Пятница, 24 Мая 2019 г.
Духовная мудрость

Ст.Кирилл(Павлов)
Здесь явно Дух Святый, открывший о печати (антихриста) и карточках (электронных), не делает различия в сопротивлении между печатью и карточкой, т.к. то и другое – дело сатаны.
Старец Кирилл (Павлов)

Свт. Игнатий о последних временах
В попущении Своем Бог правосуден... Пришествие антихриста предварится общим отступлением в большинстве человеков от христианской веры... Антихрист будет логичным, справедливым, естественным последствием общего нравственного и духовного направления человеков.
Святитель Игнатий (Брянчанинов) о последних временах

Свт. Василий о ревности в вере
Умоляю вас не унывать в скорбях, но обновляться любовью к Богу и день ото дня возрастать в ревности, зная, что в вас должен сохраниться остаток благочестия, какой Господь, придя, найдёт на земле.
Свт. Василий Великий о стоянии в Православии

сщмч. Григорий (Лебедев) об апостасии
Если вы из дела Христова выкидываете, в силу своего маловерия и рассудочности, борьбу с дьяволом и победу над ним, то вы уничтожаете силу христианства. Вы низводите тогда Христа на роль возвышенного моралиста, учившего добру и только. И если вы в свою жизнь, как христиане, не введете борьбу с дьяволом, то вы – мертвецы в христианстве. Оно вам ничего не дает, и будете вы холодные, пустые, сонные, скучные, ничего не получающие от Христа и Церкви.
Сщмч. Григорий (Лебедев) об апостасии

митр.Иоанн о возрождении
То, что хотят «возродить» люди, отвергающие православную духовность и Церковь, не есть Россия... Лишенное религиозно-нравственных опор национальное самосознание либо рухнет под напором космополитической нечисти, либо выродится в неоправданную национальную спесь.
Митр. Иоанн (Снычев) о возрожении России

В кулуарах

«Розовый оптимизм» в вопросах глобализации опасен: В.П. Филимонов о преступной лояльности к мировым процессам
...До сих пор многие православные, включая представителей духовенства, не хотят видеть, что на планете Земля вступило в решающую фазу построение новой «цифровой» цивилизации, которое может иметь для человечества самые катастрофические последствия. Причём, это происходит на фоне небывалого нравственного...

О распятой России: Пророческие и целительные для Русских труды свт. Николая Сербского
«Сколько бы сатана ни выглядел умным в своих собственных глазах, он глуп во всех своих кознях против святой Небесной логики. И рука сатаны не коснется души Русского народа: Господь не попустит. И сила иудействующих в России не означает их победы, но только прелюдию к Русской победе. Как и в случае с...

Настольные Русские книги: О значении насущного золотого слова митрополита Иоанна (Снычева)
...Из уст Владыки прозвучало слово, которого заждалась православная Россия, весь народ. Слово правды и напутствия, гнева и боли, обличения и взыскующих вопросов. Слово надежды и горячей уверенности в том, что если заблудившиеся люди вернутся к Богу, Россия возродится и народ Русский не погибнет. На краю...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Почему монарх – единственный гарант свободы человека: О подлинном народовластии и либеральной демократии

Подлинное народовластие возможно только инициативой снизу или поддержкой снизу властных инициатив, идущих сверху, при том, что у власти находится самый совестливый и ответственный человек – монарх, который поверяет эти инициативы мотивами высшего служения Богу.

По замыслу монархическая власть есть осуществление Божией Воли и отсечение своей. Монархия строится на вере в Промысл Божий. Правитель должен обладать харизмой свыше – быть избранником Бога, а не народа, потому что народный избранник избирается для внешнего, государственного (социального) служения, а Божий избранник действует для Бога, для дела спасения.

Такой избранник мыслится, как правитель, осуществляющий в народе идеалы святости. Собственно, идеей такой демократической власти и была идея российской народной монархии, в которой демократическое местное самоуправление было поддержано властью монарха, данной ему от Бога – и участие в управлении государством осуществлялось таким совещательным органом при государе, как народное представительство. Через это представительство монарх узнавал о подлинных нуждах народа и имел возможность их удовлетворить.

Монарх, по этой идее, является единственным гарантом свободы человека, охраной его личности – и гарантия эта кроется в религиозной совести монарха, а не в законе, как это предусмотрено в демократии. Монарх – слуга Божий, и потому и слуга народа. Он не отделен от своего народа и не противопоставлен ему – он соединен с ним мистически, как в браке муж соединяется с женой, становясь единой плотью, ведь он венчается на царство, принося присягу Богу в верности своему народу.

Но именно поэтому ему дано право быть выше закона, ибо правда Божия выше закона. Юридическая норма может вступать иногда в противоречие с правдой, потому что закон не может объять и вместить безконечную жизнь духа. Монарх осуществляет именно эту высшую справедливость, которую не может, в силу своей ограниченности, вместить и осуществить закон. Если эта прерогатива (судить по совести) отнята у монарха, то монархии той, которая задумана именно как власть совести, – по-существу нет.

