Воскресенье, 26 Января 2020 г.
Духовная мудрость

Свт. Игнатий (Брянчанинов) о ереси
Вселенская Церковь всегда признавала ересь смертным грехом, всегда признавала, что человек, зараженный страшным недугом ереси, мертв душою, чужд благодати и спасения, в общении с диаволом и его погибелью... 
Свт. Игнатий (Брянчанинов)

прп. Анатолий Оптинский о модернистах
Когда увидишь разрушение Божественного чина Церкви, отеческого Предания и установленного Богом порядка, знай, что еретики уже появились, хотя, может быть, и будут по временам скрывать свое нечестие, и будут искажать веру незаметно, чтобы еще более успеть, прельщая и завлекая неопытных в сети.
Оптинский старец Анатолий Младший о модернистах

Св. Иоанн Кронштадтский о папской "непогрешимости"
Самое вредное дело в христианстве, в этой богооткровенной, небесной религии, - есть главенство человека в церкви, например папы, и его мнимая непогрешимость. Именно в его догмате непогрешимости и заключается величайшая погрешность, ибо папа есть человек грешный и беда, если он помнит о себе, что он непогрешим.
Св. прав. Иоанн Кронштадтский

прп.Амвросий католичке
Гордость побеждается смирением, а добродетель смирения принадлежит не всем людям разных вероисповеданий, а только правоверующим.
Из письма прп. Амвросия Оптинского католичке

Прав. Иоанн Кронштадтский о чистоте веры
Если отпадешь от своей веры, как уже отпали многие интеллигенты — то не будешь уже Россией или Русью святой, а сбродом всяких иноверцев, стремящихся истребить друг друга.
Прав. Иоанн Кронштадтский о чистоте Православия

В кулуарах

«Скольких людей погубило искусство!»: Покаяние народной артистки России Екатерины Васильевой
С одной стороны, народ стал понемногу воцерковляться, возвращаться к вере, с другой – мы сейчас в изобилии наблюдаем появление таких лжедуховных явлений, как «православные» актеры, театры, банкиры, комики, байкеры, рокеры, рэперы и прочие. Даже если такой человек стал действительно верующим, ходит в...

Пока мы живы, будем сражаться за детей!: Тревожное письмо о состоянии системы образования и снюсах
Здравствуйте, уважаемая редакция! Спаси Христос, что поднимаете острые и важные темы современности. Меня всегда волновало положение дел в системе образования. Возможно, потому, что по первому диплому я педагог. Декан факультета, с которым у нас были доверительные отношения, как-то в беседе со мной поделился переживаниями о том, что вся система образования переживает тяжелый упадок, правильные основы воспитания утрачены…

Тайна человеческой свободы: Не вседозволенность и произвол, но – жизнь духа
Свобода неуловима для определения и является, видимо, самым загадочным свойством человека. Но без свободы человек не был бы человеком в полном смысле слова, а был бы высокоорганизованным, запрограммированным автоматом. Милосердный Господь, не желая насильственного спасения человека, создал его не только...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Его вклад в Царское дело сложно переоценить: Мистическое «пророчество» Казимира Малевича
Его вклад в Царское дело сложно переоценить: Мистическое «пророчество» Казимира Малевича

В начале 20-го века молодой художник Казимир Северинович Малевич (11/24 февраля 1879 г. Киев - 2/15 мая 1935 г. Ленинград) только ищет свой стиль: в 1907 году он написал цикл картин, объединенных названием «Эскиз фресковой живописи» на евангельские сюжеты Вознесения Христова («Торжество Неба»), Положения во гроб, Моления о чаше («Молитва»).

На автопортрете (1907) из того же цикла он изобразил себя на фоне одной из подобных картин, в окружении безтелесных нагих фигур святых с нимбами. Себя Малевич изобразил в костюме художника: светло-коричневая рубашка с желтым воротником, с большим артистическим красным бантом, с которого шнурком спускаются буквы «КМалев» – свидетельство того, что художник изобразил самого себя. Искусствоведы отмечают, что в стиле полотна есть что-то «напоминающее иконы благодаря использованной автором плоскостной технике».

