Суббота, 11 Июля 2020 г.
Духовная мудрость

свт.Феофан об апостасии
Некому будет сказать властное: «вето», а смиренного заявления веры и слушать не станут. Вот когда заведутся всюду такие порядки, благоприятствующие раскрытию антихристовых стремлений, тогда явится и антихрист.
Свт. Феофан об апостасии

Митр. Иоанн о теории ветвей
Никакого разделения церквей никогда не происходило. История Христианства недвусмысленно и ясно свидетельствует о том, что в действительности имело место постепенное отпадение, не разделение, а именно отпадение западных народов и западноевропейских конфессий от Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви.
Митр. Иоанн (Снычев) об экуменической «теории ветвей»

О.Иона о возрождении
Мы слишком рано обрадовались возрождению веры и слишком быстро забыли, что иная вера хуже безверия и что Христа распяли отнюдь не атеисты.
Старец Иона Одесский об апостасии

сщмч.Владимир о монархии
Священник не монархист не достоин стоять у Святого Престола, священник республиканец – всегда маловер. Монарх посвящается на власть Богом – президент получает власть от гордыни народной.
Сщмч. Владимир (Богоявленский), митрополит Киевский

сщмч. Андроник о монархии и теократии
Как народная святыня, наш Русский Царизм по существу есть наша теократия – богоуправление, при котором Сам Бог является Управляющим через помазанного Им Царя.
Сщмч. Андроник (Никольский) о монархии

В кулуарах

Константин Душенов о тайне беззакония и нашем маловерии
Общественный деятель, публицист, писатель, автор фильмов на православно-патриотическую тематику Константин Юрьевич Душенов в прошлом был известен как главный редактор газеты «Русь Православная», а ныне он директор Агентства аналитической информации с одноименным названием и ведущий нескольких программ на ютуб-канале «День ТВ». Наш корреспондент побеседовал с ним на ряд тем, волнующих сегодня православных христиан.

Расслабление духа: как выжить?
Расслабление – это смерть прежде смерти. Вроде человек живой, а ничего не может. Расслабление – тяжкое, тяжкое наказание. Сейчас в мире все ведется к тому, чтобы расслабить дух, чтобы расширить плоть, чтобы ввести человека в состояние духовной никчемности. И особенно болезненно то, что вот это расслабление входит и в Святое Православие. И мы, дети века сего, тоже не против избежать трудностей, как-то всегда уклоняемся от них.

Наказание за веру –  для христианина награда
Думаю, что на сегодняшний день верующих тревожат две главные мысли: как достойно перенести гонения, которые, скорее всего, нам готовит нынешнее неспокойное время, и состоится ли предсказанное старцами возрождение Триединой Руси, о котором говорили преподобный Серафим Саровский, святой праведный Иоанн Кронштадтский, преподобные Оптинские старцы и их духовные преемники – протоиерей Николай (Гурьянов) и схиигумен Иероним Санаксарский.

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
ДОРОГОЙ НАШ БАТЮШКА: в день памяти игумена Бориса (Храмцова) 05.09.2010
ДОРОГОЙ НАШ БАТЮШКА: в день памяти игумена Бориса (Храмцова)
Игумен Борис (в миру Илья Михайлович Храмцов) почил о Господе в возрасте 46 лет семь лет назад. Его ранняя кончина стала неожиданным ударом для многих, ибо для великого множества страждущих и болящих душ был он отцом и другом. Старцы Троице-Сергиевой Лавры называли его «земным Ангелом»…
Святые Отцы говорят, что люди приносят Богу разные дары, каждый в меру своих возможностей, но есть такие, кто приносит самый большой дар – всю свою жизнь. Одним из таких избранников Божиих и был игумен Борис.

