Среда, 18 Сентября 2019 г.
Духовная мудрость

Митр.Иоанн: экум.лжет
Как и всякая ересь, экуменизм лжет, предлагая «братски соединить» истину с ложью, лукаво делая вид, что не понимает противоестественности такого соединения, надеясь, что люди, завороженные благородством лозунгов, не заметят страшной подмены.
Митр. Иоанн (Снычев)

Прп. Паисий о печати

Помаленьку, после введения карточек и удостоверений личности, то есть составления персональных досье, они лукавым образом приступят к нанесению печати. С помощью разнообразных ухищрений людей станут принуждать принимать печать на лоб или руку. В компьютере будет высвечиваться, запечатлен ли ты, и в зависимости от этого тебя станут или не станут обслуживать.

Прп. Паисий Святогорец

Преп. Исаак Сирин об еретических книгах
Ничто так не располагает душу к богохульству, как чтение книг еретических.
Прп. Исаак Сирин о хранении веры

Свт. Игнатий (Брянчанинов) о ереси
Вселенская Церковь всегда признавала ересь смертным грехом, всегда признавала, что человек, зараженный страшным недугом ереси, мертв душою, чужд благодати и спасения, в общении с диаволом и его погибелью... 
Свт. Игнатий (Брянчанинов)

Ст.Кирилл(Павлов)
Здесь явно Дух Святый, открывший о печати (антихриста) и карточках (электронных), не делает различия в сопротивлении между печатью и карточкой, т.к. то и другое – дело сатаны.
Старец Кирилл (Павлов)

В кулуарах

Где лучше жить в наше апостасийное время?: 5 страхов, которые надо победить. Господь выведет Своих
Уважаемая редакция, хочу через Вас обратиться с вопросом к какому-нибудь авторитетному священнику. Сейчас в интернете, в связи с апостасийным возрастанием и усилением электронного контроля, много пишут о том, что лучше жить вдали от мегаполиса. Мы тоже это понимаем, но хотелось бы услышать церковную...

Апокалипсис в действии: Близ есть, при дверех (+ВИДЕО)
Очевидно, что не можем устраниться от ожидающих нас впереди событий, предваряющих Второе Пришествие Христово и предсказанных Господом в Священном Писании и пророчествах многочисленных святых, близких от нас по времени и далеких. Посмотрим, что для нас готовили и осуществили сильные мира сего в текущем...

Народ уходит от непоминающих: Два случая возвращения из раскола в лоно матери-Церкви
Тема раскола по-прежнему остается одной из актуальных в православной жизни. Уход из Русской Православной Церкви в храмы, где не поминают Патриарха, переход к «истинно-верующим» – катакомбникам, старообрядцам, зарубежникам, и прочие отступления являются кровоточащей раной на теле многострадальной России...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Его просветили Царственные мученики: 14 мая 2019 года отошел ко Господу известный историк-монархист Александр Боханов (+ВИДЕО)
Его просветили Царственные мученики: 14 мая 2019 года отошел ко Господу известный историк-монархист Александр Боханов (+ВИДЕО)


…Надо писать, надо работать, надо очищать 

от грязи, от коросты, от ржавчины первичный образ. 

Потому что прежде, чем судить о том, какая была история, 

надо не поздние наслоения изучать, а надо дойти 

в этой реставрационной работе – как реставратор древние иконы, фрески очищает – 

до первичного слоя. Надо подойти к первообразу.

А. Н. Боханов

С прискорбием сообщаем, что 14 мая на 75 году жизни отошел ко Господу выдающийся русский историк, доктор исторических наук Александр Николаевич Боханов. Российская историческая наука понесла невосполнимую утрату. Автор более 30 монографий и около 200 статей. Ученый, чьи книги представлены в самых престижных книжных хранилищах мира.

Александр Николаевич – уникальный автор, обладающий мастерством сочетать в своих трудах философию подлинной истории и лирическое описание людей. К числу его работ относятся: «Самодержавие. Идея царской власти», «Русская идея. От Владимира Святого до наших дней», раскрывающие органические проблемы исторического бытия России.

Царская тема – является самой значимой в творчестве писателя. 

Большинство его трудов посвящено Императорам Павлу I, Николаю I, Александру III, Царю Иоанну Васильевичу Грозному, другу Царской Семьи – Григорию Распутину-Новому. Он первым в посткоммунистической России опубликовал серию книг о судьбе Царя-Страстотерпца Императора Николая II. Александру Боханову принадлежит и единственное жизнеописание Царицы-Страстотерпицы Александры Федоровны.

Во всех своих произведениях автор с особой тщательностью и кропотливостью добирается до правды, очищает историю от тенденциозных искажений и лживых интерпретаций событий тех времен. Он с большой любовью относится к прошлому нашего Отечества, профессионально подходит к историческим документам и объективно относится к каждой исторической личности. 

Александра Боханова называют искусным реставратором, представляющим читателю первозданную красоту русской истории.

Своими воспоминаниями и рассуждениями о покойном делится в интервью РНЛ автор проекта, автор и ведущая программы «Верую. Из жизни знаменитых современников» (телеканал «Союз»), автор многих документальных фильмов, лауреат и победитель кинофестивалей «Радонеж» и «Лучезарный ангел», в прошлом – специальный корреспондент программы «Время» и других программ федеральных каналов, автор курса и преподаватель в школе-студии «Останкино» «Авторское телевидение», основатель интернет-ТВ «Верую» Елена Козенкова.

