Среда, 1 Апреля 2020 г.
Духовная мудрость

Сщмч. Андроник Никольский о монархии
Пусть никто не верит наговорам обольстителей, которые говорят, что для христианина совершенно безразличен тот или иной порядок гражданской жизни <...> ибо тот или иной строй может содействовать или препятствовать делу спасения.
Сщмч. Андроник (Никольский) о монархии

Свт. Игнатий о ереси
Вы говорите: «Еретики – те же христиане». Откуда Вы это взяли? Если только кто-нибудь, именующий себя христианином и ничего не знающий о Христе, по крайнему невежеству своему решится признать себя таким же христианином, как и еретики, а святую веру христианскую не отличит от чада клятвы – богохульной ереси!
Свт. Игнатий (Брянчанинов) о «межхристианском» экуменизме

Прав. Иоанн Кронштадтский о безобразиях
Потеря веры в Бога, в Евангелие, в Церковь, отвержение ее руководства – причина всяких безобразий в России.
Прав. Иоанн Кронштадтский

свт. Афанасий о католиках
Умоляю с терпением пребывать в чистом житии и верных догматах. От всей души отвергайте общение с италийцами, пусть даже если его и постигнет какая-либо беда ради чести и славы Отца и Сына и Святого Духа.
Свт. Афанасий Константинопольский о католиках

сщмч. Иларион о подменах
Наше время – время всяких подделок и фальсификаций. Церковь подменена «христианством»; живая жизнь – отвлеченным учением. Стираются в сознании многих границы между православием и ересью, между истиной и заблуждением.
Сщмч. Иларион (Троицкий) об апостасии

В кулуарах

Тайные молитвы да не звучат вслух
В наше непростое время все чаще и чаще в некоторых храмах священники читают вслух тайные священнические молитвы за Литургией. Это веяние получило распространение в обновленческой среде еще в конце XIX – начале XX века. Представители так называемой «живой церкви» стали сокращать службы, переводить на...

«Из русского народа еще выйдут герои»
О плодотворном художественном творчестве Максима Фаюстова мы уже не раз писали на страницах нашей газеты. В этом году исполняется 10 лет, как он впервые выставил самую известную свою картину «Русский герой Евгений Родионов». За эти годы в постерах и репродукциях она разошлась далеко по России.

Россия, тревога!: «Мир вокруг нас ещё продолжает выглядеть привычно», но это уже не так
Председатель Правительства Мишустин выступил в Казахстане на пленарной сессии форума Евразийского экономического союза «Цифровое будущее глобальной экономики». Тема выступления: «Построение устойчивого региона на основе данных и искусственного интеллекта».

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Ближе всех к Богу: День памяти блаженного мученика Максима Румянцева
13.08.2019

2019-08-13.jpg

Максим Иванович Румянцев родился в середине 50-х годов 19 столетия в деревне Вандышки Кинешемского уезда Костромской губернии, в крестьянской семье. Родители его умерли, когда мальчику едва минуло десять лет, и он перешел в дом брата Егора и его жены Елизаветы, где жил до своего 15-летия. Затем Максим ушел странствовать, и подвиг его продолжался около 30 лет. Где и как он провел это время – неизвестно, но по возвращении подвижника на родину ближние заметили, что он, оставаясь неграмотным, наизусть знает церковную службу. Принятый также во время странствий подвиг юродства Максим Иванович не оставлял до самой кончины. Поселившись в родной деревне, блаженный жил то у брата в баньке, то в доме благочестивого семейства Груздевых, почитавшего его за прозорливость, то у Кочериных. Нередко он останавливался и просто где придется, куда приведет Бог.

Ходил Максим Иванович круглый год босиком и в одних и тех же, надетых одна на другую рубахах. Если кто-нибудь дарил ему сапоги, он клал в них бумагу, чтобы неудобно было передвигаться, а потом все равно отдавал. В бане юродивый никогда не мылся – заходя в нее в грязных рубашках, выходил в том же виде.

