Религия

- это вера в Бога.

Религия

- всесовершенное учение, которое даровано людям Самим Господом.

Религия

является главной движущейся силой человеческой души к добру и любви.

Религия

- это знание с Небес. Оно не нуждается в дополнении или эволюции.
Религия
- совершенное понимание всего сущего с точки зрения не творения, но Творца.
Пятница, 21 Июля 2017 г.
Духовная мудрость

Сщмч. Андроник Никольский о монархии
Пусть никто не верит наговорам обольстителей, которые говорят, что для христианина совершенно безразличен тот или иной порядок гражданской жизни <...> ибо тот или иной строй может содействовать или препятствовать делу спасения.
Сщмч. Андроник (Никольский) о монархии

свт.Тихон о католиках
Пользуясь происходящею у нас неурядицей в Церкви, римский папа всячески стремится насаждать в РПЦ католицизм.
Воззвание свт. Тихона от 1 июля 1923 г.

Прав. Иоанн Кронштадтский о монархии
Здравые и спокойные умы всегда признавали и признают совершенную необходимость и общественную пользу царской власти.
Прав. Иоанн Кронштадтский о монархии

Свт. Филарет о европе и России
Поспешим вполне воздать неотъемлемую славу Царю Небесному на земле, еще взирающей к вечному Востоку, еще не объятой мраком Запада, еще не примесившейся к новому смешению Вавилонскому!
Свт. Филарет Московский о России и Европе

Оптинский старец Амвросий о соборности
Ни одно важное дело нельзя совершать вместе с неверующим человеком. Через него будет действовать темная сила и все доброе дело разрушит.
Оптинский старец Амвросий о соборности

В кулуарах

Одержимые плотью: Деградация мира через феминизацию мужчин
Феномен метросексуализма, наряду с феминизмом, является важной частью широкого движения по разрушению семьи и подготовке общества к рабству. Для достижения этих целей всеми способами борются против мужчины, поскольку известно его огромное значение для семьи, а семьи – для общества...

Чтобы вся Россия, преклонив колени, со стыдом рыдала у Царского креста: Сборник стихов «Помолись за Россию с любовью»
Ты молись за Россию, молись,
Кайся, кайся, ведь больше нет скорби,
Чтоб Россия, где мы родились,
Вновь воскресла – молися с любовью.

Курить – бесам кадить: Раздражительность и тоска – следствие болезненности души от табакокурения
...Человеческой природе курить не свойственно. Дышать воздухом, есть, пить, спать - да. Но курить, отравляя свой организм ядом, дышать зловонным дымом - это требование греха, а не требование природы. "Успокоение" от курения - самообман, мираж. Это наркотическое успокоение будет источником мучений...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



«Восточный папизм» в свете церковного законодательства 09.11.2014
«Восточный папизм» в свете церковного законодательства
Проблема намеченного на 2016 год т. н. «Всеправославного собора» получила широкую огласку. Рассматривая вынесенные на повестку вопросы, богословы и публицисты уделяют особое внимание угрозам легитимизации экуменизма и внедрения папского календаря во всех Поместных Церквах. Обсуждаются также темы сокращения и ослабления постов и искажения церковного законодательства о браке. Наименьшие опасения, на первый взгляд, представляют первые четыре пункта соборной повестки: православная диаспора, процедуры присвоения статуса церковной автокефалии и автономии и Диптих. Поэтому они зачастую упускаются из вида православной общественностью. Между тем именно эти вопросы, по нашему мнению, играют ключевую роль в деле подготавливаемой реформации вековых церковных устоев, поскольку могут быть использованы главным апологетом модернизма – Константинопольским Патриархом – для увеличения своих властных полномочий. Его притязания, получившие название «восточного папизма», не новы – в свое время они были глубоко изучены и исследованы с позиций святоотеческого предания профессором церковного права Московской духовной академии С.В. Троицким.
 