На портрете, слева изображено семь, а справа – одиннадцать фигур святых с нимбами, среди которых, в ее отдельной группе из пяти небольших фигур, внизу – самая меньшая из всех них. На переднем плане, справа в углу, впереди фигуры художника (!), в светлом нимбе изображена часть лика святого; за ним стоит фигура святого с прорисованным светлым нимбом,с очертаниями внутри него, над ликом святого, подобия венца.

Святые изображены стоящими на земле, в лесу среди деревьев с белыми стволами, пронизывающими весь фон картины. В верхней части картины изображен уходящий вдаль смешанный лес: за кронами лиственных деревьев просматриваются и хвойные. Белые стволы деревьев создают впечатление освещенности их самих, фигур святых и художника, солнцем. Святые, выглядывая из-за деревьев, всматриваются вдаль, на что-то там, их очень интересующее; некоторые из них, вместе с художником, вышли на поляну.

У художника, с артистическим бантом на груди, этот выход, как на авансцену театра истории искусств: так, во всяком случае, следует из того, что Малевич считал себя призванным преобразовать художественный мир и напряженный буравящий взгляд не оставляет сомнений в его решимости. Черный мазок на линии желтого ворота и красного банта – черная верхняя пуговица рубашки: художник застегнут наглухо, все сокровенное у него внутри, как подтекст его творчества, за которым стоит многое из того, чего не знает и он сам.

«Автопортрет» 1907 года имеет удивительное, необъяснимое традиционными методами, физиономическое сходство с тем, кто запечатлен, с временной разницей в одиннадцать лет, на фотографии, сделанной в 1918 году. На фоне символа неволи – калитки с засовом в деревянном заборе около Дома Особого Назначения – Ипатьевского дома, стоит его комендант Яков Юровский, взгляд которого говорит о решимости совершить злодеяние. Фотография у калитки сделана до той ночи 17 июля 1918 года, возможно, что одним из тех фотоаппаратов, которые принадлежали кому-то из членов Царской Семьи.

Измученный «заботами» по приготовлению к убийству одиннадцати человек и поисками семи двойников Царской Семьи (удивительное совпадение: на картине, слева от художника, изображены именно эти святые – двойники, двое из которых, как бы, выглядывают, прячутся, а впереди их пять фигур, которые будут захоронены под «мостиком из шпал» в Поросенковом логу на Коптяковской дороге), которые также будут убиты, Юровский совершенно не похож на свои поздние портреты и нет ничего удивительного в том, что на фотографии 1918 года некоторые исследователи его не признают. Сытая, обеспеченная жизнь: служба в ВЧК в Москве, жизнь большого начальника в купеческом особняке в Екатеринбурге, служба в Гохране и т.п. – сделают его внешность похожей то на несгибаемого проницательного чекиста, то на руководителя производством, то на хитреца-купца за чаепитием.

Скрытный человек по натуре, серией своих портретов, Юровский-фотохудожник создает новый свой образ, не сомневаясь, что для истории: лавры цареубийцы требуют ухода за ними. Возможно, что знакомство с Малевичем произошло именно на этой стезе: фотографии живописца – это отдельная часть его творчества, не менее выразительная.

«Каждое воспроизведение облика Малевича в фотографиях или в его автопортретах примечательно определенностью нового образа или говорящими деталями обстановки. Он заботился, как сейчас бы сказали, о своем "имидже", принимал костюмированный вид, жестом, взглядом, поворотом головы или аксессуарами подавал зрителю идею о том, в какой роле он предстает в данный момент, как его должно воспринимать… По фотографиям мы знаем Малевича в самых разных ролях. В образе крестьянина-косаря ... в роли Льва Толстого… в роли старшего мастера… вожака-комиссара…» [С. Джафарова. Автопортрет и портрет жены. Вечные темы в интерпретации Казимира Малевича].

Несомненно, что цикл картин под названием «Эскиз фресковой живописи» на евангельские сюжеты, в том числе «Автопортрет 1907», был прощанием художника Малевича со «старым миром». Годы времен первой русской смуты ознаменовались упадком веры в русском обществе и глашатаем гибельного этого явления, приведшего к слому Белой Руси, был именно «Русский авангард».