Однажды священник Николай Житников, с которым подвижник имел духовную дружбу, уговорил его все же попариться. И вот Максим Иванович зашел в баню, а отец Николай остался ждать его снаружи. Прошло достаточно много времени, и батюшка забезпокоился: «Что же он так долго? Куда он пропал?» Войдя внутрь, священник увидел необычную картину: сидит Максим Иванович на полке красный, как свекла, во всех своих рубахах.

– Да что же ты в одежде сидишь? – удивился отец Николай.

– Так ты же мне сам велел париться, а не мыться, – улыбаясь, ответил блаженный.

Многие в деревне, особенно поначалу, смеялись над юродивым, а мальчишки, бывало, бросались в него камнями. Но Максим Иванович переносил обиды благодушно, помня, что это удел всех истинных рабов Божиих.

К тому времени, когда он поселился в деревне после многолетнего подвига странничества, святой, очевидно, уже достиг безстрастия, и Господь открывал ему Свою благую волю о других людях. Так, привечавшему блаженного местному жителю Андрею Груздеву в 1914 году пришла пора отправиться на войну, и им овладело уныние.

– Прощай, Максим Иванович, может, не вернусь, – сказал он, подойдя к юродивому.
– До свидания, барин, – ответил Максим Иванович, и у Андрея не осталось сомнений, что Господь сохранит его живым, и надежда эта впоследствии оправдалась.

Дочь его, Веру Груздеву, блаженный называл «невестой Христовой». «Верно, ты, Вера, замуж не выйдешь», – рассудила из этих слов ее мать и не ошиблась.

Максим Иванович обычно избегал прямых предсказаний, а изъяснялся прикровенно, говоря людям будто бы о себе.

Пришел однажды к подвижнику священник Григорий Аверин, а тот своему гостю и прорек:

– Вот Максима Ивановича скоро заберут. Скоро заберут – да это ничего. Умрет Максим, и прилетит соловей, но не сядет на могилку и не пропоет.

Спустя малое время отец Григорий был арестован и в лагере расстрелян.

Обмануть или скрыть что-нибудь от Максима Ивановича было невозможно. Так, когда он жил у Груздевых, хозяйка дома ради своей болезни и семейных нужд взяла из мешка блаженного, хранившегося на печи, сухарей. «Я немного позаимствую, не узнает Максим», – решила она.

Но Максим Иванович, как вошел в избу, схватился за голову и закричал:

– Заворовали! Заворовали! Житья у вас нет. Заворовали!

Пришлось все рассказать.

А однажды юродивого посетила некая Ольга Добрецова, с которой другая женщина передала для него сверток. Ольга отдала Максиму Ивановичу два свертка и не стала говорить, какой от кого, посчитав это неважным.

Но иначе на это посмотрел прозорливец.

– Это – твое, – сказал он, – а это с тобой передали.

– Прости меня, Максим Иванович, – встрепенулась Ольга.

– Прости, прости, – проговорил он, – хорошо еще, что ты созналась, а то соврут и не сознаются.

Ольга никогда не рассказывала блаженному подробностей своей жизни в общежитии, где у нее не было ни кровати, ни постели и приходилось спать на полу.

Но Максим Иванович как-то сам, в свойственной ему манере говорить о других как бы о себе, описал Ольге ее быт:

– Вот развалятся, как баре, на кроватях, а у меня – пальто под голову и под себя…

Бывало, что Максим Иванович не шел ночевать к людям, а садился со своим мешком посреди улицы и просиживал так по несколько дней. Сердце его не прилеплялось ни к чему земному; когда ему давали деньги, он их теребил и мял в руках, а после куда-нибудь выбрасывал.

Однажды к блаженному прибежала соседка Груздевых:

– Максим Иванович, ведь у нас землю-то отнимают!

– Ну и что? – невозмутимо ответил тот. – Тебе жалко что ли?

– Да как не жалко? Конечно, жалко!

