Среда, 16 Января 2019 г.
Духовная мудрость

Прав. Иоанн Кронштадтский о войне
Чтобы заслужить небесную помощь в тяжелых обстоятельствах Отечества, нужна твердая вера в Божественную помощь, а главное – покаяние в грехах, вызвавших гнев Божий на Россию, исправление нравов.
Прав. Иоанн Кронштадтский

Прп. Паисий Святогорец об экуменизме
Святые Отцы знали, что делали. Они воспретили общение с еретиками не без причины. Но сегодня призывают к совместным молитвам не только с еретиком, но и с буддистом, огнепоклонником и сатанистом. «Православные, – говорят, – тоже должны присутствовать на экуменических совместных молитвах и конференциях. Это – свидетельство!» Да какое там еще «свидетельство»!
Прп. Паисий Святогорец об экуменизме

Златоуст о врагах
Живи в мире с врагами, но со своими врагами, а не с врагами Божиими.
Свт. Иоанн Златоуст

Прп. Амвросий об экуменистах
Весьма ошибочно рассуждают к католикам благосклонные, которые думают во-первых, что по отпадении западных от Православия в Соборной Церкви будто бы чего-то недостает. Ущерб сей заменен давно премудрым Промыслом – основанием на Севере Православной Церкви Русской.
Оптинский старец Амвросий об экуменистах

прп. Анатолий Оптинский об апостасии монахов
Горе будет в те дни монахам, кои обзавелись имуществом и богатством, и, ради любви к покою, готовы будут подчиниться еретикам. Они будут усыплять свою совесть, говоря: «Если мы охраним и спасем обитель, Господь нас простит». Несчастные и ослепленные не помышляют о том, что с ересью войдет в обитель бес, и будет она тогда уже не святой обителью, а простыми стенами, откуда отступит благодать.
Оптинский старец Анатолий Младший об апостасии

В кулуарах

Москва – Небесный Град или окаянный Вавилон?: Историк-публицист Д. Володихин и поэтесса-экскурсовод И. Воскобойникова о Русской Столице
Нынешняя Москва – это две Москвы, живущие друг с другом в тесном объятии, по необходимости терпящие друг друга, но разные по происхождению своему, по идеалам и устремлениям. Каждая из них воспринимает вторую как раковую опухоль в своем теле. Каждая хотела бы избавиться от второй, вырезать ее… Но где...

Пора сказать правду о «русском» мате: Еп. Митрофан о духовных истоках этой национальной беды
Исследование епископа Митрофана (Баданина) посвящено серьезной проблеме в современном духовном состоянии нашего народа и его вооруженных сил. Речь идет о мате, о духовных истоках этой беды, о древних языческих корнях русского мата, его магической энергетике и о необходимости возвращения к истинным духовным ценностям нашего народа… 

