Вторник, 19 Февраля 2019 г.
Духовная мудрость

Свт.Игнатий о ст. Исаие
Старец Исаия говорил мне: «Пойми время. Не жди благоустройства в общем церковном составе, а будь доволен тем, что предоставлено в частности спасаться людям, желающим спастись».
Свт. Игнатий об апостасии

Прп.Паисий о штрих

Печать будет начертанием, которое сперва поставят на все товары, а потом людей принудят к тому, чтобы ее ставили им на лоб или на руку.

Прп. Паисий Святогорец

Прав. Иоанн Кронштадтский о безобразиях
Потеря веры в Бога, в Евангелие, в Церковь, отвержение ее руководства – причина всяких безобразий в России.
Прав. Иоанн Кронштадтский

Митр.Иоанн о лжемиротворчестве экуменистов
Прикрываясь «благородной» целью «устранения межрелигиозной розни» и «воссоединения верующих в единой братской семье», теоретики экуменизма забывают упомянуть о главном: о том, что в таком «воссоединении» будет утеряна величайшая драгоценность – истина Закона Божия, погребенная под грузом человеческого лжемудрствования.
Митр. Иоанн (Снычев) о «миротворчестве»

завещание ст. Иоанна (Крестьянкина)
Русский язык, новый стиль, католики – ничего не принимать!
«Завещание» старца Иоанна (Крестьянкина)

В кулуарах

Дипломатия или предательство?: О последствиях замалчивания церковными представителями украинской и других проблем
...Никогда ещё в истории «благоразумное молчание» там, где нужно было ясное и отрезвляющее слово, не приводило к умиротворению вражды. Напротив – это молчание бунтовщиками всегда воспринималось как признак слабости и сигнал к новым атакам, а сомневающимися – как знак согласия Церкви с совершающимися...

Народная песня – источник русскости: Беседа с преподавателем епархиальных курсов С.Ф. Тухленковым о музыке и духовности
...Зачем нам нужен фольклор? Сейчас, в отсутствии традиционного жизненного уклада, главная его функция – это красота, понять и насладиться красотой нашего народа. Это питательная среда той народной силы, которая позволяла и до сих пор позволяет нашему народу преодолевать все трудности. Обогащение красотой...

Москва – Небесный Град или окаянный Вавилон?: Историк-публицист Д. Володихин и поэтесса-экскурсовод И. Воскобойникова о Русской Столице
Нынешняя Москва – это две Москвы, живущие друг с другом в тесном объятии, по необходимости терпящие друг друга, но разные по происхождению своему, по идеалам и устремлениям. Каждая из них воспринимает вторую как раковую опухоль в своем теле. Каждая хотела бы избавиться от второй, вырезать ее… Но где...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Отлично отношусь к России!: Интервью с православной американкой-исследователем и экспертом по социологии религии
Отлично отношусь к России!: Интервью с православной американкой-исследователем и экспертом по социологии религии

Беседа Игоря Михайловича Друзя с православной американкой Кэролайн (Ольгой) Хилл, которая является исследователем и экспертом по социологии религии.

– Уважаемая Ольга, мне всегда было очень интересно и приятно общаться с иноверцами, которые пришли к православной вере, изучили русский язык, погрузились в нашу русскую культуру. Как показывает мой личный опыт общения, такие люди, как правило, являются настоящими подвижниками. Ибо очень сложно прорвать информационное давление либерального государства, еретические традиции предков и окружения. Сложно также и жить в либеральном обществе с православным взглядом на мир. Потому часто такие люди являются намного более самоотверженными идеалистами-христианами, чем, увы, множество русскокультурных от рождения людей, которые свою веру и национальность воспринимают, как данность. Моей соратницей и помощницей в Ополчении Новороссии, например, была коренная немка Маргарита Зайдлер, которая, крестившись в Православие, не побоялась отправиться защищать веру и новую Родину на войну.  

Мне, и, уверен, всем читателям портала «Русский путь», будет очень интересно узнать, как Вы пришли к Православию, в какой среде Вы росли, как Ваше окружение восприняло этот Ваш выбор. 

– Добрый день, уважаемый Игорь Михайлович, братья и сёстры!  

