Понедельник, 22 Октября 2018 г.
Духовная мудрость

Прав. Иоанн Кронштадтский об экуменизме
К стыду нашему мы должны сознаться, что у многих из христиан православных не только нет в сердце и в жизни веры православной,.. она у них ...обратилась в совершенное безразличие относительно какой бы то ни было веры: католической, лютеранской, иудейской, магометанской, даже языческой. Слышим, что во всякой вере можно угождать Богу, то есть будто бы всякая вера угодна Богу... Вот, до чего затмилось понятие о Православии, о неправославии и иноверии!
Прав. Иоанн Крондштадский об экуменизме

Прп. Паисий Святогорец о гностиках
Снова определенные «гностики» станут пеленать своих духовных чад как младенцев, как бы для того, чтобы не унывали: «Не имеет значения, это ничего, достаточно внутренне веровать», – в то время, как видим апостола Петра, который внешне отрекся от Христа.
Прп. Паисий Святогорец о печати антихриста

Златоуст о врагах
Живи в мире с врагами, но со своими врагами, а не с врагами Божиими.
Свт. Иоанн Златоуст

Свт. Серафим о Церкви и лжецерквах
Церковью, как учрежденною Самим Богом для нашего спасения, можно называть в строгом смысле только одно общество истинно верующих христиан. Называть же церковью каждое из еретических обществ – это значит не иметь правильного понятия о Церкви и попирать нашу веру и догмат о Церкви.
Свт. Серафим (Соболев) о Церкви и лжецерквах

Свт. Иоанн Златоуст об «иудейско-христианском диалоге»
Если ты уважаешь все иудейское, то что у тебя общего с нами?.. Если бы кто убил твоего сына, скажи мне, ужели ты мог бы смотреть на такого человека, слушать его разговор?
Свт. Иоанн Златоуст об «иудейско-христианском диалоге»

В кулуарах

Военный художник: Максим Фаюстов пишет картины о подвигах Русских героев разных лет
...Выпускник Российской академии живописи, ваяния и зодчества И. С. Глазунова, автор известных картин «Русский герой – Евгений Родионов» и «Шестая рота» (о легендарных псковских десантниках). Подвиги героев – как прошлого (св. Димитрия Донского, Ивана Сусанина, Космы Минина…), так и в особенности современные (например, участников Чеченской войны) являются ключевой темой его творчества...

Пока не прославленный Церковью, но не Богом: Размышления о Григории Ефимовиче Распутине после Царского крестного хода
На Крестных ходах ничего не бывает случайным. Вспоминаю 2000-й год. Крестный ход «Покаяние за Царя», Нижний Новгород - Дивеево, 7-17 июля. Дважды на Крестном ходе являла чудеса обыкновенная фотография Цесаревича Алексея Николаевича Романова. В храме села Богоявления с головы и лица Цесаревича потекло...

Ученик до гроба: Об отношении христианина к старости, дряхлости и подготовке к смерти
...По обыкновенному, естественному ходу человек достигает полного развития ума своего в тридцать лет. От тридцати до сорока еще кое-как идут вперед его силы; дальше же этого срока в нем ничто не подвигается, и все им производимое не только не лучше прежнего, но даже слабее и холодней прежнего...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Цифровая продажа Родины: Между IT-технологиями и созданием глобальной базы данных Big Data упорно ставят знак равенства
Цифровая продажа Родины: Между IT-технологиями и созданием глобальной базы данных Big Data упорно ставят знак равенства

Как мы уже писали, 19 июля, на заседании Совета по стратегическому развитию при Президенте направление «Цифровая экономика» было включено в перечень основных направлений стратегического развития РФ до 2018 года и на период до 2025 года, а правительственный проект программы «Цифровая экономика» одобрен «в основном». 

Цель программы состоит в том, чтобы «создать экосистему цифровой экономики Российской Федерации, в которой данные в цифровом виде будут являться ключевым фактором производства во всех сферах социально-экономической деятельности». По заявлению главы минкомсвязи Никифорова, «главная идея программы "цифровая экономика", или экономики данных, состоит в том, чтобы создать в России определенный набор условий для запуска и ускорения цифровизации привычного жизненного и экономического уклада».   

