Воскресенье, 23 Февраля 2020 г.
Духовная мудрость

Преп. Исаак Сирин об еретических книгах
Ничто так не располагает душу к богохульству, как чтение книг еретических.
Прп. Исаак Сирин о хранении веры

Зиновий Мних
Зрите братие, аще и много понудят вас печать или карту приятии, то аще и кровь пролияти или имения лишитеся, то с радостию притерпите, точию не мозите поклонитися многоперстной их прелести.
Сказания Зиновия Мниха

Свт. Игнатий о латинстве
Займитесь чтением Новаго Завета и св. Отцов Православной Церкви (отнюдь не Терезы, не Францисков и прочих западных сумасшедших, которых их еретическая «церковь» выдает за святых).
Свт. Игнатий (Брянчанинов) о латинянах

Прп.Паисий о диктатуре +

Скоро имеющие телевизор будут его смотреть, а другие в это же время будут смотреть на них самих! Люди будут и наблюдать, и подвергаться наблюдению. Вся их жизнь, все, что они говорят, что делают - все будет контролироваться с помощью компьютера. Видишь, какую диктатуру задумал диавол?

Прп. Паисий Святогорец

Митр. Иоанн о теории ветвей
Никакого разделения церквей никогда не происходило. История Христианства недвусмысленно и ясно свидетельствует о том, что в действительности имело место постепенное отпадение, не разделение, а именно отпадение западных народов и западноевропейских конфессий от Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви.
Митр. Иоанн (Снычев) об экуменической «теории ветвей»

В кулуарах

Россия, тревога!: «Мир вокруг нас ещё продолжает выглядеть привычно», но это уже не так
Председатель Правительства Мишустин выступил в Казахстане на пленарной сессии форума Евразийского экономического союза «Цифровое будущее глобальной экономики». Тема выступления: «Построение устойчивого региона на основе данных и искусственного интеллекта».

«Скольких людей погубило искусство!»: Покаяние народной артистки России Екатерины Васильевой
С одной стороны, народ стал понемногу воцерковляться, возвращаться к вере, с другой – мы сейчас в изобилии наблюдаем появление таких лжедуховных явлений, как «православные» актеры, театры, банкиры, комики, байкеры, рокеры, рэперы и прочие. Даже если такой человек стал действительно верующим, ходит в...

Пока мы живы, будем сражаться за детей!: Тревожное письмо о состоянии системы образования и снюсах
Здравствуйте, уважаемая редакция! Спаси Христос, что поднимаете острые и важные темы современности. Меня всегда волновало положение дел в системе образования. Возможно, потому, что по первому диплому я педагог. Декан факультета, с которым у нас были доверительные отношения, как-то в беседе со мной поделился переживаниями о том, что вся система образования переживает тяжелый упадок, правильные основы воспитания утрачены…

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Беззаветный служитель Церкви: День памяти преподобноисповедника Максима (Попова)
30.06.2019

 
2019-06-30.jpg
Будущий иеромонах Максим
со своими сестрами

Преподобноисповедник иеромонах Максим (в миру – Мефодий Григорьевич Попов) родился 17 июня 1876 года в селе Большой Сурмет Бугурусланского уезда Самарской губернии, в благочестивой крестьянской мордовской семье, которая издавна славилась крепкой верой в Бога. Отец его, Григорий Степанович, был попечителем местной церкви. Все члены этого боголюбивого семейства строго соблюдали установленные Церковью посты, благоговейно чтили христианские праздники, говели и причащались, ходили в храм и молились дома. Четверо из пяти детей Поповых впоследствии избрали монашескую стезю.

В 1900 году Мефодий венчался, у него с супругой родилось шестеро детей. Свою семейную жизнь будущий страдалец за Христа строил в глубоко православном духе.

В 1915 году Григорий Степанович разделил между сыновьями семейный надел – земли и хозяйство. Каждому было отстроено по большому деревянному дому в девять окон, выделен скот и хозяйственный инвентарь. Дочерям отец возвел жилище во Владимирском Каменском монастыре. Мефодию досталось около 20 лошадей, коровы и овцы; возделывая землю, он сеял пшеницу, рожь, просо, овес.

Подвижник был человеком богобоязненным и смиренным, часто совершал паломничества к православным святыням. По обычаю тех лет такие путешествия были, как правило, обетными и сопрягались с нелегким трудом. Так, один лишь поход в Киев занял у Мефодия около полугода. А с собой богомолец брал лишь мешок сухарей и несколько пар лаптей…

Ревнуя о благочестии, Мефодий подолгу молился, читал акафисты, каноны, Псалтирь, стараясь направить всю свою жизнь на служение Господу. В его семье настольными книгами были жития святых и Закон Божий; перед иконой Богоматери «Умиление» горела неугасимая лампада. За такое благочестие Мефодий Григорьевич приобрел уважение на приходе, и люди стали обращаться к нему за советом и помощью как к духоносному старцу.

