Суббота, 18 Января 2020 г.
Духовная мудрость

сщмч. Иннокентий (Просвирнин) о патриотизме
Вернуться на стезю отцов, идти по стопам отцов – это главная задача нашего времени. Так мы понимаем патриотизм…
Архим. Иннокентий (Просвирнин) о спасении и России

Прп.Паисий о диктатуре

Некоторые европейцы выразили протест, потому что они боятся всемирной диктатуры. А мы, православные, противодействуем этому потому, что не хотим антихриста. И диктатуры, конечно, тоже не хотим. Нас ждут серьезные события, но долго они не продержатся. Как Православие якобы «исчезло» при коммунизме, так оно «исчезнет» и сейчас.

Прп. Паисий Святогорец об электронном концлагере

Прп.Иустин о 8 соборе 2
Что сделали Богом поставленные строители Церкви Христовой в защиту святого Православия от самоубийственной поверхностности и предательской несерьезности Цареградского патриарха Афинагора, который <…> вероломно и поспешно готовит, по примеру Ватикана, некий свой так называемый «Великий всеправославный собор»?..
Прп. Иустин Челийский

Свт.Игнатий об апостас
Отступничество принимает огромные размеры. Наступают времена трудные в духовном отношении: затруднительность постоянно увеличивается. Это попущение Божие.
Свт. Игнатий Брянчанинов о церковной апостасии

Митр. Иоанн о теории ветвей
Никакого разделения церквей никогда не происходило. История Христианства недвусмысленно и ясно свидетельствует о том, что в действительности имело место постепенное отпадение, не разделение, а именно отпадение западных народов и западноевропейских конфессий от Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви.
Митр. Иоанн (Снычев) об экуменической «теории ветвей»

В кулуарах

Совсем нет сил. Что делать?: Духовные и практические советы священника современным людям
Живу в городе и смотрю по многим знакомым, что стали вялыми, замкнутыми, раздражительными, по многим вопросам равнодушными из-за нехватки сил душевных и телесных. И по себе чувствую гнетущую усталость, хотя мне еще нет сорока и работа у меня не физическая, а больше умственная, за компьютером. Подскажите,...

«Скольких людей погубило искусство!»: Покаяние народной артистки России Екатерины Васильевой
С одной стороны, народ стал понемногу воцерковляться, возвращаться к вере, с другой – мы сейчас в изобилии наблюдаем появление таких лжедуховных явлений, как «православные» актеры, театры, банкиры, комики, байкеры, рокеры, рэперы и прочие. Даже если такой человек стал действительно верующим, ходит в...

Пока мы живы, будем сражаться за детей!: Тревожное письмо о состоянии системы образования и снюсах
Здравствуйте, уважаемая редакция! Спаси Христос, что поднимаете острые и важные темы современности. Меня всегда волновало положение дел в системе образования. Возможно, потому, что по первому диплому я педагог. Декан факультета, с которым у нас были доверительные отношения, как-то в беседе со мной поделился переживаниями о том, что вся система образования переживает тяжелый упадок, правильные основы воспитания утрачены…

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Чтобы не дрогнула рука в случае войны против России: Церковь об убийстве на поле брани и защите Отечества


Церковь считает войну неизбежным в этом мире злом, которое часто спасает нас от еще большего зла. В какой-то степени войну можно уподобить деторождению, всем известно, что зачатие детей происходит неизбежно в страсти, и поэтому каждый младенец подвержен первородному греху, который исцеляется Таинством Крещения. Но если бы не было чадородия, то и мир бы не смог существовать и в Церковь не смогли бы входить новые члены. Так и на войне православный христиан поднимает меч, чтобы спасти не себя самого, а свой народ, своих ближних, свою веру, свою Родину или просто постоять за правду. И без этого меча не смогла бы существовать Церковь земная, потому что члены ее погибли бы от рук врагов православия или иноплеменников.

Но в воинском деле православные люди уповают не столько на собственную силу, сколько на помощь Божию в справедливой борьбе, и на первый план выходит жертвенность воина: «Нет большей той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13).

