Четверг, 9 Апреля 2020 г.
Духовная мудрость

Томос о "боге" мухаммеда
Мусульмане под именем Бога поклоняются мысленному идолу, жалкому измышлению жалкого ума Мухаммеда.
Томос Константинопольского Собора о «едином Всевышнем» с исламистами

Преп. Марк Подвижник об обличении ближних
Есть обличение <ближних> по злобе и чувству мести, и есть другое: по страху Божию и <любви к> истине.

Преп. Марк Подвижник

Свт. Василий о ревности в вере
Умоляю вас не унывать в скорбях, но обновляться любовью к Богу и день ото дня возрастать в ревности, зная, что в вас должен сохраниться остаток благочестия, какой Господь, придя, найдёт на земле.
Свт. Василий Великий о стоянии в Православии

Свт.Игнатий о ст. Исаие
Старец Исаия говорил мне: «Пойми время. Не жди благоустройства в общем церковном составе, а будь доволен тем, что предоставлено в частности спасаться людям, желающим спастись».
Свт. Игнатий об апостасии

Прп. Паисий Величковский о латинянах-не христианах
Латиняне не суть христиане.
Прп. Паисий Величковский о католиках

В кулуарах

Тайные молитвы да не звучат вслух
В наше непростое время все чаще и чаще в некоторых храмах священники читают вслух тайные священнические молитвы за Литургией. Это веяние получило распространение в обновленческой среде еще в конце XIX – начале XX века. Представители так называемой «живой церкви» стали сокращать службы, переводить на...

«Из русского народа еще выйдут герои»
О плодотворном художественном творчестве Максима Фаюстова мы уже не раз писали на страницах нашей газеты. В этом году исполняется 10 лет, как он впервые выставил самую известную свою картину «Русский герой Евгений Родионов». За эти годы в постерах и репродукциях она разошлась далеко по России.

Россия, тревога!: «Мир вокруг нас ещё продолжает выглядеть привычно», но это уже не так
Председатель Правительства Мишустин выступил в Казахстане на пленарной сессии форума Евразийского экономического союза «Цифровое будущее глобальной экономики». Тема выступления: «Построение устойчивого региона на основе данных и искусственного интеллекта».

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Беззаветный служитель Церкви: День памяти преподобноисповедника Максима (Попова)
30.06.2019

 
2019-06-30.jpg
Будущий иеромонах Максим
со своими сестрами

Преподобноисповедник иеромонах Максим (в миру – Мефодий Григорьевич Попов) родился 17 июня 1876 года в селе Большой Сурмет Бугурусланского уезда Самарской губернии, в благочестивой крестьянской мордовской семье, которая издавна славилась крепкой верой в Бога. Отец его, Григорий Степанович, был попечителем местной церкви. Все члены этого боголюбивого семейства строго соблюдали установленные Церковью посты, благоговейно чтили христианские праздники, говели и причащались, ходили в храм и молились дома. Четверо из пяти детей Поповых впоследствии избрали монашескую стезю.

В 1900 году Мефодий венчался, у него с супругой родилось шестеро детей. Свою семейную жизнь будущий страдалец за Христа строил в глубоко православном духе.

В 1915 году Григорий Степанович разделил между сыновьями семейный надел – земли и хозяйство. Каждому было отстроено по большому деревянному дому в девять окон, выделен скот и хозяйственный инвентарь. Дочерям отец возвел жилище во Владимирском Каменском монастыре. Мефодию досталось около 20 лошадей, коровы и овцы; возделывая землю, он сеял пшеницу, рожь, просо, овес.

Подвижник был человеком богобоязненным и смиренным, часто совершал паломничества к православным святыням. По обычаю тех лет такие путешествия были, как правило, обетными и сопрягались с нелегким трудом. Так, один лишь поход в Киев занял у Мефодия около полугода. А с собой богомолец брал лишь мешок сухарей и несколько пар лаптей…

Ревнуя о благочестии, Мефодий подолгу молился, читал акафисты, каноны, Псалтирь, стараясь направить всю свою жизнь на служение Господу. В его семье настольными книгами были жития святых и Закон Божий; перед иконой Богоматери «Умиление» горела неугасимая лампада. За такое благочестие Мефодий Григорьевич приобрел уважение на приходе, и люди стали обращаться к нему за советом и помощью как к духоносному старцу.

После революции семью Поповых раскулачили: забрали все имущество, опустошили амбары, свели со дворов скот, отняли землю и хутор. В это смутное и страшное время торжества зла Мефодий Григорьевич на своем приходе непоколебимо стоял за чистоту Церкви и истины Православной веры. Так, в начале 1920-х годов в Космодамиановском храме села Б. Сурмет появился неизвестный человек, назвавшийся священником, и начал совершать богослужения. Устав он знал хорошо, но, сдружившись с местным начальством, вел себя в отношении нравственном не по-христиански. И у народа зародилось сомнение по поводу наличия у этого человека священного сана. Для выяснения обстоятельств Мефодий Григорьевич направился в Самарское Епархиальное управление и узнал, что новоявленный «батюшка» в действительности сана не имеет. Тогда ключи от храма у самозванца конфисковали и больше кощунствовать ему не позволили.