Богу в либеральной демократии места не предусмотрено. Демократия просто не рассчитана на Его чудесное вмешательство. Там все человеческие отношения скрупулезно описаны и жестко определены. Основной порок демократии с точки зрения религиозной заключен в том, что отношения членов сообщества регулируются законом. Закон же не затрагивает нравственного начала, он действует лишь на уровне морали, он регулирует лишь внешние социальные отношения. Демократия как раз претендует на то, что она разрешит общечеловеческие проблемы этими внешними средствами. Но социальное по отношению к человеку, существу духовному, является лишь внешней частью, поэтому такими частными средствами нельзя решить те универсальные задачи и проблемы, которые стоят перед человеком. Они решаются только изнутри, – не законом, а нравственным изменением.

Человеку, чтобы стать человеком по истине, необходимо преодолеть себя – стать безконечно выше того представления о нем, которое формируется обществом и особенно демократическим обществом.

Личность в демократическом обществе по замыслу должна охраняться законом. Однако в таком законном охранении личности есть один существенный изъян. Человек как личность есть существо неоформившееся. Законом же человек охраняется в том самом виде, который для личностного становления ему необходимо изменить. Права и свободы человека призваны охранять его в его настоящем виде. Но, охраняя его в настоящем – закон как бы охраняет его и от будущего, в котором человек должен измениться. «Делами закона не оправдается никакая плоть» (Гал. 2, 16), – говорит апостол Павел, имея в виду эту сторону закона, исполнение которого еще не ведет к реальному изменению человека.

Охрана личности законом ведет к изоляционизму, потому что объединение человечества по истине возможно только в связи с будущим. В законных отношениях друг с другом человек отчуждается от другого человека, да и от самого себя, такого, каким ему предназначено быть в своем будущем. Основание для нравственности человек находит в образе своего будущего, мораль же заботится только об общественных отношениях в настоящем. Мораль – это секуляризированная заповедь, оторванная от контекста спасения души и направленная лишь на социализацию в обществе потребителей. Заповедь Божия о любви отсутствует в таком ее социализированном направлении – можно, соблюдая закон и мораль, быть при этом совершенно безнравственным человеком.

Основное свойство всего живого заключается в том, что оно стремится преодолеть законы. Человек, как венец всего живущего, это стремление реализует с особой силой. Он стремится к освобождению от физических законов, которые преодолеваются в нем преображением плоти. Он стремится и к освобождению от морального закона, который побеждается приобретением любви и обретением духа.

Личность не может быть охранена законом, потому что личность безконечна и неотмирна, она созидается только в перспективе безконечности и вечности – и в этой же перспективе обретается истинная нравственность, а закон определяет только внешние, конечные отношения. Поэтому законом личность может не только не охраняться, а даже очень легко подавляться.

Мораль может вырождаться, ибо ее можно понять и так, как она понимается в либеральном обществе: «все, что не запрещено, – то дозволено». В такой формулировке право отделяется от нравственности. Мораль в обществе может господствовать над нравственностью – и тем самым препятствовать личностному становлению.

Это господство нельзя ограничить законом, – и здесь гарантом такого ограничения выступает то, что становится над законом – это совесть монарха. Закон еще не дает человеку подлинной свободы – свобода является в мир только через личность. Демократия же, опираясь только на закон, способствует тому, чтобы сделать из человека социального функционера, слепо исполняющего закон, но, тем самым, она может воспрепятствовать его личностному становлению, – не освободить, а закабалить его. Свобода недемократична, потому что большинство людей бегут от бремени свободы. Поэтому и власть большинства, то есть тех, кто бежит от этого бремени, будет не охранять свободу, а подавлять ее.

В идее народной монархии отношения членов сообщества регулируются на основе нравственности. Здесь основание общества строится изнутри – гарант такого строительства в совести, а не в законе. Единственный гарант – совесть, личность монарха, обращенная к Богу – это рискованно (а вдруг монарх окажется безсовестным), но в этом состоит единственная возможность не только личные, но и общественные отношения построить на нравственности, охранить личностное (нравственное) становление человека и добиться подлинного общественного блага.

В демократическом обществе риск еще больший, потому что, если власть доступна для любого человека, то в нее проходят, как правило, безсовестные люди. Нравственность имеет личностный, а не общественный характер, поэтому и опору нравственности надо искать в личности (как это задумано в монархии), а не в общественном законе (как это предусмотрено в демократии). Христос обратился к личности и призвал к личностному совершенству – Он не создал законов, которые улучшили бы социальную жизнь. Духовное единство общества возможно только в личности и через личность, ибо личность выше общества – она не от мира сего, а духовное общество объединяется в высшем, в том, что не от мира. Душевное же единство возможно обрести и во внешнем объединении через закон, через государство, через национальные чувства. Поэтому идея монархического устройства государства базируется на духовном фундаменте; идея демократического устройства на душевном.

