Среда, 12 Декабря 2018 г.
Духовная мудрость

Вл. Серафим (Соболев) о "восьмом соборе"
Мы знаем, каким злом является в Церкви модернизм с его стремлением созвать «восьмой вселенский собор» <...>, чтобы учредить женатый епископат, допустить двубрачие духовенства, ослабить, если не уничтожить совсем, монашество, сократить посты, праздники и продолжительность богослужений.
Архиеп. Серафим (Соболев) о «Всеправославном соборе»

Прав. Иоанн Кронштадтский о чистоте веры
Если отпадешь от своей веры, как уже отпали многие интеллигенты — то не будешь уже Россией или Русью святой, а сбродом всяких иноверцев, стремящихся истребить друг друга.
Прав. Иоанн Кронштадтский о чистоте Православия

сщмч. Григорий (Лебедев) об апостасии
Если вы из дела Христова выкидываете, в силу своего маловерия и рассудочности, борьбу с дьяволом и победу над ним, то вы уничтожаете силу христианства. Вы низводите тогда Христа на роль возвышенного моралиста, учившего добру и только. И если вы в свою жизнь, как христиане, не введете борьбу с дьяволом, то вы – мертвецы в христианстве. Оно вам ничего не дает, и будете вы холодные, пустые, сонные, скучные, ничего не получающие от Христа и Церкви.
Сщмч. Григорий (Лебедев) об апостасии

свт.Игнатий о европе
И сюда проникло европейское просвещение с блудом своим.
Свт. Игнатий (Брянчанинов) о подражании русских французам

Прп. Паисий о печати

Помаленьку, после введения карточек и удостоверений личности, то есть составления персональных досье, они лукавым образом приступят к нанесению печати. С помощью разнообразных ухищрений людей станут принуждать принимать печать на лоб или руку. В компьютере будет высвечиваться, запечатлен ли ты, и в зависимости от этого тебя станут или не станут обслуживать.

Прп. Паисий Святогорец

В кулуарах

Москва – Небесный Град или окаянный Вавилон?: Историк-публицист Д. Володихин и поэтесса-экскурсовод И. Воскобойникова о Русской Столице
Нынешняя Москва – это две Москвы, живущие друг с другом в тесном объятии, по необходимости терпящие друг друга, но разные по происхождению своему, по идеалам и устремлениям. Каждая из них воспринимает вторую как раковую опухоль в своем теле. Каждая хотела бы избавиться от второй, вырезать ее… Но где...

Пора сказать правду о «русском» мате: Еп. Митрофан о духовных истоках этой национальной беды
Исследование епископа Митрофана (Баданина) посвящено серьезной проблеме в современном духовном состоянии нашего народа и его вооруженных сил. Речь идет о мате, о духовных истоках этой беды, о древних языческих корнях русского мата, его магической энергетике и о необходимости возвращения к истинным духовным ценностям нашего народа… 

Духа вашего не угашайте: Несколько слов о важнейшем для христианина – горении
Нередко, читая жития подвижников благочестия, мы находим там слова, свидетельствующие, что они, подвизаясь, постоянно восходили от силы в силу, – их жизнь можно представить себе как движение по лествице, ведущей от земли к Небесам. Нужно понимать, что подобного рода восхождение никогда и ни у кого не бывает совершенно линейным, безпрерывным. И, тем не менее...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Он предал Сына Своего за нас: Искупление как дело Божественной любви и Божественной правды

2018-02-18.1.jpg
Отцы Церкви. Балканская фреска, XIII век

Сегодня в трудах некоторых православных богословов наблюдается попытка размыть ключевую основу Христианства – догмат Искупления. Вот как вкратце поясняет суть этого явления авторитетный духовный писатель архимандрит Рафаил (Карелин): «В настоящее время модернистические силы, окопавшиеся в Церкви, под видом борьбы за чистоту Православия ведут подрыв основ самого Православия. Для осуществления своих далеко идущих замыслов им надо извратить и переиначить традиционное вероучение, ведущее начало от апостолов, разорвать богословскую преемственность, разрушить догматику, уничтожить образцы веры, утвержденные на Соборах, и на духовном пустыре создать универсальную религию, а на месте взорванной Церкви построить свой пантеон.  

Модернисты объявили Церковь „больным организмом“, зараженным католическими заблуждениями, и на этом основании требуют лечить ее, т. е. подвергать инъекциям теософии, рационализма и протестантизма, как в недавние времена исповедников Христианства подвергали насильственному лечению психотропными средствами, от которых нормальный человек заболевал. Модернисты осмеивают православные догматы и не стесняются даже глумиться над главным сотериологическим догматом об Искуплении. Эти протестантствующие теологи пытаются представить католицизм как антипод Православия и фрагментарные сходства между католическим и православным богословием интерпретировать как влияние католицизма, которому якобы подвергается Восточная Церковь в течение уже нескольких веков».
  