Игумен БорисРодился отец Борис 1 августа 1955 г. в селе Крым-Кары, расположенном на берегу Оби, в семье простых тружеников. Детство и юность его прошли в Западной Сибири – в Тюменской области. Отец, Михаил Никонович Храмцов, был лесник и, как говорится в народе, мастер на все руки. Мать, Нина Андреевна (впоследствии монахиня Аполлинария), в молодости работала зоотехником по оленеводству. Характер у нее был кроткий и смиренный, но в то же время достаточно твердый. Она овдовела за три месяца до рождения Ильи. И вся тяжесть воспитания сыновей (в семье Храмцовых был еще сын Алексей, старше Ильи на четыре года) легла на ее плечи. Она была человеком верующим и детей воспитывала в страхе Божием.
Илья от рождения был крепким и здоровым ребенком, жизнерадостным, ласковым и добрым. Он отличался любознательностью, находчивостью, смышленостью. Был послушен матери и учителям. Учеба давалась ему легко. Любое дело он старался сделать как можно лучше и быстрее. Крестили его в возрасте полутора лет. В школьные годы он уже знал наизусть много молитв. В тех краях, где они жили, храма не было. И когда в 14 лет отрок Илья впервые попал в большой храм, он сложил руки на груди и воскликнул: «Вот мой дом родной!» В Тюмени Илья поступил в медицинское училище и одновременно стал ходить в Кафедральный Знаменский собор, петь на клиросе. Его полюбили за быстрое усвоение богослужебного устава и необычайно красивый голос. Он пел первым тенором, похожим на женское сопрано, и имел безупречный музыкальный слух. В это время он побывал в пустыни в горах близ Сухуми, познакомился с глинским старцем схиархимандритом Андроником (Лукашом). По его совету и благословению Илья оставил учебу и постоянно ходил на службу в Знаменский собор, ожидая призыва в армию.
Начало службы в армии было для Ильи очень трудным. Но вскоре он обратил на себя внимание начальства как добросовестный и исполнительный солдат, и ему было поручено развозить пищу по подразделениям, благодаря чему у него оставалось свободное время. Поэтому и в армии будущий Батюшка не оставлял посещения храма, исповедовался, причащался. И это в то время, когда за «хождение» в церковь человека, как правило, ожидали большие неприятности. Господь же за столь большое усердие в посещении храма даровал ему много утешений.

Окончив службу, Илья переехал с мамой в Тобольск и поступил на клирос в Покровский собор. В 1975 г. он принял иноческий постриг с именем Борис (в честь св. благ. князя-страстоцерпца Бориса). Вскоре он был рукоположен в иеродиакона. Кроткий, нестяжательный о. Феодор – иеромонах Троице-Сергиевой Лавры, направленный служить на приход и живший по соседству с о. Борисом, своими духовными советами поддерживал молодого иеродиакона, исповедовал его, направляя жизнь инока в нужное русло. После рукоположения во иеромонаха отцу Борису недолго пришлось служить.
Опытных наставников было мало, и распоясавшиеся безбожники, осаждавшие Церковь, чувствовали себя хозяевами положения. Соотношение сил было не в пользу отца Бориса. Епископу Максиму пришлось перевести его в Омск, где Батюшка прослужил почти 10 лет в Никольском храме. Батюшка и своего старшего брата Алексия также привел в Церковь.
Его отношение к брату было заботливым и бережным… Он был как Ангел хранитель для Алексия, ставшего впоследствии архим. Димитрием, настоятелем Никитского монастыря в Переяславле-Залесском. Молитвенное правило, подготовка к богослужению, частые службы, напряженная учеба в Духовной семинарии и академии – вот из чего состояла их жизнь.

По благословению старцев из Троице-Сергиевой Лавры отец Борис в 1990 г. вступил в братство Лавры и вскоре был направлен в Черниговский скит в 14 км от обители преп. Сергия. Здесь он наладил ежедневные богослужения, проводил ежедневно исповедь и соборование, начал работы по восстановлению скита. На ежедневные соборования к нему стекались сначала десятки, потом сотни людей.
Человек, однажды попавший к Батюшке на исповедь, запоминал его на всю жизнь. Многие люди стремились снова приехать к нему за решением различных житейских и духовных проблем. И никто не уходил неутешенным.


Варницы, 1996 г. Воскресенско-Никольский собор.jpg

Варницы, 1996 г. Воскресенско-Никольский собор

Один из близких духовных чад Батюшки так теперь вспоминает о своей первой исповеди у отца Бориса в Черниговском скиту: «Попав впервые на исповедь к Батюшке, я, казалось, рассказал ему все свои смертные грехи. Но Батюшка не спешил с разрешительной молитвой, а тут же велел мне выйти из храма и там, за дверью, вспомнить еще несколько смертных грехов и исповедать их. Постояв-подумав я действительно, к своему удивлению, вспомнил еще несколько грехов и, вернувшись, рассказал их Батюшке. Но он снова сказал мне выйти за дверь и вспомнить еще какие-то смертные грехи. Я заупрямился: ведь вспоминать-то уже нечего! Но Батюшка строго сказал мне: «Иди и вспомнишь». Так и получилось. И только тогда я услышал слова разрешительной молитвы».

