Вторник, 1 Декабря 2020 г.
Духовная мудрость

Сщмч. Андроник Пермский о возрождении России
Нужна такая работа, чтобы сорганизовать весь народ русский во единую семью, твердо и сознательно стоящую за свое святое, народное, историческое достояние – веру христианскую и Царя самодержавного. <...> Дело в борьбе между верой и неверием, между Христианством и антихристианством.
Сщмч. Андроник Пермский о возрождении России

свт.Василий об инославии
Не приносит славы имени Божию тот, кто дивится учению инославных.
Свт. Василий Великий о православных

Ст.Серафим Тяпочкин обб Украине
Те, кто в этих народах (Украина и Белоруссия) против союза с Россией — даже если они считают себя верующими — становятся служителями диавола.
Старец Серафим (Тяпочкин)

Прп. Паисий об антихристовом времени

Приучив себя уже сейчас к жизни простой, умеренной, можно будет пережить антихристовы годы. Иметь маленько землицы, возделать немного пшенички, картофеля, посадить несколько масличных деревьев, и тогда, держа какую-нибудь скотинку, козочку, несколько курочек, христианин сможет пропитать свою семью. Бог не оставит человека без помощи.

Прп. Паисий Святогорец

Томос о "боге" мухаммеда
Мусульмане под именем Бога поклоняются мысленному идолу, жалкому измышлению жалкого ума Мухаммеда.
Томос Константинопольского Собора о «едином Всевышнем» с исламистами

В кулуарах

Наш выход в единстве
Сегодня гость нашего издания – известный болгарский политик, писатель, и публицист Пламен Пасков. В 2016 году на президентских выборах в Болгарии он был одним из кандидатов на этот высокий пост. Интересно, что по профессии он ветеринар, но в последние годы стал широко известен именно как политик и убежденный сторонник Русского мира, последовательно защищающий интересы простых людей.

«Православная вера – главный помощник»
Александр Валерьевич Погорелов – человек широко известный, ветеран спорта, в послужном списке которого множество высоких достижений, званий и наград. Недавно наш корреспондент повстречался с Александром Погореловым – заслуженным мастером спорта, многократным чемпионом мира по кикбоксингу и тайскому боксу, основателем собственной школы бокса в Москве. Он любезно согласился уделить нам время и ответить на вопросы «ПК».

О ложном страхе последних времен
Сегодня, когда у нас на глазах совершается массовый отход людей от веры, призывающее слово священника становится особенно важным. Поэтому мы продолжаем публиковать беседы с пастырями, кому Богом вверено попечение о спасении душ человеческих. Гость этого номера – отец Александр, духовно опытный, ревностный священник, который уже сорок лет служит Церкви и неуклонным путем ведет свою паству к Богу.

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Невыученные уроки истории: Храмоборчество безнадёжно на земле и духовно смертельно за гробом

Наше либерально-социалистическое революционное сообщество, не скинув Путина на теме «пенсионной реформы», решило прощупать Православную Церковь на устойчивость. Неугомонные герои разрушения решили устроить гонения на строящиеся храмы под видом любви к природе.

Найдя на помойке истории ветхие одежды коммунистических безбожников, современные храмоборцы с визгом облачились в эти презренные одежды борцов со Христом из XX века. И теперь кто не скачет, тот не только москаль, но и христианин. Революционные обормоты решили, что Церковь Христову будет легче победить, чем Путина. Или, точнее, решили валить Путина через накат на храмостроительство. В надежде подорвать авторитет Церкви. А затем сломать и авторитет власти.

Поворот внутренне логичный для проповедников социального разрушения, вот только всякий, кто пробовал переть против Божьего рожна, регулярно был побеждаем. Все гонители – языческие императоры, всевозможные еретики и сектанты, французские якобинцы, советские коммунисты – все проиграли в этой борьбе. Проиграют и современные храмоборцы.

Уничтожить Церковь, хотя бы и русскую поместную, гораздо сложнее, чем даже свергнуть Путина.

