Вторник, 18 Февраля 2020 г.
Духовная мудрость

Прав. Иоанн Кронштадтский об экуменизме
К стыду нашему мы должны сознаться, что у многих из христиан православных не только нет в сердце и в жизни веры православной,.. она у них ...обратилась в совершенное безразличие относительно какой бы то ни было веры: католической, лютеранской, иудейской, магометанской, даже языческой. Слышим, что во всякой вере можно угождать Богу, то есть будто бы всякая вера угодна Богу... Вот, до чего затмилось понятие о Православии, о неправославии и иноверии!
Прав. Иоанн Крондштадский об экуменизме

митр.Иоанн о возрождении
То, что хотят «возродить» люди, отвергающие православную духовность и Церковь, не есть Россия... Лишенное религиозно-нравственных опор национальное самосознание либо рухнет под напором космополитической нечисти, либо выродится в неоправданную национальную спесь.
Митр. Иоанн (Снычев) о возрожении России

Прот. Николай Гурьянов
Россия не поднимется, пока не осознает, кто был наш Русский Царь Николай... Господь не дарует России нового Царя, пока не покаемся искренно за то, что допустили иноверцам очернить и ритуально умучить Царскую Семью... Должно быть духовное осознание.
Старец Николай Гурьянов о монархии и покаянии

митр.Иоанн: экуменизм и нацбезопасность
Если это пагубное ослепление возобладает в России, то будет не только безнадежно повреждена чистота православной веры. Под вопросом окажется сама возможность возрождения русской государственности.
Митр. Иоанн (Снычев) о ереси экуменизма

Сщмч. Андроник Никольский о монархии
Пусть никто не верит наговорам обольстителей, которые говорят, что для христианина совершенно безразличен тот или иной порядок гражданской жизни <...> ибо тот или иной строй может содействовать или препятствовать делу спасения.
Сщмч. Андроник (Никольский) о монархии

В кулуарах

Россия, тревога!: «Мир вокруг нас ещё продолжает выглядеть привычно», но это уже не так
Председатель Правительства Мишустин выступил в Казахстане на пленарной сессии форума Евразийского экономического союза «Цифровое будущее глобальной экономики». Тема выступления: «Построение устойчивого региона на основе данных и искусственного интеллекта».

«Скольких людей погубило искусство!»: Покаяние народной артистки России Екатерины Васильевой
С одной стороны, народ стал понемногу воцерковляться, возвращаться к вере, с другой – мы сейчас в изобилии наблюдаем появление таких лжедуховных явлений, как «православные» актеры, театры, банкиры, комики, байкеры, рокеры, рэперы и прочие. Даже если такой человек стал действительно верующим, ходит в...

Пока мы живы, будем сражаться за детей!: Тревожное письмо о состоянии системы образования и снюсах
Здравствуйте, уважаемая редакция! Спаси Христос, что поднимаете острые и важные темы современности. Меня всегда волновало положение дел в системе образования. Возможно, потому, что по первому диплому я педагог. Декан факультета, с которым у нас были доверительные отношения, как-то в беседе со мной поделился переживаниями о том, что вся система образования переживает тяжелый упадок, правильные основы воспитания утрачены…

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Духовное чадо преп. Варсонофия Оптинского: День памяти старца-исповедника схиигумена Павла (Драчева)

2019-03-29.3.jpg
Схиигумен Павел

Схиигумен Павел (в миру Павел Иустинович Драчев) родился в 1888 году в селе Казинке, находящемся недалеко от города Ельца. Путь монашеской жизни был уготован ему с детства. Еще мальчиком он однажды сильно застудил руку, она окостенела и не сгибалась. «Что тебе делать в миру, деточка? Иди в монастырь», – часто говорила ему мать, в сердце своем давно решившая посвятить своего младшего сына Богу. А когда Павел подрос, отвела его на благословение к старцу. «Как от призыва отойдешь, так и просись в монастырь», – ответил тот на вопрос о монашестве. Об этом старце, не называя его имени, отец Павел рассказывал как о прозорливце, подвижнике высокой жизни.

