Воскресенье, 15 Декабря 2019 г.
Духовная мудрость

Свт. Игнатий о «едином всевышнем» с магометанами
Признающий возможность спасения без веры во Христа отрицается Христа и, может быть не ведая, впадает в тяжкий грех богохульства.
Свт. Игнатий о «едином всевышнем» с магометанами

Прп.Иустин о 8 соборе 3 (вост.папизм)
Первые четыре темы из десяти, выбранных для <всеправославного> собора, раскрывают именно стремление Константинополя подчинить себе всю православную диаспору – а значит, и весь свет! – и оставить за собой исключительное право давать автокефалию и автономию.
Прп. Иустин (Попович) о восточном папизме

О.Иона о возрождении
Мы слишком рано обрадовались возрождению веры и слишком быстро забыли, что иная вера хуже безверия и что Христа распяли отнюдь не атеисты.
Старец Иона Одесский об апостасии

Прп. Паисий Святогорец о гностиках
Снова определенные «гностики» станут пеленать своих духовных чад как младенцев, как бы для того, чтобы не унывали: «Не имеет значения, это ничего, достаточно внутренне веровать», – в то время, как видим апостола Петра, который внешне отрекся от Христа.
Прп. Паисий Святогорец о печати антихриста

Свт.Игнатий об апостасии
К положению Церкви должно мирствовать, хотя вместе должно и понимать его. Это – попущение Свыше, которого мы понять не можем.
Свт. Игнатий об апостасии

В кулуарах

Тайна человеческой свободы: Не вседозволенность и произвол, но – жизнь духа
Свобода неуловима для определения и является, видимо, самым загадочным свойством человека. Но без свободы человек не был бы человеком в полном смысле слова, а был бы высокоорганизованным, запрограммированным автоматом. Милосердный Господь, не желая насильственного спасения человека, создал его не только...

Как я перестал быть эллинистом: История монаха-иконописца об увлечении греческими модернистами
Мое воцерковление происходило в 90-е годы. В нашей приходской книжной лавке продавались различные православные издания, в том числе и о греческих старцах, их поучения и наставления. Через эти книги я познакомился с житием и подвигами святителя Нектария Эгинского, преподобного Паисия Святогорца, старцев...

Женская мода: Вчера, сегодня, завтра
В отличие от наших целомудренных бабушек или прабабушек, многие современные девушки и женщины не находят необходимым, а точнее даже считают постыдным одеваться скромно и носить платок. Кому-то кажется, что ходить в длинной, хотя бы ниже колен юбке, некрасиво, кто-то не любит косу, предпочитая растрепанные...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Еще раз о свержении, а не отречении: Разъяснения о. Сергия Чечаничева сложных вопросов круглого стола по Царской теме (+Видео. ДОПОЛНЕНО)

В продолжение публикации:

Публикуем видео иерея Сергия Чечаничева в продолжение полемики, возникшей на круглом столе «Отречение Государя: правда или вымысел?», который прошел в рамках 8-й зимней православной выставки в Санкт-Петербурге 9-го декабря 2017 года.


В ходе полемики были поставлены вопросы и высказаны аргументы, на которые за недостатком времени и вследствие объективной сумбурности события ответить в полной мере не удалось. Поэтому постараюсь более подробно рассказать о своем видении тех спорных моментов, которые выявились при обсуждении заданной темы. Значительная часть этого доклада была сделана 27 января в рамках круглого стола «Духовные и политические предпосылки революции в России», который прошел в рамках традиционной православной выставки в Санкт-Петербурге в Выставочном центре «Московские ворота». Но поскольку время там было существенно ограничено, то меня попросили записать свое выступление в более полном варианте, в спокойной обстановке и без спешки.

О ТОМ, ПОЧЕМУ НЕОБХОДИМО ВЕСТИ ЭТУ ПОЛЕМИКУ

В ходе обсуждения было высказано мнение, что не стОит эту тему сейчас вообще обсуждать, мол «отречение – не та тема, которая должна нас сейчас волновать».

Но, тема про «Отречение» пришла со стороны заговорщиков и предателей Государя. С утверждением, что это «Государь своим отречением предал Россию». И продолжает уже в наше время изливаться из многих информационных каналов для насаждения дезинформации народа и в надежде для ее носителей на деканонизацию Государя.

Также эта тема неразрывно связана с клеветой на друга Царской Семьи Григория Распутина и его садистским убийством. Кроме того, эта тема напрямую связана с вопросом о клятвопреступлении русского народа и его последствиях, растянувшихся на весь ХХ-й век. И с вполне обоснованным мнением о том, что если мы не принесем «достойные плоды покаяния», то эти последствия могут продолжиться на русской земле и в ХХI веке. Как же можно уклоняться от обсуждения таких вопросов?

Полагаю, что в данном случае, как раз и необходимо выступать в защиту святости и чести Государя. А если мы не будем его защищать, то окажемся точно такими же предателями, как те, кто промолчал и не встал на его защиту в марте 1917-го года.

О КАРАНДАШНОЙ ПОДПИСИ

Итак, историки говорят, что подпись карандашом на телеграфном бланке обычное дело и, ссылаясь на это утверждают, что «отречение» состоялось, как факт. Да, скорее всего это дело обычное, но для всякого рода телеграмм с боевыми задачами, приказами, распоряжениями и прочей т.н. «рабочей» документацией. Если это телеграмма, то тогда карандаш уместен.

Но сами же историки утверждают, что этот документ есть самый настоящий манифест или Царский акт. Во всех СМИ и на информационных тумбах этот документ был опубликован, как «Манифест». Это был т.н. «массовый вброс», массовое одурачивание общества при помощи документа, которого на самом деле не существовало. И этот подлог историков не смущает.

