Понедельник, 20 Мая 2019 г.
Духовная мудрость

Свт. Серафим о Церкви и лжецерквах
Церковью, как учрежденною Самим Богом для нашего спасения, можно называть в строгом смысле только одно общество истинно верующих христиан. Называть же церковью каждое из еретических обществ – это значит не иметь правильного понятия о Церкви и попирать нашу веру и догмат о Церкви.
Свт. Серафим (Соболев) о Церкви и лжецерквах

Прп.Паисий о диктатуре +

Скоро имеющие телевизор будут его смотреть, а другие в это же время будут смотреть на них самих! Люди будут и наблюдать, и подвергаться наблюдению. Вся их жизнь, все, что они говорят, что делают - все будет контролироваться с помощью компьютера. Видишь, какую диктатуру задумал диавол?

Прп. Паисий Святогорец

Сщмч. Иларион (Троицкий) о Православии
Христианская жизнь возможна только в Церкви; только Церковь живет Христовой жизнью.
Сщмч. Иларион (Троицкий) о Православии

Прп. Серафим о монархии
В очах Божиих нет лучшей власти, чем власть православного царя.
Прп. Серафим Саровский о монархии

Томос о "боге" мухаммеда
Мусульмане под именем Бога поклоняются мысленному идолу, жалкому измышлению жалкого ума Мухаммеда.
Томос Константинопольского Собора о «едином Всевышнем» с исламистами

В кулуарах

«Розовый оптимизм» в вопросах глобализации опасен: В.П. Филимонов о преступной лояльности к мировым процессам
...До сих пор многие православные, включая представителей духовенства, не хотят видеть, что на планете Земля вступило в решающую фазу построение новой «цифровой» цивилизации, которое может иметь для человечества самые катастрофические последствия. Причём, это происходит на фоне небывалого нравственного...

О распятой России: Пророческие и целительные для Русских труды свт. Николая Сербского
«Сколько бы сатана ни выглядел умным в своих собственных глазах, он глуп во всех своих кознях против святой Небесной логики. И рука сатаны не коснется души Русского народа: Господь не попустит. И сила иудействующих в России не означает их победы, но только прелюдию к Русской победе. Как и в случае с...

Настольные Русские книги: О значении насущного золотого слова митрополита Иоанна (Снычева)
...Из уст Владыки прозвучало слово, которого заждалась православная Россия, весь народ. Слово правды и напутствия, гнева и боли, обличения и взыскующих вопросов. Слово надежды и горячей уверенности в том, что если заблудившиеся люди вернутся к Богу, Россия возродится и народ Русский не погибнет. На краю...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Почти вся Урмия ушла мучениками на Небо: Забытая страница русского апостольства в Иране
Почти вся Урмия ушла мучениками на Небо: Забытая страница русского апостольства в Иране
 
Нам, как православным христианам, не может не быть прискорбно, что Православие не заявляется в мире, между тем как мир определен именно Православию, потому что не для водворения же папы в католичестве и не для размножения пап до предельной цифры народонаселения в протестантстве являлся Сын Божий на земле, а для основания единой Святой Соборной и Апостольской Церкви ко спасению людей, какова есть Церковь Православная. Итак, заботиться о явлении миру Православия, а для того о развитии заграничного миссионерства – есть первейший долг наш, Богом наложенный на нас. Не в ущерб внутренним миссиям будет это, а, напротив, в большую им помощь и в вящее развитие их. Одни внутренние миссии без заграничных – это одно крыло птицы без другого: птица может перепархивать и тем двигаться вперед, но сильно и быстро лететь не в состоянии», – писал выдающийся Русский миссионер святой равноапостольный Николай Японский († 1912).

К сожалению, в настоящее время история дореволюционных миссий Русской Церкви – как внутренних (направленных на просвещение иноверцев, раскольников и сектантов в России), так и особенно внешних, заграничных – малоизучена и фактически забыта. Между тем она весьма назидательна – и как свидетельство о прежних мощи, богатстве, мудрости церковного устройства в Царской России и величии духовного облика ее отдельных чад, – и в качестве уроков, полезных ныне для решения многих вопросов современности.