Параллельно с продвижением программы «Цифровой экономики» на высшем государственном уровне, Герман Греф, участник упомянутого заседания, глава Сбербанка, член международного совета J.P. Morgan Chase, продолжает свою информационную активность форсайт-«евангелиста» (а точнее искусителя), неся в мир проповедь о том, что в ближайшем будущем нас ждет «цифровой рай» и как всем нам нужно приблизить этот момент.  

Так, например, 21 июля в Калининграде на лекции в БФУ им. Канта он прямо заявил: «Все мы будем абсолютно прозрачны для цифрового мира. Практически ничего не удастся скрыть. Далеко не все готовы смириться с таким положением дел, но это ключевой тренд на ближайшие годы». Греф уже не первый год «подготавливает» нас к этому.  

И не просто подготавливает, но всячески приближает это «неизбежное» будущее. Там же в Калининграде он анонсировал запуск проекта «Безналичный Калининград», аналогичный тому, что уже реализуется в Татарстане (см.: Finopolis-2016 – антихристианский переворот в РФ: Власть захватывают банки. В стране появился безналичный город). Основной целью проекта является перевод всего населения на безналичные расчеты.  

Но, как и в Татарстане, это не просто переход на безналичные расчеты. В выдаваемой всем в рамках проекта карте совмещены: банковская дебетовая карта, СНИЛС, ОМС, проездной, данные паспорта и т.д. Теперь ваша жизнь (что вы купили, маршрут вашего передвижения, состояние вашего здоровья и т.д.), действительно, не является секретом для Сбербанка. Действительно, наступает то самое «прозрачное» будущее, о котором говорил Греф — при самом активном и непосредственном участии последнего.  

Все вроде бы неплохо. Всех «бес-платно» переводят на безналичные расчеты. Нашу жизнь делают «удобнее», а экономику «эффективнее». Ну а всеобщая информационная прозрачность — это неизбежная расплата за «счастливое» цифровое будущее, с которой уже ничего не поделаешь. «Цифровизация экономики», «развитие», «прогресс», «XXI век» — все красивые слова.  

Но действительно ли все так «прекрасно», с одной стороны, и «неизбежно», с другой? Действительно ли это так выгодно населению и государству (властям)? Что скрывается за вывеской «цифровой экономики»?  

Главный стержневой узел «цифровой экономики» — как её сегодня реализуют — это даже не безналичные расчеты сами по себе, не повсеместный доступ к интернету, не интернет-вещей, не дополненная (виртуальная) реальность и т.п. Нет. Главное — big data (большие данные), огромные объемы данных о реальных людях и их действиях, которые создает «цифровая экономика», и технологии их обработки. Собственно, глава минкомсвязи и называет «цифровую экономику» — «экономикой данных». Именно здесь и таится главная опасность.  

«Строители» цифрового будущего представляют big data неизбежностью, неотъемлемой частью «цифровой экономики». Хотя, на самом деле, использование интернета, безналичных расчетов и всего того, что действительно сокращает издержки, упрощает нашу жизнь, вовсе не связано с big data! 

Телефонный разговор сокращает расходы, ускоряет рабочий процесс, но вот его хранение и анализ экономическому росту, в целом, никак не помогает. Использование интернета и обработка данных о всех ваших действиях в интернете — это две большие разницы. Безналичные расчеты и анализ ваших личных безналичных платежей — это не одно и тоже.  

Между IT-технологиями и тотальной обработкой информации о ваших действиях нельзя ставить знак равенства, но его почему-то упорно ставят, и мало кто замечает эту подмену.  

Важно понять: big data — это крайне опасная вещь, которая в потенциале несёт небывалые угрозы как государству (политическому строю), так и населению страны. И это не «страх» перед новой технологией как таковой — это трезвая оценка возможностей этой технологии. Ядерные технологии можно использовать в разных целях — так и здесь. 

О неизбежности использования новых технологий, в общем и целом, можно говорить, т.к. они зачастую дают ощутимые экономические выгоды, а значит этот процесс всегда будет естественно развиваться. Но говорить о неизбежности применения всех (или каких-то конкретных) новых технологий, о неизбежности сбора и обработки данных о всем населении никак нельзя. Здесь все зависит от властей — какое будущее решат построить, такое оно и будет.  