Церковное сознание принципиально отделяет случай убийства врага на поле брани от всех других видов убийств. К убийству на войне существует два канонических подхода. Первый отражен в 13 правиле святого Василия Великого:

   «Убиение на брани отцы наши не вменяли за убийство, извиняя, как мнится мне, поборников целомудрия и благочестия. Но, может быть, добро было бы советовати, чтобы они, как имеющие нечистые руки, три года удержалися от приобщения токмо Святых Таин».

В этом правиле святителя Василия Великого не содержится категорического требования, а только рекомендация, адресованная, вероятно, воинам с особо обостренной совестью, которым убийство, совершенное на войне, причиняет душевные страдания. Святитель Василий дает здесь что-то вроде совета три года удерживаться пролившим кровь от причащения.

Толкование Зонары: «Не в виде обязательного предписания, а в виде совета предлагает святой, чтобы убивающие на войне в течение трех лет воздерживались от причащения. Впрочем, и этот совет представляется тяжким, ибо он может вести к тому, что воины никогда не будут причащаться Божественных Даров, и в особенности лучшие, – те, которые отличаются отвагой: ибо они никогда не будут иметь возможности в течение трех лет прожить в мире… Но зачем считать имеющими нечистые руки тех, которые подвизаются за государство и за братьев, чтобы они не были захвачены неприятелями или чтобы освободить тех, которые находятся в плену? Ибо если они будут бояться убивать варваров, чтобы чрез это не осквернить рук своих, то все погибнут и варвары всем овладеют».

Насколько снисходительно это правило, можно понять, сравнивая с другими каноническими предписаниями, которыми следовала древняя Церковь. В остальных случаях она не советовала, а предписывала отлучать виновного: за вольное убийство на 20 лет, за аборт на 10 лет, за невольное убийство на 10 лет.

Второй подход отражен в послании святого Афанасия Великаго, архиепископа Александрийскаго, к Аммуну монаху, которое было утверждено как общецерковное учение на VI и VII Вселенских Соборах:

   «Не позволительно убивать, но убивать врагов на брани и законно и похвалы достойно. Тако великих почестей сподобляются доблестные в брани, и воздвигаются им столпы, возвещающие превосходные их деяния. Таким образом одно и тоже, смотря по времени, и в некоторых обстоятельствах, не позволительно, а в других обстоятельствах, и благовременно, допускается и позволяется».

Толкование Зонары: «Прежде всего – убивать запрещено, но убивать врагов на войне похвально и достойно великих почестей. Таким образом, одно и тоже в одном случае не позволительно, а в другом позволительно и зависит от различия случаев, лиц и способов».

В дисциплинарной практике православная Церковь не подвергает прещениям воинов, убивающих на войне, руководствуясь этим правилом свт. Афанасия.

Между этими мнениями свт. Василия Великого и свт. Афанасия Великого нет противоречия, просто святитель Василий считал, что само по себе пролитие крови требует некоего очищения, даже если человек выполнял свой долг перед Церковью и Отчеством.

В Катехизисе свт. Филарета (Дроздова), митрополита Московского, сказано:

«Вопрос: Всякое ли отнятие жизни есть законопреступное убийство?
Ответ: Не есть беззаконное убийство, когда отнимают жизнь по должности, как-то:
1) Когда преступника наказывают смертию по правосудию.
2) Когда убивают неприятеля на войне за Отечество
».

Великий учитель Церкви святитель Иоанн Златоуст пишет: «Если кто даже совершит убийство по воле Божией, это убийство лучше всякого человеколюбия; но если кто пощадит и окажет человеколюбие вопреки воле Божией, эта пощада будет преступнее всякого убийства. Дела бывают хорошими и худыми не сами по себе, но по Божию о них определению» («Восемь слов против иудеев»).

В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви (раздел II. 2) сказано: «во все эпохи Церковь призывала своих чад любить земное отечество и не щадить жизни для его защиты, если ему угрожала опасность». В этом же документе приводится целый ряд примеров из русской истории, когда Церковь благословляла народ на участие в освободительной войне.