Четверг, 20 Июня 2019 г.
Духовная мудрость

завещание ст. Иоанна (Крестьянкина)
Русский язык, новый стиль, католики – ничего не принимать!
«Завещание» старца Иоанна (Крестьянкина)

Прп. Паисий Святогорец о гностиках +

Некоторые современные «гностики» пеленают своих духовных чад, как младенцев, якобы для того, чтобы те не волновались. «Это неважно, – говорят они, – ничего страшного, лишь бы вы имели веру внутри себя». Или же причитают: «Не говорите вы на эту тему – об удостоверениях, о печати, чтобы люди не волновались!» Тогда как, говори они людям: «Давайте постараемся жить более духовно, быть близ Христа и ничего не бояться, ведь самое большее – мы станем мучениками», они бы хоть как-то готовили их к грядущим трудностям. Узнав истину, человек задумается и отрясет с себя сон...

Прп. Паисий Святогорец

митр. Иоанн (Снычев) об экуменизме
Любовь к Богу <...> не терпит никаких посягательств на истины веры. Такая любовь безпощадно <...> борется с ересями, посягающими на чистоту Божественных заповедей. Такая любовь не допускает и мысли о возможности уравнять истинную Церковь Христову с гибельными ересями.
Митр. Иоанн (Снычев)

Свт. Серафим о Церкви и лжецерквах
Церковью, как учрежденною Самим Богом для нашего спасения, можно называть в строгом смысле только одно общество истинно верующих христиан. Называть же церковью каждое из еретических обществ – это значит не иметь правильного понятия о Церкви и попирать нашу веру и догмат о Церкви.
Свт. Серафим (Соболев) о Церкви и лжецерквах

Прот. Николай Гурьянов
Россия не поднимется, пока не осознает, кто был наш Русский Царь Николай... Господь не дарует России нового Царя, пока не покаемся искренно за то, что допустили иноверцам очернить и ритуально умучить Царскую Семью... Должно быть духовное осознание.
Старец Николай Гурьянов о монархии и покаянии

В кулуарах

Кто духа Христова не имеет, тот и не Его: Кого можно считать воцерковленным человеком?
Про кого можно сказать, что он живет настоящей церковной жизнью? И что можно считать своего рода недовоцерковленностью и личным недохристианством? Отвечают священники...

Как мы незаметно для себя становимся богохульниками: Проблемы современного иконопочитания
Вспоминая событие, связанное с окончательной победой иконопочитателей над иконоборцами в 843-м году, поговорим сегодня о том, как мы, православные верующие, сами нарушаем положения догмата об иконопочитании, в иных случаях становясь самыми настоящими иконоборцами и осквернителями святых образов…

Мы боимся не того «конца света»: Подлинный Апокалипсис тихо происходит в наших сердцах
Понятие Апокалипсиса у нас стойко ассоциируется со страшными, катастрофическими событиями мирового масштаба. И все мы знаем о внешних признаках приближения вселенской катастрофы. Много о них говорим, обсуждаем это. Но есть и другие, куда более важные, сокровенные признаки. Господь говорит, что в последние времена «по причине умножения беззакония…

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
16.03.2019
Удерживающий Святой Руси: Беседа с историком Д.Б. Гришиным о Великом Князе-мученике Сергии Александровиче

2019-03-16_222333.jpg

В прошлом году «ПК» уже писал о мифологизированной и несправедливо забытой исторической фигуре – Великом Князе-мученике Сергии Александровиче Романове, супруге святой преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны, дяде Государя Мученика Николая II. Сегодня мы беседуем с одним из наиболее деятельных поборников очищения и возвращения его памяти, историком Дмитрием Борисовичем Гришиным. 