Как только Павел получил освобождение от воинской повинности, так немедля отправился в Тихонову пустынь, но по дороге заехал в Оптину – уж очень ему хотелось повидать тогдашнего скитоначальника отца Варсонофия – старца, о котором к тому времени он был весьма наслышан. Едва посмотрев на юношу, отец Варсонофий поведал ему нечто из его прошлого, напомнил грехи, о которых тот и думать забыл. 

«Куда же мне идти от такого старца?» – решил Павел и попросился остаться в Оптиной навсегда.

Он стал послушником в Иоанно-Предтеченском скиту, исполняя послушания садовника и канонарха. Позднее, после закрытия Оптиной и изгнания монахов, схиигумен Павел вспоминал любимый им скит как Рай. Он всю жизнь скучал по нему и говорил, что готов лобызать там все яблоньки. Здесь же он принял монашеский постриг с именем Петр и сан иеродиакона. 

Его духовным отцом стал преподобный Варсонофий, который благословил Петра четками и дал ему крест. До глубокой старости схиигумен Павел благоговейно сохранял эти Оптинские святыни, а также рубашку старца и наволочку с его подушки.

После закрытия Оптиной в 1923 году, Петр, как и многие Оптинские монахи, перебрался в Козельск, но прожил там недолго. Услышав, что в Москве еще действует Данилов монастырь, он поехал туда. Все святые обители тогда одна за другой ликвидировались, архиереи лишались кафедр, поэтому в Даниловом собралось множество монахов, архимандритов, архиереев. Жить, правда, было негде. Ему дали пустой заброшенный склеп на кладбище. Он обустроил его под келью и так жил лет шесть, кормясь плотницким ремеслом, пока его не арестовали. 

Затем последовала ссылка на Север.

От Архангельска этап гнали в Пинегу. Двести километров заключенные шли пешком. У отца Петра отказали ноги, и его сестра, инокиня Валентина, этапированная вместе с ним, почти всю дорогу тащила его на себе. Потом над больным смилостивились и посадили в повозку…

В ссылке одно время они ютились в доме многодетной семьи. Жизнь была шумной, суетной и голодной. 

Уходя из дома, хозяева запирали своих квартирантов («батюшку» и «матушку», как они их называли) на ключ, но оставляли им на обед то, что ели сами. Отец Петр наловчился ловить рыбу, высушивать ее, а потом варить из нее уху. Позднее, ходя каждый день с удочкой на реку, как на работу, он сумел прокормить умиравшего отца Никона (Беляева), ныне прославленного Оптинского преподобноисповедника.

О жизни в Пинежском районе схиигумен Павел вспоминать не любил. «Какой там народ нелюбовный был», – обронил он как-то. Но Пинега в его памяти осталась связана с именем старца Никона. Когда незадолго до смерти ему привезли фотокарточку преподобноисповедника, он поцеловал ее и заплакал. Он вообще без слез не мог вспоминать те последние месяцы и дни жизни батюшки, которые они провели вместе.

2019-03-29_134258.jpg
 
До последнего дня и часа отец Петр был рядом со старцем. Он рассказывал, как в июне 1931 года до крайности истощенный отец Никон едва слышным голосом попросил дать ему лист бумаги и карандаш – хотел что-то написать. «Какая красота в духовных книгах», – начал он, и карандаш выпал из его ослабевшей руки. Видя его тяжелое состояние, отец Петр поспешил пригласить архимандрита Никиту (Курочкина; † 1937), который не замедлил прийти к умирающему и причастить его Святых Таин и тут же после Причащения прочитал над ним канон на исход души. 

В 10 часов 40 минут вечера 8 июля 1931 года отец Никон отошел ко Господу, к Которому так стремился всю свою жизнь. 

Его духовная дочь Ирина Бобкова (схимонахиня Серафима; † 3 ноября 1990 г.) и отец Петр со страхом и трепетом наблюдали, как душа преподобного Оптинского старца покидала тело. Гроб для него был заранее заказан тоже отцом Петром.

Из архангельской ссылки отец Петр приехал в Тулу. Тульскую епархию тогда возглавлял Владыка – противник обновленческого раскола. Все желали у него рукоположиться. Он-то и посвятил отца Петра в иеромонахи.