Сегодня мы хотим рассказать читателям об Урмийской православной миссии, действовавшей в Иране в конце ХIХ – начале ХХ века и осуществившей уникальный опыт миссионерства среди несториан, впервые за полторы тысячи лет в составе целой епархии вошедших в лоно Святой Церкви.
 
Урмийская духовная миссия (1898–1918) – последняя по времени в Русской Церкви к моменту захвата государственной власти в России большевиками. Она распространялась на несториан [1] сирийско-халдейского происхождения, проживавших в Северной Персии – айсоров (ассирийцев).

Одним из участников миссии был выдающийся Русский проповедник и общественный деятель протоиерей Иоанн Восторгов († 1918, священномученик). В статье «Православие в Персии (необходимое разъяснение)», вошедшей в четвертый том собрания его сочинений, отец Иоанн сообщает: «Давно и настойчиво айсоры-несториане, проживающие в Персии, искали соединения с Православной Церковью. Еще в конце XVIII века они обращались с этой целью к грузинскому Царю Ираклию; обращаются они с просьбой о присоединении к Православию и к Русской Церкви с 1828 года. Но особенно усилились сношения по этому вопросу с 1859 года» [2].

Историк И. К. Смолич пишет, что в 1859 году несторианский священник Михаил прибыл в Константинополь для переговоров со Вселенским Патриархом о присоединении к Православной Церкви. Патриарх посоветовал ему обратиться к начальнику Русской духовной миссии в Иерусалиме епископу Мелитопольскому Кириллу (Наумову). Донесение последнего Святейшему Синоду вызвало большой интерес. Синод решил собрать сведения о сиро-халдеях, часть которых осела на юге Кавказа [3].

По данным отца Иоанна Восторгова, эта миссия была поручена архимандриту, впоследствии епископу Софонии († 1877, (Сокольскому)), который «в 1861 году долго проживал вблизи Персидской границы в Эриванской губернии, изучая вероучение и церковный быт несториан, имея непосредственные отношения с Урмией» [4].
  
 Почти все перешедшие в Православие стали мучениками: Забытая страница русского апостольства в Иране

Священник Михаил сообщал о тридцати тысячах несториан, нуждавшихся в духовном окормлении, но Святейший Синод не сразу принял решение об организации миссии. «Айсорские епископы, – сказано в статье священномученика Иоанна, – мар-Дехна, мар-Юханна, мар-Иосиф, мар-Иона – один за другим приезжали в Россию, проживая то в столицах, то в Тифлисе, и просили о принятии их в Православную Церковь. Напрасно в 1865 году официально, чрез Министерство иностранных дел, указывали айсорам, что они могут принять Православие от Антиохийского Патриарха или от Феодосиопольского (в Эрзеруме) епископа: айсоры настойчиво, в прошениях, написанных кровью народа-страдальца, которых нельзя читать без содрогания, просили Православия от России, – да иначе и быть не могло, потому что Урмия отстоит от Русской границы всего в 200–250 верстах, а с Антиохийским Патриархом она не имеет возможности сноситься и по дальности расстояния, и вследствие подданства Антиохийского Патриарха чуждому для персидских айсоров и нехристианскому правительству <…>. Почти 40 лет изучали этот вопрос» [5].

В 1895 году Синод поручил проблему персидских несториан-айсоров экзарху Грузии архиепископу Владимиру (Богоявленскому) († 1918, впоследствии митрополит Киевский, священномученик). Уполномоченный Владыки, Русский священник, посетил вместе с несторианским священником Урмию, и 21 мая 1897 года девять тысяч сиро-халдеев подали прошение о присоединении к Русской Церкви. Тогда же «в Урмийскую область были посланы из Грузинского экзархата Русский протоиерей В. Синадский6 и с ним православный священник Алаверанов, природный айсор; они на месте, в Урмии, путем допросов населения убедились в том, что айсоры-несториане действительно желают принять Православие. Надлежало ускорить дело, потому что инославные миссии – католическая, пришедшая сюда около 100 лет назад, пресвитерианская, с 30-х годов, и англиканская, с 80-х годов истекшего [XIX] века, – расхищали древнюю сиро-халдейскую церковь» [7].