В Священном Синоде этот документ уже рассматривали, как «акт». И этот факт тоже никого не смущает. Так акт или манифест?

Понятно было, если бы этот факт не смущал людей, одержимых революционным духом, каковым было поражено почти все население России в марте 1917-го года. Но когда его в настоящее время принимают за неоспоримый факт «трезвые» православные люди, это огорчает и вызывает, мягко сказать, недоумение. Это может означать, что революционный дух продолжает жить в наших душах и не дает возможности увидеть реальное положение фактов и обстоятельств обсуждаемых событий. Мы продолжаем мыслить категориями революционных иллюзий. Теми категориями, которые подсунули нам политические мошенники.

В данном случае подлог очевиден. Есть сведения, что Государь ни одного манифеста никогда карандашом не подписывал. Это не того рода документ, который подписывается карандашом. И вообще совершенно неизвестно, как эта подпись там появилась.

Никто так и не дал вразумительных ответов или опровержений на известные опубликованные в интернете, материалы исследователя Андрея Разумова, в которых он совершенно обоснованно ставит вопрос о подделке подписей Государя.

Почему мы слепо верим свидетельствам заговорщиков? А может, Государь подписал совсем другой документ? Может он все же подписал какой-то другой манифест, о котором написал в своем дневнике. Может это был манифест об ответственном министерстве? А может – манифест, в котором, он все-таки в самый последний момент выразил готовность передать власть сыну?

Или еще какой-то? Мы этого, скорее всего, никогда не узнаем. Но предполагаю, что этот документ заговорщиков не устроил, и они могли его попросту самостоятельно подделать или переделать.

Но, если уж мыслить категориями предположений, то вполне можно предположить, что в походной канцелярии были в наличии заранее заготовленные бланки с карандашной подписью Государя и уже проставленным временем, но совсем для других целей. Это иногда делается даже сейчас при оперативном управлении ресурсами. Конечно при условии доверия к своим подчиненным и в уверенности, что они эти бланки не используют во вред. Например, если Государь находился на довольно значительном расстоянии от походной канцелярии, то он мог по телефону отдавать приказы или распоряжения, которые тут же впечатывались в подписанные карандашом бланки и передавались по телеграфу. Возможно, это были бланки для ежедневных оперативных боевых заданий, которые могли передаваться командующим фронтами по телеграфу? Отсюда и могут быть «потертости» и исправления в дате на т.н. единственном «оригинале».

Особо отмечу, что доверенное лицо и друг детства Государя – Начальник Военно-походной канцелярии генерал Нарышкин долгое время служил под руководством ближайшего помощника Великого князя Николая Николаевича генерала В.Н. Орлова – злейшего врага Государыни и ненавистника Григория Распутина. Именно Нарышкиным был составлен т.н. «Протокол отречения», о котором петербургский историк Михаил Сафонов пишет: 
   «В подтверждение версии Шульгина-Гучкова, был сфабрикован документ, который обычно принято называть "Протоколом отречения Николая II". На самом деле это – апокриф. Он излагает, "в лицах", версию Шульгина-Гучкова в варианте Гучкова».

Следовательно, Нарышкин находился в рядах заговорщиков и мог заранее обманным путем получить от Государя подписанные им бланки. А когда липовое отречение опубликовали, то заговорщикам (например, генералу Рузскому) оставалось лишь предупредить Государя о том, что в случае если он будет сопротивляться их действиям, они попросту отдадут его прекрасных дочерей на поругание пьяным солдатам и матросам.

Но в наши дни такой дикий шантаж преподается голосом из самых высоких духовных школ всего лишь, как невинное действие: «Рузский уговорил Государя». Т.е. массовое одурачивание продолжается.

Напомню, что непосредственный свидетель революционных событий писатель Иван Солоневич сообщал именно «о пьяных стадах», осуществлявших революцию. И вот эти посланные заговорщиками «пьяные стада» стояли на пороге царского дома и ждали команды на штурм. А войска, которые должны были охранять дворец, ушли, вернее их увели по команде. В общем, дезертировали, оставив Царскую Семью без защиты. Все это было известно Государю. Среди многих кривобоких свидетельств заговорщиков можно выделить совершенно определенного значения безпроигрышную фразу, которой они поставили Государя в тупик – в безвыходное положение.

Эта фраза прозвучала из Ставки от генерала Лукомского 2-го марта в 09 часов утра в разговоре по прямому проводу с генералом Даниловым. Лукомский сказал, следующее: «Выбора нет, и отречение должно состояться. Надо помнить, что вся Царская Семья находится в руках мятежных войск ибо, по полученным сведениям, дворец в Царском Селе занят войсками. Если не согласятся, то вероятно произойдут дальнейшие эксцессы, которые будут угрожать Царским Детям…».

Если перевести эту фразу на простой русский язык, которым в совершенстве владел Государь, то без тени какого либо сомнения ему было заявлено, что его Дети находятся в окружении подконтрольных Гучкову, князю Львову, Родзянко, Керенскому, Милюкову и прочим заговорщикам войск, которые по команде готовы переступить любые, как материальные, так и нравственные границы. Причем на стороне этих бандитов выступили все родственники Государя и все главнокомандующие фронтами. Нам что, надо объяснять, что сделали бы с юными прекрасными Царевнами пьяные солдаты и матросы?

Отдать такую команду у заговорщиков, что называется «рука не дрогнула бы». Ведь за два месяца до этих событий они же – кто непосредственно, а кто мысленно поддерживая – организовали убийство Григория Распутина в особо жестокой форме.

