Воскресенье, 31 Мая 2020 г.
Духовная мудрость

сщмч. Григорий (Лебедев) об апостасии
Если вы из дела Христова выкидываете, в силу своего маловерия и рассудочности, борьбу с дьяволом и победу над ним, то вы уничтожаете силу христианства. Вы низводите тогда Христа на роль возвышенного моралиста, учившего добру и только. И если вы в свою жизнь, как христиане, не введете борьбу с дьяволом, то вы – мертвецы в христианстве. Оно вам ничего не дает, и будете вы холодные, пустые, сонные, скучные, ничего не получающие от Христа и Церкви.
Сщмч. Григорий (Лебедев) об апостасии

Прп. Паисий Святогорец о гностиках
Снова определенные «гностики» станут пеленать своих духовных чад как младенцев, как бы для того, чтобы не унывали: «Не имеет значения, это ничего, достаточно внутренне веровать», – в то время, как видим апостола Петра, который внешне отрекся от Христа.
Прп. Паисий Святогорец о печати антихриста

свт. Феофан о наукообразности
Целость, полнота и истина знания собственно принадлежат людям, восстановленным благодатию и в Боге живущим.
Свт. Феофан об ученых и наукообразности

Прп.Паисий об экуменистах 2
Святые отцы знали, что делали. Они воспретили общение с еретиками не без причины. Но сегодня призывают к совместным молитвам не только с еретиком, но и с буддистом, огнепоклонником и сатанистом.
Прп. Паисий Святогорец

митр.Иоанн: экуменизм и нацбезопасность
Если это пагубное ослепление возобладает в России, то будет не только безнадежно повреждена чистота православной веры. Под вопросом окажется сама возможность возрождения русской государственности.
Митр. Иоанн (Снычев) о ереси экуменизма

В кулуарах

Глумление обновленцев-криптокатоликов над таинствами
Митрополит Иларион (Алфеев) обвинил в неразумной ревности тех верующих, кто не желает причащаться новым «коронавирусным» способом с окунанием или протиранием лжицы и отиранием уст одноразовыми салфетками.

Тайные молитвы да не звучат вслух
В наше непростое время все чаще и чаще в некоторых храмах священники читают вслух тайные священнические молитвы за Литургией. Это веяние получило распространение в обновленческой среде еще в конце XIX – начале XX века. Представители так называемой «живой церкви» стали сокращать службы, переводить на...

«Из русского народа еще выйдут герои»
О плодотворном художественном творчестве Максима Фаюстова мы уже не раз писали на страницах нашей газеты. В этом году исполняется 10 лет, как он впервые выставил самую известную свою картину «Русский герой Евгений Родионов». За эти годы в постерах и репродукциях она разошлась далеко по России.

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Провокация кочетковцев против Церкви не удалась 27.03.2020
Провокация кочетковцев против Церкви не удалась
Одно из известных прокатолических изданий редакцию «Благовест-инфо» опубликовало лживую статистику о том, что практически все православные верующие России, а именно 75% процентов, поддерживают переход на современный русский язык на богослужениях. Эту информацию с радостью подхватили еретики-католики, хотя она совершенно не соответствует действительности. 

Во-первых, в громком названии говорится о богослужениях в целом, хотя потом авторы приводят слова Патриарха Кирилла о переводе лишь Паремий и Апостола и Евангелия, что составляет лишь малую часть служб. Но это не самое главное; главное то, что, как доказательство достоверности своих слов, издание ссылается на данные опроса ВЦИОМ. 

По результатам этого «наиточнейшего» опроса, в котором участвовало 1600 человек, оказалось, что лишь 29% россиян, исповедующих православие, полностью поддерживают такую идею, а 46% - «скорее поддерживают». Таким образом мы видим, что никаких 75% опрошенных не заявляли, что «поддерживают переход на современный русский язык на богослужениях». 

Далее. В России проживает порядка 147 миллионов человек, 75-80% которых, по данным того же самого ВЦИОМ (!!!) считают себя православными верующими, т.е. это более 100 миллионов человек. Получается, что в опросе участвовало всего 0,16% православных, из которых только 29% согласны на частичный перевод богослужений.