Несколько лет батюшка служил в храме Двенадцати Апостолов. Его очень полюбили люди. Своей высокой духовностью, горячей верой, скромностью, кротким нравом и благообразной наружностью (высокий рост, красивые длинные волосы, прекрасный голос) он привлек многих прихожан. Его всюду приглашали, он был, что называется, нарасхват. Настоятель собора стал завидовать этому и ревновать и обратился в ГПУ, в епархию, и вскоре в органы полетели доносы на «общительного иерея», и однажды за отцом Петром пришли. Но, предупрежденный прихожанами, он успел скрыться «прямо из-под носа чекистов».

С того времени (30–40-е гг.) отец Петр стал особенно осторожным. Ему приходилось жить на нелегальном положении. Три года он скрывался в одной деревушке у знакомых в погребе, выходя на воздух только по ночам. Этот вынужденный затвор батюшка всегда вспоминал как самое счастливое время в своей жизни.

В конце войны стали открываться храмы. Старинный Венев-монастырь объявили приходской церковью. Сюда-то и решил перебраться отец Петр. Но, обученный осторожности, скрыл, что он иеромонах, и устроился церковным сторожем. В храме все было разрушено, перебито: ни окон, ни дверей, один мусор кругом, который батюшка в числе других прихожан вытаскал из храма тележками. После работы «старичок» всех подкармливал у себя в сторожке – никто не уходил от него голодным.

2019-03-29.2.jpg
Свято-Сергиевский храм в селе Черкассы
Тульской области, где служил отец Павел

В послевоенные годы в стране повысилась преступность: людей на улицах раздевали, грабили и убивали. Однажды ночью в сторожку, где отец Петр жил вместе со священником отцом Михаилом, ворвались бандиты с оружием и потребовали «гроши». «Возьмите все, что есть», – сказал отец Петр и отдал преступникам небольшую сумму денег, которые у него были. Раздались выстрелы, и он потерял сознание. Очнувшись, увидел отца Михаила, лежащего в крови с простреленной головой. Батюшка вызвал милицию, которая, не разобравшись, сочла его соучастником преступления и виновным в убийстве.

Целый месяц он просидел в камере с уголовниками и много пострадал от них: его избивали, отнимали у него продукты, не давали спать, издевались. Потом – срок, лагерь и те же страдания. Отец Петр молча все терпел, молился святителю Николаю Чудотворцуна людскую справедливость надежды не было. Впоследствии настоящих убийц поймали и невиновность церковного сторожа стала очевидной – его освободили. Он вернулся в тот же храм, намереваясь и дальше скрывать свое иерейство. О том, что он иеромонах, знала только одна женщина. Она-то и убедила его принять бремя пастырства вместо убиенного собрата.

В начале 50-х отца Петра перевели в село Черкассы. Но там он прослужил только полтора года – начались хрущевские гонения, и храм закрыли. 

Батюшка, к тому времени уже игумен, отказался от служения в церкви и в течение десяти лет вообще не ходил в храм. Весь богослужебный круг он вычитывал дома, келейно

Склонный к затворнической жизни, он стремился к уединению и всеми способами уклонялся от общения с людьми, отрывавшего его от молитвы и внутреннего делания. Долгожданное и дорогое его сердцу одиночество было полностью посвящено Иисусовой молитве и работе в саду и огороде. Как когда-то в Иоанно-Предтеченском Оптинском скиту, он посадил вокруг дома много деревьев, выращивал овощи. Но, большой постник, сам почти ничего не ел, а все раздавал.

За время своего затворничества отец Петр выехал из села всего один раз – в начале 70-х. Вернувшись из поездки, снова стал посещать церковь и уже до самой смерти не пропустил ни одного богослужения. А ездил он в Почаев, где отцы упраздненной Лавры постригли его в великую схиму – так он стал схиигуменом Павлом.

«Не укроешь светильник под спудом» (написано на могилке старца), да и пора, видимо, пришла выйти на служение людям. Наступил такой период в жизни схиигумена Павла, когда к нему за советом стал стекаться народ. Его почитали за святого старца, прозорливца, верили в чудодейственность его молитв.

По воспоминаниям знавших его, схиигумен Павел был высокий, худощавый, волосы белые, глаза светились радостью. У него была нежнейшая, кроткая, тихая, легкая, высокая и мужественная душа настоящего подвижника, не надломленная ни тяжелыми жизненными испытаниями, ни мерзостью лагерной жизни, ни тюремными допросами и издевательствами, ни лишениями. Он был необыкновенно прост в общении, но тонок, чуток к любому человеку. 