До моего ознакомления с Православием, мой опыт с организованной религией было, мягко сказать, негативным. Я выросла в Сиэтле – это очень либеральный город на Западном побережье США. Моя мама католичка, мой отец – член «епископальной церкви», а меня крестили в католичестве, мы вместе ходили в католический приход. У католической «церкви» в Америке большая проблема с утечкой кадров и с привлечением новых пастырей. Желающих стать священниками крайне мало, и прихожане отвечают за почти все аспекты приходской жизни, во время и вне службы. Результат? Священники нашего прихода были неспособны дать ответы на самые элементарные вопросы о вере, особенно со стороны детей. Воскресными школами руководили школьники старших классов, которые с детьми тоже не справлялись. Один из приходских священников даже ушёл со своего поста, чтобы сожительствовать с мужчиной. Прихожане приходили на службы, как на нелюбимую работу – посидели на скамейке часик, подумали о чем-то другом во время проповеди, и ушли. Соответственно, поведение прихожан «христианским» тоже называть нельзя. Службы были похожи на странные собрания мрачных типов. Самый впечатляющий момент для меня – когда один из прихожан сорвался на жену и бил её несколько раз по голове при всех, прямо во время службы. Никто даже не пошевелился. Мне тогда было около 7 лет. 

В 15 лет я перестала посещать службы, и на протяжении многих лет, думала, раз такой приход – олицетворение «добра», то буду воплощением зла. Для меня главное стало – внешность, тусовки, макияж, выпивка, и возможности «опустить» тех, которые меня как-то обидели. Я превратила мстительность в какой-то особый вид развлечения. 

Но на фоне всего этого, я влюбилась в Православие с первого взгляда. Сначала приехала я в Питер летом на два месяца, чтобы язык изучать, да и окунаться в русскую культуру (я с малых лет занималась балетом, и годами мечтала о том, чтобы в Россию попасть). Начала ходить по достопримечательностям, по храмам в том числе. Меня особенно впечатлило время, которое я проводила в Великом Новгороде, в Юрьев монастыре – тогда было 1999-й год, страна ещё еле-еле отходила от дефолта, но меня поразила преданность людей своей вере, своим многовековым традициям, и впервые чувствовала то, что называют «тяга» к церкви. 

Я очень благодарна Господу за то, что Он дал мне шанс приехать сначала в Россию, как студентке и практикантке, а потом на Украину (после года учёбы в СПбГУ я уехала работать редактором и переводчицей в Киев). Какой бы я не была, но я имела возможность жить в городах, где были православные храмы, и стала регулярно ходить на службы. Хотя в начале я себя называла «агностиком» и испытывала некий страх перед организованной религией, но когда приехала в Киев, я уже поняла, что хотела принимать Православие. Но до этого было ещё 1,5 года «тусовок», алкоголя, и хаос в личной жизни. В конце концов, я серьезно заболела, и вынуждена была возвращаться в США на лечение. Перед вылетом в Америку, я наконец-то приняла Православие, и миропомазание состоялось в моей любимой Киевской обители, Флоровский монастырь (УПЦ МП). Мои родители спокойно восприняли этот шаг, поскольку и они, и их родители, происходят из разных конфессий. 

После возвращения в Украину, стала ходить на службы, ездила по стране как паломница. После переезда в Москву, тоже путешествовала по святым местам Подмосковья. Теперь работаю в Австрии, в городе Инсбрука, исследую роль нашей Церкви в поддержке общественной морали на национальных и международных уровнях. К счастью, в городе, где я живу есть один (сербский) православный приход. Но я все равно стараюсь приезжать в Россию как можно чаще.  

По поводу людей, которые свою веру воспринимают, как данность – да, мне бы хотелось, чтобы те люди, которые живут в странах, где большинство населения (или даже значительная его часть) состоит из православных, больше ценили то, что у них есть в плане доступа к святыням – особенно на фоне православных приходов и прихожан на Западе. Православным общинам на Западе часто приходиться арендовать католические, или лютеранские храмы (или другие их помещения) для служб. Священники вынуждены работать на светских работах, чтобы содержать семью, прихожане ели сводят концы с концами, людей, способные пожертвовать финансы на то, чтобы благоустроить арендуемые помещения иконостасами или строить новых храмов – нет. Многие православные живут достаточно далеко от городов, где находятся православные храмы, и могут посетить службу только по большим праздникам. Поэтому поддерживаю такие церковные инициативы как программа «200 храмов» – понимаю, насколько важно иметь православный храм недалеко от дома! 

Мне приходилось немало общаться с людьми с Запада, которые восприняли православную веру, русскую культуру и язык. По своему опыту бесед с ними могу сказать, что большая их часть убеждена, что Запад уже духовно умер, и оттуда можно только уйти, как некогда праведный Лот со своей семьей ушел из Содома. И ведь действительно, во всех странах Запада ведется государственная пропаганда гомосексуализма, активно внедряется эвтаназия и легализация наркотиков. 

– Как Вы полагаете: христиане еще могут спасти духовную и нравственную ситуацию в США и Евросоюзе, или им нужно выехать оттуда, спасая духовное здоровье своих детей и себя? 