Именно для того, чтобы охранять человека, как образ Божий, и для того, чтобы гарантировать его права и свободу в лице монарха, – и возникла в России идея народной монархии. Государство – это система обычаев, государь же стоит вне этих обычаев, он может установить новые обычаи, когда прежние отмирают в виду их обезсмысливания. Государь имеет власть, независимую ни от какого сословия, – и потому ему гораздо легче выражать интересы всех сословий. Монархия, по-существу, ломала рамки сословий, – и в этом смысле она была более демократична, чем демократия, потому что демократия породила олигархию, новую элиту, которая и обладает властью. Общество было резко разделено на новые сословия. При монархии же все сословия в правах, охраняющих личность, были уравнены. Простолюдин мог судиться с дворянином, мог вызвать его даже на кулачный поединок. Дворянство было зависимым сословием и от государя, и от тех, кто был у них в подчинении. Права человека были в России тогда гораздо шире, чем в то время на Западе. Все права, которые изложены в основополагающем документе о правах человека в Европе («габеас корпус акт»), существовали в России задолго до принятия этого документа в Англии.

Отношение к человеку изменилось в России только тогда, когда дворянство потребовало себе привилегий и вольностей по образцу шляхетских. Если раньше человек принадлежал Богу – и именно поэтому его необходимо было охранять, то теперь он стал собственностью хозяина, – дворянина. Его уравняли в ценности с имуществом, с вещью, с товаром, – и его могли теперь свободно продавать, наряду с другим товаром. А тех, кто владел крестьянами, стали называть обладателями душ. Очень симптоматичным, в смысле действительной принадлежности, названием, потому что обладателем душ является только Бог. Конечно, человеку, как личности, в таком обществе не могло быть места.

Казалось бы, те, кто так боролся за свободу и требовал ее, должны были бы уважать и свободу другого человека, заботливо относиться к нему, но либертинизм, боровшийся за свободу, породил самое отвратительное рабство и деспотизм. Здесь нет возможности привести подобные примеры из истории Запада, но и там наблюдается такая же закономерность – либертинисты, придя к власти, устраивают террор. А монархи, которых все обвиняют в деспотизме, проявляют милосердие даже к тем, кто устраивает перевороты.

Священник Владимир Соколов


Источник: http://национальный-медиа-союз.рф/

___________________
См. также:

«Христианский монарх: глава народа и сын Церкви»: Доклад на Международных образовательных Покровских чтениях в Финляндии

Где воля народа?: Лживые демократические принципы и вековые устои монархии       

Лучшее олицетворение человечной власти: 20 причин уважать Русскую Самодержавную Монархию

В чем сила, брат? В монархии: О провозглашении России Империей и противоположной ей демократии (ВИДЕО)

«Зреет чаяние сокровенное… Православное Русское Царство»: О богоугодной монархии и путях ее возрождения



Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Православные объединились для борьбы с цифрофашизмом: 20 апреля 2019 г. учрежден «Комитет защиты персональных данных» (КПД)

В субботу, 20 апреля 2019 г., в Москве около 1000 православных граждан из более чем 20 регионов России, а также представители Украины и Белоруссии собрались на Всероссийской конференции «Принудительная оцифровка личности или свобода человека». В контексте спешно принимаемых компрадорами во власти законов...


Три шестерки Апокалипсиса: Ответы на вопросы о конце мира, антихристе и его начертании

Что представляет собой православное учение о нашумевших сегодня апокалиптических вопросах? Зачем нам думать об антихристе и о «конце света»?.. Представляем богословский анализ некоторых воззрений на учение о конце мiра, антихристе и его начертании...


Ломка устава: Отзыв на проект документа «Пассия как элемент современного православного богослужения»

Представленный проект документа вызывает впечатление странной нелогичности. Он составлен с явным намерением легализовать пассию «как элемент современного православного богослужения». Эта цель прописана в самом его названии и содержится в итоговом заключении…


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Фотогалерея
Полезно почитать

Церковь не должна молчать о глобализме: О. Никодим (Шматько) о Воскресении Христовом и угрозах трансгуманизма (+ВИДЕО)

В наше время нередко можно встретить какого-нибудь невежду или даже священнослужителя, который критикует верующих людей, не желающих подчиняться тотальному электронному контролю. Говоря множество слов о любви, эти критики извергают неприкрытую злобу в адрес тех, кто держится святоотеческого учения по вопросам глобализации. И даже выступления Святейшего Патриарха Кирилла на эту тему...


Каждый должен быть готов к исповедничеству: Беседа с чадом старца Кирилла (Павлова) игуменом Силуаном (Филипповым)

«Если мы привязаны к этой жизни – мы не христиане»; «Вера – самый надежный наш спутник до гроба. Трудно жить на свете без веры, а еще труднее умирать… Вера же во мрак самого гроба проливает отрадный свет. При всяких бедствиях и невзгодах, постигающих нас, она укажет нам, где найти утешение и как отразить...


Может ли Россия сегодня возродиться в качестве Третьего Рима: Протодиакон Владимир Василик о Византийской Империи и ее Преемнице

Наш собеседник – протодиакон Владимир Василик, доктор исторических наук, кандидат филологических наук, кандидат богословия, доцент Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, член Синодальной богослужебной комиссии. Многим православным он известен как автор публикаций в православных...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100