После революции семью Поповых раскулачили: забрали все имущество, опустошили амбары, свели со дворов скот, отняли землю и хутор. В это смутное и страшное время торжества зла Мефодий Григорьевич на своем приходе непоколебимо стоял за чистоту Церкви и истины Православной веры. Так, в начале 1920-х годов в Космодамиановском храме села Б. Сурмет появился неизвестный человек, назвавшийся священником, и начал совершать богослужения. Устав он знал хорошо, но, сдружившись с местным начальством, вел себя в отношении нравственном не по-христиански. И у народа зародилось сомнение по поводу наличия у этого человека священного сана. Для выяснения обстоятельств Мефодий Григорьевич направился в Самарское Епархиальное управление и узнал, что новоявленный «батюшка» в действительности сана не имеет. Тогда ключи от храма у самозванца конфисковали и больше кощунствовать ему не позволили.

Авторитет будущего преподобноисповедника среди крестьян породил недобрые намерения у проживавших в соседней деревне сектантов-мормонов. Они несколько раз приезжали к Мефодию Григорьевичу домой, чтобы убедить его пристать к их секте, предполагая, что если он, под давлением гонений на Православие, перейдет к ним, то затем в эту ересь уклонится и большинство местного населения. Подвижник всякий раз терпеливо, но твердо возражал сектантам, так что в конце концов они оставили его в покое, убедившись в неосуществимости задуманного.

В 1921 году в Поволжье начался голод, а вслед за ним – эпидемия тифа. Весной 1922 года от этой болезни скончался отец Мефодия Григорьевича, на Пасху умерла его супруга, находился при смерти и он сам. Когда хоронили жену, подвижник был без сознания, и родственники уже не надеялись на его выздоровление. Но Господь уготовал Своему избраннику особый путь – увенчивающий его благочестие крест исповедничества. Чудом, не прибегая к врачебной помощи, он восстал с одра болезни.

В 1926 году Мефодий Григорьевич был пострижен в монашество с именем Максим и рукоположен в священника ко храму Сергиевского женского монастыря в Башкирии, в десяти километрах от города Белебея. Там он прослужил три года. Монастырь располагался в живописном месте, в сосновом бору, на горе. В центре обители возвышался деревянный храм, вокруг него – одноэтажные и двухэтажные здания келий, вся территория обители была обнесена деревянной оградой.

Зимой 1927–1928 годов власти распорядились закрыть монастырь, объявив, что сюда вскоре свезут безпризорников и организуют тут колонию. Для удовлетворения церковных нужд местных крестьян остаться разрешили только священнику и десяти монахиням, дозволив им поселиться в двух сторожках при храме. Скудное продовольствие и дрова привозили добрые люди; пищу насельницы готовили на костре. Но при этом они были вполне довольны своим положением, а главным образом – возможностью молиться в Божием храме.

Весной 1928 года в монастырь прибыли колонисты; директором заведения оказался татарин. Однажды среди ночи безпризорники разбили стекло в алтарном окне, стянули с жертвенника покрывало, опрокинули священные сосуды и вытащили антиминс, который затем безследно исчез. После этого страшного святотатства, нимало не медля, на рассвете того же дня отец Максим отправился пешком в Белебей, где настоятель городского собора дал ему антиминс из бывшей тюремной церкви, и служба возобновилась. В декабре 1929 года директор колонии объявил, что богослужения прекращаются и все монашествующие и священник должны покинуть «их» территорию.

В феврале 1930 года иеромонаха Максима перевели в Ильинский храм села Рябаш Белебеевского кантона (военно-территориальная единица, – примеч. ред.) Башкирской АССР. Здесь большинство крестьян еще оставались православными. Храм был просторным и содержался в прекрасном состоянии, на клиросе пел большой хор. Пост местные жители проводили в молитве, в селе не слышно было ни звука веселых гуляний. В Первую седмицу святой Четыредесятницы, с понедельника до пятницы, отец Максим не вкушал никакой пищи, также строго он постился и на Страстной, духовно насыщаясь общением с Господом. Сначала подвижник с младшей дочерью Клавдией поселился у старой и больной вдовы, супруги прежнего священника. Но затем им пришлось ютиться у разных прихожан, поочередно принимавших пастыря в свои жилища.

Служил батюшка проникновенно; слушая его проповеди, многие плакали. В храме после Литургии совершались молебны, панихиды, пелись акафисты, так что пастырь нередко возвращался домой лишь около четырех часов дня. В пост все прихожане исповедовались, стараясь очиститься от грехов, и Исповеди шли здесь подолгу – отец Максим никого не торопил, совершая Таинства благоговейно и внимательно.

Исповедник был поистине добрым пастырем для своих прихожан, берег вверенное ему стадо от безбожия и развращения, беззаветно отдавая все свои духовные силы и таланты на служение Богу. И вот, для него пришло время взойти на крест: власти не могли упустить из виду особой активности нового «служителя культа».

Отца Максима арестовали в июне 1931 года. Поводом стал донос корреспондента златоустовской газеты «Пролетарская мысль»: увидев на рынке Белебея священника и монахиню, он заподозрил их в проведении агитации среди крестьян и сообщил об этом в соответствующие «органы». Весть о случившемся быстро дошла до села; прихожане не побоялись написать прошение в ОГПУ об освобождении своего пастыря, но батюшку не отпустили.