Получается, что те, кто согласно присяге должны были защитить и Государя и его Дочерей оказались на стороне насильников, выразив поддержку им, а вовсе не Государю с Семьей. Все, начиная от близких родственников до последнего солдата конвоя, обязанного обеспечивать охрану и неприкосновенность Государя и его Семьи. Что было делать Государю, учитывая всеобщее предательство?

И тогда становится абсолютно понятным все последующее молчание Государя, потому что «на кону» стояла не просто жизнь, а девичья честь его дочерей.

И «скромное» молчание революционеров тоже понятно. Кто же из преступников будет оставлять для истории и для потомков какие-либо свидетельства или документы о таких фактах? Там же все под контролем специальных служб происходило. И не только российских.

Историк Станислав Зверев пишет: «Следует также обратить внимание на присутствие в Царской Ставке именно в эти дни представителя Британии генерала Хенбери-Вильямса, который ещё в 1897 г. служил под руководством лорда Мильнера. В своих воспоминаниях он не скрывает, что перед самым переворотом ездил в Петроград, где встречался со своим старым начальником лордом Мильнером». Вот ещё один коридор, через который выход на Алексеева имел не только заговор Львова, но и заговор Мильнера. Опора британского генерала на авторитет лорда Мильнера могла оказать дополнительное влияние на предпринятый Алексеевым 28 февраля резкий антимонархический поворот».

А как известно, спецслужбы стараются не оставлять следов. И в этом деле они успешно замели почти все следы. Почти, но не все. Это дает нам шанс на возвращение исторической правды. Но только при условии, что мы согласно евангельским строкам будем вести себя, как «алчущие и жаждущие правды». 

Полагаю, что именно так все и происходило. «Рыцари плаща и кинжала», оставаясь в тени, играли основную роль в этих событиях. Еще раз обращаю внимание, что враг Царской Семьи – начальник Псковского гарнизона генерал Михаил Бонч-Бруевич держал в своих руках всю разведку и контрразведку русской армии. Он просто, как настоящий и опытный разведчик, умел нигде не «светиться» и не оставлять следов.
Нам сто лет предлагают смотреть на эту поездку Государя, как на неудачную, в возникших стихийных обстоятельствах, загородную прогулку. А на самом деле это была глубоко продуманная многоходовая операция специальных секретных служб, от которой ожидался вполне планируемый результат – либо физическое устранение Государя, либо устранение под видом его добровольного отречения, иначе страна не поймет и не примет новую власть.

Удивительно то, что Государю удалось вообще выйти живым и невредимым из этой ситуации, так и не подписав того документа, на котором настаивали и который хотели иметь заговорщики. И при этом суметь отстоять не только жизнь всей своей Семьи, но и честь своих Дочерей. И Государыня оценила именно этот «поступок» своего супруга, написав ему 3-го марта «я вполне понимаю твой поступок, о, мой герой».

Собственно, для не приемлющего революционного духа, церковного человека, совсем не должно иметь значения, подписывал Государь карандашом этот документ или его подпись подделали. В любом случае этот документ является фальсификацией. Потому, что достаточно знать о том заговоре, который сплели за спиной Государя разрушители-февралисты, и тогда всякие навязанные утверждения о состоявшемся «добровольном отречении Государя» уже должны были бы отпасть. А если смотреть еще глубже – на то, как Государя заманили в ловушку, как его хотели убить в железнодорожной катастрофе, как его шантажировали надругательством на его Детьми и их убийством, а также прекращением поставок снабжения в действующую армию, то вообще все вопросы об отречении должны были бы быть сняты.

Но если мы принимаем тот факт, что методы и способы появления этого документа нас устраивают и не смущают, то тогда нам впору оказаться на стороне или даже в рядах заговорщиков, что и получается в духовном смысле, когда мы заявляем о том, что «отречение состоялось».
Потому что здесь уже работает мера нашей совести, а совесть под научную базу никак не подвести, ибо наука требует однозначности и точности, а мера совести у всех разная.

О ТЕЛЕГРАММЕ ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ МИХАИЛУ АЛЕКСАНДРОВИЧУ

В ходе обсуждения также было высказано мнение, что подтверждением факта, «отречения Государя» служит телеграмма, отправленная им в Петроград своему брату Великому князю Михаилу Александровичу.

Вот текст телеграммы: «Петроград. Его Императорскому Величеству Михаилу Второму. События последних дней вынудили меня решиться безповоротно на этот крайний шаг. Прости меня, если огорчил тебя и что не успел предупредить. Останусь навсегда верным и преданным братом. Горячо молю Бога помочь тебе и твоей Родине. Ники».

На основании этой телеграммы высказывается утверждение о том, что «Государь понимал, что он отрёкся в пользу брата и обращается к нему как к Императору».

Давайте рассмотрим следующую даже не политическую, а вполне житейскую ситуацию. Например, мужу сообщают об измене жены и он убитый горем и в пылу душевного смятения отправляет ей телеграмму о том, что согласен на развод и, что она вполне свободна от каких-либо обязательств. Означает ли эта телеграмма, что факт развода уже состоялся? Конечно, нет. Вся имущественная и юридическая ответственность продолжает оставаться неизменной до совершения определенной законной процедуры. Почему? Потому что вполне возможно, что муж, поостыв, примет решение по-христиански простить свою заблудшую супругу, в случае если она, конечно, раскается и покается в содеянном. Также в ходе процедуры может вполне выясниться, что сведения об измене жены были умышленно кем-то сфальсифицированы. Но факт развода подтверждается только выдачей «свидетельства о разводе».

Это житейская ситуация, а что уж говорить о ситуации политической, затрагивающей судьбы сотен миллионов людей?