Затем «в течение года отцы Синадский и Алаверанов при помощи местных деятелей собрали и перевели на Русский язык несторианские богослужебные чины и символические книги и представили все это в Святейший Синод для ознакомления с вероучением несториан. Наконец, 25 марта 1898 года совершилось присоединение к Православной Церкви епископа Ионы со многими другими членами его клира; вместе с тем им было представлено прошение с подписями 15000 несториан Урмийского округа, изъявлявших желание принять Православие. К этому времени епископ Иона, за смертью матрана Урмии мар-Гавриила, убитого курдами на пути к мар-Шимуну, оставался единственным иерархом в Урмии. Ему была прислана от мар-Шимуна грамота, дающая ему достоинство матрана Урмии, но самого возведения в митрополиты не было, и поэтому он принят епископом [8]. Впоследствии принял Православие еще один епископ, проживающий теперь в Урмии и не имеющий епархии, – мар-Соришу, или мар-Авраам»[9].

21 февраля 1898 года архиепископ Владимир (Богоявленский) был переведен на Московскую кафедру. До прибытия нового экзарха старшим по должности в епархии оставался исполнявший обязанности ректора Тифлисской семинарии иеромонах Гермоген (Долганев) († 1918, впоследствии епископ Тобольский, священномученик). Как раз в это время в Тифлис прибыл мар-Иона, и отец ректор вел с ним переговоры, проявляя глубокое участие.

26 февраля 1898 года мар-Иона писал иеромонаху Гермогену: «Мы, слава Богу, благополучно прибыли на место цели, в Святейший Синод, и живем в Александро-Невской лавре под благословением Высокопреосвященного митрополита. В день Воскресный, перед В[еликим] постом, (в день загов[ения]) мы были на Литургии в Исаакиевском соборе. Поистине! Мы заметили великую духовную радость многочисленных братьев православных, которых ожидает на земле долгоденствие, а на Небе – Жизнь Вечная. В соборе было около пяти тысяч человек, двое митрополитов при множестве священников и диаконов, чтецов и певцов. Богослужение совершалось с таким великолепием, что будто в соборе служили сами ангелы, а не люди; и поистине! Это было ангельское, а не человеческое служение, и поэтому я вижу, что Православие есть жемчуг драгоценный без недостатка. Красота Православия простирается на все четыре конца света, как дым кадильный, благоухание свое распространяет оно повсюду. Оно подобно древу жизни. Его дети подобны плодоносной лозе, которой корень в земле, а ветвями достигает до небес. Православная иерархия есть Подательница Жизни Вечной роду человеческому. Благо тебе, вера, благо тебе!..» [10]

Ведущий деятель Урмийской миссии протоиерей Виктор Синадский в письме от 18 марта того же года информировал отца Гермогена: «В день Благовещения состоится присоединение несторианского персидского епископа Ионы и четырех священников. В настоящее время в заседаниях Святейшего Правительствующего Синода вопрос о воссоединении несториан с Православием обсуждается всесторонне. Вчера, 17 марта, утверждена формула отречения несториан от еретических заблуждений. Чин присоединения составлен на славянском и древне-сиро-халдейском языках известным ученым, филологом Василием Васильевичем Болотовым. С Божиего благословения и по молитвам и заступлению Пресвятой Богородицы, дело воссоединения несториан с Православием идет весьма успешно. Русский народ, и наиболее аристократия, сочувственно относятся к сему движению айсоров; сформировывается особое общество „Распространение Православия на Востоке“, в члены сего Общества записались многие лица, власть имущие…» [11]

После присоединения епископа Ионы Супурганского вместе с ним из России в Урмию была направлена особая духовная миссия, состоявшая из начальника, трех членов, диакона и псаломщика.
 