Батюшка не спешил давать епитимии: переживал, что человек может ее не выполнить, а это тяжкий грех, и потому сам молился о людях, побывавших у него на исповеди. По совету, благословению и молитвам Батюшки не раз у многих людей разрешались важные вопросы. Когда на работе у чад о. Бориса стали требовать предоставить ИНН, он не благословлял брать этот номер. А на вопрос, что же делать, если уволят, он отвечал, что лучше пострадать. С одним из его чад именно так и случилось: он был уволен за невыполнение требований работодателя – предоставить ИНН. Но не прошло и двух недель, как его приняли на ту же работу без ИНН. Были и другие интересные случаи.

Одному из свох чад Батюшка неожиданно помог определить, кто являтся его небесным покровителем: приехав к отцу Борису, он, не успев даже задать свой вопрос, получил в подарок от Батюшки икону со словами: «Это твой Покровитель».

В 1995 г. отец Борис был направлен на восстановление Троице-Сергиева Варницкого монастыря в Ростове, на родине преп. Сергия Радонежского. Эта святая обитель за годы советской власти была осквернена и разрушена, собор и колокольня взорваны. В 30-е гг. в монастыре проводились массовые расстрелы. Здесь надолго воцарилась мерзость запустения. Подвигом труда и молитвы о. Бориса и собравшихся вокруг него православных обитель быстро восстанавливалась. Кроме того, о. Борис взял под опеку 10 заброшенных сельских храмов, расположенных в радиусе 20 км от Варниц. Батюшка приобретал для монастыря большие земельные площади. При монастыре была организована православная школа, библиотека, медпункт. Больные и обездоленные люди находили возле монастыря приют и утешение, могли жить полноценной жизнью, занимаясь посильным трудом и молитвой. Но любое доброе дело, как известно, не обходится без искушений.
Несколько бездомных скитальцев, получивших от Батюшки приют и работу, не вразумились его добротой и лаской, но соблазнились тем, что Батюшка постоянно оказывал материальную помощь и своим чадам, и незнакомым людям. Однажды вечером они позвонили в его келлию, Батюшка открыл им дверь, а они, задумав его ограбить, тут же ударили его в лицо с такой силой, что выбили ему один из передних зубов. Естественно, отец Борис никому про этот случай рассказывать не стал, но потерю переднего зуба было трудно скрыть от духовных чад. Они же впоследствии и узнали о случившемся, расспросив послушников.

Враг рода человеческого не дремал. Он возбуждал зависть в некоторых людях, сеял раздор среди окружающих Батюшку. Никто не знал, сколько безсонных ночей проводил он в молитве, сколько болезней терпел, сколько скорбей и огорчений причиняли ему окружающие его люди. Посыпались анонимки, жалобы во все инстанции, вплоть до наместника Лавры (Варницкий монастырь являлся ее подворьем) и даже до Патриарха. Местные ростовские газеты изливали на батюшку потоки грязи. Скорбь его увеличивалась еще и от того, что многие из близких ему людей поверили сплетням и отвернулись от него. В результате Батюшка был отстранен от управления монастырем с многозначительной формулировкой: «За превышение полномочий», и ему пришлось перебраться в Ивановскую епархию.

Однажды в Варницкий монастырь приехал престарелый представитель зарубежной церкви. Гостя обступили прихожане, слушая, задавая вопросы. Но батюшка Борис не стал даже подходить к нему. Он сказал, что не хочет иметь общение с раскольником. «В храм я его пустить не могу. Это канонами запрещено», – твердым голосом пояснял о. Борис. Зарубежник так и уехал, не найдя себе утверждения в расколе.

Несмотря на постоянные гонения со стороны начальства, Батюшка всех оправдывал, никого не осуждал и не позволял этого делать другим. Он все время напоминал своим чадам, что хуже всего – это надоедать кому-либо, ибо именно от этого происходят все недовольства, ропот и вражда между людьми. Покинув Варницы, о. Борис построил в Иванове часовню, куда стали съезжаться все знавшие и любившие Батюшку. Но главной его заботой стало всеми забытое святое место возле села Антушково, где в 1423 г. явился над болотом Нерукотворный Крест Господень. Первые деревянные постройки здесь появились осенью 1998 г.
А с весны 2001 г. началось строительство каменного Крестовоздвиженского храма. Видимо, предчувствуя близкую кончину, Батюшка говорил об этом монастыре: «Это будет мой последний крест». Тогда никто не придал значения этим словам. Батюшка никогда ни на что не жаловался. Всегда выглядел бодрым, энергичным, благополучным, готовым в любую минуту прийти на помощь всем нуждающимся. Отец Борис с братией Последняя болезнь о. Бориса стала неожиданностью для всех его близких. Он скрывал свою немощь, не хотел никого печалить раньше времени.

