Понедельник, 24 Сентября 2018 г.
Духовная мудрость

свт.Василий об инославии
Не приносит славы имени Божию тот, кто дивится учению инославных.
Свт. Василий Великий о православных

свт. Игнатий об обольщении миром
Признаком кончины мира и близости второго пришествия Господня будет необыкновенное вещественное развитие: люди забудут Бога,.. и, в обольщении своем, как бы вечные на земле, все внимание устремят на землю, на доставление себе на ней возвышенного и неизменного состояния... Разврат в обширном значении этого слова, соделается достоянием человечества в последние времена.
Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Св. Иоанн Кронштадтский о папской "непогрешимости"
Самое вредное дело в христианстве, в этой богооткровенной, небесной религии, - есть главенство человека в церкви, например папы, и его мнимая непогрешимость. Именно в его догмате непогрешимости и заключается величайшая погрешность, ибо папа есть человек грешный и беда, если он помнит о себе, что он непогрешим.
Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Свт. Игнатий (Брянчанинов) о ереси
Вселенская Церковь всегда признавала ересь смертным грехом, всегда признавала, что человек, зараженный страшным недугом ереси, мертв душою, чужд благодати и спасения, в общении с диаволом и его погибелью... 
Свт. Игнатий (Брянчанинов)

Прп.Паисий об апостасии
Диавол закинул сети, чтобы поймать в них всё человечество. Богатых он хочет уловить масонством, бедных коммунизмом, а верующих экуменизмом.
Прп. Паисий Святогорец об апостасии

В кулуарах

Пока не прославленный Церковью, но не Богом: Размышления о Григории Ефимовиче Распутине после Царского крестного хода
На Крестных ходах ничего не бывает случайным. Вспоминаю 2000-й год. Крестный ход «Покаяние за Царя», Нижний Новгород - Дивеево, 7-17 июля. Дважды на Крестном ходе являла чудеса обыкновенная фотография Цесаревича Алексея Николаевича Романова. В храме села Богоявления с головы и лица Цесаревича потекло...

Ученик до гроба: Об отношении христианина к старости, дряхлости и подготовке к смерти
...По обыкновенному, естественному ходу человек достигает полного развития ума своего в тридцать лет. От тридцати до сорока еще кое-как идут вперед его силы; дальше же этого срока в нем ничто не подвигается, и все им производимое не только не лучше прежнего, но даже слабее и холодней прежнего...

Православие – это не игры в благочестие, а жесточайшая, смертельная борьба: «Мучение Любви» архим. Лазаря (Абашидзе)
В книге отца Лазаря «Мучение Любви», которую каждому христианину было бы весьма полезно прочитать, есть отрезвляющее напоминание: христианство – это страшно. Православие – это не игры в благочестие. Это жесточайшая, смертельная борьба на три фронта – с самим собой, с агрессивным тлетворным влиянием окружающего...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Просветитель Галицкой Руси: Память протоиерея Иоанна Наумовича

2018-08-17.jpg

Протоиерей Иоанн Григорьевич Наумович – выдающийся просветитель и общественный деятель Русской Галиции, духовный писатель, поэт, журналист, издатель, один из лидеров галицко-русского движения в XIX веке.

Галицко-Владимирская Русь после светлых времен Владимира, Ярослава, Романа, Даниила и других князей Русских со смертью последнего галицко-русского независимого князя Юрия Андреевича, последовавшей в 1336 году, вскоре утратила политическую независимость и подпала иноземному польскому владычеству. При первом разделе Польши в 1772 году она досталась Австрии. Под давлением папства и иезуитов Русские галичане в 1700 году формально приняли унию. Века иноземного господства отторгли Галицкую Русь от общения с Россиею, поработили ее поляками духовно и материально. Высшие классы Русского общества изменили своей народности, ополячились и окатоличились, и на Руси Галицкой остались только «поп» да «холоп» – бедное малообразованное духовенство и простой народ, угнетаемый тяжелым крепостным рабством польских панов. История галицко-русского народа под вековым польским гнетом полна трагизма, и нужно удивляться, что он вновь воспрянул к жизни. Возрождение его относится не далее, как к 40-м годам нынешнего (19-го, – примеч. ред.) столетия. <…>