Характерным для нынешних либералов, способных лишь на однобокие трактовки своего видения произведений авангардистов, является повышенный интерес именно к тому новаторскому направлению в искусстве. Надо отдать должное мужеству супрематиста Малевича, понимающего свою ответственность за провозглашение направления «нового искусства», оставшегося жить в России, умереть нищим на родине.

Возвращаясь к мистически-пророческой картине «Автопортрет 1907», отметим, что она стала таковой во время работы Малевича над созданием цикла картин на евангельские сюжеты и, в особенности – картины «Вознесение Христово» («Торжество Неба»). Именно эти – всезнающие Господние Небеса и большое скопление обнаженных, нагих святых на Них – предвестники будущих жертв безбожной власти, водили кистью христианина Казимира. С этим его, говорящим славянским именем – способностью «объявлять о мире, показывать миролюбие», но и в более широком смысле – о мiре, как общине, обществе.

На картине «Вознесение Христово» также изображены одиннадцать святых, которые были и на картине «Автопортрет 1907», справа от художника: теперь они вышли на передний план, став впереди, идущими следом за ними, некончающимися рядами святых. Все эти – новые святые – стоят на земле, на траве лесной поляне густого леса: они в пути на Небеса, готовые присоединиться к сонму святых на Господних облаках, под покровительство Всевышнего.

Это те, одиннадцать человек, жертвы злодеяния в Ипатьевском доме Екатеринбурга, среди которых cемь’я – Царская Семья, которые обнаженными были сброшены в шахту на руднике Ганина Яма, что стояла на лесной поляне в урочище Четыре Брата, близ деревни Коптяки, на берегу Исетского озера.

Возглавляет группу из одиннадцати святых, со скрещенными на груди руками, как и на картине «Автопортрет 1907» – святой: обернувшись, он смотрит в сторону, обозревая незнакомое ему место…

Пророческая картина Малевича «Автопортрет 1907», вместе с главной картиной цикла с названием «Эскиз фресковой живописи» - «Вознесение Христово», написанные за десять лет до начавшегося в 1917 году пути Царской Семьи на Голгофу – начала ее мученической гибели – лучше всех остальных свидетельств говорят нам о ритуальном характере Екатеринбургского злодеяния.

Есть одно обстоятельство, на которое обратил внимание исследователь творчества Малевича, позволяющее ему сделать допущение: на картине «Автопортрет 1907» изображен не будущий основатель супрематизма, а его старший друг, также художник, много сделавший для становления Малевича как молодого художника «нового направления» – Иван Васильевич Клюнков (1873—1943).

Вывод этот основан на том, что «на одном из европейских аукционов подготовительный рисунок к данному эскизу (картины «Автопортрет 1907»), так и назывался “Портрет И.В. Клюнкова”». Автор этих строк считает, что замена имени художника «само по себе знаменательно: Малевич, по всей видимости, на самом деле видел в Клюне своего alterego» [Малевич и Клюн / Шатских А.С. «Казимир Малевич»: Малевич и Клюн].

Правильно ли делать подобный вывод на основании надписи на подготовительном рисунке, который не воплотил задуманное автором, изначально, его сходство с «alterego»? Не только выраженная в чертах героя, все-таки, автопортрета (!), похожесть на друга-художника, но и костюм на портрете, а также и все изображенное на картине, которое составляет единое целое в замысле ее сюжета – все это доказывает принадлежность изображенного на картине художника Малевичу.

Непонимание исследователем связи «Автопортрета 1907» с картинами цикла с названием «Эскиз фресковой живописи» на евангельские сюжеты, имеет место в этих его словах: «Много приторности и в сусальных сюжетах: толпы худосочных нагих праведников с нимбами слащаво-нелепы до пародии, однако художник никак не замечал этого. Будущего сурового супрематиста предвещает только формат этих работ – они все тяготеют к правильному квадрату (квадратный формат, как известно, один из самых сложных для живописцев)».