Д. Б. Гришин – кандидат исторических наук, занимается рассмотрением различных аспектов Русской и европейской истории, автор трудов в области искусствоведения и ряда работ по социально-политической истории России, истории общественных организаций, истории Москвы, святынь и памятников Московского Кремля, истории культуры и художественных собраний. Активно изучает жизнь и деяния Династии Романовых. С начала 1990-х годов приступил к фундаментальным трудам по раскрытию личности и увековечению памяти Великого Князя Сергия Александровича Романова. Инициатор обретения и торжественного захоронения его останков; инициатор и участник восстановления Креста-памятника Великому Князю в Новоспасском монастыре Москвы; один из организаторов юбилейных выставок и мемориальных торжеств, посвященных Сергию Александровичу; председатель Сергиевского мемориального фонда.


2019-03-16_222630.jpg– Дмитрий Борисович, как и почему Вас заинтересовали Династия Романовых вообще и в частности Великий Князь Сергий Александрович?

– Тема Династии Романовых всегда была, есть и будет важной и актуальной для всех нас – для Русского народа. Мое  приобщение к ней началось еще тогда, когда в нашей стране сохранялась другая политическая обстановка и знакомство с историческими материалами представляло определенную трудность. Однако профессия историка уже тогда открыла мне дополнительные возможности. В частности, в архиве, который в те годы назывался Центральным государственным архивом Октябрьской революции (сейчас это ГАРФ – Государственный архив Российской Федерации) есть огромные фонды, связанные с Императорским Домом. И вот там мне удалось получить доступ к историческим документам, посмотреть фотографии (сейчас их много публикуется, а раньше ведь ничего не было), подержать в руках подлинники писем, дневников, почитать их… И от всего этого возникло непередаваемое ощущение, совершенно не сравнимое с тем, что чувствуешь, работая с опубликованными материалами и даже ксерокопиями... Есть такой замечательный историк, который в свое время мне очень помог, автор ряда книг о святых Царственных Страстотерпцах – Александр Николаевич Боханов. Так вот, он часто выступал, говорил о Государе, и когда его спрашивали: «Расскажите, что это был за человек?», он отвечал: «Вы посмотрите на его портреты, на его фотографии, вглядитесь в его глаза – и вам все станет понятно. Это будет намного ярче и правдивее любых моих слов». Вот так, через соприкосновение с фотографиями и документами, началось и мое погружение в тему Романовых, захотелось побольше узнать о них.

А что касается лично Сергия Александровича – здесь отдельная история, я не буду на ней останавливаться, потому что это долгий-долгий разговор. Скажу лишь, что главным стимулом послужила одна частная беседа в Кремле в 1991 году. Тогда мне как бы между делом сообщили, что шесть лет назад, в 1985-м, при каких-то строительных работах здесь была обнаружена гробница Великого Князя Сергия. Там нашли его останки, что-то оттуда изъяли и закопали обратно – мол, а кому это надо. Я тогда еще не так много знал о Князе как о человеке, просто понимал, кто это, но от услышанного стало очень больно и обидно. И я задался целью исправить эту несправедливость, добиться, чтобы захоронение было обретено и почетно, достойно устроено.

В связи с этим, сталкиваясь с различными сложностями и непониманием, подчас даже противодействием, возникла потребность объяснить, рассказать людям, кто же такой Сергий Александрович, что это за фигура, чем он знаменит и почему необходимо возобновление его памяти. Тогда я снова пошел в архив как исследователь уже с определенной задачей: составить портрет Великого Князя в первую очередь для уполномоченных лиц, от которых зависело решение нашего вопроса. И так, углубившись, стал его открывать и для себя самого – что это не просто член Императорской фамилии, дядя Государя и супруг святой Великой Княгини Елисаветы Феодоровны, которая как раз только-только была канонизирована в то время, в 1992 году. Оказалось, что этот человек и сам по себе, независимо от своих родственников и жены, достоин глубочайшего уважения и интереса, что связанная с ним информация весьма поучительна и важна для нас сегодня.