С дороги отец Виктор послал иеромонаху Гермогену еще одно письмо, датированное 30 сентября. По его свидетельству, Русские миссионеры, несмотря на трудности (жару, передвижение на верблюдах, грязные гостиницы и т. д.), достигли Персии, встретились со светскими властями, заручившись их поддержкой на свою просветительскую деятельность, а также с инославными миссионерами. Причем англикане проявили доброжелательность, а американские протестанты – агрессивность. Простой народ в целом имел расположение присоединяться к Православию. 

По прибытии миссионеры сразу начали переводческую деятельность, и перед ними остро встал вопрос о денежных средствах, о чем они и просили через отца Гермогена походатайствовать перед экзархом, чтобы он представил их нужды Святейшему Синоду.

К сожалению, в ноябре того же года протоиерей Виктор Синадский неожиданно скончался. Начальник Урмийской миссии иеромонах Феофилакт (Клементьев) 11 января 1899 года сообщал архимандриту Гермогену: «Сотрудник мой, отец Синадский, как Вы, вероятно, уже знаете, 16 ноября волею Божиею скоропостижно умер <…>. Дело наше, благодаря Бога, с самого начала пошло очень хорошо. Обратившихся вместе с тифлисскими теперь насчитывается уже 12,5 тысяч душ. Беда только за деньгами. Не высылают ничего, даже наша походная церковь и вещи застряли в Эривани. Вообще служить здесь нелегко по разным причинам. Недружелюбие мусульман, козни и интриги инославных миссионеров, отсутствие порядочных путей сообщения, незнание языка, непривычное таскание верхом из одного села в другое по грязи, холоду и дождю, религиозный индифферентизм новообращенных, невежество духовенства, отсутствие школ, храмы больше похожи на хлева, чем на церковь, да и те полуразваливаются, и т. д...» [12].

Вскоре за ревностные труды по обращению в Православие айсоров иеромонах Феофилакт был возведен в сан игумена и затем архимандрита. В 1900 году он приезжал в Россию, чтобы исходатайствовать в Синоде увеличение денежных ассигнований на Урмийскую миссию. Рассказывая об этом, отец Иоанн Восторгов пишет: 
   «Проездом в Урмию (в Персию) прибыл в город Тифлис начальник Русской православной миссии архимандрит Феофилакт. Известно, что среди айсоров-несториан, проживающих в Урмии, уже лет пятьдесят назад возникло сильное движение в пользу Православия, но до последнего времени, с одной стороны, враждебное настроение со стороны мусульман-персов, с другой – интриги инославных миссий, обладающих большими средствами и преследующих политические цели и более всего опасающихся усиления влияния России на Востоке, что особенно нужно сказать об англиканах и американцах, – все это значительно тормозило дело. Наконец, в 1898 году стремление к Православию, которое таилось в населении, взяло верх над всеми препятствиями, и 20000 айсоров-несториан, во главе с епископом Мар-Ионой Супурганским, в течение последних двух лет были присоединены к Православной Российской Церкви, по благословению Святейшего Правительствующего Синода. 
   В настоящее время изменилось отношение к миссии и персидского правительства: шах персидский подарил на имя Государя Императора в пользу миссии в городе Урмии около 3000 квадратных сажен земли, – подарок чрезвычайно ценный для миссии не только в смысле материальной помощи, но и в смысле престижа ее среди местного населения. Образована в Урмии особая Русская православная миссия, которой было отпущено 10000 руб. в год. На эти сравнительно очень скудные средства пришлось содержать и личный состав миссии, и устраивать церкви со школами, и оказывать материальную поддержку новоприсоединенным айсорам, причем приходилось вести борьбу и с инославной пропагандой, располагающей для своей деятельности сотнями тысяч рублей. Несмотря на это, в короткое время Русская миссия, под руководством отца Феофилакта, устроила до 40 церквей, 60 школ и совершила успешно присоединения к Православию во многих селах и деревнях» [13].

 Почти все перешедшие в Православие стали мучениками: Забытая страница русского апостольства в Иране

Сам протоиерей Иоанн также принял активное участие в апостольском подвиге просвещения айсоров. Будучи епархиальным миссионером Грузинского экзархата, он, ревнуя о Православии, самостоятельно изучил язык сиро-халдеев и несколько раз ездил в Персию, продолжая своими трудами дело отца Виктора Синадского. Проповедь священномученика принесла обильный плод: к Церкви присоединилось нескольких тысяч несториан.