– У каждого общества есть свои, так сказать, «тараканы». Запад, Европа, США – это далеко не монолиты, в каждом регионе, в каждой стране есть свои православные верующие – но и свои сектанты, свои «барыги», свои духовно больные люди, и т.д. Однако нужно помнить, что при контакте с православной верой все грешники способны на большие перемены в лучшую сторону – это я по своему опыту знаю

Также надо помнить, что даже в самых либеральных странах – в Швеции, например, где я училась в магистратуре – есть те, кого я зову «тихие несогласные». Те, которые считают, что всякие «прайды» – лишние. Есть те, которые не любят, когда их соотечественники ездят в другие страны, чтобы использовать местные «суррогатные» матери в качестве инкубаторов, и т.д. Есть очень многие, которые (как я в свое время) давно уже огорчены нынешним состоянием католицизма или протестантских «церквей» в местах их проживания. На данный момент, усилия Православных Церквей на Западе сосредоточены на выходцах из православных стран (Россия, Греция, Сербия, и т.д.). Однако очень хотелось бы, чтобы они больше занимались миссионерством среди местного населения, поскольку там очень много людей, в том числе и молодых, которые нашли бы радость и утешение в Православии. Найдя источник духовной поддержки, они тоже могут найти единомышленников, с которыми они могут противостоять той культуре массового потребления (и материальных вещей, и людей), которая давно уже охватила Запад – и, в некоторой степени, Россию. 

В США ещё другая ситуация. Даже до того, как выбрали Трампа, население совсем раскололось по политическим, экономическим, да и религиозным вопросам. Опять же, американский народ – далеко не монолит. Среди нас легко найти тех, которые не согласны с пропагандой «нетрадиционных отношений» среди детей, тех, которые не хотят платить налоги государству, которое безпочвенно лезет во внутренних делах других стран и способствует всяческим «революциям», особенно когда и инфраструктура, и система образования, и здравоохранение, и многое другое в Америке находится в ужасном состоянии. У русского человека много общего с американцами, да и европейцами – просто надо найти способы для конструктивного содействия. 

На счет того, стоит ли уехать или нет, если человек имеет конкретные цели для своего пребывание в России – например, создать эко-фермы и этим самым поднимать сельское хозяйство – все понятно, остается только соответствующим органам решать, может ли он остаться в России или нет. А уезжать только из-за того, что в стране присутствует пропаганда «нетрадиционных отношений», не стоит. Поскольку консервативных единомышленников в любой Западной стране более чем достаточно, осталось только их найти – то ли на приходе, то ли через интернет. Многие ругают фейсбук (и есть за что, я согласна), но при этом существует масса открытых и закрытых групп, где православные могут общаться по важным для них темах, организовать встречи, и т.д. Если либералы и «евангелисты» объединяются таким же образом, чем мы, собственно, хуже? Таким путем можно бороться за свое право существовать в обществе, учиться, работать, воспитывать детей – это все части миссии православного человека. 

Лично я, как православный исследователь, скажу, что уехать насовсем с Запада пока не входит в мои планы. Почему? Во-первых, как это ни банально, из чисто финансовых соображений. Если православные академические учреждения начнут предлагать стипендии иностранным ученым, то, конечно, буду рада. 

Во-вторых, с тех пор, как обострилась политическое противостояние между Россией и Западных стран, многие в Европе теперь интересуются Россией, и для меня крайне важно, чтобы там присутствовали специалисты, которые могут честно и добросовестно рассказывать о России и о православной Церкви. Неэтично допустить ситуацию, при которой западные университеты перестали бы быть учебными заведениями и превращались окончательно в русофобские, богоборческие вертепы.  

– Как Вы относитесь к современной России? Мы, проживая здесь, конечно, прекрасно знаем о наших недостатках и далеки от того, чтобы превозносится в гордости. Ведь сто лет коммунистического и либерального безбожия нанесли сильный удар по нашему русскому народу, особенно в духовном аспекте. Вместе с тем, на мой взгляд, у нас сейчас все же есть и некоторые достижения, и в плане духовном, и в плане усиления государства и армии. Но со стороны зачастую бывает виднее. Было бы очень интересно услышать Ваше мнение о нашей стране, о русских мужчинах и женщинах.  

– Как я отношусь к современной России? Отлично отношусь! Я особенно поражена самоотверженностью тех людей, которые молились и трудились ради того, чтобы сохранить православную веру во время советских гонений, нередко ценой собственных жизней. Восхищаюсь теми людьми, которые с момента распада Союза и по сей день тратят массу усилий на восстановление Православной Церкви, на продвижение здорового образа жизни. Вся страна держится именно на таких людях

Не люблю ругать другие страны, поскольку понимаю, что в Америке проблем и так хватает. Да и вообще, есть много вещей, которые получаются намного лучше у России, чем у западных стран (сравните московское метро с парижским или вашингтонским – то, что Россия, как говорится, рулит, это еще мягко сказано!). 