Желая внести свою лепту в защиту традиционного церковного учения об Искуплении, «ПК» публикует перевод статьи болгарского подвижника благочестия, доктора богословия, преподавателя кафедры догматического и обличительного богословия Софийской духовной академии, духовного сына великого поборника истины святителя Серафима (Соболева) – архимандрита Серафима (Алексиева) († 1993). 

3. СВЯТЫЕ ОТЦЫ И УЧИТЕЛИ ЦЕРКВИ И ИСКУПЛЕНИЕ

Верный своему основному принципу благоговения перед богооткровенными тайнами, святитель Григорий Богослов представляет Искупление как парадокс, в котором лишь вера находит разгадку вопросов, связанных с вечной судьбой человека. Он изображает дело нашего спасения в следующих антитезах. Богочеловек «продается, и за самую низкую цену – за тридцать сребреников, но искупает мир, и высокой ценой – собственной Своею кровью. Как овца, веден был на заклание (см.: Ис. 53, 7), но Он – Слово, возвещаемое гласом вопиющего в пустыне (см.: Ис. 40, 3). Был мучим и изъязвлен (см.: Ис. 59, 5), но исцеляет всякую болезнь и всякую немощь (см.: Мф. 4, 23). Возносится на древо и пригвождается; но восстанавливает нас древом жизни <…>. Предает душу, но имеет власть принять ее обратно (см.: Ин. 10, 18) <…>. Умирает, но животворит и разрушает смертью смерть. Погребается, но восстает. Нисходит в ад, но возводит из него души, но восходит в Небеса…» (Orat. 29. Сap. 20. Migne. P. g. T. 36. Col. 101 AB).

Во всех этих проявлениях воплотившегося нас ради Сына Божия святитель Григорий Богослов видит великую Божию любовь (здесь и далее выделено архим. С., – примеч. пер.). «Сущий начинает бытие, Несозданный созидается, Необъемлемый объемлется <…>, Богатящий нищает – нищает до плоти моей, чтобы мне обогатиться Его Божеством <…>. Какое богатство благости!» (Orat. 38. In Theophania. Сap. 13 C. Migne. P. g. T. 36. Col. 325).

Развивая идею великой Божией любви к нам, проявленной в Искуплении, он говорит в другом месте: «Цель <…> врачевания – окрылить душу, исхитить из мира и предать Богу, сохранить образ Божий, <…> короче сказать, того, кто принадлежит к горнему чину, соделать богом и причастником горнего блаженства».

Но подчеркивая наряду со столь выделенной Божией любовью и Божию вечную правду, Назианский учитель продолжает: «Для этого Бог стал причастен к плоти через посредство души <…>. За каждый наш долг воздано особо Тем, Кто превыше нас <…>. Для этого Иисус приемлет Крещение <…>, для этого постится, подвергается искушению и побеждает победившего. <…> Для этого – вознесение на Крест за падение, желчь за вкушение (запретного плода, – примеч. архим. С.), терновый венец за худое владычество, смерть (Искупителя, – примеч. архим. С.) за смерть (Адама, – примеч. архим. С.)…» (Orat. 2: 22, 23, 24, 25. Migne. P. g. T. 35. Col. 432 В, 433 АВС, 436 А).

Вообще Святые Отцы знают и о Божией любви, и о Божией правде как факторах Искупления.

Священномученик Климент Римский († ок. 96), например, защищая одновременно оба этих элемента, пишет: «По любви, которую имел к нам Иисус Христос, Господь наш, по воле Божией дал кровь Свою за нас, и плоть Свою за плоть нашу, и душу Свою за души наши» (Ep. I ad Corinth. 49. Migne. P. g. T. 1. Col. 312).

У священномученика Иринея Лионского († ок. 200) читаем: «Мы ничего наперед не дали Ему, и Он ничего не требует от нас, как будто нуждающийся; мы, напротив, нуждаемся в общении с Ним, и потому Он благостно излил Себя Самого, чтобы нас собрать в недра Отца» (Contra haer. lib. 5. Сap 2. N. 1. Migne. P. g. T. 7. Col. 1124).

Идея заступнического удовлетворения Божией правды Христовой смертью очень ясно выражена также у Тертуллиана, священномученика Киприана Карфагенского, святителя Амвросия Медиоланского, блаженного Августина и др.

Тертуллиан († ок. 220) пишет: «Смерть наша не могла быть уничтожена ничем, кроме страдания Господа» (De pud. Cap. 22. Migne. P. l. T. 2. Col. 1081).