 2014-11-08_100318.jpgСергей Викторович Троицкий родился 14-го марта 1878 года в семье священника, преподавателя Томской духовной семинарии. В 1891 году окончил Томское духовное училище, в 1897-м – Тверскую духовную семинарию. В Петербурге он продолжил свое образование, обучаясь одновременно в двух высших учебных заведениях. В 1900 году окончил археологический институт, а на следующий год – Духовную академию. С 1901 по 1915 год С.В. Троицкий преподавал в Александро-Невском духовном училище в Петербурге. С 1906 года состоял членом редакции «Церковных ведомостей», а в 1917 году был назначен помощником редактора этого издания. Также принимал участие в работе комиссии при Учебном комитете по пересмотру программ древних языков для семинарий и училищ (1909 г.). На Поместном Соборе 1917 года занимался делопроизводством соборной канцелярии. 1919–1920 годы провел в Одессе, где был избран приват-доцентом кафедры церковной истории Новороссийского университета. Советскую власть Сергей Викторович не признал, и в январе 1920 года эмигрировал в Югославию, где стал профессором церковного права сначала на юридическом факультете в Суботице, а позже – в Белградском университете. 2-го апреля 1924 года Совет Белградского университета признал магистерскую диссертацию С.В. Троицкого заслуживающей степени доктора. После Второй мировой войны в вопросах юрисдикционных размежеваний канонист решительно встал на сторону Московского Патриархата, вступив в активную богословскую полемику против карловацкого раскола («Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви»). В 1947–1948 годах читал лекции на кафедре церковного права в Московской духовной академии. За широкую научную деятельность в указанной области в1961 году Ученый Совет МДА присвоил профессору ученую степень доктора церковного права. Скончался С.В. Троицкий 27-го ноября 1972 года, на 95-м году жизни, и был погребен на русском кладбище Белграда.
Сергей Викторович – наиболее крупный канонист 20 столетия. Духовные учебные заведения имели в его лице замечательного профессора, а Патриархаты и Синоды Поместных Православных Церквей – авторитетного арбитра по вопросам каноники. Его труды в области канонического права, церковной истории, богословия общеизвестны. Владея несколькими иностранными языками (английским, немецким, французским, сербским), он переводил богословские научные работы на русский язык.
В № 12 «Журнала Московской Патриархии» за 1947 год на стр. 31–42 была размещена работа С.В. Троицкого «Где и в чем главная опасность?», имеющая и другое название – «О границах распространения права власти Константинопольской Патриархии на „диаспору"». Эта публикация стала ответом на статью Закинфского митрополита Хризостома «Две главные опасности», напечатанную в официальном издании Элладской Церкви «Екклисиа» (№ 29–30 от 1 августа 1947 г.). Предлагаем ознакомиться с наиболее интересными выдержками из работы канониста, посвященной одной из ключевых тем повестки предстоящего «Всеправославного собора».
 
В статье митрополита Хризостома славянство и славянские Церкви, главным образом Русская Православная Церковь, объявлены враждебными в отношении греческих Патриархий. Иерарх убежден, что они одержимы стремлением «помрачить славу Вселенской Патриархии и поставить Русского Патриарха Алексия на то почетное место, которое в течение веков занимает, по постановлениям Вселенских Соборов, Вселенский Патриарх».

По его мнению, такая позиция была отражена в организации Московского Всеправославного Совещания 1948 года, на которое были приглашены Предстоятели всех Поместных Церквей. Славянские Церкви и Румынский Патриарх приняли приглашение Москвы, а греческие православные епископы посчитали это унизительным: «Православные Греческие Патриархии и Поместные Православные Церкви, кроме славянских, никак не согласятся на такое предприятие, никогда не примирятся с ним, так как этого требует славянство и эгоизм Русского Патриарха для того, чтобы Вселенская Патриархия была унижена, чтобы ее авторитет и слава поникли и чтобы ее заменил Русский Патриарх. Это противоречит святым канонам Вселенских Соборов, имеющим постоянную силу…»

Далее митрополит Хризостом ссылается на правила 3-е Второго Вселенского Собора, 28-е Четвертого и 36-е Шестого Соборов. Первые два канона говорят о даровании Константинопольскому Патриарху первенства чести после Римского Патриарха, поскольку Константинополь, столица Византийской Империи, считается Вторым Римом. Последнее правило касается порядка расположения остальных Церквей в Диптихе, который устанавливает следующую их очередность за Константинопольской: Александрийская, Антиохийская и Иерусалимская.