Но, конечно, Вы абсолютно правы, Советский Союз оставил свой след. Один из вопиющих последствий безбожной власти и постсоветской вакханалии для меня – это духовное состояние многих современных русских мужчин и женщин. По-моему, тут беда в том, что многие воспитываются в неполных семьях, без отцов. Нередко мальчики из таких семей лишены понятия того, что значит быть мужчиной, а девочки лишены возможности иметь правильную модель поведения для будущего замужества, и обе стороны остаются без возможности наблюдать за положительным примером традиционных семейных отношений. Результат можно увидеть, включив любую популярную телепередачу – мужчины инфантильные, любвеобильные, «бухают», женщины готовы «рожать для себя». Самое обидное, что матери у этих мужчин и женщин часто морально и финансово поддерживают такой образ жизни. Замкнутый (и при этом противоестественный) круг какой-то получается.  

Меня обнадеживает развитие православных школ и прочих учреждений, в том числе для тех детей, которые остались без попечения родителей, поскольку они помогают дать детям хороший старт в жизни – и родителям дополнительный толчок тому, чтобы дать добрый, нравственный пример детям. Также поддерживаю роль Православной Церкви в таких инициативах, как реабилитационные центры для тех, кто уже страдают алкоголизмом и наркоманией. 

– Каковы Ваши планы на будущее? Я имею в виду, конечно, не какие-то Ваши частные дела, которые не должны провозглашаться публично, а Вашу деятельность как активного блоггера, христианского миссионера? 

– Недавно поступила в аспирантуру в университет Уппсалы, поэтому надеюсь, что с помощью Божией скоро перееду в Швецию на учебу. Очень хотелось бы передавать свои знания на конференциях и семинарах в православных ВУЗах в России и других стран СНГ, да и вообще проводить побольше времени на поездки по святым местам. Тоже хочу продвигать благопристойную моду (англ. – modestfashion) и постные рецепты из восточной кухни через социальные сети, ведь и то, и другое – из моих любимых тем. 

Благодарю Вас за возможность участвовать в этом интервью, и прошу молитв о здравии р.Б. Ольги! 

– Очень признателен Вам за столь интересное интервью. Желаю Вам спасения души и здравия земного, а также и успехов в Вашей научной и миссионерской деятельности!  


Источник: http://rossiyaplyus.info/beseda-s-amerikankoy/

___________________
См. по теме:





Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

«Миссионер» антихристова стада: К чему призывает православных священник Георгий Максимов?

В конце января 2019 года на канале Ютуб появились два новых видеоматериала священника Георгия Максимова, в которых он рассматривает тему новых цифровых технологий, цифровых идентификаторов, биометрии и чипирования, пытаясь ответить на вопрос, имеет ли всё это отношение к Апокалипсису, приходу антихриста...


Возможно ли Крещение вне Православия?: Согласие Святых Отцов до Карфагенского Собора 256 года и ересь «крещального богословия»

Серьезный вопрос, которым часто задавались и который стремились изучить с самым пристальным вниманием с первых лет послеапостольского периода, – это вопрос о способе принятия в лоно Кафолической Церкви тех, кто отпал от нее в ересь; о возникших вследствие этого отпадения целых инославных, т. е. еретических,...


Православную культуру – в школу!: Обращение участников Рождественских чтений к министру О.Ю. Васильевой

...Считаем, что изучение духовной культуры своего народа, «оснований своей религии» (К.Д. Ушинский) является неотъемлемой частью обучения и воспитания детей в общеобразовательной школе, исторической традицией российского образования, русской школы, насильственно прерванной после катастрофы 1917...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 1 2 3
Фотогалерея
Полезно почитать

Держаться Церкви и противостоять глобализации: Беседа со схиархим. Кенсорином и духовными чадами его и иг. Бориса (Храмцова)

Многие духовные люди отмечают, что наше время – лукавое: посреди различных соблазнов и искушений трудно не уклониться со спасительного пути. Поэтому так ценно простое, но опытное слово современных подвижников. Милостью Божией нам удалось пообщаться с известным духовником, учеником Валаамских старцев...


Царский год – итоги и надежды: Ответы духовенства и мирян о 100-летии Русской Голгофы

Новогодний опрос мы решили сделать традиционным и на сей раз предложили нашим уважаемым респондентам следующие вопросы: «Что ожидалось, на что были надежды в 2018 году в контексте юбилея Царской Голгофы и что произошло в реальности? Какая работа была проведена, какие успехи и/или неудачи Вы можете отметить? Выводы, перспективы, пожелания»…


Преодолеть постсоветский синдром идеи революции: Беседа с М.Б. Смолиным об Имперском возрождении России

...Имперское возрождение для России – это прежде всего выход из современного постсоветского состояния РФ. Это выбор государственного пути для нашего дальнейшего развития, когда мы находимся между либеральным и социалистическим соблазнами западнического развития для нашей Родины...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100