Священномученик Киприан Карфагенский († 258) учит: «Он только Один может даровать отпущение грехов, против Него соделанных, т. к. Он и понес грехи наши, и за нас болезновал, и Его Бог предал за грехи наши» (De laps. 17. Migne. P. l. T. 4. Col. 494).

Святитель Амвросий Медиоланский († 397) говорит: «Пришел Господь Иисус, дал Свою смерть взамен смерти всех, пролил кровь Свою взамен крови всяческих» (Ep. 41. Cap. 7. Migne. P. l. T. 16. Col. 1162).

Блаженный Августин (354–430) богословствует: «Павел говорит: „Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом“ (2 Кор. 5, 21). Итак, Бог, с Которым нам надлежит примириться, сделал Его жертвой за грех, и этой жертвой мы можем примириться с Богом. Он Сам стал грехом, а мы – праведностью, но не своей, а праведностью Бога, не в нас самих, а в Нем» (Enchir. 41. Migne. P. l. T. 40. Col. 253).

Святитель Григорий Великий (540–604) поучает: «Безгреховная природа была возложена на Него. Он предложил жертву от нашего имени, Он отдал Свое Тело от имени грешников, чистое от греха, ибо в человеческой природе Он был способен умереть, а Своей праведностью был способен нас очистить» (Moral. Lib. 17. Cap. 30. N. 46. Migne. P. l. T. 77. Col. 33).

Божия правда у Святых Отцов подчеркнута употреблением библейского правового понятия «выкуп», «искупление». В послании к Диогену читаем: «Он предал Сына Своего в искупление за нас (см.: Рим. 8, 32), Святого за беззаконных, Невинного за виновных, Праведного за неправедных, <…> Безсмертного за смертных. Ибо что другое могло прикрыть грехи наши, как не Его праведность?» (Epist. ad Diognel. Cap. 9. Migne. P. g. T. 2. Col. 1180–1181).

Священномученик Ириней Лионский, ссылаясь на Еф. 1, 7; 2, 13 и др., пишет: «Ныне через сообщение с Собою Господь примирил человека с Богом Отцом, примиряя нас с Собою через тело плоти Своей и искупая нас Своею кровью» (Contra haer. Lib. 5. Cap. 14. N. 3. Migne. P. g. T. 7. Col. 1163).

«Искупить» здесь значить заплатить за нас. А это – юридический термин.

«Господь через Свое воплощение, – рассуждает тот же Святой Отец, – возвратил нас в дружбу, сделавшись Посредником между Богом и человеками (см.: 1 Тим. 2, 5), умилостивляя за нас Отца, против Которого согрешили, и Своим послушанием покрывая наше непослушание и даруя нам общение с нашим Творцом и покорность. Поэтому Он научил нас и в молитве говорить: „И остави нам долги наша“ (Мф. 6, 12), т. к. Он есть Отец наш, Коего Мы стали должниками, преступив Его заповедь» (Contra haer. Lib. 5. Cap. 17. N. 1. Migne. P. g. T. 7. Col. 1169).

Очень ясно святитель Григорий Нисский († ок. 395) определяет спасительное домостроительство как проявление и результат Божией правды и любви и других Божиих всесовершенных свойств (cм.: Orat catech. Cap. 20. Migne. P. g. T. 45. Col. 56 D – 57). «Пожелать спасти есть свидетельство благости; соделаться же искупительной ценой за обладаемого другим показывает справедливость» (Op. cit. Cap. 23. Col. 64). «Благость постигается в произволении спасти погибшего. Премудрость и справедливость показаны в способе нашего спасения. А могущество видно в том, что стал Он в подобии человеческом <…> и смерти подал о Себе надежду, будто бы она в силах по подобию людей овладеть Им; но, будучи в ее власти, совершил то, что свойственно Ему по Божеству; свойственно же свету уничтожение тьмы, а жизни – истребление смерти» (Op. cit. Cap. 24. Col. 65 B III).

В унисон со Священным Писанием Святые Отцы подчеркивают, что Иисус Христос есть добровольная Жертва за наши грехи, Жертва, Чья кровь имеет безконечную цену. Этим постоянным подчеркиванием безконечной стоимости Христовой жертвенной крови Святые Отцы отмечают правовую сторону Искупления. Немыслимо для Божией правды снисходительно прикрывать преступления людей без достойного или, точнее, без равного выкупа. Таким выкупом не могла стать кровь никакого человека, даже величайшего праведника. Только кровь Спасителя, имеющая безконечную цену ради ипостасного соединения человека с Богом в Его лице, могла быть достаточным выкупом за все человеческие грехи.