Рукоположенный во священника (униатского, – примеч. ред.) в Городокском приходе близ Львова в 1851 году, отец Иоанн Наумович начал общественную деятельность как раз в то время, когда на Руси Галицкой стало оживляться Русское самосознание. Юные же годы его прошли среди великих лишений и вне благодательного влияния одушевляющей народной идеи. Сын бедного сельского учителя в местечке Бужске, он возрос в семье уже довольно ополяченной. Мальчик ходил даже в польский костел прислуживать ксендзу при совершении мессы и твердил непонятные слова латинских молитв, безсмысленно искажая их, например: «Себли барана смали» («Sed libera nos a malo» – «Но избави нас от лукаваго»). В школе учился тоже по-польски, в гимназии содержался уроками в католических и даже еврейских семьях. Для того чтобы пропитаться, проживал одно время в семействе польской графини-католички (Мер) вместе с дворней, среди иезуитских влияний. Иоанн Наумович испытывал все виды лишений до тех пор, пока не поступил во Львовскую духовную семинарию (1844 г.), но через четыре года должен был ее оставить, увлеченный вместе с другими семинаристами польским революционным движением 1848 года. К тому времени Русское национальное сознание в Галиции было еще весьма слабо развито, польское воспитание и образование сказывалось сильно на Русской молодежи, и молодой Наумович естественно увлекся польскими возгласами о независимости «ойчизны» и свободе. Можно было опасаться, что из него выйдет «паныч» – ренегат, или, в лучшем случае, полякующий Русский, каких было много в то время (немало их и ныне), если бы обстоятельства не свели его ближе с Русским народом, и не отрезвило его ближайшее соприкосновение с Русской народной жизнью.

Отец Иоанн Наумович впоследствии с благодарностью рассказывал, как вразумили его от привитых воспитанием польских увлечений простые малорусские крестьяне, когда он приехал летом на каникулы к своим родителям в Залещики. Простые люди, сбросив с его головы польскую конфедератку, какие носили поляки во время революции 1848 года, внушительно объяснили ему, что Русь – не Польша. Этот урок не прошел безследно, а последующие два года, проведенные им в селе Верхобужье, домашним учителем у местного сельского священника, сблизили его с Русским народом, дали ему возможность хорошо изучить народный язык, которым он раньше пренебрегал, и наглядно убедиться, что Русь – не Польша. В воспоминаниях отец Наумович сообщает, что, живя здесь, в семье сельского священника, одевшись в простую полотняшку, он «все свободное от учебных занятий время проводил среди народа, узнал народную жизнь и понял, какое это было безумие повторять вместе с польскими мечтателями, что Русь и Польша – одно и то же».

Не без влияния на развитие в нем общерусского сознания было и случайное знакомство его в 1849 году с Русскими войсками, проходившими чрез Верхобужье в Венгрию на усмирение мадьяр. Верхобужские крестьяне доставляли нашим офицерам и солдатам провиант в Сасово, где бывал и Наумович и к удивлению своему нашел, что москали не такие страшные пугала, какими изображали их поляки: «Они молились, постились, даже генералы, полковники и высшие офицеры соблюдали посты, чего мы никогда не видали между австрийским военным начальством, – замечает Наумович, – а по разговору с ними было видно, что они весьма добродушные и откровенные люди».

В 1850 году Наумович вновь был принят в семинарию для окончания курса, а в следующем 1851 году женился и был рукоположен во священника в приход Городок, близ Львова.

Двадцать лет неутомимой и примерной пастырской деятельности отца Иоанна последовательно в четырех приходах (Городок, Ляшки Королевские, Перемышляны и Стрельче) прошло прежде, чем он приступил к главному подвигу своей жизни – изданию популярного народного журнала «Наука», предпринятому им в 1871 году, в бытность его священником в Стрельче, и снискавшего ему почетное имя просветителя Галицкой Руси. <…> Неизвестны нам подробности того пути, каким шло его нравственное внутреннее перерождение из полякующего паныча в стойкого и убежденного Русского патриота. Небогаты эти двадцать лет и внешними событиями его жизни, но богаты они неустанным трудом, горячею ревностью о благе народа, его просвещении и поднятия его бедственного материального быта.

С глубоким вниманием относясь к своим пастырским обязанностям, он истово и неопустительно совершал богослужение строго по церковному чину, по богослужебным книгам Православной Церкви, отметая все новшества, введенные в униатские требники. Глубокое изучение унии галицко-русской церкви раскрыло для него с очевидностью, что богослужебный греческий обряд униатской церкви, обезпеченный галицко-русскому народу условиями унии и папскими буллами, во многом был искажен произволом одних и насилием других, и в своей пастырской практике отец Иоанн с настойчивостью и последовательностью, невзирая на доносы и прещения униатской церковной власти, повсюду, где он священствовал, трудился над очищением обряда, устраняя из него мало по малу все, что привнесла в православный обряд уния, чем далее, тем более сближавшая православный обряд с католическим.