Затем автор пишет о некоем преимуществе греческой нации перед славянами, которых она «воспитала и просветила». Он утверждает, что по канонам якобы только Вселенская Патриархия имеет право созывать другие Церкви на «Конгресс Православных Церквей или Вселенский Собор всех Православных Церквей». В заключение выражается убеждение, что Греческая Церковь вновь призывается к борьбе против Ватикана и славянских Церквей, «но, пройдя между „Сциллой и Харибдой", она все же выйдет неповрежденной и сильной, чтобы, с Божией помощью, как и прежде выполнять свою спасительную и просветительную миссию на благо всего человечества».

Обратимся теперь к ответу профессора С.В. Троицкого. В противовес мнению оппонента касательно национального превосходства греков он пишет: «В его статье все Православные славянские Церкви поставлены на один уровень с церковью римо-католической и объявлены врагами Церквей греческих. Как будто автор забыл, что и славянские и греческие Церкви суть только части Единой Святой, Соборной и Апостольской Церкви, в которой нет ни грека, ни скифа, но все и во всем Христос (см.: Кол. 3, 11) и в которой все должны быть также тесно соединены друг с другом, как соединены члены одного тела (см.: Рим. 12, 5; 1 Кор. 10, 17; 12, 13 и др.)».

Известный канонист указывает на исторические факты: «Что же побудило священнослужителя этой Церкви забыть такое ее возвышенное учение и обрушиться на Сестры-Церкви с таким тяжелым обвинением? Объясняет он это теми методами и средствами, какие будто бы применяли славянские Церкви для унижения Церквей греческих в прошлом и настоящем. Какие именно методы и средства применялись в прошлом, автор не говорит, не говорит, очевидно, потому, что вся история взаимоотношений между греческими и славянскими Церквами есть история постоянной жертвенности славянских и, главным образом, Русской Церкви, жертвенности и материальными средствами, и кровью своих сынов в пользу освобождения своих порабощенных греческих братьев от турецкого ига и козней их мнимых западных друзей».

Сергей Викторович опровергает ложное представление митрополита Хризостома о том, что якобы только Вселенский Патриарх имеет право созывать Соборы: «По канонам Православной Церкви (II Всел., пр. 2 и др.), глава всякой автокефальной Церкви имеет право в случае нужды приглашать епископов других Церквей, и не только для совещания, а и „для рукоположения или какого другого распоряжения", и Церкви-Сестры обычно охотно отзывались на такие приглашения. Напомним хотя бы участие Восточных Патриархов на Московском Соборе 1666–1667 годов, на Соборе 1917–1918 годов, на Соборе 1945 года, избравшем Патриарха Алексия. В 1940 году, по инициативе Иерусалимского Патриарха, в Иерусалиме состоялось совещание Патриархов Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского...»

 Наконец, профессор Троицкий переходит непосредственно к интересующей нас теме: «А вот теперь, – пишет он, – греческими иерархами, создавшими в недавнее время папистскую теорию о подчинении Константинопольскому Патриарху всей православной диаспоры, создается другая папистская теория, что приглашать на совещание представителей других Церквей может только Константинопольский Патриарх».