Этот разговор перед теле-камерой с Александром Николаевичем Бохановым я запомнила навсегда. Без него не состоялось бы моего документального фильма: «Государь Император Николай II: Возвращение».

Для меня это было сенсацией. Все то, что я услышала от Боханова, опрокидывало исторические представления, вложенные в мою голову советской школой и Московским университетом. Шел 1999 год. По храмам Москвы возили «странную» для всех икону: Царь Николай Второй в одеянии Русских Царей со скипетром и державой. Она мироточила, благоухала. А моя группа из программы «Русский дом» снимала это чудо, к которому мы никак не могли привыкнуть. От иконы происходили исцеления, и люди перед нашей камерой свидетельствовали об этом.

Мне казалось, что этот особый, свежий благоуханный запах от иконы меня сопровождает везде, даже когда я далеко от нее и нахожусь дома или в останкинской аппаратной, где нет окон, а только стены и холодный металл телеаппаратуры. Однажды, когда мы монтировали сюжет о новой мироточивой иконе Царя, этот запах ясно почувствовали и другие люди. Мне оставалось только рассказывать обо всем этом своему духовнику (иеросхимонаху Иоанну (Казанцеву)), так как я, начитавшись святых отцов, боялась чуда и боялась впасть в прелесть. А он, перебирая четки, лишь улыбался в свою белую бороду.

Однажды икона замироточила прямо в момент съемки, на наших глазах… И здесь было больше вопросов, чем ответов. Почему она мироточит? Почему на ней изображен последний Царь? Неужели и вправду свят? Тот самый, о котором нам все говорили, что он «кровавый»?! И что Небо хотело сказать этим «явлением» образа, привезенного к нам в виде литографической копии из-за границы?

Конечно, мы снимали московских священников – тех, кто решился принять икону в свой храм (отцы Александр Шаргунов, Вячеслав Свешников, Артемий Владимиров, Василий Голованов). Они нам многое объясняли с духовной точки зрения. Но было ясно и другое: эта мироточивая икона, этот образ Царя с ясным светлым взглядом словно умолял нас повернуться к родной истории, к трагическим годам революции, к этому рубежу, где не зарубцован кровавый шрам, между исторической Россией и страной Советов…

И мы стали искать ответы на вопросы, которых рождалось все больше и больше. Именно от образа шел этот посыл – искать ответы. Словно Царь обращался к нам: «Да, да, русские люди, я свят, не верьте тому, что обо мне написано и что обо мне говорят, не верьте также, что о моем царствовании говорят, ищите правду обо мне и России, о ее пути, это важно, от этого зависит ваше будущее! И ничего не бойтесь, я с вами, с любимой Родиной, мы теперь тоже – ваши заступники!»

Но где же ее было найти, эту историческую правду? Не было книг, монографий, Царь не был прославлен, шли только разговоры об этом. И мы стали стучаться в двери «исторической науки». И решающая встреча произошла.

Тогда еще кандидат наук, научный сотрудник института истории РАН Александр Боханов уже несколько лет работал в открывшихся архивах. Он начинал свой путь советского историка со статьи «Сумерки монархии», но, окунувшись с головой в архивный материал, с которого был снят гриф «секретно», перебирая и вглядываясь в фотографии Царской Семьи, которые тоже были еще недавно засекречены, он медленно и верно двигался в направлении той самой исторической правды.

Он с удивлением открывал, работая с новым документальным материалом, что «все было не так!», как нам говорили, как нас учили, иногда «совсем не так, когда идешь к материалу!». Он так и сказал мне этими словами.

Он стал неравнодушным исследователем этой темы, он горел и жил ею! Это было видно! Он, безусловно, полюбил Царскую Семью, он полюбил их всех! Возможно, он первый из нас (граждан новейшей истории) понял смысл их жертвы, увидел их венцы, не имея пред собой святых образов с их ликами. Но прежде – он уверовал! Он, советский человек, советский историк (не знаю – был ли он в партии или нет) стал глубоко верующим человеком, православным христианином. Его просветили Царственные мученики, через них он был приобщен к духовному христианскому миру.

Именно это историческое исследование, связанное с личностью Николая II, его Семьей и его эпохой, привело его к Православной вере и Церкви. Конечно, это его признание осталось за кадром, ведь фильм мы снимали не о нем… А в фильм мы взяли его потрясающие открытия, связанные с личностью Царя Николая и его временем. 

Если вы посмотрите фильм, то увидите, как емко и просто, как ярко, он сказал о сложнейших вещах, которые требовали разъяснения: Распутин, Ходынка, Кровавое воскресение, Первая мировая война и, наконец, так называемое отречение… Прошло двадцать лет, но разговор об этих «узлах» истории так же актуален, как и тогда. Но сейчас есть новые авторы, написано много книг и песен на эту тему, сняты фильмы – художественные и документальные. А вот тогда еще ничего не было, ничего! Даже книги «белой эмиграции» можно было достать еще с трудом! 

Боханов был первым. Из историков, из советских историков.