Суббота, 16 Февраля 2019 г.
Духовная мудрость

Свт. Игнатий о «едином всевышнем» с магометанами
Вы хотите, чтоб… магометане, за то что они кажутся вам добренькими, непознавшие и неуверовавшие в Искупителя, получили спасение, доставляемое одним, одним, повторяю вам, средством, – верою в Искупителя? – Христиане! познайте Христа! – Поймите, что вы Его не знаете, что вы отрицались Его, признавая спасение возможным без Него за какие-то добрые дела! Свт. Игнатий о «едином всевышнем» с магометанами

Свт. Игнатий (Брянчанинов) об исправлении еретиков
Ересь не может быть побеждена человеком, потому что она изобретение, начинание демонское. Победителем ее может быть един Бог, призванный к борьбе с нею и к поражению ее смирением человека пред Богом и любовию этого человека к ближнему.

Свт. Игнатий (Брянчанинов)

Зиновий Мних
Зрите братие, аще и много понудят вас печать или карту приятии, то аще и кровь пролияти или имения лишитеся, то с радостию притерпите, точию не мозите поклонитися многоперстной их прелести.
Сказания Зиновия Мниха

Митр. Иоанн о теории ветвей
Никакого разделения церквей никогда не происходило. История Христианства недвусмысленно и ясно свидетельствует о том, что в действительности имело место постепенное отпадение, не разделение, а именно отпадение западных народов и западноевропейских конфессий от Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви.
Митр. Иоанн (Снычев) об экуменической «теории ветвей»

Свт. Серафим о житиях святых
Читай жития святых. В них найдешь всё, они всему тебя научат. Сравнивай себя не со своими ближними, а со святыми, — такое сравнение открывает нам, насколько мы грешны.
Свт. Серафим (Соболев) о душеполезном чтении

В кулуарах

Дипломатия или предательство?: О последствиях замалчивания церковными представителями украинской и других проблем
...Никогда ещё в истории «благоразумное молчание» там, где нужно было ясное и отрезвляющее слово, не приводило к умиротворению вражды. Напротив – это молчание бунтовщиками всегда воспринималось как признак слабости и сигнал к новым атакам, а сомневающимися – как знак согласия Церкви с совершающимися...

Народная песня – источник русскости: Беседа с преподавателем епархиальных курсов С.Ф. Тухленковым о музыке и духовности
...Зачем нам нужен фольклор? Сейчас, в отсутствии традиционного жизненного уклада, главная его функция – это красота, понять и насладиться красотой нашего народа. Это питательная среда той народной силы, которая позволяла и до сих пор позволяет нашему народу преодолевать все трудности. Обогащение красотой...

Москва – Небесный Град или окаянный Вавилон?: Историк-публицист Д. Володихин и поэтесса-экскурсовод И. Воскобойникова о Русской Столице
Нынешняя Москва – это две Москвы, живущие друг с другом в тесном объятии, по необходимости терпящие друг друга, но разные по происхождению своему, по идеалам и устремлениям. Каждая из них воспринимает вторую как раковую опухоль в своем теле. Каждая хотела бы избавиться от второй, вырезать ее… Но где...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Третий Рим, а Четвертому уже не быти: Московская Русь до проникновения масонства
Третий Рим, а Четвертому уже не быти: Московская Русь до проникновения масонства

А когда Византия пала, в Москве окончательно вызрела мысль,
что волею событий ей суждено стать Центром Православия в мире, Третьим Римом…

Вскоре после нападения татар на Русь, объединенные войска римского «епископа» и ордена меченосцев захватили северную часть принадлежавших Пскову и Новгороду земель. В это же время шведский король (отвечая на призыв папы римского о необходимости распространять католичество силой) послал на Новгород сильное войско, которым командовал его зять Биргер. Плохо пришлось бы северной Руси, если бы Александр Невский не разбил войско, которым предводительствовал Биргер.

Западный мир во все время татарского ига пытался воспользоваться несчастным положением Руси. В год нападения Батыя на южную Русь, папа Григорий проклял всех новгородцев и призвал к Крестовому походу против Новгорода. А незадолго до того особыми буллами папа римский запретил католическим купцам продавать в русские земли корабельные снасти, лошадей, разные изделия. Не случайно советником Батыя был рыцарь «святой Марии» Альфред фон-Штумпенхаузен.