Духа вашего не угашайте: Несколько слов о важнейшем для христианина – горении
Нередко, читая жития подвижников благочестия, мы находим там слова, свидетельствующие, что они, подвизаясь, постоянно восходили от силы в силу, – их жизнь можно представить себе как движение по лествице, ведущей от земли к Небесам. Нужно понимать, что подобного рода восхождение никогда и ни у кого не бывает совершенно линейным, безпрерывным. И, тем не менее...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Ночной молитвенник : «я не хочу стрелять в людей»…
Ночной молитвенник : «я не хочу стрелять в людей»…
…В этот вечер в Киеве была страшная гроза. Я приехала в наш храм под Киевом, на ночную службу, но, казалось, что здесь, за городом, гроза еще сильнее. По обычаю в этот день батюшка должен был служить весь суточный круг богослужения, и днем он благословил меня тоже приехать и помочь петь и читать.
Мы начали позже обычного – в 11 вечера, в храме было всего человек шесть: три матушки, две из которых также пели и читали клиросе, мой друг из Киева, профессиональный вокалист В., который приехал тоже помолиться в ночь и попеть, пономарь в алтаре, да я. Мы ожидали батюшку, читая уже Великое Повечерие. Когда дошло до кафизмы, наша уставщица Т.Г. отдала мне чтение и наказала вычитать все поскорее, чтобы «когда придет батюшка, мы уже отслужили без перерыва до Литургии». Батюшка тем временем «одевался», как сказали матушки. Мне кажется, что он просто молился в келье, потому что он не мог одеваться в ущерб службе. Ну да впрочем, я не знаю.
Было за полночь, я читала длиннющую 17-ю кафизму, когда дверь в притворе открылась и стала слышна какая-то возня. Это было странно, потому что все «наши», т.е. прихожане, зная об этой особенной службе, приходят заранее, до полуночи, чтобы присутствовать полностью на всей службе. Я продолжала чтение; никто из тех, кто был в храме даже не вышел посмотреть: чужих у нас не бывает. Хотя мне нельзя отвлекаться во время чтения, но даже я обернулась, когда я услышала неравномерный скрип половиц уже в самом храме и почувствовала стойкий запах почти перегара или просто обильно выпитого спиртного вперемешку с запахом сигарет. Еле держась на ногах, в храм вошел юноша, лет до 25, не более того. Одет он был в камуфляж: брюки и тонкая курточка, а также кепочка такой же окраски. Он пытался разглядеть обстановку мутным взглядом. Я подумала сначала, что это один из строителей, которые работают тут же, при храме… Но обычно они на ночные службы не ходят, они спят в это время. Других вариантов не было, потому что всех прихожан я знаю в лицо. Сомнения в том, что это незнакомый человек рассеялись, когда Т.Г. громко, но нестрого приказала ему: «Сынок, кепку сними, ты же в храме Божьем…» Он не сопротивлялся, стянул кепку, громко заявил: «Мне только свечку поставить. Можно мне свечку поставить, а? А где батюшка, а?» и последовал к подсвечнику. Кто-то из матушек помог шатающемуся молодому человеку вставить, наконец, свечу на подставку, потому что его неустойчивая позиция грозила перевернуть подсвечник и подпалить ковер. В этот момент вспомнились слова Тертуллиана о том, что «душа по природе своей христианка». Я даже улыбнулась: откуда чужой человек узнал, что у нас ночная служба, да и нашел в себе силы явно после хорошего «расслабления» прийти в храм?
Одна лишь мысль не давала покоя. В душу закралась предательская тревога: в эти скорбные дни у нас камуфляж перестали носить развлечения ради, тем более такой – форменный. Юноша продолжал делать какие-то громкие заявления. А я тем временем старалась все громче читать, перекрикивая каждый новый его возглас, чтобы не отвлекаться. Для ночной службы вообще не характерно, ибо служится она в благоговейной тишине и громкое чтение никогда не требуется.
Кто-то из матушек, видимо, понимая всю незаурядность ситуации, пошел за настоятелем. Минутой позже он уже был в храме, чего бы я не заметила, потому что ступает наш батюшка совсем неслышно – и его появление всегда незаметно, но парень, не церемонясь в очередной раз выкрикнул пьяным говором: «О, а вот и ОН пришел!».
Отец Ф. всех благословил и вошел в алтарь. Я все продолжала читать…
Слышно было, как за спиной у меня В. и Т.Г. пытались поочередно успокоить гостя. Он весьма непосредственно восклицал: «О, а что вставать нужно?», «А что опять садиться можно?». Видно было, что ему хочется поговорить. Но никто не смог бы уделить ему времени – все заняты на службе, прерывать ее нельзя. В очередной раз, когда он начал что-то рассказывать у меня за спиной, подходило дело к возгласу священника. Я явственно услышала за спиной: «Я же думал… Я – ПАТРИОТ. Я — боец» и (видимо, адресовано В.): «Та давай выйдем поговорим». Я ужасно испугавшись за В. и боясь вообще всяческих разборок и отвлекаясь на то, чтобы перекричать его разговоры и чтобы батюшке не было слышно в алтарь всего здесь происходящего, буквально, как мне показалось, накричала на батюшку: «Именем Господним благослови, отче!», откровенно, как на базаре, очнувшись уже после того… Когда я услышала смиренный ответ настоятеля из алтаря, мне стало ужасно стыдно и я ужасно расстроилась, что перестала себя контролировать. Вся эта ситуация выводила меня из ситуации равновесия.