В случае со свержением Государя нас пытаются убедить, что это злодей-муж (Государь) своевольно бросил свою невинную и верную ему жену (Россию) и оставил ее на поругание «ненавистным большевикам». Так не Государь бросил Россию, а его бросили все! Он же целых пять месяцев в Царском Селе после свержения находился. Ну, кто мешал победителям-революционерам процедурно оформить всю передачу власти? Никто не мешал. И это как раз доказывает, что никакого отречения не было.

Кто мешал церковному народу с покаянием явиться в Царское Село и вернуть Государя на Престол? Никто не мешал и ничто не мешало, кроме всеобщего умопомрачения, которое длится и по сей день.

Давайте посмотрим, какова была позиция Великого князя Михаила по отношению к революционным событиям?

В недавно вышедшем на телеканале Культура документальном фильме «Заговор генералов» была предъявлена шифровка от 31 декабря 1915 года от агента русской разведки за границей под псевдонимом «Вебер» следующего содержания: «В армии существует крепкое ядро офицеров, желающее и организующее государственный переворот и способное его провести. Цель: установление действительно конституционной монархии с Великим князем Михаилом во главе. Царствующий Государь должен быть устранен от престола в подходящий момент. В проведении плана уверены. Обеспечено содействие некоторых крупных генералов. Вебер».

Но ведь мы должны понимать, что заговорщики сначала должны были заручиться согласием Великого князя Михаила – занять место своего брата. Без этого весь заговор сводился на нет.

Протоиерей Георгий Вахромеев в своей книге «Подвиг Царского служения» пишет: 
   «Как известно, в конце февраля одному из предателей Царя – генералу Алексееву – был звонок от Великого Князя, младшего брата Царя Николая, Михаила Александровича с предложением стать регентом юного Цесаревича Алексия (т. е. до совершеннолетия Царевича Алексия быть его руководителем в вопросах царского служения). Так получается, что уже в это время Царь Николай находился под строгим надзором. Но Государь ведь еще не "отрекся"! Очевидно, что Михаил уже давно был в сговоре с изменниками и знал о нескольких вариантах низложения с престола своего брата. Такой звонок и такое заявление подтверждают лишь то, что уже в конце февраля Царь был фактически арестованным, и об этом сразу же сообщили Михаилу. Этот вариант Князь предлагал потому, что тогда еще не была окончательно составлена телеграмма об отречении Царя в его пользу, увидевшая свет 2 марта».

Также известно, что с началом февральских событий Великий князь Михаил был вызван председателем госдумы Родзянко в Санкт-Петербург и пребывал на квартире рядом с Зимним дворцом на Миллионной ул., в ожидании обещанного заговорщиками регентства, а при хорошем раскладе даже Трона.

27 февраля 1917 г. около 22.30 Великий князь Михаил Александрович в разговоре по прямому проводу с генералом М.В. Алексеевым настаивал на назначении главой правительства кн. Львова. Он заявил: «Со своей стороны, полагаю, что таким лицом в настоящий момент мог бы быть князь Львов. Генерал-адъютант Михаил».

1-го марта В.К. Михаил в телеграмме призывал Государя: «Забыв все прошлое, прошу тебя пойти по новому пути указанному народом».

Из этих заявлений явно видно, что Великий князь Михаил выступал на стороне главарей заговора Львова-Гучкова.

Что еще можно сказать о Великом князе Михаиле, раз уж пошел разговор о нравственной стороне личности родного брата Государя о его нравственных качествах?

В 1908 году у него возникла любовная связь с замужней женщиной Натальей Сергеевной Вульферт.

В 1910 году, когда у Наталии Сергеевны обнаружилась беременность, Великий князь Михаил Александрович написал письмо Государю со следующим известием: «в июле месяце от меня у Наталии Сергеевны Вульферт родится ребенок, а потому я теперь же обязан позаботиться, чтобы к тому времени, окончился ее развод, так как я не могу допустить, чтобы на моего ребенка имел какие-либо права ее муж – поручик Вульферт». Брат умолял Царя помочь и уверял, что никаких намерений жениться этой женщине он не имеет.

Государь оказался в сложном положении, но, получив «честное слово» брата в том, что тот никогда не женится на разведенной, дал разрешение на расторжение брака Наталии Сергеевны с Вульфертом.

24 июля 1910 года у любовников родился сын, которого назвали Георгий, а 17 октября 1912 года, нарушив все обещания, они тайно обвенчались в столице Австрии – Вене.

Возмущению Государя не было предела. 7 ноября 1912 года, он написал своей матери: «Между мной и им сейчас все кончено, потому что он нарушил свое слово. Сколько раз он сам мне говорил, не я его просил, а он сам давал слово, на ней не жениться. И я ему безгранично верил! Ему дела нет ни до твоего горя, ни до нашего горя, ни до скандала, который это событие произведет в России».

Еще через несколько дней уже более спокойно он написал: «Бедный Миша, очевидно стал на время невменяемым, он думает и мыслит, как она прикажет, и спорить с ним совершенно напрасно… Она не только читает, но и снимает копии с телеграмм, писем и записок, показывает своим и затем хранит все это в Москве вместе с деньгами… Это такая хитрая и злая бестия, что противно о ней говорить».

Итогами этого вымученного и по другому не скажешь «кривого» брака стали гибель самого Великого князя Михаила Александровича и его сына Георгия в автокатастрофе летом 1931 года. Кстати, погиб он вместе с сыном того самого Базили, который был автором проекта т.н. «манифеста об отречении». А прекрасная Наталья Сергеевна окончила свою жизнь в одиночестве и нищете в январе 1952 года на больничной койке приюта для неимущих, превратившись из «нежнейшей и грациозной» женщины в полубезумную старуху.