Немного статистики Российской Империи

К 1917 году в Российской Империи проживало примерно 175-176 млн. Из них великороссов – примерно 75-78 млн. («Статистический ежегодник России 1916 года» [Петроград, 1918]). Ежегодный прирост был 14,7 человека на 1000 жителей.

Православных было 69,9%, магометан – 10,8%, католиков – 8,9%, протестантов – 4,85%, иудеев – 4%, прочих христиан – 0,98%, прочих нехристиан – 0,5% (в том числе буддистов и ламаитов 0,3%).

Православных в целом насчитывалось примерно 122-123 млн. Из этого числа занимались сферой богослужения и богослужением при зданиях – 0,7%. (У великороссов больше – 0,9%). Таким образом, примерно 800-850 тысяч населения было занято в религиозной сфере профессионально. Из них было 110 тысяч священнослужителей («На 1915 год духовенства было 112 629 чел., из них в священническом сане – 51 105 чел., диаконов – 15 035 чел. и псаломщиков – 46 489» [Русскiй Календарь на 1917 г. Петроград, 1916. С. 118].) и 100 тысяч монахов и послушников.

И при более чем 40 000 приходов («Статистический ежегодник России 1916 года» [Петроград, 1918. С. 77–78]) существовало примерно 55 000 православных храмов, 26 000 часовен и 1025 монастырей (Всеподданнейший отчёт обер-прокурора Св. синода по ведомству Православного исповедания за 1914 г. Пг., 1916. С. 117, 132, 139).

В год в Российской Империи строилось примерно 400 храмов.

В советские годы было рукоположено ещё более 100 000 священнослужителей.

Ленин и его новый недружественный мир

Государство, появившееся после октябрьского переворота 1917 года, было во многом действительно уникальным. Большевистское творение Ленина, Сталина, да и Хрущёва было первым в мире государством, которое не только провозгласило государственное разрешение на массовое осуществление абортов, убийств младенцев в утробе матери. Но получило первенство и как государство, впервые осуществлявшее гонения на все проявления религиозности. Это было первое государство, официально провозгласившее своей идеологической доктриной воинствующий атеизм. По сути, большевистское государство во всю свою историю чередовало горячие и холодные фазы непримиримой войны с Церковью и религией.

Ульянов (Ленин) ещё задолго до революции, как последовательный марксист, писал:

   «Мы должны бороться с религией. Это – азбука всего материализма и, следовательно, марксизма. Но марксизм не есть материализм, остановившийся на азбуке. Марксизм идёт дальше. Он говорит: надо уметь бороться с религией, а для этого надо материалистически объяснить источник веры и религии у масс».
(Об отношении рабочей партии к религии (13 (26) мая 1909 г.). Ленин, ПСС. Т. 17. С. 418).

Борьба не на жизнь, а на смерть началась сразу после прихода большевиков к власти.

Политика пропаганды атеизма сопровождалась массовыми гонениями на религию, массовыми убийствами религиозных деятелей разных направлений, массовым уничтожением религиозных зданий и массовым же их закрытием.

Сначала, 27 октября 1917 года, у Церкви отобрали землю «Декретом о земле». Затем советская власть по декретам «О расторжении брака (16 декабря 1917 года) и «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния» (18 декабря 1917 года) отменила церковный брак и прибрала сам институт брака к своим рукам, так как в будущем по марксистским понятиям собиралось уничтожить моногамную семью вовсе.

Чуть позже, в следующем году, в декрете «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» коммунисты запретили религиозным объединениям практически всё характерное для церковной деятельности:

   «а) создавать кассы взаимопомощи, кооперативы, производственные объединения и вообще пользоваться находящимся в их распоряжении имуществом для каких-либо иных целей, кроме удовлетворения религиозных потребностей;

   б) оказывать материальную поддержку своим членам;

   в) организовывать как специально детские, юношеские, женские молитвенные и другие собрания, так и общие библейские, литературные, рукодельческие, трудовые, по обучению религии и т.п. собрания, группы, кружки, отделы, а также устраивать экскурсии и детские площадки, открывать библиотеки и читальни, организовывать санатории и лечебную помощь» (пункт 17).