Священномученик Климент Римский пишет к коринфянам: «Обратим внимание на кровь Христа, – и увидим, как драгоценна пред Богом кровь Его, которая была пролита для нашего спасения» (Ep. I ad Corinth. Cap. 21. Migne. P. g. T. 1. Col. 256. Cap. 49. Col. 312).

Священномученик Киприан Карфагенский учит: «Христос даровал нам эту благодать, <…> искупив верующих ценою Своей крови, примирив человека с Богом Отцом» (Lib. ad. Demetr. 25. Migne. P. l. T. 4. Col. 583).

Святитель Василий Великий (330–379) размышляет: «Что может человек найти столько ценное, чтобы дать в искупление души своей? Но нашлось одно равноценное всем вместе людям, что и дано в цену искупления души нашей, – это святая и многоценная кровь Господа нашего Иисуса Христа, которую Он пролил за всех нас. Почему мы и „куплени ценою“ (ср.: 1 Кор. 6, 20)» (Homil. in Psalm. 48. Cap. 4. Migne. P. g. T. 29. Col. 440–441).

2018-02-18.2.jpg
Распятый Господь. Эскиз росписи Владимирского собора в Киеве.
Худ. В.М. Васнецов

В этом смысле богословствует и блаженный Феодорит († ок. 458): «Когда все состояли под владычеством смерти, Христос не подлежал смерти, – и как Бог, потому что имел естество безсмертное, и как человек, потому что не сотворил греха, причинившего смерть. Но Он Сам Себя предал [на смерть], как некую искупительную цену, и всех освободил от рабства смерти» (Interpret. epist. I ad Timoth. Cap. 2. Vers 6. Migne. P. g. T. 82. Col. 800 B). Тот же Святой Отец изъясняет: «Будучи неповинен и свободен от всякого греха, воздал наш долг и нас, обремененных множеством долгов и потому принужденных рабствовать, сподобил свободы, искупив нас и в цену за нас предложив собственную Свою кровь» (De providentia. Orat. X. Migne. P. g. T. 83. Col. 756 D).

Буквально так же учит и святитель Герман († 733): «Не пришел наш Владыка на Крест, дабы судить мир, но пришел, дабы пригвоздить ко Кресту рукописание падших и искупить их от древних долгов, излив в уплату за них всю кровь Свою пречистую» (Orat. I. In vivificam crucem. Migne. P. g. T. 98. Col. 224 C).

Правовое понимание Искупления параллельно с этическим взглядом у многих Святых Отцов проистекает из того, что они, строго придерживаясь Божественного Откровения, рассматривают грехопадение и Искупление в перспективе двух библейских полюсов: Адам – Христос. Исходя из слов святого апостола Павла, которым первым сопоставил Адама и Христа (см.: Рим. 5, 14; 1 Кор. 15, 22, 45), они видят в Адаме должника, а во Христе – Плательщика долга; в Адаме – вину, а во Христе – выкуп за вину; в Адаме – смерть, а во Христе – воскресение и жизнь.

Священномученик Ириней Лионский пишет: «В первом Адаме мы прогневали Бога, не исполнив Его заповеди; а во втором Адаме снова примирились с Ним, быв послушны даже до смерти» (Contra haer. Lib. 5. Cap. 16. N. 3. Migne. P. g. T. 7. Col. 1168).

Святитель Иоанн Златоуст (347–407) также в толковании на слова апостола Павла: Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою (Гал. 3, 13), дает следующее разъяснение: «Желающий разрушить эту клятву должен быть свободен от нее и должен принять на себя эту [незаслуженную] клятву <…>. Христос и принял на Себя таковую клятву и ею уничтожил заслуженную. И подобно тому как кто-нибудь невинный, решивший умереть вместо осужденного на смерть, этим избавляет его от смерти, – точно так же сделал и Христос. Поскольку Он не подлежал проклятию за преступление закона, то и принял на Себя вместо заслуженного нами не заслуженное Им проклятие, чтобы освободить всех от заслуженного, – потому что Он не совершил греха, и не было лжи в устах его (см.: Ис. 53, 9)» (In Galat. 3, 13. N. 3. Migne. P. g. T. 61. Col. 652–653).

Еще яснее святитель Иоанн Златоуст выражает свое правовое понимание Искупления словами: «Адам сделался должником, повинным смерти, и был во власти диавола; Христос не был должником и не находился в его власти, но пришел и уплатил смертью за находившегося в его власти, чтобы освободить человека от уз смерти» (Homil. in Pascha. 4. Migne. P. g. T. 52. Col. 770). Кому уплатил Христос, святитель Иоанн Златоуст не объясняет. Но из выражения «уплата смертью» видно, что здесь подразумевается уплата Божией правде, которая искала справедливого возмездия за преступления.