Таким образом, можно заключить, что за всеми амбициозными, относительно Императорского трона, планами Великого князя Михаила Александровича маячила «железная» рука хрупкой и нежной красавицы-жены, поскольку он думал и мыслил, «как она прикажет».

Самое главное, что после заключения такого брака, согласно «Закону о Престолонаследии», Великий князь начисто лишил себя возможности даже думать о Троне. Но, как видно из вышеприведенных фактов, он не только думал, но и предпринимал определенные действия для того, чтобы завладеть Царским престолом и воссесть на него вместо своего брата.

Оговорюсь, что по состраданию, по снисхождению к нашим человеческим слабостям и обстоятельствам, можно понять и простить Великому князю и его безумную любовь, и его лживое поведение, которым он не раз огорчал своего венценосного брата. Но почему, как только встает вопрос о таком же человеческом и сострадательном отношении к самому Государю, к Государыне и их Детям, к Григорию Распутину, к Анне Вырубовой, то на историков нападает «духовный столбняк» и в них сразу просыпается непреодолимая принципиальность и жесткость.

Итак, Государь понимал, что Михаил был в рядах заговорщиков, коли они утвердились в намерении усадить его на Трон или хотя бы на регентство. И главным для Государя здесь был тот факт, что «дорогой Миша» согласился вступить в союз с врагами Царской четы. Государь прекрасно понимал и чутко осознавал то духовное, а вернее революционное и бездуховное состояние в котором находился постоянно пребывающий на связи с заговорщиками его брат. И глубоко переживал эту измену родного брата, как и измену всех родных людей. Кто сам испытывал на себе действие измены или имел в своей жизни возможность наблюдать человека в момент измены близких ему людей, тот знает, какой при этом возникает  психологический шок, какое отчаяние и каких сил стоит это событие пережить. Особенно нравственно чистому человеку.

Вернемся к рассмотрению телеграммы Государя.

Напомню, что когда генерал Рузский еще 1-го марта якобы убедил Государя согласиться на «Ответственное министерство», то потом он заискивающе вопрошал его о том, что «принял ли Государь это решение об ответственном министерстве по своей доброй воле?» На что, как мы знаем, Государь, не без доли сарказма ответил, что «да конечно он принял это решение по своей воле, поскольку обычно выступающие с противоположными мнениями генералы Алексеев и Рузский в этом вопросе оказались единодушны».

Так почему же не предположить, что и в этой телеграмме Государь использовал весьма деликатную долю сарказма, с тем, чтобы в последний раз воззвать к совести явно зарвавшегося в своих честолюбивых планах дорогого брата? Ведь он прекрасно понимал, что Михаил, совершенно обосновано лишенный права на Трон, никаким «боком» к этому Трону отношения иметь не может.

Поэтому рассматривать эту телеграмму, как факт подтверждения «отречения от Престола» и придавать ей какое-то первостепенное значение не следует, ибо такой взгляд видится сегодня как оправдание действий заговорщиков.

ДНЕВНИКИ ИМПЕРАТРИЦЫ МАРИИ ФЕДОРОВНЫ

Еще один аргумент, который выдвигают защитники версии «об отречении», говорит о том, что «4 марта Государь встречался в Могилеве с матерью вдовствующей Императрицей Марией Федоровной, которая в своем дневнике после встречи с сыном ясно пишет, что он отрекся от Престола в пользу брата».

Также отмечается, что Государь ничего матушке поводу своего свержения не сказал. И не опровергал своего якобы добровольного «отречения». Не пожаловался, в общем, маме на действия заговорщиков. Почему?

Что написано в дневнике Марии Федоровны?

Она пишет со слов Государя, что после того, как Родзянко предложил ему отречься от престола и все генералы советовали ему то же самое, «он наконец сдался и подписал манифест».

И все. Опять приходится спрашивать: а где манифест-то? Это, что – тот манифест, который в газетах опубликовали и на заборах расклеивали? Так он «липовый», т.е. подложный.

Но в первую очередь здесь надо сказать, что если только предположить, что единственным аргументом от заговорщиков для Государя оказалась сама возможность насилия над его Семьей и надругательства над Дочерями, то он уже ничего и никому не мог, да и не стал бы рассказывать. Даже матери. Зачем же навешивать на нее такой груз? Это просто не по-мужски, да и никто такого аргумента опоследовательно не примет и не поймет.

Приезд Императрицы Марии Федоровны в Могилев 4 марта был санкционирован самими заговорщиками, как часть тщательно организованного переворота. Мария Федоровна проживала в «кольце» семейства, связанного с заговорщиками, и во многом разделяла их убеждения. Достаточно прочитать в ее дневнике записи о Государыне Александре Федоровне. Давайте почитаем.

Из дневника Императрицы Марии Федоровны за 1917 год:
   «20 декабря/2 января. Вторник
Даки снова была к чаю, беседовали обо всем на свете, она рассказывала о своем последнем разговоре с Алики, которая видит все очень превратно и своим всегдашним упрямством и своеволием только увлекает всех нас в пучину несчастий.

   31 декабря/13 января. Суббота
Маленькая Мария прибыла рано утром, передала мне письмо от несчастного Пауля. Он в отчаянии от того, что его сына ночью внезапно отправили в Персию, так что он не успел даже повидаться с ним, ни благословить его. Скверная история. У меня волосы встали дыбом от ее рассказа. Пауля Ники даже не принял, так как ни на что не может решиться из-за нее, той, которая всех ненавидит и мечтает о мести…

   1 января 1917. Воскресенье.
…Прибежал Шервашидзе, чтобы рассказать о том, что Николашу тоже прогнали. Она, видно, совсем свихнулась от бешенства и жажды мести…

   6/19 января. Пятница.
Написала Ольге (Ольга Константиновна) – ответила на ее письмо. Очень обеспокоена положением в столице. Если бы только Господь открыл глаза моему бедному Ники и он перестал бы следовать ее ужасным советам. Какое отчаяние! Все это приведет нас к несчастью!