Мы часто не задумываемся о том, что Ленин и марксисты строили глубоко несправедливое, классовое общество, в котором поражение в правах и уничтожение классов «эксплуататоров» было обязательной нормой.

Так, Конституция (1918 года) в статье 65 отказывала в гражданских правах целым социальным слоям нового общества. Не могли избирать и быть избранными следующие категории населения:

Все предприниматели «лица, прибегающие к наёмному труду с целью извлечения прибыли».

Все лица, имевшие «проценты с капитала, доходы предприятий, поступления с имущества и т.п.».

Все «частные торговцы, торговые и коммерческие посредники».

Все «монахи и духовные служители церквей и религиозных культов».

Все «служащие и агенты бывшей полиции, особого корпуса жандармов и охранных отделений, а также члены царствовавшего в России дома».

А это несколько миллионов людей.

Примерно тогда же по постановлениям Наркомюста от 14 августа 1919 года об организационном вскрытии мощей и от 25 августа 1920 года о ликвидации мощей во всероссийском масштабе коммунисты полезли внутрь церковной жизни – начали вскрывать, осквернять и даже уничтожать мощи святых.

Коммунисты полезли внутрь церковной жизни –
начали вскрывать, осквернять и даже уничтожать мощи святых.

Церковь большевики рассматривали как внутреннюю контрреволюционную организацию, с которой вели планомерную гражданскую войну на уничтожение.

В полном согласии с программой ВКП(б), принятой на съезде в марте 1919 года, «По отношению к религии ВКП не удовлетворяется декретированным уже отделением Церкви от государства и школы от Церкви…» и, видя цель партии «в полном отмирании религиозных предрассудков», был создан 8-й Ликвидационный отдел Наркомюста для уничтожения Церкви.

Его начальник Красиков говорил: «Мы, коммунисты, своей программой и всей своей политикой, выражающейся в советском законодательстве, намечаем единственный, в конечном счёте, путь как религии, так и всем её агентам – это путь в архив истории».

Большевистский «архив» выглядел несколько своеобразно, там расстреливали, пытали, сажали в лагеря, требовали писать доносы и т.д.

Уже в декабре 1920 года тот же Красиков отчитывался перед партией: «8-й отдел поставил перед собой задачу полного уничтожения монастырей как рассадников паразитизма. К настоящему времени ликвидировано 673 монастыря». Закрыты также и все учебные заведения Церкви, а для острастки убиты более 20 архиереев.

Тем временем хозяйствование Ленина и его партии довело страну до массового голода 1920–1922 годов, который охватил более 35 губерний с 90-миллионным населением. Во время голода умерло от 1 до 5 миллионов человек, по разным оценкам.

Параллельно 23 февраля 1922 года вышел декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей, находящихся в пользовании групп верующих. Советская власть решила, что во время голода самое время заняться республиканским грабежом Церкви.

   «Именно теперь и только теперь, – провозглашал Ульянов (Ленин), – когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны!) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и безпощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления.

   Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо во всяком случае будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету. Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обезпечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого фонда никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство в частности и никакое отстаивание своей позиции в Генуе в особенности совершенно немыслимо…

   Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать… »
(Письмо Молотову для членов Политбюро ЦК РКП (б) 19 марта 1922. «Известия ЦК КПСС», 1990, № 4, с. 191–193. Фонд 2, oп. 1, д. 22947 – машинописный текст).

В марте 1922 года Лев Троцкий также приложил свою руку к борьбе с Церковью. Он предложил Политбюро «повалить контрреволюционную часть церковников, в руках коих фактическое управление Церковью» с помощью соглашательского «сменовеховского» духовенства. Троцкий предлагал осуществлять в Церкви искусственные расколы и уничтожать её по частям (Записка Троцкого в Политбюро ЦК РКВ (Б) о политике по отношению к церкви от 30 марта 1922 (Архивы Кремля. Кн. 1. Политбюро и церковь. 1922–1925 гг. М.–Новосибирск, 1997. С. 161–164).