Во всем искупительном деле наряду с правдой огромную роль играет и любовь. Ее святитель Иоанн Златоуст прекрасно изъясняет в толковании на 1 Тим. 2, 6, где говорит о Христе, Который отдал Себя выкупом за всех: «Это было делом Его благости. Что значит: Искупление? Он намеревался наказать их и между тем не сделал этого; они должны были погибнуть, но за них Он предал Сына Своего <…>. Этого достаточно было для того, чтобы привлечь всех и чтобы показать любовь Христову. Воистину велики и неизреченны благодеяния, которые Бог оказал нам! Он принес Себя в жертву за врагов, за ненавидящих Его <…>. Чего кто-нибудь другой не сделал бы ни для своих друзей, ни для своих детей, ни для братьев, то Господь сделал для рабов» (In epist. I ad Timoth. Cap. 2. Homil. 7, 3. Migne. P. g. T. 62. Col. 537–538).

В другом месте святитель Иоанн Златоуст так выражает свое правовое понимание Искупления: «Адам согрешил – и умер; а Христос не согрешил, но также умер. Это необычайно и дивно: тот согрешил – и умер, а Этот не согрешил – и также умер. Для чего? Для того чтобы согрешивший и умерший мог чрез Несогрешившего и Умершего освободиться от уз смерти. Так бывает и в денежных делах: часто один бывает должником и, не имея возможности заплатить, содержится в узах; а другой, не будучи должником, но имея возможность заплатить, уплачивает и освобождает виновного. Так было и с Адамом» (Sermo in Pascha. 3. Migne. P. g. T. 50. Col. 438). «Он принял на Себя наказание, которое мы должны были понести от Отца, и претерпел следовавшее затем мучение и здешнее поношение» (Sermo in Ascensionem Domini. Cap. 2. Migne. P. g. T. 50. Col. 445).

Из приведенных цитат ясно, что святитель Иоанн Златоуст совершенно определенно верил в правовые отношения между людьми и Богом. Это типичный святоотеческий «юридизм».

«Юридический» взгляд на удовлетворение Божией правды встречается и у святителя Прокла, Патриарха Константинопольского († 446 или 447): «Надлежало быть одному из двух: или всем подвергнуться смерти, на которую были мы осуждены, потому что все согрешили; или для Искупления нашего должна быть дана такая цена, которою бы все требование уплачивалось вполне. Какой-нибудь человек не мог уплатить его, потому что он сам чрез грех был в этом долгу; ни ангел не мог искупить человеческого рода, потому что не находил столь великой платы. Необходимым оставалось, чтобы Бог, непричастный греху, умер за согрешивших. Это одно средство для уничтожения зла» (Orat. I – I audatio in sanctissimam Dei genetricem. Cap. 5. Migne. P. g. T. 65. Col. 685).

И святитель Афанасий Великий (296–373) движется по тем же мысленным рельсам. Для изъяснения цели Боговоплощения и Искупления в своей сотериологии (учении о спасении, – примеч. пер.) он использует Божию любовь и Божию правду. В трактате «О воплощении Слова», подчеркивая Божию любовь, он говорит, что Сын Божий «по естеству безплотен и есть Слово, однако же, по человеколюбию и благости Отца Своего, для нашего спасения явился нам в человеческом теле» (Oratio de Incarnatione Verbi. Cap. 1. Migne. P. g. T. 25. Col. 97).

Рассуждая же о появившейся как последствие греха смерти, которая первоначально не была в Божием плане, святитель Афанасий замечает, что, с одной стороны, человеку было необходимо умереть после преступления согласно справедливому Божиему приговору. Потому что «не было бы в Боге правды, если бы, когда сказано Богом, что умрешь, человек не умер». Но, с другой стороны, несообразно бы было, если бы сотворенные разумные существа навеки погибли и возвратились в небытие. «Это недостойно было бы благости Божией» (Op. cit. Cap. 6. Col. 108).

В связи с поставленным так вопросом святитель Афанасий рассуждал, что Бог, Который есть не только любовь, но и правда – не довольствовался в деле спасения лишь тем, чтобы наложить на людей покаяние, поскольку одно покаяние не способно «соблюсти справедливость в отношении к Богу», т. е. не исполнилась бы Божия правда, определившая смерть воздаянием за грех (Op. cit. Cap. 7. Col. 108). Вот почему воплотилось Слово, Логос. «Он единственный <…> стал <…> достойным пострадать за все и быть посланцем для всех от Отца» (Op. cit. Cap. 6. Col. 109).

Идея равноценного удовлетворения Божией правды, так ясно проявленная здесь, по сути чисто юридическая. «Божие Слово, во искупительную за всех жертву принеся храм Свой и телесное Свое орудие, по всей справедливости воздало долг» (Sermo major de fide. 6. Migne. P. g. T. 26. Col. 1268).