   14/27 января. Суббота.
…Поговорила начистоту с Ники, рассказала ему всю правду. Но, к сожалению, это не помогло…

   28 февраля/13 марта. Вторник. 
…Дума закрыта, почему? Говорят определенно, что это дело ее рук! В такой момент снова ужасная ошибка! Нужно быть действительно сумасшедшими, чтобы взять на себя подобную ответственность…

   1/14 марта. Среда. 
Из Петербурга ничего. Положение ужасное! Видела Фогеля, который рассказал, что знал. Стычки и столкновения. Волнения на улицах. Все это после закрытия Думы. Мы можем благодарить ее за глупость и желание взять власть в свои руки в отсутствие Ники. Непонятно, как можно брать на себя такую ответственность».

Какое заключение можно сделать по прочтении этих записей? Только одно: Мария Федоровна была глубоко убеждена, что ее «дорогой Ники» полностью находится под влиянием своей «сумасшедшей и мстительной» супруги и все делает неправильно. А если он все делает неправильно, то, по ее логике, правильно поступают все те, кто пытаются ему противостоять: родственники, Госсовет, Госдума, священноначалие и прочие «прогрессивные люди». И она была именно на стороне этих людей, а вовсе не на стороне своего любимого сына и его супруги.

Ее и позвали в Ставку на всякий случай для того, чтобы она помогла при необходимости, нейтрализовать любое движение сына в защиту своих прав. И Государь это прекрасно понимал. Зная мнение матери о своей супруге, что он мог ей рассказать? Да она все равно и не услышала бы. Собственное предвзятое мнение о своей невестке она сформировала задолго до этих событий и не собиралась его менять.

То же самое, можно сказать и о приехавшем вместе с ней из Киева в Ставку Великом князе Александре Михайловиче.

Он также выступал стороне «прогрессивных сил». В своем известном письме к Государю от 1 января 1917 года сетовал: «Приходишь в полное отчаяние, что Ты не хочешь внять голосам тех, которые знают, в каком положении находится Россия, и советуют принять меры, которые должны вывести нас из хаоса, в котором мы все сегодня находимся».

Все родственники Государя, вся аристократия, военные, духовенство и российская элита именно так понимали и именно так изображали в своих последующих эмиграционных мемуарах деятельность Государя. В их понимании они все были правы в своих действиях, а не правы были именно Государь с Супругой. Сегодня это же мнение разделяют все их наследники, как прямые, так и духовные.

Но доступный нам сегодня исторический материал опровергает это преступное мнение. Правы как раз были Государь и Государыня, а все, кто выступил против них, оказались предателями, клятвопреступниками и губителями России. А поскольку именно они остались живы, то в течение своей последующей жизни эти люди всеми силами старались оправдать для истории и потомков свои преступные действия. И это им удалось.

Еще следует обратить внимание на позицию считавшегося близким другом Государя Великого князя Сергея Михайловича. Напомню, что он в то время занимал должность полевого генерал-инспектора артиллерии при Верховном Главнокомандующем.

В эти дни он постоянно находился в Ставке. Посмотрим на его отношение к революционным событиям.

Приведу выдержку из «разговора по прямому проводу помощника начальника штаба Верховного главнокомандующего генерала Клембовского с генерал-квартирмейстером штаба Северного фронта генералом Болдыревым» состоявшимся 1 марта 1917 г. в 17 час. 45 мин.

   «У аппарата генерал Клембовский. Начальник штаба Верховного главнокомандующего и великий князь Сергей Михайлович просят главнокомандующего всеподданнейше доложить Его Величеству о безусловной необходимости принятия тех мер, которые указаны в телеграмме генерала Алексеева Его Величеству, так как им это представляется единственным выходом из создавшегося положения. 
   Так как главнокомандующий, по-видимому, держится тех же взглядов, как и начальник штаба Верховного главнокомандующего, то исполнение просьбы их не представит затруднения для него и, быть может, закончится успешно.
   Великий князь Сергей Михайлович, с одной стороны, полагает, что наиболее подходящим лицом был бы Родзянко, пользующийся доверием.
Передайте, пожалуйста, все это на вокзал главнокомандующему, по возможности, безотлагательно до прихода поезда. Клембовский».

Также этот Великий князь был одним из инициаторов и составителей «манифеста об ответственном министерстве». Базили в своих воспоминаниях пишет, что текст манифеста «был одобрен без изменений генералом Алексеевым, генералом Лукомским и Великим князем Сергеем Михайловичем».

Эти факты позволяют сделать заключение, что и он был на стороне революционеров.

Вот в таком родственном окружении оказалась в Ставке 3-го марта бывшая императрица Мария Федоровна.

Государю, как и его супруге, не смогли, да и сейчас не могут простить их нравственной чистоты. Не могут простить, что сибирский крестьянин Григорий Распутин оказался гораздо ближе к Богу и к Царской Семье, чем вся российская элита и духовенство.

Поэтому на линию этого противостояния оппонентами сразу выводятся фигуры, причисленные нашей Церковью к сонму святых мучеников. Логика здесь такова: по их мнению, «правы были прмц. Великая княгиня Елисавета, убиенный вместе с нею в алапаевской шахте Великий князь Сергей Михайлович. Правы были митрополит Киевский Владимир Богоявленский и мученик Михаил Новоселов. Прав был (прославленный РПЦЗ) Великий князь Михаил Александрович. И поскольку они мученики – то с точки зрения оппонентов – они не могут быть не правы. Права была и входившая именно в их круг матушка Государя Мария Федоровна, которую мемуаристы возвели в ранг «настоящей Императрицы». Не то, что опять же по их мнению, вечно комплексующая по любому поводу, ее невестка.