Александр Невский очень верно расценил политическую обстановку. «Третье большое событие в истории русской души, и по своим отдаленным последствиям важнейшее — есть германское нашествие XIII столетия, — пишет Вальтер Шубарт. — Тогда шведы, датчане и немцы устремились с Балтийского моря на русскую землю. Основали Ригу и Ревель и достигли Пскова и Новгорода. Таков был ответ на умоляющие просьбы, с которыми русские обращались к христианскому Западу, дабы сохранить свое существование против натиска язычников. Это было первое знакомство русских с западно-европейцами. Оно было достаточно горьким. Тогда и были посеяны первые семена отталкивания от Запада».

Церковь в эти годы настойчиво, упорно собирала духовные силы народа, борясь против «эллинской премудрости», в результате которой, в западной Руси русских князей сменили литовские князья язычники. В других княжествах эта «премудрость» порождала равнодушие к Православию, вслед за которым начиналось увлечение Западом, в итоге которого могло расцвести мусульманство и латинство.

Когда Митрополит Петр избрал резиденцией митрополитов Москву, это сразу сделало её в глазах населения разных княжеств духовным и национальным центром. У всех стала возникать мысль, что Москва всей Руси голова. И, как известно теперь, ни Митрополит, ни народ не ошибся в значении, которое будет иметь Москва.

Иван III смог создать единое русское национальное государство только благодаря тому духовному и культурному подъему, который начался вслед за Куликовской битвой. Начался этот подъем усилением интереса у русского общества к национальному прошлому. Русская культура, начиная с конца XIV столетия, вся пронизана духом любви к русскому прошлому. Русским прошлым увлечены не только русские летописцы, но и живописцы и архитекторы. Центром этого возродившегося интереса к временам русской независимости, является Москва.

Одно из великих решений


Ход политических событий, приведший Москву к возвышению, был очень сложен. Рост политического могущества Московской Руси есть результат весьма сложных слагаемых. Одним из таких слагаемых является попытка католичества насильственно осуществить «соединение церквей», воспользовавшись бедственным положением Византийской православной Империи. Москва всегда смотрела на Византию как на крепость православия среди латинского и бусурманского моря.

И вдруг в Москву пришло известие, поразившее всех её жителей, от Великого Князя до последнего нищего, что Византийский Император, Патриарх и все Епископы отступились от Православия на состоявшемся в 1439 году во Флоренции соборе и признали над собой главенство папы.

Профессор Карташев в следующих словах описывает то глубокое впечатление, которое произвело это сообщение на всю Северную Русь: «Мрачная тень от этого затмения солнца Православия задела и Москву и потрясла ее до глубины души. Грек-изменник, митрополит Исидор привез в 1441 г. акт измены веры и прочитал его с амвона Успенского Собора. На епископов русских напал трехдневный столбняк молчания. Первым опомнился Великий Князь Василий Васильевич, объявил Исидора еретиком и — русская церковная душа как бы воскресла от трехдневного гроба. Все поняли, что таинство мирового правопреемства на охрану чистого Православия до скорой кончины века отныне незримо перешло с павшего Второго Рима на Москву, и её воистину благоверный Великий Князь Василий Васильевич получил свыше посвящение в подлинного царя всего мирового Православия, «браздодержателя святых Божиих церквей».

С 1453 г. суд Божий над Вторым Римом стал уже ясен для всех «простецов». То, что Московская Русь отказалась подчиниться Флорентийской унии, по словам историка С. М. Соловьева, «есть одно из тех великих решений, которые на многие века вперед определяют судьбу народов...». «... Верность древнему благочестию, провозглашенная Великим Князем Василием Васильевичем, поддержала самостоятельность северо-восточной Руси в 1612 г., сделала невозможным вступление на московский престол польского королевича, повела к борьбе за веру в польских владениях, произвела соединение Малой России с Великой, условила падение Польши, могущество России и связь последней с единоверными народами Балканского полуострова».

Комментируя эту оценку Соловьева, проф. Карташев замечает: «Мысль историка бежит по чисто политической линии, но параллельно и по линии культурного интереса. Мы должны отметить момент отказа от унии как момент, ведущий за собой целую эпоху. После этого внутреннее отъединение русского мира от Запада, под воздействием вспыхнувшей мечты о Москве — Третьем Риме, уже твердо закрепило особый восточно-европейский характер русской культуры, которого не стерла ни внешне, ни тем более внутренне, великая западническая реформа Петра Великого.