Вместе с другими деятелями возрождения своего народа отец Наумович пришел к убеждению, и горячо его развивал и доказывал, что уния – это мост к олатинению Русской Церкви в Галичине, и всеми силами души своей ратовал за «святое Православие своих предков». Такие речи и действия отца Иоанна встречали повсюду, где он священствовал, весьма восприимчивую почву в народе, в котором жило и доселе еще живет, хотя и довольно смутное, сознание того, что правая, истовая вера – восточная Православная, что недалеко, за рубежом – в соседней великой России, на горах Почаева и Киева, она сияет и светит своим благодатным блеском и неискаженной исконной чистотой и величием. Те же речи и те же действия, направленные к очищению униатского обряда от латинских примесей, вызывали вражду и гонение на него врагов Православия – польских иезуитов и их приспешников. <…>

Осенью 1881 года, по доносам следивших за каждым его шагом польских иезуитов и своих изменников-ренегатов, он вместе со всеми выдающимися галицко-русскими патриотами был привлечен к суду по обвинению в мнимой государственной измене. Вследствие чудовищного политического процесса, который закончился летом 1882 года, протоиерей Иоанн Наумович был осужден судом присяжных из поляков и евреев к восьмимесячному тюремному заключению, сверх шестимесячного предварительного заключения во время следствия и процесса. Поводом к процессу, лежащему мрачным пятном на австрийско-польском правосудии, послужил переход из унии в Православие крестьян из деревни Малыя Гнилички, неподалеку от Скалата. Этого было достаточно для обвинения отца Иоанна Наумовича в заговоре, направленном не только на «совращение» всей Галицкой Руси и унии в Православие, но и на насильственное отторжение Галиции от Австрии и присоединение ее к России.

Осенью 1881 года началось гонение на отца Иоанна. Многим, кто лично общался с ним во время годичного собрания львовского Общества Качковского в Русском Народном Доме, довелось почувствовать то обаяние, каким пользовался отец Иоанн у своих земляков. Особенно поражал его внешний вид: седовласый, высокого роста, с умным и добрым лицом, благодушный маститый старец-священник. К удивлению, единственный из всех униатских священников, обыкновенно бритых, носил бороду и рясу и тем производил впечатление православного священника. Все, что сближало его и его приходской храм со «схизматиками», т. е. православными, было «бельмом на глазу» у врагов Русского народа и зачтено было ему в вину наряду с разными доносами о каких-то неосторожных его отзывах о папстве, унии и католицизме. «Тяготение» к России в мыслях и чувствах – вот главная его вина, за которую ему пришлось так жестоко пострадать.

Последующие обстоятельства жизни отца Иоанна более или менее известны. Отлученный папой Львом XIII от [католической] церкви «за приверженность к схизме», несмотря на основательную «апелляцию», лишенный сана и прихода, преследуемый польско-иезуитскими кознями, И. Г. Наумович обрел душевный мир в лоне Православной Церкви. Будучи по духовно-нравственным убеждениям уже давно православным, отец Иоанн 6 октября 1885 года был присоединен к Православию в львовской православной церкви и с тем вместе принужден был положить предел своим многолетним трудам на своей родине, т. к. оставаться ему в Галиции было уже немыслимо.

Навсегда переселившись с семейством в Россию, где его приняли с любовью и почтением к его давним заслугам для своей родины и косвенно для всего Русского народа все те, кто умел ценить его многоплодное и вместе с тем тернистое прошлое, отец Иоанн был возведен в сан протоиерея Киевским владыкой, митрополитом Платоном, знавшим и любившим маститого пастыря. <…> Определено было ему наряду с деятельностью Киевского епархиального миссионера нести пастырское служение в селе Борщаговка под Киевом.

Ближе ознакомившись с духовной жизнью Киево-Днепровского региона, имея возможность совершать поездки по России, протоиерей Иоанн Наумович не переставал заботиться и живо интересоваться галицко-русскими делами, продолжая издаваться в «Науке» и «Галицкой Руси» до последних дней жизни. По замечанию одного из близко знавших его лиц, А. С. Будиловича, «в его голове возникали все новые и новые проекты, его манили к себе новые горизонты благодатного юга, снился Крым, грезились Галиция, земли Кавказа и еще многое другое, отрадное и для Галича, и для России, и для всего Славянства», пока неожиданная кончина его (был отравлен), последовавшая 4 августа 1891 года в г. Новороссийске, на обратном пути из поездки на Кавказ по делу той же колонизации его земляков, не прервала нить его 65-летней жизни, всецело посвященной трудам и заботам на благо дорогой родины.