В итоге дело с останками длилось более трех лет и завершилось в 1995 году усилиями нашего Предстоятеля, Святейшего Патриарха Алексия II, который всегда имел к Сергию Александровичу глубокое почтение и любовь. Мы добились разрешения на перезахоронение, местом был выбран уже начавший восстанавливаться Новоспасский монастырь. Перезахоронение состоялось 17 сентября 1995 года, но еще в течение двух лет не получалось предать тело Князя земле, потому что в усыпальнице Романовых велась масштабная реставрационная работа. Все это время останки Сергия Александровича покоились в часовне монастыря… Особая, также долгая, история была с восстановлением креста – окончательно он был изготовлен и установлен в 1998 году, тоже в сентябре. Создавали мы его по подлинным, впервые тогда нами раскрытым чертежам и проектам Виктора Васнецова, Промыслом Божиим сохранившимся в его Доме-музее. Это – заслуга замечательного Русского скульптора Николая Васильевича Орлова, который тоже глубоко проникся почтением к Сергию Александровичу.


– А как Вы начали писать книги о Великом Князе? Расскажите, пожалуйста, о них поподробнее.

– Когда все это наконец завершилось, личность Великого Князя по-прежнему занимала все мои мысли. Те первые знания, полученные сведения, требовали продолжения, потому что теперь вопросы стали возникать уже в широких кругах. Люди сталкивались с информацией еще начала ХХ века, которую распространяли недруги Сергия Александровича и явные враги Русской государственности и нашей Православной Церкви. Информация эта тиражировалась в массовых изданиях, в интернете, т. е. ощущалось открытое противодействие и было очевидно, что нужно продолжать бороться за это имя. Тогда и началась еще более обширная работа с документами с целью написания книги. Книга вышла, первое издание состоялось в 2006 году, в серии «Царский Дом» издательства «Вече», под названием «Трагическая судьба Великого Князя» (хотя должна она была называться иначе – «Крест Великого Князя»: крест как судьба, как духовный выбор. Но издательство настояло на более нейтральном заголовке); через два года мы ее переиздали. Параллельно Новоспасский монастырь начал публиковать уже непосредственно источники, документы, связанные с жизнью Сергия Александровича. Этим занялась Ирина Владиславовна Плотникова, и она продолжает свою огромную работу – совсем недавно вышел пятый (и не последний) том собрания «Великий Князь Сергей Александрович Романов. Биографические материалы».

2019-03-16.2.jpg
Великий Князь Сергий. 
Худ. В. И. Нестеренко

Казалось бы, столько сведений, и я уже начал думать, что теперь почти все сказано, а если и не все, то остальное доскажут другие… Но Великий Князь и Великая Княгиня – это такие люди, которые, однажды войдя в жизнь, остаются в ней навсегда. И вот, спустя время, меня попросили объединить их личности в одном повествовании. Ведь сначала считалось, что про Елисавету Феодоровну все всем известно и нужно больше говорить о Сергии Александровиче, но позднее стало понятно: их нельзя разделять, Великая Княгиня-мученица как личность – это создание Сергия Александровича. В результате в 2015 году в издательстве «Достоинство» вышла новая книга – «Сергей и Елизавета», затем ее переиздал наш Сергиевский фонд… Опять казалось, что можно успокоиться и сложить руки. Но дальше меня вновь попросили рассказать о Елисавете Феодоровне – именно с точки зрения исторического, документального свидетельства, и так появилась еще одна книга, изданная в биографической серии «Жизнь замечательных людей», – «Елизавета Федоровна». Но и в ней большое внимание опять-таки уделено личности и роли Сергия Александровича, которого Великая Княгиня почитала своим наставником и примером. «Он – святой человек, много выше всех нас; ты, конечно, это знаешь», – вот доподлинные ее слова из письма к его брату, Великому Князю Павлу Александровичу. Всю свою последующую жизнь после его гибели она ориентировалась на то, как ее шаги будет воспринимать там, на Небесах, ее дорогой Сергий. И неслучайно мученическая кончина Великой Княгини, ее переход в святость произошел в день Ангела супруга, праздник преподобного Сергия, самый радостный в свое время для этой великокняжеской четы.


