Среда, 1 Апреля 2020 г.
Духовная мудрость

сщмч.Владимир о монархии
Священник не монархист не достоин стоять у Святого Престола, священник республиканец – всегда маловер. Монарх посвящается на власть Богом – президент получает власть от гордыни народной.
Сщмч. Владимир (Богоявленский), митрополит Киевский

Прп.Паисий об экуменистах 2
Святые отцы знали, что делали. Они воспретили общение с еретиками не без причины. Но сегодня призывают к совместным молитвам не только с еретиком, но и с буддистом, огнепоклонником и сатанистом.
Прп. Паисий Святогорец

Прп. Серафим о монархии
В очах Божиих нет лучшей власти, чем власть православного царя.
Прп. Серафим Саровский о монархии

Свт.Игнатий об апостасии
К положению Церкви должно мирствовать, хотя вместе должно и понимать его. Это – попущение Свыше, которого мы понять не можем.
Свт. Игнатий об апостасии

свт.Феофан об апостасии
Некому будет сказать властное: «вето», а смиренного заявления веры и слушать не станут. Вот когда заведутся всюду такие порядки, благоприятствующие раскрытию антихристовых стремлений, тогда явится и антихрист.
Свт. Феофан об апостасии

В кулуарах

Тайные молитвы да не звучат вслух
В наше непростое время все чаще и чаще в некоторых храмах священники читают вслух тайные священнические молитвы за Литургией. Это веяние получило распространение в обновленческой среде еще в конце XIX – начале XX века. Представители так называемой «живой церкви» стали сокращать службы, переводить на...

«Из русского народа еще выйдут герои»
О плодотворном художественном творчестве Максима Фаюстова мы уже не раз писали на страницах нашей газеты. В этом году исполняется 10 лет, как он впервые выставил самую известную свою картину «Русский герой Евгений Родионов». За эти годы в постерах и репродукциях она разошлась далеко по России.

Россия, тревога!: «Мир вокруг нас ещё продолжает выглядеть привычно», но это уже не так
Председатель Правительства Мишустин выступил в Казахстане на пленарной сессии форума Евразийского экономического союза «Цифровое будущее глобальной экономики». Тема выступления: «Построение устойчивого региона на основе данных и искусственного интеллекта».

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Возвращение святыни: О судьбе московского Спасо-Андроникова монастыря


Древнейшая московская православная обитель — Спасо-Андроников монастырь. Эта великая святыня была основана в середине XIV века Святителем Алексием, Митрополитом Московским и всея России, Чудотворцем. В стенах обители совершали служение ученики преподобного Сергия Радонежского, иноком Андроникова монастыря был знаменитый русский иконописец преподобный Андрей (Рублёв), расписавший Спасский собор обители.

С советских времён основную часть монастырской территории занимает Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва. Коллектив этого музея за более 70 лет его существования сделал очень многое для отечественной науки, в том числе для сохранения и изучения многих древних святынь Земли Русской.

Однако в последние годы вокруг директора музея Михаила Миндлина регулярно возникают скандальные информационные поводы, а либеральная общественность активно пытается создать конфликт между музейным сообществом и православной общественностью относительно принадлежности святыни.

В течение последних месяцев ситуация со Спасо-Андрониковым монастырём стала стремительно меняться.

29 января 2019 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл обратился к руководителю Федерального агентства по управлению государственным имуществом Вадиму Яковенко с просьбой передать (а по сути, вернуть) в собственность Русской Православной Церкви 11 монастырских зданий. А уже 18 марта вышел Патриарший Указ о назначении насельника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандрита Дионисия (Колесника) настоятелем Подворья Патриарха Московского и всея Руси храмов Андроникова монастыря города Москвы.

Разобраться в ситуации и выяснить, когда же обитель может быть возвращена верующим, Царьграду помог глава московского общественного движения возрождения Спасо-Андроникова монастыря, доцент Института государственной службы и управления РАНХиГС при Президенте России Сергей Карнаухов.


– Сергей Сергеевич, Вы уже несколько лет вплотную занимаетесь проблемами Спасо-Андрониковой обители. К сожалению, приходится говорить именно о проблемах. Здесь вопрос с разрушающимся некрополем монастыря и с уничтожением в результате недавнего пожара уникальных монастырских фресок. Наконец, проблема существования ресторана на территории обители и вообще концепции развития Музея имени Андрея Рублёва, занимающего монастырскую территорию. Хотелось бы уточнить, в каком состоянии находятся эти вопросы на сегодняшний момент?

Недавно мой друг, известный польский политик, приехал ко мне в гости. Мы пришли на экскурсию в Андроников монастырь, и я привёл его на место, где, предположительно, с 1919-го по 1922 год производились расстрелы узников Андроньевского концлагеря. На этом месте 5 лет назад при прокладке кабеля было обнаружено большое количество человеческих останков.

Когда он увидел, что именно здесь, на некрополе монастыря, построен частный тир с сауной и фитнес-сектором, он пришёл в ужас и сказал: мир не может представить, чтобы в Освенциме, на месте казней, разрывая захоронения, какой-нибудь коммерсант строил бы частный тир. Это совершенно невозможно. Мир бы взорвался, и они и все, кто дал им разрешения на такое преступление, получили бы огромные тюремные сроки, ведь это преступление против человечности!

А в центре Москвы это стало возможным. И более того, мэрия дала письменное заключение, что всё законно, а прокуратура это подтвердила. Сейчас я впервые скажу, кто стоит за этим тиром. Это — Федерация практической стрельбы города Москвы и её председатель Рагозин Алексей Владимирович. Как они умудрились обойти действующее законодательство и получить разрешение построить там многоэтажный «саркофаг» — понять невозможно. Это нарушение всех существующих норм.

Поэтому наша первоочередная задача — добиться уголовно-правовой оценки правомерности выдачи разрешения на строительство многоэтажного здания тира в охранной зоне, где строить запрещено. А далее мы будем добиваться, чтобы тир был снесён, а все захоронения, которые были разорены при строительстве, были восстановлены.