Святитель Афанасий Великий подчеркивает во многих местах своего трактата «О воплощении Слова» Божию правду как фактор Искупления. Поскольку телесный человек согрешил, то и Слово «приемлет на Себя тело, – и тело, не чуждое нашему <…>, от <…> неискусомужной Девы, тело чистое», которое послужило Ему орудием. «И таким образом, у нас заимствовав подобное нашему тело, потому что все мы были повинны тлению смерти, за всех предав его смерти, приносит Отцу. И это совершает Оно по человеколюбию». Так Своей смертью Он побеждает смерть для нас. Хотя и всесилен, Он не уничтожил смерть прежде Своей крестной смерти, потому что «несообразно было бы отменить закон прежде исполнения его» (опять ясное проявление идеи Божией правды!). В том же духе святитель Афанасий продолжает: Логос берет на Себя тело, которое приносит как жертву. Поскольку, соединившись ипостасно с Богом-Словом, это тело было достаточным за смерть всех грешников. Так, цитируем дословно, «Слово Божие, будучи превыше всех, и Свой храм, Свое телесное орудие, принося в искупительную за всех цену, смертью Своею совершенно выполнило должное, и таким образом <…> нетленный Божий Сын, как и следовало, всех облек в нетление обетованием воскресения» (Oratio de Incarnatione Verbi. Cap. 8 –9. Migne. P. g. T. 25. Col. 109–112).

Этот правовой взгляд на Искупление Александрийский святитель подтверждает в том же своем трактате словами: «Т. к. надлежало, наконец, всем людям уплатить свой долг (а долг состоял в том, что все люди были повинны смерти, что преимущественно и было причиною пришествия Иисуса Христа на землю): посему Он, доказав Свою Божественность делами Своими, принес, наконец, и жертву за всех людей, предав на смерть храм Своего тела, дабы чрез это <…> сделать нас неповинными и свободными от древнего преступления <…>. Смерть была необходима; непременно надлежало быть смерти за всех людей, потому что надлежало быть уплате общего долга, лежавшего на всех людях. Для сей цели Слово <…> восприяло плоть смертную, дабы ее, как Свою собственную плоть, принести в жертву за всех людей, и дабы плотию претерпеть за всех смерть <…>, „да смертию упразднит имущаго державу смерти, сиречь диавола, и избавит сих, елицы страхом смерти чрез все житие повинни беша работе“ (Евр. 2, 14–15)» (Op. cit. Cap. 20. Migne. P. g. T. 25. Col. 129 D – 132 ABC).

Правовой элемент Искупления подробно развит у святителя Василия Великого в его толковании на Пс. 48, 7–8. Обстоятельно раскрывая мысль, что никакой человек, даже наиправеднейший, не может дать выкуп ни за своих братьев, ни за свою собственную душу, великий каппадокиец говорит: «Предлагаемое в выкуп должно быть не однородно с порабощенными, но в большей мере превышать их цену <…>. Брат не может искупить брата своего, и каждый человек – сам себя <…>. Но и вообще человек не имеет такой власти и пред Богом, чтобы умилостивлять Его за грешника, потому что и сам повинен греху. <…> Итак, не брата ищи для своего искупления, но Богочеловека Иисуса Христа, Который Един может дать Богу „измену“ за всех нас, потому что Его „предположи Бог очищение верою в крови Его“ (Рим. 3, 25)» (Homil. in Psalm. 48, 3–4. Migne. P. g. T. 29. Col. 437 С – 440 С).

Блаженный Феодорит глубокомысленно рассуждает, что Бог «не восхотел единою властию даровать нам свободу, одно милосердие вооружить на поработившего себе род человеческий, чтобы милосердия сего не назвал он несправедливым; но пролагает путь, и исполненный человеколюбия, и украшенный правдою» (De providentia. Orat. X. Migne. P. g. T. 83. Col. 747 С). «И как, задолжав, [наше естество] не в силах было заплатить долга, то Сам Владыка премудро примышляет уплату долга и, прияв на себя члены сего естества, как бы имущество какое, в премудром и правдивом домостроительстве и долг уплачивает, и естество освобождает ими» (Op. cit. Col. 753 C).

Преподобный Исидор Пелусиот († ок. 450) учит: «Когда естество человеческое дошло до неистовства, мучительство грехов стало несносно, <…> тогда Бог в цену искупления дал Единородного <…>. Ибо за всех принесена единая и достоинство всех превышающая жертва <…>, чтобы вместе и правда была явлена, и открылся преизбыток благости» (Epistolar, lib. IV. Epist. 100. Migne. P. g. T. 78. Col. 1165 AB).

