовала стойкий запах почти перегара или просто обильно выпитого спиртного вперемешку с запахом сигарет. Еле держась на ногах, в храм вошел юноша, лет до 25, не более того. Одет он был в камуфляж: брюки и тонкая курточка, а также кепочка такой же окраски. Он пытался разглядеть обстановку мутным взглядом. Я подумала сначала, что это один из строителей, которые работают тут же, при храме… Но обычно они на ночные службы не ходят, они спят в это время. Других вариантов не было, потому что всех прихожан я знаю в лицо. Сомнения в том, что это незнакомый человек рассеялись, когда Т.Г. громко, но нестрого приказала ему: «Сынок, кепку сними, ты же в храме Божьем…» Он не сопротивлялся, стянул кепку, громко заявил: «Мне только свечку поставить. Можно мне свечку поставить, а? А где батюшка, а?» и последовал к подсвечнику. Кто-то из матушек помог шатающемуся молодому человеку вставить, наконец, свечу на подставку, потому что его неустойчивая позиция грозила перевернуть подсвечник и подпалить ковер. В этот момент вспомнились слова Тертуллиана о том, что «душа по природе своей христианка». Я даже улыбнулась: откуда чужой человек узнал, что у нас ночная служба, да и нашел в себе силы явно после хорошего «расслабления» прийти в храм?
Одна лишь мысль не давала покоя. В душу закралась предательская тревога: в эти скорбные дни у нас камуфляж перестали носить развлечения ради, тем более такой – форменный. Юноша продолжал делать какие-то громкие заявления. А я тем временем старалась все громче читать, перекрикивая каждый новый его возглас, чтобы не отвлекаться. Для ночной службы вообще не характерно, ибо служится она в благоговейной тишине и громкое чтение никогда не требуется.
Кто-то из матушек, видимо, понимая всю незаурядность ситуации, пошел за настоятелем. Минутой позже он уже был в храме, чего бы я не заметила, потому что ступает наш батюшка совсем неслышно – и его появление всегда незаметно, но парень, не церемонясь в очередной раз выкрикнул пьяным говором: «О, а вот и ОН пришел!».
Отец Ф. всех благословил и вошел в алтарь. Я все продолжала читать…
Слышно было, как за спиной у меня В. и Т.Г. пытались поочередно успокоить гостя. Он весьма непосредственно восклицал: «О, а что вставать нужно?», «А что опять садиться можно?». Видно было, что ему хочется поговорить. Но никто не смог бы уделить ему времени – все заняты на службе, прерывать ее нельзя. В очередной раз, когда он начал что-то рассказывать у меня за спиной, подходило дело к возгласу священника. Я явственно услышала за спиной: «Я же думал… Я – ПАТРИОТ. Я — боец» и (видимо, адресовано В.): «Та давай выйдем поговорим». Я ужасно испугавшись за В. и боясь вообще всяческих разборок и отвлекаясь на то, чтобы перекричать его разговоры и чтобы батюшке не было слышно в алтарь всего здесь происходящего, буквально, как мне показалось, накричала на батюшку: «Именем Господним благослови, отче!», откровенно, как на базаре, очнувшись уже после того… Когда я услышала смиренный ответ настоятеля из алтаря, мне стало ужасно стыдно и я ужасно расстроилась, что перестала себя контролировать. Вся эта ситуация выводила меня из ситуации равновесия.
Этот парень через какое-то время вышел из храма. Я обернулась: все наши были на месте. Здесь с ними ничего случиться не могло. Главное – чтобы не разборки на улице. Через какое-то время он вернулся, обкуренный, о чем свидетельствовал стойкий запах, мигом наполнивший весь храм. Он шел с самой толстой свечей, которую только мог найти в свечном ящике. И с повторным вопрошанием: «Можно я свечку поставлю?», заплетаясь в ногах, снова пошел к подсвечнику. Снова ему подсобили матушки. Он, видимо, успокоившись, опять завалился на лавку и начал что-то вещать. А я тем временем продолжала читать. Много читать. Когда дошло до шестопсалмия, мне дали отдых. (Лучше бы я продолжала читать!…) Мы потушили все свечи в храме. Все пространство погрузилось в мрак. Было около полвторого ночи. Я пыталась слушать псалмы, но вместо этого слышались только громкие возгласы, почти плач: «Я не хочу стрелять в людей», «Я не хочу стрелять». Меня окутало такое уныние, что пришлось уйти в самый дальний угол храма, чтоб не слышать…
С началом утрени дело пошло веселее: мы много пели, я уже не следила за тем, что происходит с нашим гостем. Все же бросалось в глаза, что он в храме бывает редко, если и был когда-то, потому что каждый раз, когда батюшка, например, совершал каждение, парень не знал, куда ему деваться и как себя вести. Он часто входил и снова заходил в храм, свидетельством чего являлся его неизменный ритуал после выхода-входа тащить самую большую свечу из притвора в попытке ее вставить на подставку, что каждый раз ему удавалось осуществить лишь с посторонней помощью. Где-то на пятой по счету свече Т.Г. не выдержала и заявила: «Сейчас пойду ему скажу. Он же мне сейчас сюда все свечи вытаскает». На этом она удалилась. Видимо, юноша не совсем уверовал в ее слова, потому что за пятью прежними последовала и шестая свеча. (Следует заметить, что они у нас продаются, как и в других храмах, но цена не написана. Свечи просто лежат в притворе, разложенные в ящичках. Прихожане знают это и всегда дают тому, кто сидит на свечном ящике, свои пожертвования. Но поскольку все в этот момент находились в храме, на свечном ящике никого не было: да и зачем – ночь на дворе, все здесь). Когда Т.Г. увидела это, она просто в отчаянии взревела: «Я его сейчас укушу!» И снова вышла.
Мне к этому моменту стало жалко этого парня, я даже хотела предложить пожертвовать вместо него за свечи, но было поздно. Через какое-то время он снова ушел, при этом громко хлопнув дверью, его курточка и кепка остались лежать на лавке, что я проинтерпретировала таким образом, что вот мы, его, несчастного, в такую-то бурю, в одной майке выгнали от Христа. Жутко расстроилась пуще прежнего. Оказалось, все обстояло несколько иначе .
Остаток утрени и Литургию мы служили спокойно и без приключений, тот парень так больше и не вернулся. Слушая положенное в этот день Евангельское чтение «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф.11:28), я все думала об этом юноше. Сердце сжималось: как удивительно совпало сегодня Евангельское чтение с порывом сердца этого парня и как жаль, что он не слышит этих слов, какими бы целительными они бы для него могли стать…
Позже я показала Т.Г. вещи парня, что остались лежать в храме, она пожала плечами и ответила: «Ну что я могу сделать: оставил» и шепнула вслед: «Он, если не врет, говорит, что из Славянска. Он там сейчас служит» Я переспросила: «В армии?» Т.Г.: «Наверное, если приехал сюда – домой, на побывку. Ему дали три дня. Говорит, что не хочет возвращаться. Не хочет больше стрелять в людей…»
Потом я В. сказала, что мне жалко, что парень ушел, ведь ему бы так хорошо было бы постоять на службе, на что В. мне ответил, что этот парень сам ему говорил, что не может здесь, в храме находиться: «тяжело». Вспомнила снова Тертуллиана. Тянет его сюда душа-то, но что-то другое выталкивает. А свечи он ставил, как оказалось, «за товарищей» – погибших ли, воюющих ли, одному Богу известно. Но ясно то, что теплится в душе этого парня искра надежды и тяга к Богу. Наверное, его молитва сегодня была самой горячей среди всех наших и самой искренней, хоть и не такой продолжительной.
После службы батюшка спросил: «Где же наш молитвенник?» Мы указали лишь на вещи. Он смиренно произнес: «Ну ничего, я ему сказал, чтобы после службы подходил, пообщаемся». И тут я ясно вспомнила, как парень все время каким-то лейт-мотивом все повторял, что ему «нужен батюшка», именно батюшка и что ему «на душе плохо, в людей стрелял»…
Вещи его остались на вешалке, надеюсь, он вернется за ними… Вспомнился фильм «Поп», где в самом начале священник, уйдя за Святой Водой, не успевает благословить солдата и бежит за танком, окропляя его. Так хочется верить, что парень этот вернется и пообщается с нашим батюшкой.
Сколько же искалеченных душ теперь среди наших братьев! И кто их уврачует кроме Бога…?
Можем ли мы что-то сделать…