Современное «образованное российское общество», в массе своей либеральное, как и то, которое было на заре 20-го «века-волкодава», который их, в конце концов, и «загрыз», хотят видеть в Русском авангарде только оправдание своего отрыва от корней земли, из которых они произросли.

Художник-творец, каким был Казимир Малевич, переходя к новому направлению в искусстве, в живописи, не оборвал нитей, которые связывали с питающей его, изначально, средой - христианством. Крест, различной формы и цвета запечатлен на многих супрематических картинах Малевича: он остался верным своим истокам, не приняв «соцреализм». Характерно это совпадение: в год организации Союза художников СССР (1932) было обнаружено заболевание Малевича, приведшее к смерти в 1935 году.

Картины супрематиста Казимира Малевича сложны для понимания, но его раннее творчество – цикл картин с названием «Эскизы фресковой живописи» на евангельские сюжеты, особенно, «Автопортрет 1907», вместе с картиной «Вознесение Христово» («Торжество Неба») помогают нам сейчас в поисках истины в случившейся век тому назад трагедии русской цивилизации – убийстве Помазанника Божьего, всей Царской Семьи и Ее окружения.

Значение мистически-пророческой картины Казимира Малевича «Автопортрет 1907» для православного русского народа и его Царского Дела невозможно переоценить.

Виктор Корн, писатель, публицист

Источник: Русская народная линия
http://ruskline.ru/news_rl/2018/03/17

___________________
См. также:






Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Да не будем посрамлены на Страшном Суде: Как относиться к нововведениям в Русской Церкви?

Как мы сообщали в предыдущем номере, на епархиальном собрании столичного духовенства 20 декабря было рекомендовано чтение Ветхого Завета (паремий) и новозаветных посланий (Апостола) на современном Русском языке. Нам удалось побеседовать с одним из участников этого епархиального собрания...


Как отозвать из системы свои персональные данные?: Противодействие принятию электронных новшеств (ЗАЯВЛЕНИЕ)

Массовое противодействие принятию электронных новшеств не дает системе работать в полную силу. Как известно, основой цифровизации являются персональные данные человека, согласие на использование которых «по умолчанию» предусматривается сегодня практически при любых операциях. В нашу редакцию поступает множество вопросов: что делать, если соответствующая подпись по неведению или вынужденно была поставлена?...


Глобальная (анти)религия: Идолопоклонство папы-иезуита Франциска возмущает даже еретиков-католиков

Как мы сообщали, недавно «апостольский нунций» (то есть посол Ватикана в РФ) Челестино Мильоре заявил о том, что целью папы Римского является организация нового «Собора» всех христиан, под чем явно имеется в виду экуменическое сборище католиков, протестантов и «православных либералов»...


<<       >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Фотогалерея
Полезно почитать

Меньше шукшинской русской радости стало. Как будто отымает Господь благодать от земли Русской. Люди по стране и по миру носятся как сквозняки. Меняют квартиры, города, страны. Болтаются как пыль в невесомости. Это и есть нормальный образ жизни космополита – жителя «открытого космоса», не имеющего Родины, родства непомнящего.


«Сохранение богослужебного языка – вопрос национальной безопасности»: Беседа с издателем и составителем книг на церковно-славянском

Купить сегодня в лавках храмов и монастырей Евангелие и Псалтирь на церковно-славянском языке еще возможно, молитвослов и Апостол – уже реже, а вот приобрести акафисты с канонами – задача практически неосуществимая. Православные москвичи знают буквально пару мест, где продаются молитвословия и богослужебные тексты на церковно-славянском языке, в особенности такие редкие, дорогие сердцу...


По единым стандартам антихриста: О дьявольской деконструкции в России и Церкви

Всё жестче, всё наглее действуют те, кто желает привести весь мир к своему шаблону, унифицировать человечество и планету в соответствии с едиными стандартами. Представителям этих сил уже и не нужно глубоко конспирироваться. Они становятся всё более открытыми, убеждая нас в том, что зло – это вполне нормально и оно имеет такое же право на существование, как добро. Что маньяк-убийца-расчленитель – такой же...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100