Пятница, 21 Сентября 2018 г.
Духовная мудрость

Архиеп.Феофан о демократии
Современные демократии всех стран, являющиеся по своему существу несомненным и самым ярким выражением религии обожествления самого человека, будут в конце концов объединены под властью антихриста.
Архиеп. Феофан Полтавский

Свт.Игнатий о растлении
Всеобщий разврат, вместе с породившим его обильнейшим вещественным развитием, будут знамением кончины века и приближающегося Страшного Суда Христова.
Свт. Игнатий (Брянчанинов)

свт.Феофан о Западе
Европа, опередившая нас в некоторых отношениях, сильно страдает лжеверием, неверием и индифферентизмом. А между тем у нас только Европа и восхваляется, — и вот целыми кораблями везут к нам оттуда вместе с добром, и полчища врагов истины: (вещи, лица, книги), которым трудно найти приличное имя… Тайными путями входят они в область нашу.
Свт. Феофан Затворник

Прп. Паисий о печати

Помаленьку, после введения карточек и удостоверений личности, то есть составления персональных досье, они лукавым образом приступят к нанесению печати. С помощью разнообразных ухищрений людей станут принуждать принимать печать на лоб или руку. В компьютере будет высвечиваться, запечатлен ли ты, и в зависимости от этого тебя станут или не станут обслуживать.

Прп. Паисий Святогорец

Преп. Феодор Студит об общении с еретиками

Ты всячески старался воздерживаться общения с еретиками и воздерживался, как говоришь, благодатию Христовою; продолжай же воздерживаться; ибо таким образом ты скажешь свою любовь к Богу и общение с Ним, а противоположное общение отделяет от Христа.

Преп. Феодор Студит

В кулуарах

Пока не прославленный Церковью, но не Богом: Размышления о Григории Ефимовиче Распутине после Царского крестного хода
На Крестных ходах ничего не бывает случайным. Вспоминаю 2000-й год. Крестный ход «Покаяние за Царя», Нижний Новгород - Дивеево, 7-17 июля. Дважды на Крестном ходе являла чудеса обыкновенная фотография Цесаревича Алексея Николаевича Романова. В храме села Богоявления с головы и лица Цесаревича потекло...

Ученик до гроба: Об отношении христианина к старости, дряхлости и подготовке к смерти
...По обыкновенному, естественному ходу человек достигает полного развития ума своего в тридцать лет. От тридцати до сорока еще кое-как идут вперед его силы; дальше же этого срока в нем ничто не подвигается, и все им производимое не только не лучше прежнего, но даже слабее и холодней прежнего...

Православие – это не игры в благочестие, а жесточайшая, смертельная борьба: «Мучение Любви» архим. Лазаря (Абашидзе)
В книге отца Лазаря «Мучение Любви», которую каждому христианину было бы весьма полезно прочитать, есть отрезвляющее напоминание: христианство – это страшно. Православие – это не игры в благочестие. Это жесточайшая, смертельная борьба на три фронта – с самим собой, с агрессивным тлетворным влиянием окружающего...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Царская Голгофа: Последние 78 дней. 8, 9, 10 и 11 июля 1918 года


2018-07-13.1.jpg

8 июля (25 июня по старому стилю) 1918 год

Государь в этот день записал в свой дневник: «Наша жизнь нисколько не изменилась при Юровском. Он приходит в спальню проверять целостность печати на коробке и заглядывает в открытое окно. Сегодня все утро и до 4 час. проверяли и исправляли электрическое освещение. Внутри дома на часах стоят новые латыши, а снаружи остались те же — частью солдаты, частью рабочие!».

Государыня также записала: «Обедали только в 1 ½ час., потому что в нашей комнате проводили электричество».

В действительности, проводили не электричество, а устанавливали прямой телефонной кабель и телеграфный аппарат. Подготовка к убийству вступала в свою кульминационную стадию.

Вступив в должность коменданта Дома особого назначения, Я. Юровский полностью сменил его внутреннюю охрану. На допросе обвиняемый А.А. Якимов показывал: «Через несколько дней люди из Чрезвычайной следственной комиссии прибыли в дом Ипатьева. Их было 10 человек. Их имущество привозилось на лошадях. […] Всем тогда было известно, что прибыли все эти люди из Американской гостиницы*. Из числа прибывших пятеро было нерусских, а пятеро русских. Я категорически утверждаю, что пятеро из них было именно русских людей: они, эти пятеро, все были самые русские люди, говорили по-русски. Остальные же пятеро по виду были нерусские. По-русски хотя говорили, но плохо. […] Всех этих прибывших из Американской гостинцы людей мы безразлично называли почему-то “латышами”. Нерусских мы называли потому “латышами”, что они были нерусские. Но действительно ли они были латыши, никто из нас этого не знал. Вполне возможно, что они были и не латыши, а, например, мадьяры. К “латышам” Юровский относился как к равным себе».