– Ах ты, жалко, – покачал головой святой, – да ты возьми в карман землю-то и ходи с ней, раз тебе жалко.

Так проявилось не только его равнодушие ко всему земному, и это был не сарказм, что женщина обратилась явно «не по адресу». Вероятно, блаженный предвидел скорую конфискацию земли у крестьян в пользу колхозов и неотвратимость того времени, когда действительно не останется ничего, кроме горько-ироничного «носить свою землю в кармане».

Максим Иванович был духовно близок с епископом Кинешемским Василием.

Многих я видел подвижников, молитвенников и духовных людей, – говорил о нем святитель, – но этот – ближе всех к Богу.

Владыка Василий ходил к блаженному пешком. И когда бы он ни задумал прийти, Максим Иванович всегда заранее знал о его посещении. Однажды он предупредил о визите высокого гостя хозяйку, и она бросилась убираться в избе.

Но не успел святитель войти, как юродивый сам указал ему место:

– Ты, Владыко, здесь, на пороге, садись.

– Да как же так! – всплеснула руками женщина. – Я уже и скамеечку вытерла...

– А ему тут... тут... Садись, садись здесь! – настойчиво повторял блаженный, показывая на порог.

Мудрый пастырь не стал возражать, а случай этот произошел незадолго до его ареста.

Но праведнику закон не лежит. Однажды Максим Иванович передал через близких святителю, что хотел бы причаститься. В назначенный день епископ Василий пришел к блаженному. Сидит, ждет. А Максим Иванович в это время беседовал с мужиками. Те предложили ему покурить, и он не отказался, закурил. Видя, что его ожидание напрасно, епископ послал за юродивым келейника и, когда Максим Иванович пришел, строго спросил:

– Ты что-нибудь ел?

– Немножечко поел, – ответил тот так, точно только этого вопроса и ждал, и добавил:

– Уж больно ты строг, Владыко, я совсем немножко, чуть-чуть поел, а будет время, когда поемши будут причащаться.

«О будущем ли он говорит? Не прелестное ли это пренебрежение ко святыне?» – подумал святитель. И, как строгий подвижник и ревнитель церковных канонов, он предупредил своих духовных детей повременить обращаться к блаженному за советами.

Через некоторое время Максим Иванович снова позвал Владыку к себе ради причастия.

– Ну, что, Максим Иванович, не ел, не пил? – поинтересовался епископ.

– Не ел, не пил, Владыко святый, – повторил подвижник с кротостью благообразного Иосифа, принимающего на свои руки пречистое Тело Христа.

После Исповеди все сомнения архипастыря рассеялись, и он вновь благословил духовных чад посещать старца.

Многие, видя праведную жизнь угодника Божия, говорили:

– Максим Иванович, ты уже спасен, ты уже в Царстве Небесном.

– А кто это знает: в Царстве ли? – отвечал он и, глядя на образ Царицы Небесной, плакал.

Зная службу на память, на Пасху юродивый пел ее дома, садился напротив окон и духовно радовался.

– Смотри, – обращался он хозяйке, – ангельская душенька, как солнышко играет!..

Незадолго до своего ареста Максим Иванович пришел к отцу Николаю Житникову и сказал:

– Отец Николай, давай багаж собирать.

И действительно, вскоре и тот, и другой были лишены свободы.

Председателем первого в тех местах колхоза был некто Василий Сорокин, а сын его, Владимир, работал в колхозе трактористом. Оба они не любили блаженного и писали доносы властям, добиваясь его ареста. И, наконец, зимой 1928 года к дому, где тогда жил Максим Иванович, подъехали сани с возницей-милиционером. Увидев их, хозяин дома Андрей Груздев поинтересовался:

– За что вы его арестовываете?

– Да нам он не мешает, – ответил милиционер, – но на него уже третье заявление подано. Так что собирайся, Максим Иванович, поехали.