Так проведена была Православной Церковью грань, черта, иногда углублявшаяся как ров, иногда возвышавшаяся, как стена, вокруг русского мира, в младенческий и отроческий период роста национальной души народа, когда успели в ней крепко залечь и воспитаться отличительные свойства её "коллективной индивидуальности" и её производного — русской культуры.

Таково, так сказать, онтологическое значение Православной Церкви для русской культуры. Так совершилась та внутренняя кристаллизация национального сознания души русской, после которой стало невозможно быть вполне русским, не будучи православным. Разумеется, в смысле полноты русскости, полноты русского творчества
».

А когда Византия пала, в Москве окончательно вызрела мысль, что волею событий ей суждено стать Центром Православия в мире, Третьим Римом. Далекая Москва, затерявшаяся среди лесов и снегов, сама ещё не сбросившая ярмо татарского ига, твердо решает взять на себя мировую роль защитницы и хранительницы Православия.

«Когда агарянская мерзость запустения стала на месте святе, и св. София превратилась в мечеть, а вселенский патриарх в раба султана, тогда мистическим центром мира стала Москва—Третий и последний Рим. Это страшная, дух захватывающая высота историософского созерцания и ещё более страшная ответственность. Ряд московских публицистов высокого литературного достоинства, с вдохновением, возвышающимся до пророчества, с красноречием подлинно художественным не пишет, а поёт ослепительные гимны русскому правоверию. Белому царю Московскому и Белой пресветлой России. Пульс духовного волнения души русской возвышается до библейских высот. Святая Русь оправдала свою претензию на деле. Она взяла на себя героическую ответственность — защитницы Православия во всем мире, она стала в своих глазах мировой нацией, ибо Московская держава стала вдруг последней носительницей, бронёй и сосудом Царства Христова в истории — Римом Третьим, а Четвёртому уже не бывать. Так Давид, сразивший Голиафа, вырос в царя Израиля. Так юная и смиренная душа народа — ученика в Христианстве, и трагическом испуге за судьбы Церкви, выросла в исполина. Так родилось великодержавное сознание русского народа и осмыслилась пред ним его последняя и вечная миссия. Тот, кто дерзнул, ещё не сбросив с себя окончательно ига Орды, без школ и университетов, не сменив ещё лаптей на сапоги, уже вместить духовное бремя и всемирную перспективу Рима, тот показал себя по природе способным на величие, тот внутренне стал великим. Эти преданность и верность русской души Православию — породили незабываемую, исторически необратимую русскую культурную великодержавность и её своеобразие».

Затерявшийся в снегах Третий Рим, осознав себя преемником погибшей Византии, очень быстро стал набирать силы. Идея Третьего Рима, привела к очень сильному возвышению роли и значения власти Великого Князя. Ведь если Москва оказывалась Третьим Римом, то ведь Великий Князь Московский оказывался в роли бывшего Византийского Императора. В это же время Русская Православная Церковь фактически стала независимой от Константинопольского Патриарха. А это привело к тому, что, став независимыми от Константинопольского Патриарха, русские первосвятители потеряли опору, которую имели раньше в Константинопольских Патриархах, для своей церковной власти.

Раньше в случаях разногласия с Великим Князем, они всегда могли сослаться на авторитет Константинопольского Патриарха и обратиться к нему за помощью. А теперь эта опора исчезла. Теперь Московский Великий Князь, практически приобретал очень большую роль во всех церковных делах. И если хотел, мог нарушить царившую до того симфонию между великокняжеской и церковной властью.

Для того чтобы осуществить идею Третьего Рима, Рима Православного, была необходима сильная национальная власть. Власть, опирающаяся на религиозную идею. Эта власть была необходима, чтобы освободиться от монгольского ига и, освободившись, приступить к выполнению своей исторической роли Третьего Рима.

И такая власть была создана. Имя этой монархической власти, совершенно не похожей на существовавшие на Западе виды монархической власти —- «самодержавие».

Прав был И.С. Аксаков, когда писал, что: «...Самодержавие, учреждение вполне народное; отрешенное от народности, оно перестает быть русским самодержавием и становится абсолютизмом».

Правильно понимал роль и значение самодержавия и оклеветанный левыми Победоносцев. «...Самодержавие священно по своему внутреннему значению, будучи великим служением перед Господом; государь — великий подвижник, несущий бремя власти, забот о своем народе во исполнение заповеди "друг друга тяготы носите". Самодержавие не есть самоцель, оно только орудие высших идеалов. Русское самодержавие существует для Русского государства, а не наоборот».