Являлись эти люди действительно латышами? До недавнего времени на этот вопрос чаще всего следовал утвердительный ответ. Большую роль в этом играл так называемый латышский «список Свикке», который появился в ходе таинственной кампании по «изучению» обстоятельств убийства Царской Семьи, затеянной по воле Н.С. Хрущева в 60-х гг. прошлого века. Список состоял из 13, в основном латышских, имен, якобы участников злодеяния 17 июля. Но последние исследования этого документа убедительно доказали, что занесённые в него лица в июле 1918 года несли охрану типографии латышской газеты «Вперед», размещавшейся в Перми, и никакого отношения к охране дома Ипатьева не имели. Но в 1916-1920 годах «латышами» в народе было принято именовать всех иностранцев в частях русской армии, чья национальность была неизвестна.

После того, как латышские подразделения стали гвардией большевизма и принимали участие во многих его карательных акциях, имя «латыш» стало нарицательным: им русский человек стал называть красного карателя, часто к настоящим латышам никакого отношения не имевшего.

Обвиняемый бывший караульный Ф.П. Проскуряков показал на допросе: «Ни одного из латышей я назвать не могу. Все они говорили по-русски очень плохо и говорили между собой не по-русски. А один был, который с Юровским говорил не по-русски, но и не так, как говорили между собой латыши, а как-то по-другому, как будто бы ”по-жидовски”, но точно этого сказать не могу. Утверждаю лишь, что один такой латыш был, который говорил именно с Юровским не так, как говорили между собой латыши. Из себя этот “латыш” был лет 30-ти, низенький, плотный, нос имел длинный, волосы, глаза и брови черные, уши большие, бороду брил, усы черные, средней величины, лицом смуглый. Похож был на еврея. Его не было в комнатах в то время, когда мы пришли туда со Столовым и когда убирали мы, рабочие, комнаты. Очевидно, он в числе других отвозил трупы убитых».

Цесаревичу стало заметно лучше: «Бэби кушает хорошо, и его стало трудно носить на руках: безжалостные, они не хотят возвращать нам Нагорного. Он [Цесаревич] легче двигает ногой, когда делает движение вместе с Е.С. после массажа».

Государыне не суждено было узнать, что верного Нагорного уже неделю как нет в живых.

Самой Царской Семье оставалось жить 8 дней. 

2018-07-13.2.jpg

9 июля (26 июня по старому стилю) 1918 год

Государь вновь не вел своего дневника. Царская Семья, кроме Императрицы и Великой Княжны Ольги Николаевны, дважды выходила гулять. Несколько раз прошел сильный ливень. Доктора В.Н. Деревенко вновь не пустили в Дом Ипатьева. Внешний караульный задержал и сопроводил в ЧК какого-то человека, который на требование караульного отойти подальше «ответил грубостью».

Между тем, в Ипатьевском доме все больше ощущалось приближение смерти. И. Мейер, австрийский военнопленный, перешедший на службу к большевикам и, по его словам, бывший в июле 1918 года в карауле Дома особого назначения, уверял, что Е.С. Боткин за несколько дней до убийства был приглашен в ЧК. Там ему было предложено покинуть Ипатьевский дом, так как «будущее Романовых выглядит несколько мрачно» и возглавить клинику в Москве. В ответ лейб-медик ответил: «Я дал Царю мое честное слово оставаться при нём до тех пор, пока он жив. Для человека моего положения невозможно не сдержать такого слова. Я также не могу оставить Наследника одного. Как я могу это совместить со своей совестью? Вы все же должны это понять. Если Россия гибнет, могу и я погибнуть. Но ни в коем случае не оставлю Царя! Меня радует, что ещё есть люди, которые озабочены моей личной судьбой. Но помогите этой несчастной семье! Вы сделаете хорошее дело. Там, в том доме, цветут великие души России, которые облиты грязью политиков. Я благодарю вас, господа, но я остаюсь с Царём!».

2018-07-1.jpg
Е.С. Боткин

Несмотря на то, что доверять Мейеру следует весьма осторожно, посещение Боткиным революционных властей не подтверждается никакими документами, скорее всего в них имеются сведения о подлинном событии. Такой разговор мог состояться непосредственно в Ипатьевском доме, во время одного из посещений его комиссарами: Е.С. Боткин был посредником между ними и Царской Семьей.