Итак, есть ли экономические выгоды для государства от «цифровой экономики»? Да — снижение транзакционных издержек. Хорошо. Но может ли «цифровая экономика» стать каким-то новым локомотивом роста в XXI веке? Нет. «Цифровая экономика» — лишь часть реальной экономики, отдельные бизнес-процессы, ушедшие в IT-сферу.  

Хлеб, как и раньше, нужно выращивать, даже если есть возможность его заказа в интернете. Человек существует в материальном мире и его материальные потребности от всеобщего «перехода на цифру» никуда не денутся (не говоря уже о духовной основе глобализационных процессов. См.: «Вопросы духовной безопасности в информационном обществе»: Доклад митр. Владимира Почаевского + Резолюция круглого стола УПЦ МП от 6 сентября 2016 г.).

«Цифровая экономика» может улучшить отдельные сферы и отрасли экономики, а некоторые даже преобразовать. Но никакого фундаментального решения экономических вопросов она, в принципе, дать не может.  

С выгодами понятно, а что с угрозами? «Цифровая экономика», как было сказано, создает колоссальные массивы информации о всем населении, о его действиях. Те самые big data. Кто будет контролировать эти данные, тот будет иметь влияние на все население, а, значит, и все государство.  

Будут ли эти данные контролировать только и исключительно российское государство, в лице государственных банков, профильных министерств и специальных служб? Очень сомнительно.  

К этой информации обязательно захотят получить доступ «западные партнеры». А имея неограниченные финансовые и технологические возможности, они получат этот доступ — можно не сомневаться.  

Собственно, уже сегодня они обладают большей частью подобных данных — ваши смартфоны и планшеты работают на iOS или Android, на персональном компьютере у вас установлена Windows, а карта вашего банка — это Visa или MasterСard. И это не говоря уже про «железо»: платежная и сетевая инфраструктура, сами хранилища данных — очень многое made in USA или design in USA.  

И с этим ничего не поделаешь в ближайшие годы. Но почему-то перевести всю страну на «цифру» с обязательной обработкой big data в эти годы кому-то очень нужно. Что это — глупость или сознательное вредительство? 

Никто не предлагает отказаться от высоких технологий! Но зачем производить «оцифровку» всего населения (т.е. применить лишь одну конкретную технологию) с гарантией передачи этой информации странам НАТО — не очень понятно.  

Таким образом, ради неясных выгод, государство само создает условия для серьезного влияния на себя. Можно больше сказать: любые выгоды государства от использования big data (в текущем, во всеобъемлющем и незащищенном виде) никак несоизмеримы с рисками от потенциальной утечки полученной информации к другим государствам

Что касается населения, то тут все проще. Да, выгоды населения от использования IT-технологий есть. Но вот искусственное создание и безальтернативное внедрение «цифровой экономики» с использованием big data (во всеохватывающем виде) открывает реальные перспективы для построения самой изощренной диктатуры, для материализации самых невероятных антиутопий — Оруэллу такое даже и не снилось.  

Можно провести простую аналогию. Если по всей стране государство начало строительство баз отдыха и пансионатов на сотни тысяч человеко-мест с 3-х метровыми заборами и специальными выступами вокруг окон, на которые легко могут быть установлены решетки, то населению стоит задуматься, а не будет ли данный инфраструктурный проект в сфере туризма использован каким-то иным образом.  

Если все население в принудительном порядке и «бесплатно» переводят на «цифру», не оставляя при этом альтернатив (или что ещё хуже — искусственно делая их невыгодными), то это реальный повод задуматься о том, как эта новая «цифровая» реальность будут использоваться государством. Сегодня может быть все хорошо, а что будет завтра? 

Нам скажут, что это какая-то конспирология, что на самом деле все будет, как и раньше. Не очень понятно на чем основан такой оптимизм. Посмотрите на Китай. Там уже идут социальные эксперименты с использованием big data над миллионами китайцев, которые в дальнейшем могут быть распространены на все население страны.  