Условием свободы преподобноисповедника безбожники поставили публичное, прилюдное, прямо в храме Божием его отречение от веры. Отец Максим ответил, что готов на любые мучения, но от Господа не отступит. Зная, что у священника есть несовершеннолетняя дочь, сотрудники ОГПУ пытались шантажировать его, угрожая причинить ей зло, и были почти уверены в успехе. Даже объявили прихожанам, что в ближайшее время привезут «попа» для проведения службы. Народу в назначенный день собралось со всей округи великое множество, все долго ждали, но священник так и не прибыл – согласия на отречение он не дал.

9 октября 1931 года дело было закрыто. Иеромонаха Максима обвинили в том, что он «систематически противодействовал мероприятиям партии и правительства, в церкви произносил проповеди, направленные против колхозного строительства, <...> в результате агитации из колхоза получился большой отлив, из 40 хозяйств вышли 24».

25 октября тройка ОГПУ приговорила исповедника Христова к пяти годам ссылки в Северный край. В последних числах месяца из Белебея пешим ходом погнали большую группу осужденных, среди которых находился и отец Максим. Этап пробыл на ближайшей станции половину суток, и батюшкиной дочери удалось повидаться с ним и поговорить. Он рассказал о том, что было в тюрьме, как его заставляли отречься от веры, и наказал девице никогда не отступать от Истины, стараться всегда быть с Богом.

…Весной 1934 года во время половодья Северная Двина разлилась больше обычного и затопила бараки; ссыльные, спасаясь на крышах, терпели стужу и голод. Отец Максим тяжело заболел, и власти разрешили, чтобы кто-нибудь из родных приехал забрать его домой. Но в это время почти все родственники святого находились под арестом или в ссылке, ехать было некому, а у младшей дочери попросту не нашлось средств на дорогу. Тогда священника приютил верующий житель деревни Наволочек по фамилии Маслов. Преподобноисповедник почил в его доме, сподобившись мирной кончины и христианского погребения.

По представлению архиепископа Уфимского и Стерлитамакского Никона юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2000 года иеромонах Максим (Попов) был прославлен в Соборе Новомучеников и исповедников Церкви Русской.

По книге игумена Дамаскина (Орловского)
«Жития новомучеников и исповедников Российских 
ХХ века. Июнь». Тверь., 2008. С. 355–364.

___________________
См.также:





Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Заключение комиссии по богословским изысканиям священника Георгия Кочеткова

По распоряжению Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ (Распоряжение № 2187 от 5 мая 2000 года), в связи с многочисленными обращениями в Московскую Патриархию священнослужителей и мирян, озабоченных богословскими изысканиями свящ. Георгия Кочеткова, по их мнению,...


Принимал ли Поместный Собор 1917–1918 гг. постановление о допустимости использования за богослужением русского языка

После совершения в марте 2019 г. митрополитом Тверским и Кашинским Саввой акта церковного вандализма – обновленческой литургии на русском языке совместно с представителями кочетковского братства, а также скандала и церковной смуты, связанной с допуском 2 февраля 2020 г. митрополитом Саввой последователей...


«Роль Православия и Русских – государствообразующая»: Наказ священнослужителей по поправкам в Конституцию

Поправки к преамбуле российской Конституции, предложенные заместителем главы Всемирного Русского Народного Собора Константином Малофеевым, поддержали и дополнили своими предложениями многие клирики Русской Православной Церкви.


<<       >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 1
Фотогалерея
Полезно почитать

Народ не готов к приходу Царя?: О единственном пути возрождения и спасения России

В наше время часто приходится слышать о том, что сейчас народ не готов к приходу Царя. И слышать это приходится от людей духовного звания. Дорогие мои, такие слова – не есть слова любви к Царю. Сердце истинно любящих нашего Русского Православного Царя-Батюшку и Великомученика Царя Николая II с его святой Семьей, и грядущего Царя, предсказанного нам многими святыми, никогда не сможет произнести такие слова.


Иго-то Христово легко есть, а теории Маркса-Энгельса не подъемно тяжелы: Будем встречать за Уралом новых героев

Меньше шукшинской русской радости стало. Как будто отымает Господь благодать от земли Русской. Люди по стране и по миру носятся как сквозняки. Меняют квартиры, города, страны. Болтаются как пыль в невесомости. Это и есть нормальный образ жизни космополита – жителя «открытого космоса», не имеющего Родины, родства непомнящего.


«Сохранение богослужебного языка – вопрос национальной безопасности»: Беседа с издателем и составителем книг на церковно-славянском

Купить сегодня в лавках храмов и монастырей Евангелие и Псалтирь на церковно-славянском языке еще возможно, молитвослов и Апостол – уже реже, а вот приобрести акафисты с канонами – задача практически неосуществимая. Православные москвичи знают буквально пару мест, где продаются молитвословия и богослужебные тексты на церковно-славянском языке, в особенности такие редкие, дорогие сердцу...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100