Этот парень через какое-то время вышел из храма. Я обернулась: все наши были на месте. Здесь с ними ничего случиться не могло. Главное – чтобы не разборки на улице. Через какое-то время он вернулся, обкуренный, о чем свидетельствовал стойкий запах, мигом наполнивший весь храм. Он шел с самой толстой свечей, которую только мог найти в свечном ящике. И с повторным вопрошанием: «Можно я свечку поставлю?», заплетаясь в ногах, снова пошел к подсвечнику. Снова ему подсобили матушки. Он, видимо, успокоившись, опять завалился на лавку и начал что-то вещать. А я тем временем продолжала читать. Много читать. Когда дошло до шестопсалмия, мне дали отдых. (Лучше бы я продолжала читать!…) Мы потушили все свечи в храме. Все пространство погрузилось в мрак. Было около полвторого ночи. Я пыталась слушать псалмы, но вместо этого слышались только громкие возгласы, почти плач: «Я не хочу стрелять в людей», «Я не хочу стрелять». Меня окутало такое уныние, что пришлось уйти в самый дальний угол храма, чтоб не слышать…
С началом утрени дело пошло веселее: мы много пели, я уже не следила за тем, что происходит с нашим гостем. Все же бросалось в глаза, что он в храме бывает редко, если и был когда-то, потому что каждый раз, когда батюшка, например, совершал каждение, парень не знал, куда ему деваться и как себя вести. Он часто входил и снова заходил в храм, свидетельством чего являлся его неизменный ритуал после выхода-входа тащить самую большую свечу из притвора в попытке ее вставить на подставку, что каждый раз ему удавалось осуществить лишь с посторонней помощью. Где-то на пятой по счету свече Т.Г. не выдержала и заявила: «Сейчас пойду ему скажу. Он же мне сейчас сюда все свечи вытаскает». На этом она удалилась. Видимо, юноша не совсем уверовал в ее слова, потому что за пятью прежними последовала и шестая свеча. (Следует заметить, что они у нас продаются, как и в других храмах, но цена не написана. Свечи просто лежат в притворе, разложенные в ящичках. Прихожане знают это и всегда дают тому, кто сидит на свечном ящике, свои пожертвования. Но поскольку все в этот момент находились в храме, на свечном ящике никого не было: да и зачем – ночь на дворе, все здесь). Когда Т.Г. увидела это, она просто в отчаянии взревела: «Я его сейчас укушу!» И снова вышла.
Мне к этому моменту стало жалко этого парня, я даже хотела предложить пожертвовать вместо него за свечи, но было поздно. Через какое-то время он снова ушел, при этом громко хлопнув дверью, его курточка и кепка остались лежать на лавке, что я проинтерпретировала таким образом, что вот мы, его, несчастного, в такую-то бурю, в одной майке выгнали от Христа. Жутко расстроилась пуще прежнего. Оказалось, все обстояло несколько иначе .
Остаток утрени и Литургию мы служили спокойно и без приключений, тот парень так больше и не вернулся. Слушая положенное в этот день Евангельское чтение «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф.11:28), я все думала об этом юноше. Сердце сжималось: как удивительно совпало сегодня Евангельское чтение с порывом сердца этого парня и как жаль, что он не слышит этих слов, какими бы целительными они бы для него могли стать…
Позже я показала Т.Г. вещи парня, что остались лежать в храме, она пожала плечами и ответила: «Ну что я могу сделать: оставил» и шепнула вслед: «Он, если не врет, говорит, что из Славянска. Он там сейчас служит» Я переспросила: «В армии?» Т.Г.: «Наверное, если приехал сюда – домой, на побывку. Ему дали три дня. Говорит, что не хочет возвращаться. Не хочет больше стрелять в людей…»
Потом я В. сказала, что мне жалко, что парень ушел, ведь ему бы так хорошо было бы постоять на службе, на что В. мне ответил, что этот парень сам ему говорил, что не может здесь, в храме находиться: «тяжело». Вспомнила снова Тертуллиана. Тянет его сюда душа-то, но что-то другое выталкивает. А свечи он ставил, как оказалось, «за товарищей» – погибших ли, воюющих ли, одному Богу известно. Но ясно то, что теплится в душе этого парня искра надежды и тяга к Богу. Наверное, его молитва сегодня была самой горячей среди всех наших и самой искренней, хоть и не такой продолжительной.
После службы батюшка спросил: «Где же наш молитвенник?» Мы указали лишь на вещи. Он смиренно произнес: «Ну ничего, я ему сказал, чтобы после службы подходил, пообщаемся». И тут я ясно вспомнила, как парень все время каким-то лейт-мотивом все повторял, что ему «нужен батюшка», именно батюшка и что ему «на душе плохо, в людей стрелял»…
Вещи его остались на вешалке, надеюсь, он вернется за ними… Вспомнился фильм «Поп», где в самом начале священник, уйдя за Святой Водой, не успевает благословить солдата и бежит за танком, окропляя его. Так хочется верить, что парень этот вернется и пообщается с нашим батюшкой.
Сколько же искалеченных душ теперь среди наших братьев! И кто их уврачует кроме Бога…?
Можем ли мы что-то сделать…