Приведем отрывок из недавней статьи китаеведа Ковачича: 
   «Всевидящее око XXI века пришло в Китай. И имя ему – система социального кредита. <...> Госсовет КНР в 2014 году опубликовал новый документ – "Программу создания системы социального кредита (2014-2020)" <...> Из программы следует, что к 2020 году не только каждая компания, но и каждый житель материкового Китая будет отслеживаться и оцениваться этой системой в режиме реального времени. Рейтинг доверия физлиц будет привязан к внутреннему паспорту. Рейтинги будут публиковаться в централизованной базе данных в интернете в свободном доступе
   Обладатели высокого рейтинга будут пользоваться различными социальными и экономическими льготами. А тем, у кого рейтинг будет плохой, придется страдать – на них обрушится вся мощь административных санкций и ограничений. Главная задача, и это прямым текстом указывается в "Программе Госсовета", – чтобы оправдавшие доверие пользовались всеми благами, а утратившие доверие не могли сделать ни шагу <…>  
   Система уже работает в пилотном режиме примерно в тридцати городах Китая. Передовиком в этом деле стал город Жунчэн в провинции Шаньдун. Всем жителям города (670 тысяч человек) дается стартовый рейтинг 1000 баллов. Далее, в зависимости от их поведения, рейтинг либо растет, либо падает. Разрозненная информация о жизни и деятельности гражданина поступает из муниципальных, коммерческих, правоохранительных, судебных органов в единый информационный центр, где обрабатывается с помощью технологии big data, и рейтинг гражданина, соответственно, либо повышается, либо снижается. В Жунчэне единый информационный центр анализирует, ни много ни мало, 160 тысяч различных параметров из 142 учреждений. Активно приветствуется и система доносов. Гражданину, сообщившему куда следует о всяких нехороших делах своего соседа, полагается как минимум пять баллов
   Какого-либо единого документа, где было бы четко прописано, что делать можно, а что нельзя и что за это будет, система не предполагает. Известно лишь, что если твой рейтинг больше 1050 баллов, то ты образцовый гражданин и маркируешься тремя буквами А. С тысячей баллов можно рассчитывать на АА. С девятьюстами – на B. Если рейтинг упал ниже 849 – ты уже подозрительный носитель рейтинга C, тебя выгонят со службы в государственных и муниципальных структурах. 
   А тем, у кого 599 баллов и ниже, несдобровать. Их записывают в черный список с припиской D, они становятся изгоями общества, их не берут почти ни на какую работу (даже в такси с черной меткой D работать нельзя), не дают кредиты, не продают билеты на скоростные поезда и самолеты, не дают в аренду автомобиль и велосипед без залога. Соседи от тебя шарахаются, как от огня, ведь не дай Бог кто-то увидит, как ты общаешься с человеком D, на тебя сразу донесут, и твой рейтинг тоже стремительно пойдет вниз» [см.: «Большой брат 2.0. Как Китай строит цифровую диктатуру» // carnegie.ru/commentary/71546]. 

Короче говоря, это не какие-то фантазии, это уже реальность. Big data открывают возможности для анализа и оценки всех ваших действий, делает вашу жизнь полностью «прозрачной» перед государством. А переход на безналичные расчеты и прочая «оцифровка» экономики делает возможным отключение вас от экономической системы, от потребления экономических благ. В итоге создаются все условия для настоящего «электронного концлагеря». 

Что же делать? 

Во-первых, все должны понять то, что «цифровая экономика», IT-технологии могут быть реализованы без применения big data во всеобъемлющем, всеохватывающем виде. Использование высоких технологий не означает и не требует с необходимостью «оцифровки» всех действий населения и дальнейшего использования полученной информации.  

Во-вторых, необходимо добиться, как минимум, трёх концептуальных  ограничений на законодательном уровне, которые жизненно необходимы для сохранения свободы и безопасности.  

Первое. Вопрос альтернативы. Необходимо сохранить все не-цифровые альтернативы в нашей жизни — от наличных денег до почтовых отправлений.   

Второе. Вопрос сбора, хранения и обработки данных. Необходимо создать такие условия, при которых данные, при наличии технической возможности, передавались человеком сознательно и исключительно на добровольной основе. Это должно быть сложнее, чем формальная галочка, означающая согласие на обработку «персональных данных». 

Далее. Очень важно запретить создание единого реестра данных — одной базы данных, в которой собиралась бы вся информация о человеке (см.: Остановить создание единого реестра: Обращение общественности к президенту против проектов «Электронная Россия» и «Цифровая экономика»). Все данные не должны храниться и обрабатываться в одном месте, одними структурами, одними людьми.  