Эту изначальную мысль о любви и правде как факторах Искупления перенимает и святитель Григорий Палама (1296–1359), чтобы передать ее как драгоценное достояние последующим поколениям. Господь стал Богочеловеком, пишет он, для спасения человеческого рода. «Ибо если бы Он не был Человеком, то невозможно было бы Ему пострадать <…>. Вот почему ради этого Он подверг Себя смерти, которой не был должен, но которой Он подвергся ради нас, дабы нас, подвергнувшихся смерти в силу долга искупить от рабства диаволу и смерти; смерти же, имею в виду, и по духу, и по телу, во времени и в вечности; потому что за нас – повинных по причине греха, – дав в искупление Свою – невинную по причине безгрешности – кровь, Он искупил нас от вины…» (Homil. 16. Migne. P. g. T. 151. Col. 212 ABС).

Великий Русский святой XVIII века святитель Тихон Задонский (1724–1783), непрестанно поучавшийся в творениях Святых Отцов и вполне усвоивший их богословие, также находит в искупительном Христовом деле и любовь, и правду. В частности, о правде он говорит так: Единородный Божий Сын «за нас пострадал и умер, и тем страданием и смертью умилостивил Отца Небесного и нас примирил [с Ним]. Так ту казнь, которой мы повинны были, Он на Себя взял, и так за нас вступился, так нам заслужил отпущение грехов, и через грех последующей вечной казни избавил…» (Творения, издание 6-е. Т. 1. М., 1898. С. 27).

Классически ясно Божия правда и Божия любовь подчеркнуты у святителя Кирилла Иерусалимского (315–386) в следующих его рассуждениях об Искуплении: «Мы были врагами по причине греха; и Бог определил смерть грешнику. Которое же из двух долженствовало быть: по правосудию ли надлежало умертвить, или по человеколюбию нарушить определение? Но примечай премудрость Божию: Он сохранил и истину определения (т. е. правду, – примеч. архим. С.), и силу человеколюбия (т. е. любовь, – примеч. архим. С.). Вознес Христос грехи на теле на древо, да смертию Его мы от грех избывше, правдою поживем (см.: 1 Пет. 2, 24). Немаловажен был умерший за нас; не чувственный был Агнец; не простой был человек; не Ангел только был, но Бог вочеловечившийся. Не столь важно было беззаконие грешников, сколько важна правда умершего за них. Не столько мы согрешили, сколько сделал правды Положивший за нас душу Свою…» (Catech. 13. Cap. 33. Migne. P. g. T. 33. Col. 812 C – 813 A).

Тот же Святой Отец, еще убедительнее доказывая достаточность Христовой удовлетворительной жертвы за всех, учит: «Не удивляйся тому, что мир весь искуплен, ибо Тот, Кто умер за него, не был простой человек, но Сын Божий Единородный. Грех одного человека Адама мог нанести смерть миру. Если же единого прегрешением (см.: Рим. 5, 17) смерть воцарилась в мире, то не паче ли правдою Единого жизнь воцарится? И если тогда за вкушение от древа изгнаны из рая, то не удобнее ли ныне посредством древа Иисусова войдут верующие в рай? Если первосозданный из земли нанес всемирную смерть, то Создавший его из земли не может ли принести Жизни Вечной, Сам будучи Жизнь?» (Op. cit. Cap. 2. Col. 773 A).

2018-02-18.jpg
«Шествие на Голгофу». Балканская фреска, XIV век
 
Святитель Григорий Нисский, также стремясь проникнуть в тайну Искупления и целительный смысл страданий, подъятых Богочеловеком для нас и вместо нас, учит: Всевышний, «соединившись с принятым Им образом раба и став едино с ним, усвояет немощи раба. И как бывает у нас по связи между членами, если что случится с оконечностью ногтя, то все тело разделяет боль с страждущим членом, т. к. сочувствие проходит по всему телу, – так соединившийся с нашим естеством усвояет и наши немощи, как говорит Исайя: „Той недуги наша прият и болезни понесе“ (Мф. 8, 17), подвергшись язвам за нас, чтобы язвою Его мы исцелели (см.: Ис. 53, 4–5); не Божество потерпело язвы, но соединенный с Божеством чрез единение человек, естество которого может быть доступно уязвлению. Совершается же сие для того, чтобы разрушить зло тем же путем, каким оно вошло. Поелику смерть вошла в мир ослушанием [первого] человека, то изгоняется она послушанием второго Человека (см.: Рим. 5, 12–19). Посему [Господь] бывает послушным „даже до смерти“ (Флп. 2, 8), чтобы уврачевать послушанием преступление преслушания, а воскресением из мертвых уничтожить вошедшую преслушанием смерть, ибо воскресение человека от смерти есть уничтожение смерти» (Advers. Apollinar., 21. Migne. P. g. T. 45. Col. 1165 AB).