Верил в возрождение Оптиной Пустыни: «Для Бога невозможного нет. Господь двинет рычаг – и все переменится».

2019-03-29.1.jpg
Могила отца Павла в Черкассах

Скончался схиигумен Павел на 93-м году жизни, 29 марта 1981 года, Великим Постом, на Крестопоклонной неделе. Шамординские сестры, как завещал батюшка, положили ему в гроб все оставшиеся от старца Варсонофия вещи: четки, рубашку и наволочку, лишь крест старца священник класть в гроб не разрешил.

Похоронен схиигумен Павел (Драчев) в селе Черкассы Ефремовского района Тульской области за алтарем храма преподобного Сергия Радонежского с приделом в честь иконы Божией Матери «Казанская».

Подготовила Ксения Миронова


___________________ 
* Одно из немногих замечательных изданий в море секулярной прессы, которое рассказывает о событиях прошлых и нынешних дней с православной точки зрения. Это некоммерческое издание, существующее на средства пожертвователей (трудятся в ее редакции также во славу Божию). Для множества православных из глубинки и не имеющих интернета печатная версия газеты, выходящая 2 раза в месяц, является практически единственным источником актуальной и взвешенной информации. А у многих подписчиков не хватает средств к полноценной оплате (750 р. за полгода). Поэтому мы призываем оказать посильную финансовую поддержку редакции газеты «Православный Крест» и ее читателям. 
   Телефон редакции: 89153536998.


См. также:






Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Принимал ли Поместный Собор 1917–1918 гг. постановление о допустимости использования за богослужением русского языка

После совершения в марте 2019 г. митрополитом Тверским и Кашинским Саввой акта церковного вандализма – обновленческой литургии на русском языке совместно с представителями кочетковского братства, а также скандала и церковной смуты, связанной с допуском 2 февраля 2020 г. митрополитом Саввой последователей...


«Роль Православия и Русских – государствообразующая»: Наказ священнослужителей по поправкам в Конституцию

Поправки к преамбуле российской Конституции, предложенные заместителем главы Всемирного Русского Народного Собора Константином Малофеевым, поддержали и дополнили своими предложениями многие клирики Русской Православной Церкви.


Да не будем посрамлены на Страшном Суде: Как относиться к нововведениям в Русской Церкви?

Как мы сообщали в предыдущем номере, на епархиальном собрании столичного духовенства 20 декабря было рекомендовано чтение Ветхого Завета (паремий) и новозаветных посланий (Апостола) на современном Русском языке. Нам удалось побеседовать с одним из участников этого епархиального собрания...


<<       >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 1
Фотогалерея
Полезно почитать

Народ не готов к приходу Царя?: О единственном пути возрождения и спасения России

В наше время часто приходится слышать о том, что сейчас народ не готов к приходу Царя. И слышать это приходится от людей духовного звания. Дорогие мои, такие слова – не есть слова любви к Царю. Сердце истинно любящих нашего Русского Православного Царя-Батюшку и Великомученика Царя Николая II с его святой Семьей, и грядущего Царя, предсказанного нам многими святыми, никогда не сможет произнести такие слова.


Иго-то Христово легко есть, а теории Маркса-Энгельса не подъемно тяжелы: Будем встречать за Уралом новых героев

Меньше шукшинской русской радости стало. Как будто отымает Господь благодать от земли Русской. Люди по стране и по миру носятся как сквозняки. Меняют квартиры, города, страны. Болтаются как пыль в невесомости. Это и есть нормальный образ жизни космополита – жителя «открытого космоса», не имеющего Родины, родства непомнящего.


«Сохранение богослужебного языка – вопрос национальной безопасности»: Беседа с издателем и составителем книг на церковно-славянском

Купить сегодня в лавках храмов и монастырей Евангелие и Псалтирь на церковно-славянском языке еще возможно, молитвослов и Апостол – уже реже, а вот приобрести акафисты с канонами – задача практически неосуществимая. Православные москвичи знают буквально пару мест, где продаются молитвословия и богослужебные тексты на церковно-славянском языке, в особенности такие редкие, дорогие сердцу...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100