А теперь самое интересное. Данный вопрос был инициирован частным образовательным учреждением - Филаретовским православно-христианским институтом, не имеющим никакого отношения к Русской Православной Церкви и являющимся детищем обновленца и модерниста о.Георгия Кочеткова, который уже много лет рьяно борется за уничтожение церковнославянского языка. При этом опрос проводился среди каких-то людей не при личном общении, а по телефону.

Православный сайт «Благодатный огонь» приводит слова руководителя Отдела социологии религии Института социально-политических исследований РАН, доктора социологических наук Юлии Синелиной, которая еще в 2011 году высказала свое мнение по поводу опроса населения о языке богослужения:  

«В подобных опросах участвуют в основном невоцерковленные православные. На мой взгляд, предлагаемые изменения в языке церковных богослужений могут осложнить и без того достаточно непростую ситуацию, сложившуюся сегодня в Церкви. Опрос показывает, что эта тема разделяет и общество в целом, и православных. Значительная часть наиболее активных и воцерковленных православных и, что немаловажно, монашества, выступает против подобных нововведений. И если для невоцерковленных верующих изменение десятка слов в богослужебных текстах не является принципиальным вопросом, то эта же мера может вызвать непредсказуемые последствия среди наиболее консервативной части церковного народа. У определенной части церковного народа это решение может подорвать доверие к церковной иерархии.

Не стоит в третий раз наступать на одни и те же грабли: Раскол, обновленчество – все это закручивалось вокруг богослужебных текстов. Нам сегодня остро нужна консолидация общества, консолидация православных. Предлагаемые изменения не заставят слабовоцерковленных православных чаще ходить в церковь, но могут оттолкнуть определенную часть активных и убежденных православных. Сегодня нам надо искать объединяющие решения – укрепление приходов, развитие приходской деятельности, миссионерство, социальная работа, поддержка нуждающихся, борьба с сиротством – это то, что объединит и консерваторов, и либералов, а вот язык богослужений лучше не трогать».

Таким образом, мы видим, что данный кочетковский заказ ни что иное, как хитрая уловка и подлая провокация, исполненная для того, чтобы ввести в заблуждение народ и заставить их верить в ложное положение вещей. 

Надо сказать, что деятельность о.Георгия Кочеткова неоднократно подвергалась критике со стороны Русской Православной Церкви. А в 2000 году даже была создана специальная комиссия по «богословским изысканиям» священника Георгия Кочеткова. Эта комиссия была создана по распоряжению Распоряжение № 2187 от 5 мая 2000 года Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия, в связи с многочисленными обращениями в Московскую Патриархию священнослужителей и мирян, озабоченных богословскими изысканиями священника Георгия Кочеткова, по их мнению, входящими в противоречие с догматическим православным вероучением, Святоотеческим наследием и вековыми традициями Русской Православной Церкви с требованиями принятия канонических.

Изучив кочетковские «изыскания» комиссия отметила, что:

«Сочинения священника Георгия Кочеткова, которые он публикует как катехизические, вероучительные книги, представляют собой опыт построения богословской системы, в существенных моментах уклоняющейся от православного вероучения, содержащей повторения отдельных положений соборно осуждённых ересей Керинфа, Павла Самосатского, Оригена, Македония и Нестория. По существу дела мы сталкиваемся здесь с учениями, аналогичными тем, которые осудили Отцы III Вселенского Собора в Седьмом правиле, воспрещающем «сложение иной веры, кроме определенной от Святых Отец», под угрозой лишения сана для священнослужителей или анафемы для мирян.

Седьмое правило III Вселенского Собора гласит:

«По прочтении сего, святый Собор определил: да не будет позволено никому произносити, или писати, или слагати иную веру, кроме определенныя от Святых отец, в Никеи граде, со Святым Духом собравшихся. А которые дерзнут слагати иную веру, или представляти, или предлагати хотящим обратитися к познанию истины, или от язычества, или от иудейства, или от какой бы то ни было ереси: таковые, аще суть Епископы, или принадлежат к клиру, да будут чужды, Епископы епископства, и клирики клира: аще же миряне, да будут преданы анафеме. Равным образом, аще Епископы, или клирики, или миряне явятся мудрствующими или учащими тому, что содержится в представленном от пресвитера Харисия изложении, о воплощении Единородного Сына Божия, или скверным и развращенным Несториевым догматам, которые при сем и приложены: да подлежат решению сего святого и Вселенского Собора, то есть, Епископ да будет чужд Епископства, и да будет низложен: клирик подобно да будет извержен из клира: аще же мирянин, да будет предан анафеме, как сказано».