Авторитет будущего преподобноисповедника среди крестьян породил недобрые намерения у проживавших в соседней деревне сектантов-мормонов. Они несколько раз приезжали к Мефодию Григорьевичу домой, чтобы убедить его пристать к их секте, предполагая, что если он, под давлением гонений на Православие, перейдет к ним, то затем в эту ересь уклонится и большинство местного населения. Подвижник всякий раз терпеливо, но твердо возражал сектантам, так что в конце концов они оставили его в покое, убедившись в неосуществимости задуманного.

В 1921 году в Поволжье начался голод, а вслед за ним – эпидемия тифа. Весной 1922 года от этой болезни скончался отец Мефодия Григорьевича, на Пасху умерла его супруга, находился при смерти и он сам. Когда хоронили жену, подвижник был без сознания, и родственники уже не надеялись на его выздоровление. Но Господь уготовал Своему избраннику особый путь – увенчивающий его благочестие крест исповедничества. Чудом, не прибегая к врачебной помощи, он восстал с одра болезни.

В 1926 году Мефодий Григорьевич был пострижен в монашество с именем Максим и рукоположен в священника ко храму Сергиевского женского монастыря в Башкирии, в десяти километрах от города Белебея. Там он прослужил три года. Монастырь располагался в живописном месте, в сосновом бору, на горе. В центре обители возвышался деревянный храм, вокруг него – одноэтажные и двухэтажные здания келий, вся территория обители была обнесена деревянной оградой.

Зимой 1927–1928 годов власти распорядились закрыть монастырь, объявив, что сюда вскоре свезут безпризорников и организуют тут колонию. Для удовлетворения церковных нужд местных крестьян остаться разрешили только священнику и десяти монахиням, дозволив им поселиться в двух сторожках при храме. Скудное продовольствие и дрова привозили добрые люди; пищу насельницы готовили на костре. Но при этом они были вполне довольны своим положением, а главным образом – возможностью молиться в Божием храме.

Весной 1928 года в монастырь прибыли колонисты; директором заведения оказался татарин. Однажды среди ночи безпризорники разбили стекло в алтарном окне, стянули с жертвенника покрывало, опрокинули священные сосуды и вытащили антиминс, который затем безследно исчез. После этого страшного святотатства, нимало не медля, на рассвете того же дня отец Максим отправился пешком в Белебей, где настоятель городского собора дал ему антиминс из бывшей тюремной церкви, и служба возобновилась. В декабре 1929 года директор колонии объявил, что богослужения прекращаются и все монашествующие и священник должны покинуть «их» территорию.

В феврале 1930 года иеромонаха Максима перевели в Ильинский храм села Рябаш Белебеевского кантона (военно-территориальная единица, – примеч. ред.) Башкирской АССР. Здесь большинство крестьян еще оставались православными. Храм был просторным и содержался в прекрасном состоянии, на клиросе пел большой хор. Пост местные жители проводили в молитве, в селе не слышно было ни звука веселых гуляний. В Первую седмицу святой Четыредесятницы, с понедельника до пятницы, отец Максим не вкушал никакой пищи, также строго он постился и на Страстной, духовно насыщаясь общением с Господом. Сначала подвижник с младшей дочерью Клавдией поселился у старой и больной вдовы, супруги прежнего священника. Но затем им пришлось ютиться у разных прихожан, поочередно принимавших пастыря в свои жилища.

Служил батюшка проникновенно; слушая его проповеди, многие плакали. В храме после Литургии совершались молебны, панихиды, пелись акафисты, так что пастырь нередко возвращался домой лишь около четырех часов дня. В пост все прихожане исповедовались, стараясь очиститься от грехов, и Исповеди шли здесь подолгу – отец Максим никого не торопил, совершая Таинства благоговейно и внимательно.

Исповедник был поистине добрым пастырем для своих прихожан, берег вверенное ему стадо от безбожия и развращения, беззаветно отдавая все свои духовные силы и таланты на служение Богу. И вот, для него пришло время взойти на крест: власти не могли упустить из виду особой активности нового «служителя культа».

Отца Максима арестовали в июне 1931 года. Поводом стал донос корреспондента златоустовской газеты «Пролетарская мысль»: увидев на рынке Белебея священника и монахиню, он заподозрил их в проведении агитации среди крестьян и сообщил об этом в соответствующие «органы». Весть о случившемся быстро дошла до села; прихожане не побоялись написать прошение в ОГПУ об освобождении своего пастыря, но батюшку не отпустили.