Так большевики спланировали и осуществили обновленческие расколы.

Крупные крестьянские восстания, начавшиеся с 1920 года, поражение большевиков под Варшавой в 1920 году в походе на Европу, сопротивление при изъятии церковных ценностей, хозяйственная разруха, борьба за власть в самой коммунистической партии при больном Ленине привели не только к новой экономической политике, но и к «религиозному нэпу». С 1923 года началась короткая передышка для Церкви, в череде «горячих» и «холодных» репрессий.

Всего при Ленине были репрессированы непосредственно за исповедание Православной веры десятки тысяч верующих.

По оценкам профессора Н.Е. Емельянова (1939–2010), «Общее число репрессий около 20 000 (1918–1920), почти все расстреляны. 2-я волна гонений (1921–1923) – около 20 000 репрессий, расстреляно около 1000 человек». (Н.Е. Емельянов. Оценка статистики гонений на Русскую Православную Церковь (1917–1952 годы).

К этим антирелигиозным репрессиям надо прибавить жертв революции, Гражданской войны, массового голода 1920–1921, подавления крестьянских восстаний и уже чисто политических репрессий.

Здесь цифры репрессированных исчисляются несколькими миллионами. Что хорошо видно из переписи 1926 года, в которой число жителей СССР указано в 147 миллионов, а русских 77 млн.

Число русских не увеличилось за 9 лет правления коммунистов, хотя, исходя из ежегодного прироста 14,7 на 1000 жителей, к 1926 году их число должно было прирасти примерно на 11–12 млн, то есть русских должно было быть 86–87 млн (если исходить из цифры 75 млн на 1917 год). И это, если по советской идеологической традиции не считать малоруссов и белоруссов – русскими людьми. С ними цифра должна быть ещё более зловещей. Другие народы также пострадали от действий ленинской гвардии. Свою роль сыграла и поощряемая государством система массовых абортов.


 

Сталин и его углубление социализма

«Религиозный нэп» продолжался в период с 1923 по 1929 год. Несмотря на это, в 1925 году уже основывается печально известная организация «Союз воинствующих безбожников».

Параллельно увеличивалось количество лишённых прав избираться и быть избранным в советском государстве. В 1926 году лишенцев было чуть больше 1 млн (15,2% священнослужители и монахи), в 1927 году их стало уже более 3 млн (8,3% священнослужители) за счёт увеличения тех, кто занимался торговлей (до 24,8%).
 «В 1923–1928 годы количество репрессий равно примерно трети репрессий 1922 года». (Н.Е. Емельянов. Оценка статистики гонений на Русскую Православную Церковь (1917–1952 годы).

Отношение Сталина к Церкви хорошо передаёт его беседа с первой американской рабочей делегацией в сентябре 1927 года. Он сказал американцам: «Партия не может быть нейтральной в отношении носителей религиозных предрассудков и в отношении реакционного духовенства, отравляющего сознание трудящихся масс. Подавили ли мы реакционное духовенство? Да, подавили. Беда только в том, что оно ещё не вполне ликвидировано» (Сталин. Беседа с первой американской рабочей делегацией. Газета «Правда» № 210, 15 сентября 1927 г. // Сочинения. М., 1949. Т. 10. С. 133).

Новая волна гонений против Церкви развернулась в 1929–1931 годы на фоне большевистской политики раскулачивания и коллективизации. В начале 1929 года Каганович написал письмо руководству партии, где сформулировал идеологическую позицию по отношению к Церкви, сказав, что «церковь единственная легальная контрреволюционная сила». И с ней нужно бороться.

8 апреля 1929 года президиум Всероссийского ЦИК и СНК РСФСР приняли постановление «О религиозных объединениях», которое окончательно лишало Церковь юридического лица. Особенно резкую позицию занимали Джугашвили (Сталин), Бухарин, Губельман (Ярославский) и Молотов, выступавшие за отказ от «послаблений» периода НЭПа.