Комиссия пришла к следующим выводам:

1. В своём учении священник Георгий Кочетков отступает от Православия, так как его вероучительная система не соответствует догматическому учению Православной Церкви, утверждённому Вселенскими Соборами и заключённому в форму, смысл и содержание Никео-Цареградского Символа веры. Свящ. Георгий Кочетков отступает не только от Святого Православия, но и от учения большинства других христианских конфессий, в которых Христос признаётся Сыном Божиим, воплотившимся от Пречистой Девы Марии и ставшим Человеком, тогда как у свящ. Георгия Кочеткова человек Иисус из Назарета становится Сыном Божиим по усыновлению. Непризнание Господа нашего Иисуса Христа Сыном Божиим, «Единосущным Отцу», а Святого Духа Господом, Лицом Святой Троицы, Единосущной и Нераздельной, также делает вероучение свящ. Георгия Кочеткова неправославным.

2. Святоотеческое наследие в книгах свящ. Георгия Кочеткова либо остаётся невостребованным, либо подвергается критике.

3. Вековые традиции Русской Православной Церкви, дух её пастырского служения, сокровища литургической жизни, школа духовного возрастания, несомненно, чужды свящ. Георгию Кочеткову и его последователям. В его богословской системе, организации пастырского служения, литургической жизни его общин неизменно прослеживается влияние, с одной стороны, рационализма, с другой - ложного харизматизма, свойственных различным направлениям протестантизма.

Председатель комиссии – Протоиерей Сергий Правдолюбов

Члены комиссии -

Протоиерей Максим Козлов, кандидат богословия, доцент Московской Духовной Академии,

Священник Олег Давыденков, кандидат бого­словия, преподаватель Православного Свято-Тихоновского Богословского Института,

Священник Борис Левшенко, доцент, заведующий кафедрой догматического богословия Православного Свято-Тихоновского Богословского Института,

Священник Константин Польсков, магистр богословия Парижского Богословского Института, докторант первой ступени Сорбонны, преподаватель Православного Свято-Тихонов­ского Богословского Института,

Диакон Владимир Шмалий, кандидат богословия, преподаватель Московской Духовной Семинарии,

Петр Юрьевич Малков, кандидат богословия, преподаватель Православного Свято-Тихонов­ского Богословского Института».

А вот свидетельство бывшего студента Института, а ныне диакона и апологета о. Ильи Маслова о данном учебном заведении:

Кажется, Черчиллю приписывают афоризм: «Если ты в юности не был революционером, то у тебя нет сердца, но если ты остался им зрелости – у тебя нет ума». Это высказывание вполне можно приложить к увлечению либеральным богословием в наши дни. Многие юные сердца, в отличие от маститых идеологов «обновления» церковной жизни, прельщаются либеральной теологией и вообще либерализмом исключительно на чувственном, эмоциональном уровне. Ведь либеральная пропаганда в нашей стране за 20 лет научила испытывать подсознательную симпатию к таким «священным» словам как: диалог, открытость, толерантность, политкорректность и т.п.

Вот и Свято-Филаретовский православно-христианский институт, основанный священником Георгием Кочетковым, прельщает неофитско-интеллигентские сердца множеством брендов «нового» богословия. На знаменах СФИ и модное парижское богословие, пропитанное «водою и духом» прот. А. Шмемана и софиологическими прозрениями прот. С. Булгакова; и экзистенциализм Н.А. Бердяева с его ключевыми понятиями «творчества» и «свободы», поставленными даже выше спасения; и «литургическое возрождение» на переводах С.С. Аверинцева и театрализованных агапах; ну и, конечно же, знаменитая катехизация по системе Кочеткова, которая, как и учеба в СФИ, может продолжаться до смертного одра. Все это, естественно, объявляется подлинной Традицией Церкви, которую забыли сразу же с императором Константином Великим в IV веке, а вспомнили только с о. Георгием и несколькими его предтечами в конце XX-го. Ну, чем ни Лютер, который так же представлял себе развитие церковной истории?