Условием свободы преподобноисповедника безбожники поставили публичное, прилюдное, прямо в храме Божием его отречение от веры. Отец Максим ответил, что готов на любые мучения, но от Господа не отступит. Зная, что у священника есть несовершеннолетняя дочь, сотрудники ОГПУ пытались шантажировать его, угрожая причинить ей зло, и были почти уверены в успехе. Даже объявили прихожанам, что в ближайшее время привезут «попа» для проведения службы. Народу в назначенный день собралось со всей округи великое множество, все долго ждали, но священник так и не прибыл – согласия на отречение он не дал.

9 октября 1931 года дело было закрыто. Иеромонаха Максима обвинили в том, что он «систематически противодействовал мероприятиям партии и правительства, в церкви произносил проповеди, направленные против колхозного строительства, <...> в результате агитации из колхоза получился большой отлив, из 40 хозяйств вышли 24».

25 октября тройка ОГПУ приговорила исповедника Христова к пяти годам ссылки в Северный край. В последних числах месяца из Белебея пешим ходом погнали большую группу осужденных, среди которых находился и отец Максим. Этап пробыл на ближайшей станции половину суток, и батюшкиной дочери удалось повидаться с ним и поговорить. Он рассказал о том, что было в тюрьме, как его заставляли отречься от веры, и наказал девице никогда не отступать от Истины, стараться всегда быть с Богом.

…Весной 1934 года во время половодья Северная Двина разлилась больше обычного и затопила бараки; ссыльные, спасаясь на крышах, терпели стужу и голод. Отец Максим тяжело заболел, и власти разрешили, чтобы кто-нибудь из родных приехал забрать его домой. Но в это время почти все родственники святого находились под арестом или в ссылке, ехать было некому, а у младшей дочери попросту не нашлось средств на дорогу. Тогда священника приютил верующий житель деревни Наволочек по фамилии Маслов. Преподобноисповедник почил в его доме, сподобившись мирной кончины и христианского погребения.

По представлению архиепископа Уфимского и Стерлитамакского Никона юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2000 года иеромонах Максим (Попов) был прославлен в Соборе Новомучеников и исповедников Церкви Русской.

По книге игумена Дамаскина (Орловского)
«Жития новомучеников и исповедников Российских 
ХХ века. Июнь». Тверь., 2008. С. 355–364.

___________________
См.также:





Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Заключение комиссии по богословским изысканиям священника Георгия Кочеткова

По распоряжению Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ (Распоряжение № 2187 от 5 мая 2000 года), в связи с многочисленными обращениями в Московскую Патриархию священнослужителей и мирян, озабоченных богословскими изысканиями свящ. Георгия Кочеткова, по их мнению,...


Принимал ли Поместный Собор 1917–1918 гг. постановление о допустимости использования за богослужением русского языка

После совершения в марте 2019 г. митрополитом Тверским и Кашинским Саввой акта церковного вандализма – обновленческой литургии на русском языке совместно с представителями кочетковского братства, а также скандала и церковной смуты, связанной с допуском 2 февраля 2020 г. митрополитом Саввой последователей...


«Роль Православия и Русских – государствообразующая»: Наказ священнослужителей по поправкам в Конституцию

Поправки к преамбуле российской Конституции, предложенные заместителем главы Всемирного Русского Народного Собора Константином Малофеевым, поддержали и дополнили своими предложениями многие клирики Русской Православной Церкви.


<<       >>   |  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Фотогалерея
Полезно почитать

Император Николай II: отречение, которого не было

История знает множество мифов. Эти мифы бывают, иногда настолько живучи, что их воспринимают как истину. Мифы эти, конечно, создаются конкретными людьми ради конкретных целей, но затем они начинают жить сами по себе, и бороться с ними бывает крайне нелегко. К числу таковых лживых мифов принадлежит утверждение,...


Откровения глобалиста об эпидемии цифрового аутизма

На Всемирном экономическом форуме в Давосе (Швейцария) 23 января с.г. состоялся бизнес-завтрак Сбербанка «Личностная трансформация в цифровую эпоху». Глобалисты признались, что перешли к цифровизации человека. О значении и результатах этого эксперимента мы узнаем из слов скандально известного и принципиально безбожного Андрея Курпатова...


Народ не готов к приходу Царя?: О единственном пути возрождения и спасения России

В наше время часто приходится слышать о том, что сейчас народ не готов к приходу Царя. И слышать это приходится от людей духовного звания. Дорогие мои, такие слова – не есть слова любви к Царю. Сердце истинно любящих нашего Русского Православного Царя-Батюшку и Великомученика Царя Николая II с его святой Семьей, и грядущего Царя, предсказанного нам многими святыми, никогда не сможет произнести такие слова.


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100