Начался массовый снос храмов. Эта волна гонений стоила Церкви за 1930–1931 годы «около 60 000 арестов и 5000 казней» (Н.Е. Емельянов. Оценка статистики гонений на Русскую Православную Церковь (1917–1952 годы).

За очередной волной гонений последовал самый массовый голод при коммунистах, в 1932–1933 годах. Во время голода Сталин неоднократно лично подталкивал местных руководителей в стиле письма от 6 августа 1930 г.: «Форсируйте вывоз хлеба вовсю. В этом теперь гвоздь. Если хлеб вывезем, кредиты будут».

Всего за 1930–1933 гг. из СССР в Европу вывезено не менее 10 млн тонн зерна. А умерло за время голода от 3 до 8 миллионов человек.

В разгар массового голода была объявлена «безбожная пятилетка» (гонения 1932–1936 годов). Целью которой было уничтожение всех храмов и наведение страха на верующих.

Несмотря на гонения, сравнимые по силе с 1922 годом, провал «Безбожной пятилетки» – в переписи населения 1937 года православными верующими назвали себя 1/3 городского населения и 2/3 сельского, то есть более половины населения СССР.
(Н.Е. Емельянов. Оценка статистики гонений на Русскую Православную Церковь (1917–1952 годы).

По переписи 1937 года верующими себя назвали 56,7% населения атеистического государства, которое продолжило бороться с большинством своих граждан с ещё большими усилиями.

После завершения 5 марта 1937 года Пленума ЦК ВКП(б) развернулся массовый террор, сравнимый только со временами «военного коммунизма» при Ленине.

В том же году председатель Союза воинствующих безбожников Губельман (Ярославский) отчитался, что «в стране с монастырями покончено» (Алексеев В.А. Иллюзии и догмы. М., 1991. С. 299). За двадцать лет большевики закрыли почти тысячу монастырей и репрессировали почти 100 000 монашествующих.

В результате наших оперативных мероприятий, – как в конце 1937 года Ежов докладывал Сталину, – почти полностью ликвидирован епископат православной церкви, что в значительной степени ослабило и дезорганизовало церковь.
(ЦА ФСБ ф.3. оп.4. д.244. лл.64-78. Публ.: Хаустов В., Самуэльсон Л. Сталин, НКВД и репрессии 1936–1938 гг. М, РОССПЭН, 2009. С. 407–414).

В этом донесении есть и цифры большевистских репрессий против православных верующих:

Всего в августе-ноябре месяцах 1937 года арестовано 31 359 церковников и сектантов; из них: митрополитов и епископов – 166, попов – 9 116, монахов – 2 173, церковно-сектантского кулацкого актива – 19 904. Из этого количества осуждено к высшей мере наказания [расстрелу] – 13 671. В том числе: епископов – 81, попов – 4 629, монахов – 934, церковно-сектантского кулацкого актива – 7 004.

Гонение на православных верующих 1937–1938 годов «примерно в 10 раз превышает по арестам гонение 1922 года (а по расстрелам в 80 раз). Расстрелян каждый второй (около 2 0 000 репрессий и 100.000 казней в 1937–38 гг.)» (Н.Е.Емельянов. Оценка статистики гонений на Русскую Православную Церковь (1917–1952 годы).

В итоге к 1939 году на весь СССР оставалось чуть более 100 действующих храмов (из 29 584 на 1928 год) и всего 4 действующих епископа.

Но вскоре были присоединены территории Прибалтики, западной Украины, западной Белоруссии и Молдавии, где оставалось ещё много храмов и монастырей. Коммунистам пришлось опять закатывать рукава и снова заниматься своим безбожным делом. Начинаются репрессии против верующих этих территорий по схеме, отработанной на старой советской территории. Происходят закрытия храмов, арестовываются священнослужители, репрессируются религиозные активисты. Всё это идёт наряду с продолжающимися чисто политическими репрессиями.