Вообще к церковной истории, большая часть которой приходится на византийский период, в СФИ испытывают какое-то недоброжелательство. Византию там не любят за имперскую идею, за симфонию властей, за «антисемитизм» и антиоригенизм св. императора Юстиниана Великого, за соборные анафемы еретикам (инакомыслие все же надо уважать!), за отсутствие конструктивного диалога с Римом и за многое другое, что так мило и близко либеральному теологу. Интересно отметить, что даже при всей любви к русским богословам-эмигрантам, особенно к о. А. Шмеману и о. Н. Афанасьеву, кочетковцы как-то прохладно относятся к творчеству о. И. Мейендорфа и о. Г. Флоровского – специалистов именно в области византийского богословия и византийской истории. Это и понятно: Византия – это «темные века» для всех модернистов. Настоящее христианство существовало только первые три века, потом был период в 1,5 тысячи лет сплошного упадка, возрождение началось с парижских богословов, луч света в нашей стране блеснул с протоиереем А. Менем и его последователями, и наконец, воссияло солнце всеобщей катехизации – СФИ с ее бессменным ректором о. Георгием Кочетковым. Вот, собственно, вся история Церкви, вернее, история мечты о Церкви о. Георгия.

Можно вспомнить здесь и не менее «стильное» понятие т. н. «евхаристической экклезиологии» о. Николая Афанасьева, которой вдохновляются кочетковцы, создавая свои общины. Вскрывшаяся недавно Заостровская смута в Архангельской епархии лишний раз печально подтвердила, что подобные экклезиологические взгляды ведут к противопоставлению местной общины соборной полноте Церкви – к «экклезиологической ереси», как точно высказался проф. А.Л. Дворкин. Но в теории эти идеи так лукавы и заманчивы: каждый приход – поместная церковь, каждый настоятель (предстоятель за литургией) – местный епископ, прихожане – «царственное священство», могущее читать тайносовершительные молитвы эпиклезы на литургии и даже потреблять Св. Дары – вот такая экклезиология. Стоит, кстати, отметить, что в СФИ есть даже отдельная дисциплина с таким названием и таким же содержанием. Преподает ее Д.М. Гзгзян – ближайший соратник о. Георгия и член Межсоборного Присутствия нашей Церкви. Правда, вряд ли г-н Гзгзян озвучивает на заседаниях Присутствия свою экклезиологию и признается в том, что крайне сомнительно относится к IV Вселенскому собору. Скепсис в отношении халкидонского вероопределения я наблюдал у г-на Гзгзяна лично, когда числился студентом СФИ.

И вот тут, наверное, станет понятен приведенный мною черчиллевский афоризм: я сам был в свое время этаким «богословствующим революционером», который полагал, что идеи о. Георгия Кочеткова несут некую новую и живую струю в церковную жизнь. Это юношеское сочувствие незаслуженно гонимому, как мне казалось, священнику привело меня на несколько месяцев в ряды учащихся в СФИ. Правда, наряду с этим чувством у меня было желание получить полноценное богословское церковное образование. Тем более, что о высоком качестве своего образования кочетковский институт заявляет весьма смело. Некоторое знакомство с системой богословского обучения весьма быстро развеяло у меня иллюзии относительно образовательного уровня СФИ.

Количество часов, отводимых в СФИ на изучение догматики, патрологии, сравнительного богословия, литургики, философских дисциплин было крайне мало по сравнению с эксклюзивными курсами самого о. Георгия по миссиологии, катехетике, гомилетике и загадочными семинарами под названием «мистика». Изучение латыни вообще не предусматривалось. Сам о. Георгий на собеседовании со мной на вопрос о том, с каких оригиналов осуществляются его «знаменитые» богослужебные переводы, ответил, что современными иностранными языками он не владеет, а древнегреческий подзабыл со времен учебы в Ленинградской семинарии. Ссылки на авторитет Аверинцева здесь мало работают, ибо ратующим, как Кочетков, за перевод богослужения с древних языков на современные, следовало бы самим неплохо знать последние и понимать красоту и смысл первых. Дисциплин, связанных с изучением истории, культуры, богословия Византии просто не было в наличии. Византинистику, как было уже упомянуто, в СФИ не знали и не любили. Своих учебных пособий, кроме бесчисленных катехизисов самого о. ректора, СФИ предложить не мог. Вместо этого активно рекламировались записанные аудио-лекции, которые надо было покупать в институте с торжественным письменным обещанием не разглашать их содержание «внешним». А распечатанную стенограмму лекций самого батюшки Георгия по миссиологии можно было читать только в библиотеке. Хотя б?льшая часть курса представляла собой авторский рассказ о трудном служении свящ. Кочеткова в рядах мракобесных собратьев РПЦ. В общем, уровень академического богословия СФИ можно охарактеризовать одной фразой – интеллигентский дилетантизм.