Далее рассматриваются указанные греческим митрополитом правила, которые, по мнению канониста, он перетолковал «в духе папизма»: «Ошибочно, прежде всего, утверждение митрополита Хризостома, что эти три канона „имеют постоянную силу". Постоянную силу имеют только те каноны, которые касаются неизменного догматического и нравственного учения Церкви, а никак не те, которые касаются приспособления административного устройства Церкви к изменяющимся политическим условиям. А упомянутые правила имеют именно такой характер. Все три правила не констатируют какое-либо неизменное учение Церкви, признаваемое semper, ubique et ab omnibus, а устанавливают новые права епископа Константинополя, причем указывают и единственную причину такого нововведения – то обстоятельство, что Константинополь сделался Новым Римом – столицей Империи. Но если единой причиной расширения прав Константинопольского епископа, по указанию канонов, является превращение Константинополя в столицу православной Империи, то ясно, что с потерей этим городом такого положения и превращением его в провинциальный город мусульманского государства теряется и каноническая основа особых прав Константинопольского епископа, ибо cessante causa cessat effectus.
Если же стать на точку зрения митрополита Хризостома и придавать канонам, говорящим о приспособлении церковного устройства к политическим условиям, неизменное значение, то мы придем к самым абсурдным выводам, например, что Иерусалимский Патриарх должен подчиниться Кесарийскому митрополиту, согласно 7-му правилу Первого Вселенского Собора; что Четвертый Вселенский Собор не имел права подчинить Константинопольскому епископу Фракийский, Асийский и Понтийский диэцезы, ибо их автокефалия была подтверждена 2-м правилом Второго Вселенского Собора; что Кипрская Церковь должна находиться не на Кипре, а в Геллеспонтской области, и Кипрскому архиепископу должен быть подчинен епископ Кизика, согласно 39-му правилу Шестого Вселенского Собора; что многочисленные правила Карфагенского Собора, говорящие об автокефалии и устройстве Карфагенской Церкви, должны и теперь иметь силу и т. д.

Таким образом, основу высокого ранга Константинопольского Патриарха после падения Константинополя нужно видеть вовсе не в канонах, а в общем согласии православных автокефальных Церквей и, главным образом, славянских, к которым принадлежит громадное большинство православного мира, руководящихся учением о первенстве Основателя Церкви (см.: Мф. 18, 1–5, 28; Мк. 10, 42–45; Лк. 11, 4; 13, 30; 14, 8–11 и др.) и не считающих нужным изменять старый порядок, пока этого не требует благо всей Церкви.

Неправильно утверждает митрополит Хризостом, будто 36-е правило Шестого Вселенского Собора „определяет первенство Константинопольского архиепископа". Приводя текст этого правила, он намеренно заменяет многоточием слова о Константинопольском Престоле: „будучи вторым по нем" (Престоле Древнего Рима). На самом деле как это, так и 3-е правило Второго Вселенского Собора, на которое оно ссылается, говорят о первенстве не Константинопольского, а Римского епископа, ставя Константинопольского на второе место, и ни одного канона, говорящего о первенстве Константинопольского епископа, не существует, так что его нынешнее первенствующее положение основывается опять-таки на том же согласии автокефальных Церквей, признавших за ним это первенство после отпадения от вселенского единства епископа Рима.

Наконец, на том же согласии автокефальных Церквей основывается и право Константинопольского епископа на высокие титулы Вселенского и Константинопольского, тогда как в канонах в настоящее время для них нельзя искать оснований. Ни один канон не называет Константинопольского епископа Вселенским, а до VI века эпитет этот и вообще никогда к нему не применялся. В VI веке его стали применять восточные епископы и чиновники патриаршей канцелярии, желая угодить влиятельному епископу столицы, а потом и сами Константинопольские Патриархи, что вызвало резкие протесты со стороны пап, в том числе и святого Григория Великого. Тем не менее, на Востоке титул «Вселенский», «Икуменикос», сделался обычным отчасти потому, что здесь он не имел того определенного претенциозного значения, каковое имел титул «Universalis» на Западе. Дело в том, что слово «Икумени» у греков означало не только мир, вселенную, но Римскую, а потом и Византийскую Империю. В таком смысле, например, употребляет это слово святой евангелист Лука (см.: Лк. 2, 1), говоря о повелении Кесаря Августа сделать перепись по всей Империи. Поэтому и слово «Икуменикос» в отношении к Патриархам означало просто Патриархов Византийской Империи и применялось иногда не только к Константинопольскому, но и к остальным трем Патриархам в Византии. Например, Феофан Исповедник († 817) называет Вселенскими и Патриархов Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского (изд. Bonnae, 1839. 4, 12). Но если понимать слово «вселенский» в смысле всеобщий, всемирный, то получается чисто папистическое учение, противоречащее православному догматическому учению, что – как писал святой Григорий Великий, восставая против этого эпитета – в Церкви Христовой есть только Один Вселенский Епископ – Сам Христос.