Собирать подвижнику было нечего, ведь никакого имущества у него не было, так и сел он в сани, и они тут же отправились. По дороге им встретилась женщина, которая, узнав блаженного, спросила:

– Куда это ты, Максим Иванович, поехал?

– К Царю на обед, – ответил святой.

В Кинешемской тюрьме Максима Ивановича жестоко мучили, попеременно держа то на жаре, то в холоде. Но он пробыл там недолго, вскоре его перевели в другой город. В новом месте юродивый повстречался с вышеупомянутым священником Николаем, который стал свидетелем его кончины и написал из заключения кинешемцам, что блаженный Максим почил как великий праведник.

Подготовила 
Ксения Миронова

По книге игумена 
Дамаскина (Орловского) 
«Мученики, исповедники 
и подвижники благочестия
Русской Православной Церкви 
ХХ столетия. Жизнеописания 
и материалы к ним. Книга 2». 


___________________ 
* Одно из немногих замечательных изданий в море секулярной прессы, которое рассказывает о событиях прошлых и нынешних дней с православной точки зрения. Это некоммерческое издание, существующее на средства пожертвователей (трудятся в ее редакции также во славу Божию). Для множества православных из глубинки и не имеющих интернета печатная версия газеты, выходящая 2 раза в месяц, является практически единственным источником актуальной и взвешенной информации. А у многих подписчиков не хватает средств к полноценной оплате (750 р. за полгода). Поэтому мы призываем оказать посильную финансовую поддержку редакции газеты «Православный Крест» и ее читателям. 
   Телефон редакции: 89153536998.


См.также:






Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Заключение комиссии по богословским изысканиям священника Георгия Кочеткова

По распоряжению Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ (Распоряжение № 2187 от 5 мая 2000 года), в связи с многочисленными обращениями в Московскую Патриархию священнослужителей и мирян, озабоченных богословскими изысканиями свящ. Георгия Кочеткова, по их мнению,...


Принимал ли Поместный Собор 1917–1918 гг. постановление о допустимости использования за богослужением русского языка

После совершения в марте 2019 г. митрополитом Тверским и Кашинским Саввой акта церковного вандализма – обновленческой литургии на русском языке совместно с представителями кочетковского братства, а также скандала и церковной смуты, связанной с допуском 2 февраля 2020 г. митрополитом Саввой последователей...


«Роль Православия и Русских – государствообразующая»: Наказ священнослужителей по поправкам в Конституцию

Поправки к преамбуле российской Конституции, предложенные заместителем главы Всемирного Русского Народного Собора Константином Малофеевым, поддержали и дополнили своими предложениями многие клирики Русской Православной Церкви.


<<       >>   |  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Фотогалерея
Полезно почитать

Император Николай II: отречение, которого не было

История знает множество мифов. Эти мифы бывают, иногда настолько живучи, что их воспринимают как истину. Мифы эти, конечно, создаются конкретными людьми ради конкретных целей, но затем они начинают жить сами по себе, и бороться с ними бывает крайне нелегко. К числу таковых лживых мифов принадлежит утверждение,...


Откровения глобалиста об эпидемии цифрового аутизма

На Всемирном экономическом форуме в Давосе (Швейцария) 23 января с.г. состоялся бизнес-завтрак Сбербанка «Личностная трансформация в цифровую эпоху». Глобалисты признались, что перешли к цифровизации человека. О значении и результатах этого эксперимента мы узнаем из слов скандально известного и принципиально безбожного Андрея Курпатова...


Народ не готов к приходу Царя?: О единственном пути возрождения и спасения России

В наше время часто приходится слышать о том, что сейчас народ не готов к приходу Царя. И слышать это приходится от людей духовного звания. Дорогие мои, такие слова – не есть слова любви к Царю. Сердце истинно любящих нашего Русского Православного Царя-Батюшку и Великомученика Царя Николая II с его святой Семьей, и грядущего Царя, предсказанного нам многими святыми, никогда не сможет произнести такие слова.


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100