– И тем не менее, несмотря на такую огромную просветительскую работу, Сергий Александрович до сих пор мало известен нашим современникам, даже воцерковленным людям. Расскажите, насколько возможно в рамках интервью, что это был за человек и какова его роль в истории России?

– Конечно, лучше взять книгу и почитать, потому что в двух словах такую масштабную фигуру не раскрыть. Но попытаюсь сказать самое основное. Во-первых, Сергий Александрович был порфирородным ребенком, т. е. первым в семье Государя и Государыни после восшествия Александра II на престол. Никаких привилегий, конечно, такие дети не получали, если они имели старших братьев, но их рождению всегда предавалось особое значение. И святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский, в своем слове по случаю рождения Сергия Александровича назвал это событие «знамением во благо». Также он был обетованным чадом, названным в честь преподобного Сергия Радонежского по обету родителей, данному у мощей святого.

Князь все это знал и понимал, но кроме того он получил великолепное воспитание и образование – одно из лучших в России того времени, фактически университетское, хотя оно давалось на дому. Огромную роль здесь сыграла его матушка, Императрица Мария Александровна, светлейшая женщина, которую еще при жизни современники называли святой. А Сергей Александрович был предпоследним ребенком в семье, младшим, любимым, и Мария Александровна его всегда выделяла. Он ее тоже обожал и проявил необыкновенную заботу во время ее тяжелой болезни – глубоко разделял не только физические, но и душевные страдания матушки.

2019-03-16.3.jpg
Крест-памятник Великому Князю Сергию
в Новоспасском монастыре. 
Скульптор Н. Орлов, автор проекта Д. Гришин.
Воссоздан по эскизам В. Васнецова
и установлен в 1998 г.

Т. е. Князь был очень добрым, нежным, чувствительным человеком, но именно эти качества в обстоятельствах придворной жизни того времени заставили его вскоре оградиться от людей. Он понял, как много вокруг лжи и лицемерия, как жесток высший свет, который в глаза притворно льстит, а за глаза уничтожает. Для многих знакомых он стал как бы непроницаемым, и это как раз и явилось причиной нерасположения к нему, восприятия его холодным, черствым, надменным. Просто-напросто он не захотел играть по правилам тогдашнего бомонда, лицемерного высшего общества, и оно ему отомстило. Конечно, на фоне такой глубоко религиозной натуры эти люди выглядели весьма нелицеприятно: они недоумевали, как можно быть настолько воцерковленным, ведь для них духовная жизнь уже превратилась в некую обрядность, пустую традицию…

Отстранившись от света, Сергий Александрович находил утешение в мире литературы, искусства, культуры... Но в то же время он верой и правдой служил Отечеству – стал командиром Преображенского полка, первым из Дома Романовых. Шефами полка были все Императоры, а вот командирами только два представителя Царской Семьи – он и Великий Князь Константин Константинович. А до этого Сергий Александрович проявил себя как герой на Русско-турецкой войне 1877–1878 годов, пошел в боевую разведку, получил орден святого великомученика Георгия IV степени, которым очень дорожил и носил до последних секунд своей жизни – эта награда была на нем в момент гибели.

Князь всегда сознавал свою ответственность в предназначенном ему свыше служении Богу, Государю и Отечеству и помнил евангельские слова, что кому много дано, с того много и спросится. И когда возник вопрос о его женитьбе, он долго колебался. Он давно знал и любил принцессу Елисавету, Эллу Гессен-Дармштадтскую, но сильно переживал, т. к. понимал, что, став его женой, эта чистая и близкая ему душа попадет в те же жернова молвы и клеветы светского общества. Однако когда Сергий Александрович все же решился на этот шаг, он получил удивительную супругу, ставшую ему искренней помощницей и сподвижницей. Уже после его кончины Елисавета Феодоровна напишет: «Надеюсь, Господь даст мне силы, чтоб никто не смог сказать, что я оказалась недостойной водительства такого истинно благородного мужа и – она подчеркнет –настоящего христианина».