Вообще по совести применение таких запрещенных приемов не допустимо.

Ведь Государь с Государыней также прославлены в сонме святых. Они имели противоположный взгляд на события и на тех или иных людей. Что же об их святости как об аргументе сразу забывается? И ведь надо понимать, что каждый, кто оказывается не на их стороне, автоматически переходит в ряды сторонников и оправдателей заговорщиков. И каждый из нас должен по совести ответить на вопросы: кому мы больше верим и доверяем? Государю или его матушке и брату? Государыне или ее сестре?

И можно ли, зная все эти факты, утверждать, что «Государь отрекся», ибо ничего не сказал своей матушке о совершенном над ним насилии?

ЕЩЕ О ФАЛЬСИФИКАЦИЯХ

Классический пример фальсификации документов, связанных с этими событиями, можно увидеть в документе, который предъявлялся, как доказательство «отречения» Государя. Это Приказ №371 от 8 марта 1917 года, подписанный генералом Алексеевым, в котором по свидетельству самого Алексеева Государь высказал свое прощальное напутственное слово к армии. Алексеев по прямому проводу счел необходимым протелеграфировать в Петроград. После этого в Ставке была получена телеграмма от Гучкова, как военного министра с воспрещением распространять этот приказ и печатать его. 

Этот приказ остался неизданным, не объявлялся по войскам, и не был опубликован как официальный документ. Но во многих последующих мемуарах этот приказ фигурировал как официальный документ. Он интересен тем, что в редакции генерала Алексеева Государь в нем якобы запечатлел свое «отречение», употребив фразу «после отречения моего за себя и за сына».

Но в подлинном тексте, написанным Государем собственноручно, никакого упоминания «об отречении» нет. Приказ № 371 - еще одна подделка генералов-предателей и еще одно доказательство того, что никакого «отречения» не было.

Еще на один противоречивый документ следует обратить внимание. 

В дневнике графа Фредерикса за 2-е марта его рукой написано, что Государь «решил отречься от Престола в пользу своего сына. Регентом же назначает Своего Брата Михаила Александровича…». Далее Фредерикс пишет: «По окончании совещания Государь Император отправил телеграмму Председателю Государственной Думы Родзянко для всенародного объявления об отречении от Престола в пользу своего сына…» (см.: http://statearchive.ru/assets/images/docs/04a/).

Дневники, как правило, пишут по окончании всех событий истекшего дня. Получается, что Фредерикс заверил подпись Государя под одним документом, а в дневнике у него написано совсем про другой.

Также написано, что Государь отправил телеграмму к Родзянко, а она, как мы знаем, отправлена не была.

Тогда вообще имеет ли смысл строить свои доводы на основании дневниковых записей и телеграмм самого Государя или его матушки, или Фредрикса, или еще кого-либо? Мало ли что человек, находящийся в отчаянном положении, может написать?

Подтверждения о том, что Государь был свергнут еще до 2-го марта существуют, но о них либо не упоминают, либо игнорируют.

1-го марта начальник императорского железнодорожного полка генерал Цабель сказал Государю: «Ваше величество объявлены низложенным. Родзянко объявил по всей России о вступлении в силу нового порядка».

В журнале совета министров временного правительства от 2-го марта 1917 года записано: «после произошедшего государственного переворота основные законы Российского государства должны считаться не действительными».

2-го марта, еще до появления «акта об отречении» председатель госдумы Родзянко издал приказ в котором объявил «старую власть низложенной».

Таким образом 2-го марта власть была уже захвачена заговорщиками и на их стороне выступили ВСЕ, кто должен был защитить Государя и его право на власть. Ну, о каком «отречении», когда мы знаем все это, может идти речь?

Вся эта полемика напоминает сказку Андерсена «Голый король». Все хвалили великолепное платье короля. А король был без одежды. Сто лет нас пытаются убедить, что преступления не было, что «отречение Государя» состоялось. Но пришло время, чтобы также по примеру сказочного мальчика указавшего, что «король-то голый», воскликнуть: «Отречения не было», а народ одурачили и продолжают дурачить до сих пор. И это уже не только вина тех, кто дурачит, а беда самого народа, который не желает знать своей исторической правды и своих настоящих святых людей, а тем более признать полную правоту святых Царственных мучеников на том отрезке отечественной истории, когда они еще были живы. А также признать факт всеобщего всенародного клятвопреступления перед Богом.

В советском фильме «Девчата» есть такая сцена, когда Тосе Кислициной «открывают глаза» и рассказывают, что любимый ее человек Илья Ковригин просто поспорил на шапку, что она в него влюбится. И тогда Тося наивно и удивленно спрашивает: «А что, разве можно на это спорить?» И вот для Ильи – этого еще мальчишки по его дурости оказывается, что можно. И то он потом раскаивается и просит прощения.
И применительно к ситуации со свержением Государя мы должны спросить себя: «А что, так можно было поступать христианам? И можно эти действия заговорщиков не только принимать, но и поддерживать, и оправдывать, если ты христианин»?

Понятно, что такие методы спецслужб вполне допустимы для врагов государства или для чекистов-дзержинцев и их воспитанников, или для «заплечных дел мастеров» из белой контрразведки. Но если такие действия по отношению к Государю не смущают нашу совесть, то тогда мы уподобляем себя таким же революционерам, какие его и свергали.