Источник: http://prav-motovilovka.church.ua/2014/05/23/nochnoj-molitvennik-ya-ne-xochu-strelyat-v-lyudej/
19.05.2014


Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Электронные паспорта для «биообъектов»: Святые предупреждают об опасности тоталитарной диктатуры нового типа

9 октября 2018 года многие информационные агентства сообщили о готовящемся в РФ поэтапном введении с 2021 года электронных паспортов со ссылкой на газету «Ведомости». Газета опубликовала статью «Правительство обсуждает замену бумажных паспортов на электронные» с очень любопытным подзаголовком «Они дадут...


«В год столетия Русской Царской Голгофы...»: Резолюция конференции «Цифровизация российского общества»

16 сентября 2018 года в г. Перми состоялась конференция на тему «Цифровизация российского общества как уничтожение богоданной свободы человека. Время исповедничества наступило». На Конференции были заслушаны выступления священнослужителей Русской Православной Церкви, экспертов в области геополитики, правоведения, общественных деятелей. По итогам собрания...


«Православная экуменическая теология»: Константинополь при участии митр. Илариона (Алфеева) запустил еретическую образовательную программу

Помимо вполне классических предметов, однако, есть и такие: миссиология, экуменическая теология, экология и межконфессиональный диалог, современные православные экуменические деятели (!!!), православная феминистическая герменевтика (!!!) и прочие.


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Фотогалерея
Полезно почитать

Воспитывать носителей Царской идеи: Беседа с о. Михаилом Ломакиным, установившим в своем поселке памятник Государю

В 2016 году на территории России насчитывалось 25 памятников святому Императору Николаю II и святой Царской Семье. Всего 25 памятников на огромную страну, где практически в каждом населенном пункте имеются идолы, проспекты или улицы Ленина и иных богоборцев и террористов. 25 против сотен тысяч – есть...


К чему нам готовиться?: Беседа об обстановке в Церкви, России и мире

Незаконные действия Константинопольского Патриарха Варфоломея взволновали верующих. Не имея на то канонического права, «восточный папа», как его теперь называют, «дает автокефалию» украинским раскольникам – т. н. «киевскому патриархату». Об этом, а также об общей обстановке и насущных проблемах церковной...


Прошло 100-летие Русской Голгофы, и пришло время жатвы: О. Павел Буров о неимении всецерковного покаяния перед Царем

Выучили ли мы уроки истории? Будет ли еще время на осознание? Есть время разбрасывать камни и время собирать их (см.: Еккл. 3, 5). Все надо делать вовремя... Есть законы физические и есть духовные. У Святых Отцов сказано, что прощение преподается сердцу кающемуся. Как можно прощать человека, который не понял своих ошибок, не собирается каяться, менять ситуацию?..


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100