Источник: http://prav-motovilovka.church.ua/2014/05/23/nochnoj-molitvennik-ya-ne-xochu-strelyat-v-lyudej/
19.05.2014


Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Та не власть, что не от Бога: Юридическая и духовная методичка для нежелающих становиться рабами электронного концлагеря

Идеи цифрового общества всё больше получают распространение в мире. Простой обыватель воспринимает происходящее как «научно-технический прогресс». Но истинная картина современного мира от него сокрыта. Еще в начале 90-х годов МВФ и Всемирный Банк поставили перед Россией задачу установления жесткого цифрового порядка с...


Электронный контроль – инструмент антихриста: Патриарх Кирилл признал духовную опасность единой базы данных и гаджетов (+ВИДЕО)

7 января 2019 года, в праздник Рождества Христова, на телеканале «Россия 1» состоялся показ традиционного Рождественского интервью патриарха Московского и всея Руси Кирилла. В нем Предстоятель Русской Церкви на провокационный вопрос «Как-то Вы говорили, что чрезмерное увлечение современными гаджетами ограничивает свободу. Вы что, против технического прогресса?» ответил...


Страшнее Флорентийской унии: Зачем Константинополю понадобилось введение нового календаря?

Когда и зачем Константинопольский Патриархат ввел новый календарный стиль, как это связано с нынешним церковным конфликтом на Украине? Об этом мы беседуем с кандидатом исторических наук, преподавателем Сретенской духовной семинарии Павлом Кузенковым...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Фотогалерея
Полезно почитать

Царский год – итоги и надежды: Ответы духовенства и мирян о 100-летии Русской Голгофы (ПОПОЛНЯЕТСЯ)

Новогодний опрос мы решили сделать традиционным и на сей раз предложили нашим уважаемым респондентам следующие вопросы: «Что ожидалось, на что были надежды в 2018 году в контексте юбилея Царской Голгофы и что произошло в реальности? Какая работа была проведена, какие успехи и/или неудачи Вы можете отметить? Выводы, перспективы, пожелания»…


Преодолеть постсоветский синдром идеи революции: Беседа с М.Б. Смолиным об Имперском возрождении России

...Имперское возрождение для России – это прежде всего выход из современного постсоветского состояния РФ. Это выбор государственного пути для нашего дальнейшего развития, когда мы находимся между либеральным и социалистическим соблазнами западнического развития для нашей Родины...


Сегодня массированной атаке подвергается Православие, Царь, государство, народ, семья: Беседа с главредом РИА «Катюша» А.Б. Цыгановым (+ВИДЕО)

Беседа с  главным редактором православно-патриотического СМИ РИА «Катюша» а также сопредседателем Координационного совета патриотических сил Санкт-Петербурга и области, сопредседателем Гражданского комитета возрождения науки и образования, руководителем экспертного совета Общественного уполномоченного по защите семьи, многодетным отцом Андреем Борисовичем Цыгановым...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100