В 1891 году Сергий Александрович назначается московским генерал-губернатором; важно отметить – не генерал-губернатором Москвы, как иногда говорят, а именно московским генерал-губернатором. Московское генерал-губернаторство представляло собой огромный округ, ядро Русского государства. И он становится наместником, представителем Государя в этих землях, отвечающим за правильное ведение там государственной политики. Тяжелейшая ноша, – он это, конечно, осознавал, но принял свое назначение как данный Богом крест и нес его без малого 14 лет. Выполнял поставленную Александром III задачу – чтобы наша Первопрестольная вновь стала центром, основой Русской государственности, духовности, утрачивающейся уже в то время в стране. Великий Князь прилагал огромные усилия для развития культуры, просвещения народа, борьбы с пороками пьянства и прозябания. Проявлял особое попечение о благосостоянии Русской Церкви, всегда работал вместе с духовенством, московскими митрополитами (во время его генерал-губернаторства их было несколько, последним стал владыка Владимир (Богоявленский), будущий Киевский священномученик), местными батюшками. В тандеме с единомысленными людьми Сергий Александрович стремился вернуть Москве ее прежнее сияние как Русскому сердцу, источнику Русского духа...


– Дмитрий Борисович, в одном из интервью Вы отметили, что Князя убили именно «как символ, как знаковую фигуру... как то, что принято в нашем православном языке обозначать понятием „удерживающий“». Поясните, пожалуйста, эту мысль.

– Это наименование – «удерживающий» – в отношении Сергия Александровича употребляю не только я. Например, так назвал его в своем слове в эти памятные февральские дни наместник Новоспасского монастыря владыка Иоанн – «удерживающий Святую Русь на ее пути». Да, он был именно таким – витязем, стоявшим на защите вековых устоев Русской государственности. И в этом плане Князь вызывал уже не какие-то шушуканья придворных сплетников и интриганов, а лютую ненависть врагов России, став их главной мишенью. На него посыпались не просто клеветнические наветы, но еще и непосредственные нападки, попытки физической расправы.

2019-03-16.4.jpg
Могила Сергия Александровича в Усыпальнице
бояр Романовых в Новоспасском монастыре

Будучи виднейшим охранителем, Сергий Александрович фактически стал первой жертвой в ряду всех последовавших мучеников Дома Романовых. Его современники это четко понимали: если мы посмотрим печатные издания того времени, в откликах на его гибель часто повторялись слова: «Великий Князь-мученик». Духовные люди уже тогда отмечали, что этим убийством враги хотели нас ослабить, сломить, но на самом деле они дали нам нового небесного молитвенника о стране, нового заступника перед Престолом Божиим.

Надо обязательно подчеркнуть, что подвиг Великого Князя – это не только его мученическая кончина, но и вся его предшествовавшая праведная исповедническая жизнь в служении Отечеству. Этот крестный путь, избранный им сознательно и добровольно, в то время практически неизбежно вел к мученичеству. Уже после его убийства Елисавета Феодоровна писала Государю: «Сергей с радостью умер за тебя и за свою Родину. За два дня до смерти (а тогда, на Сретение Господне, было первое, несостоявшееся, покушение – террорист не решился бросить бомбу) он говорил, с какой готовностью пролил бы свою кровь…» Т. е. он однозначно предвидел свою Голгофу и даже запретил в последние дни себя сопровождать, чтобы не подвергать других людей смертельной опасности. Мученический венец стал высшей наградой за труды Сергия Александровича, особым избранничеством, и в этом смысле он, безусловно, причастен к сонму всех святых христианских мучеников.

Кстати, в его многочисленном иконописном собрании была очень интересная икона XVI века, точнее, список с иконы, принадлежавшей Государю Иоанну Грозному, на которой изображено шествие мучеников, возглавляемых святым Архангелом Михаилом, из земного града в Небесный Иерусалим – «Благословенно воинство Небесного Царя». Думаю, Князь неоднократно перед ней молился, и в это воинство он потом сам и вошел – как один из таких славных витязей Святой Руси. Символично и то, что Московский Кремль, в стенах которого Сергий Александрович принял мученичество, является образом Небесного Иерусалима.