После резкого обострения панкреатита, случившегося в ночь на 14 августа, Батюшка три недели провел без сна и пищи, всецело положившись на волю Божию. 2 сентября по его просьбе был приглашен священник из храма «Всех скорбящих Радость» о. Сергий, который причастил и пособоровал Батюшку. Только ночью 4 сентября о. Борис разрешил вызвать врача, и утром следующего дня его отправили в больницу. Высококвалифицированный специалист из Москвы сказал, что положение безнадежно.
Начался перитонит, сопровождавшийся сильнейшими болями. Батюшка не жаловался, только иногда говорил: «Надо терпеть, ведь Господь терпел…»
О. Димитрий в эти последние часы неотлучно находился возле брата. Врач же с изумлением говорил: «Непостижимо, как он терпит такие боли…» Отец Борис хотел вернуться из больницы в монастырь, но врач возражал, т.к. транспортировка была бы слишком болезненной.

Батюшка почил 5 сентября 2001 г. в 23 часа 10 минут. Вечером 6 сентября гроб с телом Батюшки повезли в Сергиев Посад – в Лавру. На окраине Ярославля гроб встречала мать о. Бориса – монахиня Аполлинария. Ради матушки был открыт гроб и снят с лица Батюшки воздух: лицо его приняло выражение покоя и величавости, стало какой-то необычной, неземной красоты.
Рано утром 7 сентября в Свято-Духовом храме Лавры после Литургии началось отпевание. Отпевал Батюшку его брат – иеромонах Димитрий. Похоронили о. Бориса на Лаврском кладбище в с. Деулино. Лаврские старцы пророчествовали, что мощи о. Бориса в последствии перенесут в монастырь в Антушкове.

Поделиться новостью в соц сетях:

...<-назад в раздел

Видео



Документы

АНАЛИТИЧЕСКАЯ СПРАВКА ПО ЗАКОНОПРОЕКТУ 744029-7 «О внесении изменений в статью 11 Федерального закона "О персональных данных" в части обработки биометрических персональных данных»

02 июля 2019 года в Государственную Думу РФ внесен проект федерального закона № 744029-7 «О внесении изменений в статью 11 Федерального закона «О персональных данных» в части обработки биометрических персональных данных» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/744029-7 ). Данная статья ФЗ «О персональных данных» посвящена биометрическим персональным данным, на основании которых можно установить личность человека...


Более ста российских ученых подписались под письмом президенту о недопустимости принятия закона о едином регистре учета населения (ЕФИРе)

Законопроект нарушает положения, установленные Конституцией РФ: ст. 24, согласно которой «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются»; ст. 55 - «в РФ не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина», которые могут быть ограничены лишь...


Заключение комиссии по богословским изысканиям священника Георгия Кочеткова

По распоряжению Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ (Распоряжение № 2187 от 5 мая 2000 года), в связи с многочисленными обращениями в Московскую Патриархию священнослужителей и мирян, озабоченных богословскими изысканиями свящ. Георгия Кочеткова, по их мнению,...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Фотогалерея
Полезно почитать

 Громкая читка

Писатели, особенно в России, самые настоящие владельцы территорий. Как Питер, так Пушкин, да Достоевский, да приставший к ним Блок. Как Москва, так опять же Пушкин да приставший Булгаков. Как Тамань, так Лермонтов; как Ялта, так Чехов. Как Рязань, так Есенин. Как Север, так Шергин. Из современников: как Воронеж, так Платонов, как Енисей, так Астафьев; как Байкал, так Распутин; как Вологда, так Белов.


Кто и как должен любить Христа?

Как должен верующий православный человек относиться к тому, что происходит сейчас в России? Да и не только сейчас, а вообще: каков критерий, с помощью которого современный русский христианин может составить своё мнение о важнейших политических событиях в стране? И, конечно, о политиках, являющихся главными действующими лицами всех этих событий?


Как одним посланием  митрополит Петр укрепил Церковь

Море лжи и реки крови затопили в то время Землю Русскую, и немалая доля участия в том принадлежала обновленцам. Погрязнув в политических интригах, они писали доносы на архипастырей Православной Церкви, пытались натравить карательные органы новой власти на очередное «контрреволюционное гнездо», соблазняли простых верующих идеями примирения и единства Церкви. Меж тем главной целью «примирения» был захват и покорение ее своему диктату.


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100