А вот, что касается содержательной стороны образования в СФИ, то тут я был поражен гораздо больше. Православным это образование уж никак не назовешь. Налицо было самодовольное ощущение всеми сотрудниками и студентами своей исключительности и превосходства. Сколько пренебрежения было к Патриарху, Синоду, известным пастырям, профессорам семинарий, критически настроенным к кочетковцам, Свято-Тихоновскому Университету, всем вообще «недооглашенным» чадам Русской Церкви! Помню фразу, брошенную самим Кочетковым по поводу проходящего Поместного собора 2009 года: «Кого бы сейчас не избрали, мы-то с вами знаем, что не велением Св. Духа там все делается». Так что для о. Георгия избрание Святейшего Патриарха Кирилла не является Божиим изволением.

Особенно запомнился один семинар по «мистике», который проводил сам о. Георгий Кочетков. На нем были озвучены «классические» кочетковские идеи о том, что Церковь имеет как бы три уровня границ: канонические – это то, что определяется «скучным» и официальным каноническим правом (для кочетковцев это – историческая условность); мистериальные – здесь границы значительно шире, можно и с католиком причаститься, и баптистское крещение признать; и вот, наконец, мистические – это уже полная межгалактическая свобода духовности, когда Франциск Ассизский, Серафим Саровский, Николай Бердяев, Махатма Ганди и какой-нибудь индийский йог могут быть одинаково святы в своей «подлинной мистике».

Кстати, о философе Бердяеве: почему-то именно его нездоровые мистические прозрения выдавались Кочетковым за эталон православной духовности. Понять не сложно, ибо неудовлетворенность Бердяева церковным Преданием очень созвучна о. Георгию. Бердяев проповедовал т.н. «несотворенную свободу», что фактически делало его дуалистом, хотя сам он это и отрицал. Мистика такой свободы была противопоставлена «историческому христианству» – идее, как уже было сказано, протестантской, но очень удобной для создания собственной религиозной философии, не стесненной христианскими догматами. Сам Н.А. Бердяев писал о себе книге «Самопознание»: У меня есть настоящее отвращение к богословско-догматическим распрям. Я испытываю боль, читая историю Вселенских соборов… В богословии часто бывало бесстыдство. Во что же веровал Бердяев? – Я глубоко чувствую себя принадлежащим к мистической Церкви Христовой… Цель жизни – в возврате к мистерии Духа, в которой Бог рождается в человеке и человек рождается в Боге. Эта концепция скорее похожа на индуистскую мистику, чем на православное учение об обожении, тем более что полноту Откровения в Новом Завете Бердяев не признавал: Только заверительное откровение Святого Духа и может быть окончательным откровением Троичного Божества. Но очень, очень трудно положение предшественников эпохи Духа. Положение, действительно, трудное, ибо «новое религиозное сознание», глашатаем которого на заре XX века явился Бердяев, не имеет ничего общего с Духом Святым, действующим в Православной Церкви во всей полноте с момента Пятидесятницы.

Печально, что и православный священник о. Георгий Кочетков пополнил ряды таких «предшественников эпохи духа». И более того, печально и вредно то, что такой же духовной нерассудительности и гордыне учат в СФИ с кафедры. Плоды такой «учебы» поразили меня, когда на этом же самом семинаре одна из студенток делала доклад с критикой (!) экклезиологических взглядов св. Киприана Карфагенского – какая-то статья Бердяева ставилась выше творения святого Отца «О единстве Церкви»!

После подобных семинаров я понял, что оставаться в стенах СФИ – просто оставаться вне Церкви. Я написал на имя ректора свящ. Кочеткова прошение, где изложил нижеследующее: «Прошу отчислить меня из СФИ по собственному желанию, так как считаю содержание учебного процесса несоответствующим учению Православной Церкви. Личных претензий не имею».