Ещё можно обосновать выгоды от применения big data в какой-то одной сфере жизни, в одной области и, соответственно, можно понять желание собрать обезличенную информацию в этих сферах (например, информацию об автомобильном движении, о потреблении отдельных видов товаров и услуг). Но для сбора данных о всех действиях человека нет никакой практической необходимости (разве что для повторения коммунистического эксперимента над обществом и установления диктатуры). В реальной жизни минздраву не важен маршрут вашего передвижения, как и минтрансу ваша медицинская карта.  

Кроме того необходимо позаботиться о том, чтобы все собираемые данные были бы надежно защищены, а их утечка предусматривала бы строгое наказание виновных. 

Третье. Вопрос использования данных. Использование результатов анализа данных должны быть ограничены — сам анализ допустим, но не допустимо использование результатов этого анализа в отношениях между государством и конкретным гражданином. 

Поясним: можно анализировать административные правонарушения населения, но нельзя на основании этого анализа осуществлять какие-либо санкции, меры наказания или поощрения в отношении конкретного лица. Big data не должны стать основанием для репрессивных (и любых других) действий государственной машины. 

Да, мы вступаем в новую реальность. Но эта реальность не является чем-то неизбежным и неподвластным людям, как нам об этом заявляют. Есть все основания полагать, что за такими заявлениями кроется желание построить свою собственную версию будущего (с тотальной информационной прозрачностью перед государством). Просто те, кто это желает, пытается выдать свою модель будущего как нечто неизбежное — нам предлагают опустить руки и принять всё как естественное и неумолимое развитие событий. 

Нам рассказывают о неизбежности «цифрового рая», а на самом деле все движется к «электронному концлагерю», причем (как мы писали*) с коммунистическим душком.


Источник: Сегодня.Ру
http://www.segodnia.ru/content/190298

___________________


См. также:


Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Электронные паспорта для «биообъектов»: Святые предупреждают об опасности тоталитарной диктатуры нового типа

9 октября 2018 года многие информационные агентства сообщили о готовящемся в РФ поэтапном введении с 2021 года электронных паспортов со ссылкой на газету «Ведомости». Газета опубликовала статью «Правительство обсуждает замену бумажных паспортов на электронные» с очень любопытным подзаголовком «Они дадут...


«В год столетия Русской Царской Голгофы...»: Резолюция конференции «Цифровизация российского общества»

16 сентября 2018 года в г. Перми состоялась конференция на тему «Цифровизация российского общества как уничтожение богоданной свободы человека. Время исповедничества наступило». На Конференции были заслушаны выступления священнослужителей Русской Православной Церкви, экспертов в области геополитики, правоведения, общественных деятелей. По итогам собрания...


«Православная экуменическая теология»: Константинополь при участии митр. Илариона (Алфеева) запустил еретическую образовательную программу

Помимо вполне классических предметов, однако, есть и такие: миссиология, экуменическая теология, экология и межконфессиональный диалог, современные православные экуменические деятели (!!!), православная феминистическая герменевтика (!!!) и прочие.


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Фотогалерея
Полезно почитать

Воспитывать носителей Царской идеи: Беседа с о. Михаилом Ломакиным, установившим в своем поселке памятник Государю

В 2016 году на территории России насчитывалось 25 памятников святому Императору Николаю II и святой Царской Семье. Всего 25 памятников на огромную страну, где практически в каждом населенном пункте имеются идолы, проспекты или улицы Ленина и иных богоборцев и террористов. 25 против сотен тысяч – есть...


К чему нам готовиться?: Беседа об обстановке в Церкви, России и мире

Незаконные действия Константинопольского Патриарха Варфоломея взволновали верующих. Не имея на то канонического права, «восточный папа», как его теперь называют, «дает автокефалию» украинским раскольникам – т. н. «киевскому патриархату». Об этом, а также об общей обстановке и насущных проблемах церковной...


Прошло 100-летие Русской Голгофы, и пришло время жатвы: О. Павел Буров о неимении всецерковного покаяния перед Царем

Выучили ли мы уроки истории? Будет ли еще время на осознание? Есть время разбрасывать камни и время собирать их (см.: Еккл. 3, 5). Все надо делать вовремя... Есть законы физические и есть духовные. У Святых Отцов сказано, что прощение преподается сердцу кающемуся. Как можно прощать человека, который не понял своих ошибок, не собирается каяться, менять ситуацию?..


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100