В пользу того, что подобный разговор имел место, говорит начатое Е.С. Боткиным именно 9 июля неоконченное письмо «другу Саше»: «Дорогой мой, добрый друг Саша, делаю последнюю попытку писания настоящего письма, по крайней мере, отсюда, хотя эта оговорка, по-моему, совершенно излишняя: не думаю, чтобы мне суждено было когда-нибудь откуда-нибудь еще писать, мое добровольное заточение здесь настолько же временем не ограничено, насколько ограничено земное существование. В сущности, я умер — умер для своих детей, для друзей, для дела. Я умер, но еще не похоронен, или заживо погребен, как хочешь, последствия почти тождественны».

Вокруг Царской Семьи продолжается кампания по дезинформации. 9 июля 1918 года «Петроградское телеграфное агентство», со ссылкой на газету «Жизнь», сообщало: «По сообщению московской газеты «Жизнь» (орган анархистов), убит отправленный из Екатеринбурга бывший царь Николай Романов. Царь убит встретившими его красноармейцами, после пререкания. О судьбе ехавшей с ним семьи сведений нет».

9 июля 1918 года армия Тухачевского захватила Сызрань и Бугульму, чехословацкий отряд занял Нижний Яр. В этот же день шадринский белый отряд занял с. Затеча, а в 8 часов вечера через реку Исеть начался обстрел города.

До убийства Царской Семьи оставалось 7 дней.

2018-07-13.3.jpg

10 июля (27 июня по старому стилю) 1918 год

По приказу Юровского от послушниц перестали принимать продукты, разрешено было брать только молоко. Юровский рассказывал: «Я отказался передавать все, кроме молока, также решил перевести их на тот паек, который был установлен для всех граждан г. Екатеринбурга, так как продуктов в городе было мало, я считал, что мои заключенные ничего не делают и могут довольствоваться тем пайком, который получали все граждане».

Императрица записала в дневнике, что в этот день утро было солнечным, и она вместе со всеми вышла погулять. Чувствовала Государыня себя неважно: «очень сильно болит спина и ноги». Она также отметила, что с питанием большие проблемы: «второй день остальные не едят мяса и питаются остатками скудных запасов провизии, привезенной Харитоновым из Тобольска. Под различными предлогами они до сих пор не пускают сюда доктора В.Н. Деревенко».

10 июля командующий красным Восточным фронтом, левый эсер М.А. Муравьёв вслед за эсеровским руководством объявил войну Германии и обратился к чехословакам с призывом к общим действиям против большевиков и немцев. Однако выступление Муравьёва было быстро подавлено, а сам он 11 июля расстрелян М.Н. Тухачевским, вступившим во временное командование фронтом.

2018-07-13.4.jpg
Граф И. Л. Татищев

Также в этот день большевиками в Екатеринбурге были расстреляны граф И.Л. Татищев и князь В.А. Долгоруков. Еще в Тобольске И.Л. Татищев говорил Пьеру Жильяру: «Я желал бы только одного, чтобы меня не разлучали с Государем, чтобы дали умереть вместе с ним».

Их вывели за кладбище и, расстреляв, даже не зарыли. Останки их были обнаружены белыми при взятии Екатеринбурга.

До убийства Царской Семьи оставалось 6 дней.

2018-07-13.5.jpg

11 июля (28 июня по старому стилю) 1918 год

Государыня отметила в своем дневнике, что «Зубр», как она называла Юровского, «настаивал на свидании со всеми в 10 часов, но заставил нас ждать 20 минут, так как в это время завтракал и ел сыр». После этой «трапезы Юровский объявил Царской Семье, что он больше не разрешает есть сливки. Сразу же после этого разговора пришли рабочие и укрепили стальную решетку на наше единственное открытое окно. Несомненно, все время боятся, что мы вылезем наружу или установим контакт с караулом».

Однако на самом деле Юровский делал все, чтобы сломить дух узников. 28 июня (11 июля) Государь записал в своем дневнике о Юровском: «Этот тип нам нравится все меньше и меньше».

Нам никогда не дано почувствовать, осознать, понять, как Они жили свои последние дни в мрачном Ипатьевском доме, что чувствовали, о чем думали. Но не вызывает сомнения, что эти последние дни были венцом Их мученичества и венцом Их подвига. Государь не мог не осознавать, что смерть неумолимо приближается к Нему и к Его Семье. Он понимал это еще во время царскосельского заключения, когда сказал отцу Афанасию Беляеву: «Я решил, что если это нужно для блага Родины, я готов на все. Семью мою жаль!» Слова «семью мою жаль», произнесенные Государем, по свидетельству священника, со слезами на глазах, ложатся тяжким обвинением на плечи не только палачей, но и всего русского народа.