После этого прошения декан богословского факультета г-жа Дашевская З.М. долго пытала меня, кто же повлиял и внушил мне такие крамольные мысли относительно непогрешимого ректора, чьи слова, статьи и проповеди цитировались всем институтом, как ранее заветы Ильича. Я ответил, что единственным и главным обличителем о. Георгия является не какой-то отдельный человек (хотя к вразумлениям от покойного Патриарха Алексия II надлежало бы прислушаться), но сама Церковь, которая никогда не учила тому, чему учат в кочетковском институте. После этого руководство СФИ, не привыкшее, видимо, к добровольно уходящим из него, пошло на лживую выходку. Я был отчислен из СФИ задним числом как неуспевающий студент, тем самым мое прошение можно было просто игнорировать, а потом, при возможности, и просто выкинуть в мусор. Документы мои мне не отдавали почти в течение полугода.

Теперь я, изучавший богословие в ПСТГУ, окончивший философско-богословский факультет РПУ св. Иоанна Богослова, ныне сам преподаватель богословских дисциплин, работающий над диссертацией, вспоминаю об этом недоразумении в своей жизни с благодарностью Богу. Ибо отрицательный опыт, полученный в стенах СФИ, дал мне значительный иммунитет от любого «реформаторства», либеральной теологии, «обновленного христианства» и просто сектантства, подпитываемого верой в «интересных» людей. Своим студентам мне часто приходиться повторять: «Мы должны изучать богословие не глазами модных исследователей и проповедников, а глазами святых Отцов». И в самом деле, Церковь у нас – апостольская, Предание – церковное, богословие – святоотеческое. Отчисление из СФИ для меня в то время было и возвращением в Церковь, и обретением любви к Священному Преданию, и прикосновением к сокровищнице святоотеческой мысли. Так православен ли тогда «православно-христианский» институт?

Прекрасно понятно, кем является этот так называемый священник Георгий Кочетков, и насколько ему можно верить.

Лживость заказного кочетковского опроса разоблачили очень быстро, критически рассмотрев провокационную информацию. Ни одно православное издание не сослалось на эти данные, как достоверные; а если где и прошла информация о 75% верующих «желающих» слышать Богослужения в переводе на русский, то лишь в изобличающим эту ложь контексте.








Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Более ста российских ученых подписались под письмом президенту о недопустимости принятия закона о едином регистре учета населения (ЕФИРе)

Законопроект нарушает положения, установленные Конституцией РФ: ст. 24, согласно которой «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются»; ст. 55 - «в РФ не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина», которые могут быть ограничены лишь...


Заключение комиссии по богословским изысканиям священника Георгия Кочеткова

По распоряжению Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ (Распоряжение № 2187 от 5 мая 2000 года), в связи с многочисленными обращениями в Московскую Патриархию священнослужителей и мирян, озабоченных богословскими изысканиями свящ. Георгия Кочеткова, по их мнению,...


Принимал ли Поместный Собор 1917–1918 гг. постановление о допустимости использования за богослужением русского языка

После совершения в марте 2019 г. митрополитом Тверским и Кашинским Саввой акта церковного вандализма – обновленческой литургии на русском языке совместно с представителями кочетковского братства, а также скандала и церковной смуты, связанной с допуском 2 февраля 2020 г. митрополитом Саввой последователей...


<<       >>   |  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Фотогалерея
Полезно почитать

Погибаю, но не сдаюсь… К 115-й годовщине Цусимского сражения

27 мая 2020 г. исполняется 115 лет со времени Цусимского сражения. Уже второй год шла Русско-японская война. 2-я эскадра флота Тихого океана под руководством адмирала З.П. Рождественского из Либавы пустилась в плавание через Атлантический и Индийский океаны на соединение с 1-й Тихоокеанской эскадрой для завоевания господства на море.


Православие – сила неодолимая

Столетиями удары внешних врагов были нацелены на Россию – бастион Православия. И Великая Отечественная война тоже была сражением духовным, где Русский народ защищал свою Родину как хранительницу христианской веры. Внешне эта брань выражалась в долгой и суровой битве, но самый главный, глубинный смысл...


Эпидемия пройдет. А что дальше?

В связи с паникой, поднятой вокруг коронавируса, появилось множество лжепророчеств. Поклонники Нострадамуса, например, нашли у него предсказание о том, что якобы «большая чума не прекратится». Высказались по этой теме и некий раввин, и иранский прорицатель, и оба напророчили человечеству кошмарное будущее. Но ведь не нужно быть пророком, чтобы догадаться о том, что у нас впереди большие испытания. Достаточно почитать Священное Писание.


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100