Для того, чтобы выполнить поставленные после Флорентийского собора цели, Московским Великим Князьям и всем москвичам пришлось победить неимоверное количество всевозможных препятствий. «По-видимому, никогда и нигде в истории мира инстинкт жизни не проявил себя с такой полнотой, упорством и цепкостью, как в истории Москвы. По-видимому, никогда и нигде в мире не было проявлено такого единства национальной воли и национальной идеи. Эта идея носила религиозный характер или, по крайней мере, была формулирована в религиозных терминах. Защита от Востока была защитой от "басурманства", защита от Запада была защитой от "латинства". Москва же была хранительницей истинной веры, и московские успехи укрепляли уверенность москвичей в их исторической роли защитников Православия.

Падение Константинополя, которое последовало сразу же после попытки Константинопольской Церкви изменить Православию и заключить Флорентийскую унию с латинством, оставляло Москву одну во всём мире. Именно ей, Москве, нерушимо стоявшей на Православии, на правой вере, суждено теперь было стать Третьим Римом — "а четвёртому уже не быти"».


Источник: Национальный медиа-союз
http://nm-union.ru/moskovskayarusdoproniknoveniyamasonstva1934.html


___________________
См. по теме:
После Третьего рейха иллюминатами строится Четвертый: Победное шествие талмудического масонства в XX веке

Апокалиптический католицизм: Иудейское лжехристианство, протестантизм, иезуитство, масонство, экуменизм

Сакральные хроники революции: Февраль 1917-го – масонский (ВИДЕО)

Распространение Св. Писания как оружие против Церкви: О промасонской экуменической деятельности Библейских обществ (НАДО ЗНАТЬ)


Государь Иоанн Васильевич Грозный и царевич Иоанн: Правда против клеветы иезуита и «вольных каменщиков»


Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Возможно ли Крещение вне Православия?: Согласие Святых Отцов до Карфагенского Собора 256 года и ересь «крещального богословия»

Серьезный вопрос, которым часто задавались и который стремились изучить с самым пристальным вниманием с первых лет послеапостольского периода, – это вопрос о способе принятия в лоно Кафолической Церкви тех, кто отпал от нее в ересь; о возникших вследствие этого отпадения целых инославных, т. е. еретических,...


Православную культуру – в школу!: Обращение участников Рождественских чтений к министру О.Ю. Васильевой

...Считаем, что изучение духовной культуры своего народа, «оснований своей религии» (К.Д. Ушинский) является неотъемлемой частью обучения и воспитания детей в общеобразовательной школе, исторической традицией российского образования, русской школы, насильственно прерванной после катастрофы 1917...


Взять человечество под контроль с целью его уничтожения: Проф. Катасонов о деятельности Римского клуба и Комитета 300

В 2018 году Римскому клубу исполнилось полвека со времени его учреждения по инициативе и на средства Дэвида Рокфеллера, одного из «хозяев денег», который ушел из жизни на 102-м году в марте 2017 года. Основная задача, которая была поставлена перед клубом, - «научно» обосновать политику депопуляции Земли....


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 1 2 3
Фотогалерея
Полезно почитать

Держаться Церкви и противостоять глобализации: Беседа со схиархим. Кенсорином и духовными чадами его и иг. Бориса (Храмцова)

Многие духовные люди отмечают, что наше время – лукавое: посреди различных соблазнов и искушений трудно не уклониться со спасительного пути. Поэтому так ценно простое, но опытное слово современных подвижников. Милостью Божией нам удалось пообщаться с известным духовником, учеником Валаамских старцев...


Царский год – итоги и надежды: Ответы духовенства и мирян о 100-летии Русской Голгофы

Новогодний опрос мы решили сделать традиционным и на сей раз предложили нашим уважаемым респондентам следующие вопросы: «Что ожидалось, на что были надежды в 2018 году в контексте юбилея Царской Голгофы и что произошло в реальности? Какая работа была проведена, какие успехи и/или неудачи Вы можете отметить? Выводы, перспективы, пожелания»…


Преодолеть постсоветский синдром идеи революции: Беседа с М.Б. Смолиным об Имперском возрождении России

...Имперское возрождение для России – это прежде всего выход из современного постсоветского состояния РФ. Это выбор государственного пути для нашего дальнейшего развития, когда мы находимся между либеральным и социалистическим соблазнами западнического развития для нашей Родины...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100