Что должен был чувствовать Государь, оставленный и преданный всеми, кроме горстки слуг, который не мог ниоткуда ожидать помощи? На его руках была жена, больной сын-подросток, юные дочери. Какие муки должен был претерпевать Он, глава Семейства, понимая, что всех Их могут убить, а Он безсилен при этом что-либо изменить?

«Никто не вступился за Него. Ни венценосные родственники, ни те "истинно русские" люди, что сумели довести Царя до падения, себя же привели вовремя в безопасность. Николай II не бежал и никого не предал. Он ни перед кем не виновен. Пред Ним же виновата вся Россия», — писал Эмиль Борман.

Но еще более тяжкими, чем предчувствие приближающейся мученической кончины, были страдания Государя за судьбы Родины. Даже там, в Ипатьевском доме, Он продолжал постоянно думать и страдать за Россию. Н. А. Соколов свидетельствовал: «Многие из нас легко похоронили Императора Николая II, но он в своей душе никогда не хоронил нас, он продолжал оставаться нашим Царем. Его пугала судьба России, и Государь скорбел за свой народ».

В. Л. Бурцев свидетельствовал: «Зимой 1918-го или 1919 года здесь, в Париже, я получил сведения, что к покойному Императору Николаю II за некоторое время до Его убийства был послан немцами один генерал, чтобы склонить его на переговоры с ними, но Николай II не принял посланца и вообще отклонил немецкие предложения. Может быть, посланец и был принят Николаем, но Он отказался принять немецкие предложения».

Никогда еще верность Христу-Спасителю не проявлялась в Государе столь явно, как в Ипатьевском доме. Такое же христианское смирение являла собой и его Семья. Приближающуюся смерть понимала и Императрица Александра Феодоровна, понимали и Дети. Великая Княжна Татьяна Николаевна в книге, которую читала в Екатеринбурге, подчеркнула следующие слова: «Верующие в Господа Иисуса Христа шли на смерть, как на праздник, становясь перед неизбежной смертью, сохраняли то же самое дивное спокойствие духа, которое не оставляло их ни на минуту».

Наследник Цесаревич говорил: «Если будут убивать, то хоть бы не мучили».

До убийства оставалось пять дней.



Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Школьникам можно сдавать ГИА-9 без согласия на обработку персональных данных: Разъяснительный ответ Рособрнадзора

В соответствии с разъяснительным письмом Рособрнадзора от 17.03.2015 №02-91 для обучающихся, отказавшихся дать согласие на обработку персональных данных, ГИА-9 может быть организована без внесения их персональных данных в информационные системы... Экзамен проводится в штатном режиме за исключением того,...


«Расцениваю это как объявление религиозной войны»: Священноначалие РПЦ признало, наконец, угрозу восточного папизма

Первый заместитель председателя Синодального отдела Московского патриархата по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ, член Общественной палаты России, профессор философского факультета МГУ Александр Щипков в эксклюзивном интервью РИА Новости прокомментировал последние действия Константинопольского...


«Руками детей»: Цифролоббисты продвигают электронный концлагерь через школы (+Форма ОБРАЩЕНИЯ для родителей)

Происходящий на наших глазах большой «распил» бюджета под кодовым названием «цифровая экономика» вступает в новую фазу. Столкнувшись с массовым нежеланием верующих и просто думающих людей попадать в «электронный концлагерь», а банков – вкладываться в дорогостоящее оборудование для снятия биометрии...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Фотогалерея
Полезно почитать

Современное образование = расчеловечивание: Беседа с Л.А. Рябиченко о цифровизации школ, борьбе и отговорках

В связи с началом учебного года актуальна тема образования. В первый день занятий одна православная мама девятиклассницы из Москвы прислала мне ошеломляющее фото: мальчик с хвостиком на затылке стоит около огромного сенсорного экрана, заменившего классную доску. Комментарий: «Теперь так выглядит ученик...


Предательством Царя утрачена связь с Богом: Беседа с наместником Никандровой пустыни архим. Спиридоном (Иващенко)

...Обитель считается особым оплотом монашеского жития, однако в наше время здесь был выстроен храм в честь святой Семьи – Царственных Мучеников Императора Николая II, Императрицы Александры Феодоровны и их благоверных чад. Посетив монастырь, мы обратились к его наместнику архимандриту Спиридону (Иващенко)...


Конец эпохи «церковного менеджерства»: Экуменическая дипломатия привела Русь к новой эпохе мученичества и исповедничества

Оказалось, что эта самая дипломатия и менеджмент совсем неэффективны. Во многом именно они и привели Русь к неслыханной духовной катастрофе. Тот же папа Римский, коего патриарх Кирилл дипломатически называл своим «братом», как оказалось, давно готовил небывалого масштаба раскол Русской Церкви и всего...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100