– Давайте еще скажем, хотя бы кратко, об основных клеветнических мифах о Великом Князе, их причинах и источниках. Ведь люди продолжают сталкиваться с негативной информацией о нем – достаточно открыть «Википедию»…

– Да, с «Википедией» многие боролись, некоторые моменты там смогли исправить, но много клеветнических сведений еще осталось. Все эти напраслины ничем не подтверждены: нет ни одного документального свидетельства, ни одного очевидца тех грехов, в которых обвиняют Великого Князя. В исторических источниках  сохранилось лишь несколько грязных намеков, но достаточно посмотреть, от кого они исходят, и все станет понятно. Судьями выступают самые известные сплетники того времени, такие, например, как генеральша Богданович, прославившаяся своими дневниковыми записями, в которых досталось «всем сестрам по серьгам». В 2008 году их переиздало издательство «Вече», и Александр Николаевич Боханов дал посильный комментарий, где разъяснил особенности этого документа (оригинал отсутствует, текст представляет собой выжимку, произведенную неизвестными противниками монархии, – примеч. ред.).

2019-03-16.5.jpg
Великокняжеская чета

Еще один источник сплетен – Великая Княгиня Ольга Федоровна, жена Великого Князя Михаила Николаевича, кстати, очень достойного человека, которая была, можно сказать, профессиональной интриганкой. Опасаясь ее ядовитого языка, многие в высших кругах перед ней заискивали. А Сергий Александрович прекрасно понимал, что это за человек, знал ей цену и не стал добиваться ее расположения. И потому последовала такая месть. Об этом свойстве «тети Оли» всем было известно – таким же наветам от нее подвергся и кузен Сергия Александровича, Великий Князь Константин Константинович, который писал ему: «Нам теперь стоит позавтракать у Донона (французский ресторан в Петербурге), выпить бутылку шампанского, чтобы свет оплакал навек нашу нравственность». Но, посмотрите, какой поучительный у этой женщины был конец: ее сын, Михаил Михайлович, заключил против воли Государя и всей родни за границей морганатический брак. И «тетя Оля», получив известие об этом, не выдержала – у нее случился сердечный приступ.

А другой ее сын, Александр Михайлович, тоже известный по мемуарам, продолжил потом дело матери, и принес много зла через свою клевету. Ссылаясь на него, часто говорят: вот, это же не какой-то революционер пишет, а член Царской Семьи. Но надо же знать, почему он так пишет. Во-первых, Александр Михайлович не скрывал, что вся молодежь Царского Дома обожала Елисавету Феодоровну, и он сам откровенно завидовал Сергию Александровичу. «Проведя вечер в ее обществе и вспоминая ее глаза, цвет лица, смех, способность создавать вокруг себя уют, мы приходили в отчаяние при мысли о ее близкой помолвке. Я отдал бы десять лет жизни, чтобы она не вошла в церковь к венцу об руку с высокомерным Сергеем», – вот как он пишет.

Но есть и еще одно обстоятельство. Книга воспоминаний Александра Михайловича, наиболее часто цитируемая у клеветников Сергия Александровича, является неким обширным конспектом его лекций, с которыми он выступал на Западе, в эмиграции. Т. е. она была рассчитана на западного обывателя, интересовавшегося главным образом грязными сплетнями. Но и это еще не все: достоверно известно, что воспоминания писались по заказу определенной аудитории – представителей нью-йоркской масонской ложи. Так что эта, по-простому говоря, «заказуха» среди серьезных ученых не считается достоверным историческим источником.

Ну, а в кругах нигилистов Сергий Александрович вызывал недовольство уже по другим причинам – он ведь по сути отстоял Москву: проводил в своих землях правильную политику, заботился о простом народе. «Зубатовщина», как ее называли в советское время, – инициатива начальника Московского охранного отделения Сергея Васильевича Зубатова по защите прав рабочих – имела конкретные положительные плоды: в Москве не было таких массовых забастовок, такой оппозиции власти, как в других городах, люди любили и чтили Государя и Царскую Семью.