Святые Отцы поразительно хорошо знали и с благодатным проникновением толковали Священное Писание. Они не могли, будучи верными учениками Божественного Откровения, представлять Искупление иначе, кроме как равнозначным проявлением Божиих любви и правды, потому что Бог есть одновременно и любовь, и правда.

Святитель Василий Великий прекрасно поясняет гармонию этих двух качеств, говоря: «Милость у Него (Бога) не без суда, суд не без милости. Прежде суда любит милость, и после милости приходит на суд. У Него сопряжены между собой милость и суд, чтобы одна милость не произвела в нас расслабления и один суд не довел до отчаяния» (In Psalm. 32, 5. Cap. 3. Migne. P. g. T. 29. Col. 332).

Перевод с болгарского языка Анны Самсоновой


___________________
* Одно из немногих замечательных изданий в море секулярной прессы, которое рассказывает о событиях прошлых и нынешних дней с православной точки зрения. Это некоммерческое издание, существующее на средства пожертвователей (трудятся в ее редакции также во славу Божию). 
   Для множества православных из глубинки и не имеющих интернета печатная версия газеты, выходящая 2 раза в месяц, является практически единственным источником актуальной и взвешенной информации. А у многих подписчиков не хватает средств к полноценной оплате (700 р. за полгода). Поэтому мы призываем оказать посильную финансовую поддержку редакции и ее читателям. 
  Телефон редакции (отдел подписки): 89153536998.


См. по теме:  
Бог справедлив и любвеобилен одновременно: Искупление – дело Божественной любви и Божественной правды  

Господь, кого любит, того наказывает: Объяснение Церкви о недоумениях относительно посылаемых Благим Богом скорбей и болезней  

Сердце Христианской веры: Архим. Серафим (Алексиев) о святоотеческом толковании догмата об Искуплении  

Учение об Искуплении: Отзыв на новый Катехизис митрополита Илариона (Алфеева)  

ПОНЯТИЕ О ЕРЕСИ И РАСКОЛЕ: свт. Игнатий (Брянчанинов) I. Ересь - ложное учение о христианстве 


Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Впервые в мире: Власти России наносят сокрушительный удар по личному и государственному суверенитету

Преобразование традиционного человеческого общества в общество «цифровое» будет иметь непоправимые последствия! За бурным потоком информационных сообщений, связанных с последними политическими и церковно-общественными событиями, большинство граждан совершенно не видит самого главного – надвигающейся на всех и каждого системы беспросветного цифрового рабства...


Переворот: Правительство готовится передать власть Сбербанку (+ОБРАЩЕНИЕ)

16 ноября 2018 года многие издания и информационные агентства продублировали впервые опубликованную в «Известиях» статью «Паспорт без переплат: Сбербанк готов выдавать электронный документ», в которой говорилось: «Сбербанк готов выдавать в своих отделениях с функцией госуслуг электронные паспорта...


Необходима зачистка в Церкви: Московские экуменисты хотят переиграть экуменистов фанарских с помощью папы Римского

Сегодня вопрос о единстве православной Церкви встает со всей остротой не только для богословов, но и для каждого православного. С теми, кто создал себе идола в виде «гуманистического бога», с теми, кто Св. Предание Церкви заменяет «преданиями человеческими» в новомодных философских обертках и политическими...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Фотогалерея
Полезно почитать

Сегодня массированной атаке подвергается Православие, Царь, государство, народ, семья: Беседа с главредом РИА «Катюша» А.Б. Цыгановым

Беседа с  главным редактором православно-патриотического СМИ РИА «Катюша» а также сопредседателем Координационного совета патриотических сил Санкт-Петербурга и области, сопредседателем Гражданского комитета возрождения науки и образования, руководителем экспертного совета Общественного уполномоченного по защите семьи, многодетным отцом Андреем Борисовичем Цыгановым...


Возрождение Русского духа, казачества, через него – Монархии: Беседа с о. Василием Извековым, племянником патриарха Пимена (+ВИДЕО)

Рубрику «Год Царской Голгофы» продолжает беседа со свидетелем и преемником уникального опыта Церкви исповеднической, хранившей и возжигавшей пламень веры в эпоху безбожного гнета, племянником четырнадцатого Патриарха Московского и всея Руси Пимена (1971–1990) протоиереем Василием Извековым...


Чтобы Русь стала Святой: Рано или поздно, но каждый окажется перед выбором – остаться верным или предать

Сегодня в рубрике «Год Царской Голгофы» своими размышлениями о ситуации в Церкви и стране и чаемом воскресении Руси делится протоиерей Алексий, настоятель храма великомученика Георгия Победоносца на погосте Камно под Псковом...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100