И что тогда возмущаться действиями большевиков, которые просто продолжили дело февральских заговорщиков? Что же февралистам можно было убивать невинного крестьянина Григория Распутина, клеветать на Царскую Семью, шантажировать Государя надругательством над его Дочерями, свергнуть его, арестовать его и в конце концов оказаться самыми первыми виновниками убийства его самого и всей его Семьи?

И если все эти действия не вызвали и не вызывают в церковном народе отвращения и возмущения, не вызвали сопротивления, то что же тогда винить тех, кто пришел к власти в октябре 1917 года?

Ведь если народ позволил и одобрил в своем большинстве действия тех, кто совершенно беззаконно совершил насилие по отношению к Государю, его Семье и близкому окружению, то зачем же стонать по поводу «ненавистного коммунистического режима» и его дальнейшего развития в современных событиях, начиная с «либерально-демократических реформ» 90-х годов прошлого века? Ведь это все звенья одной цепи событий, корни одного и того же зла, допущенного по произволению самого народа и нераскаянного им клятвопреступления – и нами уже в настоящее время. Потому что мы продолжаем верить в те сказки, сочиненные революционерами, а революция есть дело сатанинское. И не будет нам покоя, как говорил один известный литературный герой, «ни в светлый день, ни в темную ночь», до тех пор, пока мы не осознаем того, что на самом деле произошло в феврале-марте 1917 года – от кого и от чего отказался и отрекся русский народ.

В середине января 1918 года, когда Государь был еще жив, по приказу народного комиссара общественного призрения Александры Коллонтай, красные матросы пытались «реквизировать» помещения Александро-Невской Лавры, в ходе чего был убит протоиерей Петр Скипетров. Эти события вызвали грандиозный крестный ход и «всенародное моление» за гонимую Церковь. А один из известных тогда священнослужителей – Протоиерей Николай Цветков оценил эти события, как «первое столкновение со слугами сатаны». Ошибался о. Николай. Слуги сатаны вышли на арену в феврале 1917 года. Но никто, кроме Государя, не встал на их пути. Наоборот, почти все их поддержали.

19 января (по ст. ст.) 1918 года, в свой день рождения, Патриарх Тихон, издал воззвание, анафематствовавшее, «безумцев», которые стали «вместо любви христианской всюду сеять семена злобы, ненависти и братоубийственной брани». Послание призывало паству к противостоянию силою веры и «всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителями новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже прямо противно совести народной».

Эти слова Патриарха Тихона должны были прозвучать 2-го марта 1917 года из уст членов Священного Синода, и возможно тогда история России могла бы быть совсем другой.

Ибо «…каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мф.7:2).

И нам Господь продолжает отмерять той мерой, какою уже сто лет меряем мы сами по отношению к Государю, к его Семье и к русской истории ХХ-го века.



___________________
* В видео о. Сергий ссылается на замечательный труд о. Георгия Вахромеева Христоподражательный подвиг Царя: Обличение лжи об «отречении от Престола» Государя-мученика Николая II (ссылка на КНИГУ полностью). Печатный вариант книги можно получить, позвонив в редакцию газеты «Православный Крест» (89153536998) и попросив выслать по почте те номера, в которых она публиковалась (№№13 (181) - 20 (188), 2017 г.).

См. также:




Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

«Истоки» – школа жизни: Родителям и учителям об уникальной образовательной программе (+ВИДЕО)

В наше время все более актуальным становится вопрос, как оградить детей от учебных программ, растлевающих душу и тело. Надеемся, что для многих родителей отрадным открытием станет знакомство с уникальным курсом «Истоки», который отлично подходит для домашнего образования, весьма распространенного сегодня...


Несостоятелен: Юридическое заключение на законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в РФ»

29 ноября 2019 года Совет Федерации опубликовал для общественного обсуждения законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» (далее – ПФЗ о СБН). Законопроект является юридически несостоятельным, нарушает конституционные права граждан, игнорирует основные начала...


Тайна беззакония: Судебная экспертиза подтвердила присутствие трех шестерок в штрих-коде

Тайна беззакония, о которой говорит нам святое Евангелие, наконец-то открылась нам. Древние Святые Отцы не могли до конца объяснить, что означает начертание антихриста. Хотя они были просвещены Духом Святым и научили нас, как спасаться в этом мире. Только одна тайна была сокрыта от них и открыта для...


<<       >>   |  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Фотогалерея
Полезно почитать

Идол по имени «ВИЛ»: Схииг. Сергий (Романов) и еп. Митрофан (Баданин) о духовной важности декоммунизации

Вопрос о возвращении исторической справедливости назрел в обществе. Об этом свидетельствуют многие выступления патриотически настроенной общественности и здравомыслящих представителей власти. Однако сакральной стороны этой темы мало кто касается. Несомненно, если придет понимание духовной важности декоммунизации,...


Держаться за Русскую Церковь и Государственность: Беседа о Промысле Божием в современном мировом кризисе

Отец Паисий – давний друг нашей редакции. Он много паломничает и периодически делится своими впечатлениями. Вот какие ценные мысли он сообщил нам на этот раз… – Батюшка, расскажите, что в последнее время происходит в Церкви? В каком состоянии, на Ваш взгляд, пребывает простой народ? Есть ли у людей правильное понимание ситуации?..


Молитвами Царя Бог спасет Россию: «Державная» беседа с прот. Николаем Болдыревым

В «Православном Кресте» №17 (233) от 1 сентября с. г. мы размещали объявление о помощи в сборе пожертвований на памятник Царю Мученику Николаю II. А недавно милостью Божией мы побывали в храме в честь Священномученика Михаила (Гусева) города Кулебаки Нижегородской области и пообщались...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100