Безусловно, и сам Сергий Александрович пользовался в народе большим уважением – достаточно посмотреть, как его приветствовали, когда он выезжал, участвовал в церковных мероприятиях, праздниках, выходе на Пасху в Кремле, на крещенское водосвятие… Т. е. он был фигурой, которую народ-то искренне любил. Но такова уж история – мы не можем услышать глас народа, потому что он не попадал на страницы мемуаров и даже печатных изданий того времени. Мнение простых людей, к сожалению, оставалось при них, хотя оно было подавляющим, но не отражалось в письменных источниках.

Поэтому нам так радостно постепенно раскрывать подлинный исторический облик Сергия Александровича, расчищать, восстанавливать, реставрировать, если можно так выразиться, его портрет. Прошло без малого 25 лет, почти четверть века, с того момента, когда это делание началось, когда были обретены его останки. И это небо и земля – насколько сейчас мы видим к нему любовь в народе. Когда наш Сергиевский мемориальный фонд проводит ежегодные мероприятия во дворце Сергия Александровича и Елисаветы Феодоровны на Невском проспекте, там всегда собираются сотни людей, которые жаждут услышать что-то новое. И они подходят, благодарят, плачут, молятся, прикладываясь к фотографиям и сохранившимся частицам одежды Великого Князя, выстраиваются в очередь к этим реликвиям как к святыням.


– А как обстоит дело с его восприятием церковной иерархией?

– Здесь все индивидуально, но если говорить обобщенно – многие из клира просто не знают исторических фактов. Поэтому одна из наших основных задач – доносить информацию. Есть большие почитатели Сергия Александровича и среди архиереев, и среди простых священников. Мы иногда встречаемся с теми, кто самостоятельно изучает этот вопрос, собирает сведения. Т. е. духовные свечи горят, но их не так много, как хотелось бы. И, к сожалению, до сих пор остается проблема предвзятого отношения: вместо того чтобы почитать, ознакомиться с письмами самой Елисаветы Феодоровны, документами, машут рукой – легче открыть «Википедию». Это великая беда нашего века информационных технологий – однобокая, предвзятая подача информации. Поэтому – обращаюсь к читателям – надо всем неравнодушным православным трудиться на этом поприще, направлять людей к правильным источникам, использовать поддержку тех малых сил, которые нам сочувствуют и содействуют, объединяться с единомышленниками. У нас ведь и Государь был канонизирован только благодаря широкому почитанию в народе. В духовенстве, среди архиереев, высказывалось много сомнений, хотя Патриарх Алексий был абсолютно уверен в святости Царской Семьи, но иерархи боялись, как бы чего не вышло…

Думаю, так должно быть и здесь. Ведь множество людей свидетельствуют о помощи, о чудесах Божиих по молитвам Великого Князя Сергия Александровича. Записи о них ведутся еще с благословения владыки Алексия (Фролова), около захоронения для этого есть специальная тетрадка... Порой сталкиваешься с поразительными случаями! Люди приходят и сами спрашивают, даже в других городах: «А вы не собираете?.. А кому-то не надо?.. А кто-нибудь у вас интересуется?..» Мы все это тоже записываем, обязательно с какими-то данными человека, чтобы было документальное подтверждение.


– А есть ли надежда на общецерковное прославление Сергия Александровича?