Отсюда следует, что с титулом „Вселенский" в применении к Константинопольскому Патриарху можно было мириться, только пока существовала „Икумени" – Византийская Империя, а после того, как она прекратила существование, титул этот потерял всякое основание и свидетельствует лишь о папистских тенденциях его носителя. <...>

Итак, там, где митрополит Хризостом видит две опасности, на самом деле существует только одна – это тот же самый „дух дымного надмения мира", по выражению канонического Послания папе Целестину Карфагенского Собора, тот же самый дух папизма, против господства которого в Церкви Древнего Рима восстает автор, но который не чужд и Церкви Рима Нового, в частности, и самому автору. Ослепленный этим дымом надмения, он вступает на гибельный путь разрушения духовного единства православного греко-славянского мира».

 
Священник Михаил Новиков

Источник: газета «Православный Крест», № 21 (117) (от 1 ноября 2014 г.)
 
Продолжение следует


...<-назад в раздел

Видео



Документы

Проблема находки и исследования екатеринбургских останков: Анализ эксперта по расследованию убийства Царской Семьи

Публикуем разъяснительный материал, подготовленный Владимиром Ильичем Большаковым, ученым и общественным деятелем, кандидатом биологических наук, доктором философских наук, автором ряда книг по истории Русской государственности и многолетним экспертом по проблеме расследования убийства Царственных Мучеников.


Возвести достойную культуру в ранг национальных приоритетов: Обращение общественности к президенту

В последнее время сфера культуры стала полем ожесточённых битв в публичном и даже физическом пространстве. Протесты граждан против растлительных выставок, кощунственных спектаклей, имевших место в последнее время в России, искажающих историческую правду фильмов и иных провоцирующих общественные конфликты...


Борьба за веру духовных чад свт. Серафима (Соболева): Новый календарь и старостильный раскол в Болгарской Церкви

Перевод воспоминаний непосредственного участника календарных нестроений в БПЦ архимандрита Серафима (Алексиева), представляющий выдержки из его записок под названием «Летопись некоторых событий вокруг нас, старостильников, и наших друзей после введения в Болгарской Православной Церкви нового...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Фотогалерея
Полезно почитать

С болью о Церкви: Письмо священника о происходящей апостасии

Публикуемое ниже письмо передал в редакцию читатель-священник. Его тон может показаться кому-то резковатым и неучтивым, уместным в личной беседе с единомышленниками, но не для СМИ. Однако мы сочли нужным напечатать как есть эти безхитростные слова, отражающие переживание батюшки за родную Церковь...


Борьба за историю – борьба за Россию: Беседа с директором Фонда «Имперское возрождение» М.Б. Смолиным

«Бог открывает Себя в природе и истории так же, как и в Слове Своем. И они суть книги Божии для тех, кто умеет в них читать»... История… Что же может дать ее знание человеку? Каковы особенности Русской истории? Почему она искажается в наши дни? С какими взглядами, векторами к ней нужно подходить? В чем смысл исторического просвещения и борьбы за правду о нашем прошлом?..


«Русский, православный, монархист – высокое звание»: Беседа с песенником Алексеем Мысловским

...В этих крестных ходах, зачастую весьма нелегких, но удивительно благодатных, с явными знамениями чудесной милости Божьей, я осознал в полной мере, что истинно Русский человек может и должен быть только православным, а православный – только монархистом. Все остальное – либо от маловерия, либо от лукавства....



Rambler's Top100