Высокодаровитый народный писатель, пастырь добрый, образец для верных житием, любовию, духом, верою, чистотою (1 Тим. 4, 12), самоотверженный патриот и изгнанник правды ради, воистину «просветитель Галицкой Руси», отец Иоанн Наумович снискал себе многотрудною и многоплодною жизнью своею вечную о себе признательную память в потомстве. Не суждено было ему узреть лучших дней для своей многострадальной родины, и Бог весть, когда они наступят, но мы верим и надеемся, что посеянное им имя добра и правды в народе возрастит великий плод.

Иван Иванович СОКОЛОВ

Протоиерей Иоанн Григорьевич 
Наумович, просветитель Галицкой 
Руси. Краткий биографический очерк. 
СПб., 1894.

http://www.pkrest.ru      

___________________ 
Одно из немногих замечательных изданий в море секулярной прессы, которое рассказывает о событиях прошлых и нынешних дней с православной точки зрения. Это некоммерческое издание, существующее на средства пожертвователей (трудятся в ее редакции также во славу Божию). Для множества православных из глубинки и не имеющих интернета печатная версия газеты, выходящая 2 раза в месяц, является практически единственным источником актуальной и взвешенной информации. А у многих подписчиков не хватает средств к полноценной оплате (700 р. за полгода). Поэтому мы призываем оказать посильную финансовую поддержку редакции газеты «Православный Крест» и ее читателям. 
   Телефон редакции: 89153536998


См. по теме:     




Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Школьникам можно сдавать ГИА-9 без согласия на обработку персональных данных: Разъяснительный ответ Рособрнадзора

В соответствии с разъяснительным письмом Рособрнадзора от 17.03.2015 №02-91 для обучающихся, отказавшихся дать согласие на обработку персональных данных, ГИА-9 может быть организована без внесения их персональных данных в информационные системы... Экзамен проводится в штатном режиме за исключением того,...


«Расцениваю это как объявление религиозной войны»: Священноначалие РПЦ признало, наконец, угрозу восточного папизма

Первый заместитель председателя Синодального отдела Московского патриархата по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ, член Общественной палаты России, профессор философского факультета МГУ Александр Щипков в эксклюзивном интервью РИА Новости прокомментировал последние действия Константинопольского...


«Руками детей»: Цифролоббисты продвигают электронный концлагерь через школы (+Форма ОБРАЩЕНИЯ для родителей)

Происходящий на наших глазах большой «распил» бюджета под кодовым названием «цифровая экономика» вступает в новую фазу. Столкнувшись с массовым нежеланием верующих и просто думающих людей попадать в «электронный концлагерь», а банков – вкладываться в дорогостоящее оборудование для снятия биометрии...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Фотогалерея
Полезно почитать

Современное образование = расчеловечивание: Беседа с Л.А. Рябиченко о цифровизации школ, борьбе и отговорках

В связи с началом учебного года актуальна тема образования. В первый день занятий одна православная мама девятиклассницы из Москвы прислала мне ошеломляющее фото: мальчик с хвостиком на затылке стоит около огромного сенсорного экрана, заменившего классную доску. Комментарий: «Теперь так выглядит ученик...


Предательством Царя утрачена связь с Богом: Беседа с наместником Никандровой пустыни архим. Спиридоном (Иващенко)

...Обитель считается особым оплотом монашеского жития, однако в наше время здесь был выстроен храм в честь святой Семьи – Царственных Мучеников Императора Николая II, Императрицы Александры Феодоровны и их благоверных чад. Посетив монастырь, мы обратились к его наместнику архимандриту Спиридону (Иващенко)...


Конец эпохи «церковного менеджерства»: Экуменическая дипломатия привела Русь к новой эпохе мученичества и исповедничества

Оказалось, что эта самая дипломатия и менеджмент совсем неэффективны. Во многом именно они и привели Русь к неслыханной духовной катастрофе. Тот же папа Римский, коего патриарх Кирилл дипломатически называл своим «братом», как оказалось, давно готовил небывалого масштаба раскол Русской Церкви и всего...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100