– Конечно! Мы только не знаем сроков. Но этот вопрос назрел уже давно, его ставил и владыка Алексий (Фролов), и Патриарх Алексий II, были и обращения в Синод по этому поводу... Думаю, нам необходимо просто продолжать свою работу, чтобы народ все больше проникался к светлой памяти Великого Князя, и, даст Бог, со временем все управится. Мы вот, даже заказав портреты Сергия Александровича современным художникам, видим, как люди, смотря на них, может быть ничего и не читавшие о нем до этого, принимают к сердцу его образ и начинают ему молиться, прикладываться, делать земные поклоны... Т. е. народ Божий чувствует, как от Великого Князя исходит та самая благодать, которая неизреченна и для которой не требуется доказательств. Поэтому надо не только объяснять и рассказывать, но и давать людям возможность это почувствовать. А когда народное почитание достигнет определенного уровня, то дойдет и до прославления, пусть это не сегодняшнего или завтрашнего дня событие, но оно неизбежно свершится. Потому что эта чета – Сергий Александрович и Елисавета Феодоровна – абсолютно едины не только в своей жизни земной, но и в своей святости вечной.

Беседовала Анна Самсонова


___________________ 
* Одно из немногих замечательных изданий в море секулярной прессы, которое рассказывает о событиях прошлых и нынешних дней с православной точки зрения. Это некоммерческое издание, существующее на средства пожертвователей (трудятся в ее редакции также во славу Божию). Для множества православных из глубинки и не имеющих интернета печатная версия газеты, выходящая 2 раза в месяц, является практически единственным источником актуальной и взвешенной информации. А у многих подписчиков не хватает средств к полноценной оплате (750 р. за полгода). Поэтому мы призываем оказать посильную финансовую поддержку редакции газеты «Православный Крест» и ее читателям. 
   Телефон редакции: 89153536998.


См. также:





Поделиться новостью в соц сетях:

...<-назад в раздел

Видео



Документы

Душу может убить одна еретическая мысль: Свт. Игнатий (Брянчанинов) и «Школа молитвы» митр. Антония Сурожского (Блума)

Одним из популярных писателей о молитве в наше время стал известный английский митрополит Антоний Сурожский. Многотысячными тиражами выходит его книга под названием «Школа молитвы». Прочитав книгу, я обратил внимание на то, что она опирается скорее на опыт инославного вероисповедания, чем на святоотеческую...


Церковь выступила за права верующих: В Правовом управлении Московской Патриархии призвали к альтернативе электронно-цифровой системе учета

В Правовом управлении Русской Православной Церкви подчеркнули, что верующие граждане России должны иметь возможность пользоваться не только цифровыми системами персональной идентификации, говорится в комментарии юридической службы Московской Патриархии, опубликованном 11 июня, во вторник, на официальном...


Одолеть бесовщину!: Заявление Совета православной патриотической общественности в связи с событиями в Екатеринбурге

В нескольких городах России проведены акции против строительства храмов. Катализатором их стала кампания в Екатеринбурге, в ходе которой была варварски разгромлена законно возведенная строительная ограда, поднимались флаги «уральской республики», звучали лозунги, заимствованные у украинских майданщиков....


<<       >>   |  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Фотогалерея
Полезно почитать

Возрождение – в единстве православного народа: Беседа с потомком Русских князей А.А. Трубецким о монархии и «кирилловичах»

...На монархию должна быть воля народа. Путь возрождения России в любом случае – в единстве православного народа. Мы не должны поддаваться ни на какие провокации, нападки и уловки со стороны тех, кто хочет нас разъединить – будь то церковный раскол, гражданский мятеж или внешнее вмешательство...


По всему видно, что время жатвы близко: Беседа с батюшкой из Русского Севера, отцом Борисом Прокофьевым

В нашу редакцию поступила заметка, в которой автор, священник из Коми, затронул важную дискуссионную тему подвига святого Царя Мученика Николая II. Мы решили связаться с батюшкой, и уже с первых слов общения стало очевидным наше единодушие по многим актуальным вопросам…


Сейчас важное время для судеб России и всего мира: Схиархимандрит Тит (Бородин) о произволении человека и народа

Сколько ещё есть человеков, которые желают быть верными Богу, жить по Его святой воле и заповедям, по православным традициям, “во всяком благочестии и чистоте” в Царстве Русском во главе с Царем православным? Сколько ещё тех, кто хочет сохранить в себе образ и подобие Божие?.. От этого зависят и дальнейшие...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100