В 1901 году в Персии насчитывалось уже более 20000 православных. Русская миссия ежегодно тратила не менее 25000 рублей на айсорские православные причты (которых было около 40), а также на церковные школы, число которых уже превосходило 60. В самом городе Урмии была выстроена Русская церковь. Епископ Иона от щедрот Русского Государя ежегодно получал по 1000 рублей.

В предреволюционный период возводились новые храмы, а старые обновлялись, число школ значительно возросло. После 1902 года была открыта шестиклассная школа для подготовки учителей и диаконов. Ее ученики жили в интернате на полном обезпечении миссии. Кроме того, работали 65 сельских школ, в которых обучались 1136 мальчиков и 644 девочки. Эти заведения также содержала миссия. Русскими миссионерами при помощи образованных айсоров были сделаны переводы на древнесирийский язык литургических сочинений и учебников. До 1912 года высшая школа готовила своих выпускников к служению учителями, диаконами и псаломщиками. Кроме того, была открыта женская школа с трехгодичным курсом обучения, дававшая квалифицированные кадры для сельских школ (в 1912 г. ее посещали 1315 мальчиков и 710 девочек). 14 декабря 1912 года начальник миссии стал епископом. До этого уже два сиро-халдея были произведены Святейшим Синодом в архиерейский чин. К этому времени в Урмии насчитывалось 36 храмов с 26 священниками, из которых 8 было Русских, и 70 школ, где обучалось более 2000 человек [14].

С началом Первой мировой войны денежные поступления из России в пользу миссии значительно сократились, а после революции и 1917 года и вовсе иссякли. Курды, ранее сдерживаемые военной угрозой со стороны Российской Империи, напали на православных айсоров, устроив кровавую резню. При этом, украсившись мученическими венцами, приняли смерть несколько тысяч, а может быть, и десятков тысяч христиан.

Несмотря на такой трагический конец Урмийской миссии, ее история оставляет светлое впечатление. За 19 лет существования Урмийская Церковь увидела истинных апостолов Христовых, таких, как протоиерей Виктор Синадский, священномученик Иоанн Восторгов и др., и почти вся ушла мучениками на Небо. Думается, изучение обстоятельств кончины новомучеников урмийских и установление их имен – дело будущего. Их смерть схожа с гибелью новомучеников китайских, убиенных в 1901 году во время Боксерского восстания и в 2016 году включенных в месяцеслов Русской Православной Церкви для общецерковного почитания.

Однако следы Урмийской Церкви не исчезли совсем. Оставшиеся в живых айсоры эмигрировали в Западную Европу – там и по сей день проживают их потомки. Сохранились общины православных айсоров в Грузии. Да и в Москве в настоящее время можно встретить праправнуков персидских сиро-халдеев, принявших Православие.
 
Примечания:

[1] Несториане – последователи христологического лжеучения Константинопольского Патриарха Нестория († 450). Несторий разделял природу Иисуса Христа на Божественную (Бог-Сын) и человеческую (Иисус). Он полагал, что Иисус был человеком (поэтому Деву Марию именовал не Богородицей, а человекородицей), который затем стал Христом. Несторианская ересь осуждена Третьим Вселенским Собором (431 г.).
[2] Иоанн Восторгов, сщмч. Православие в Персии (необходимое разъяснение) // Полное собрание сочинений протоиерея Иоанна Восторгова: В 5 т. СПб., 1995. Т. 4. С. 101–102.
[3] См.: Смолич И. К. История Русской Церкви: В 2 ч. М., 1997. Ч. 2. Кн. 8. С. 281.
[4] Иоанн Восторгов, сщмч. Указ. соч. С. 102.
[5] Там же.
[6] Протопресвитер Виктор Синадский. До этого служил в Эривани (Ереване).
[7] Там же.
[8] Принятие несторианского епископа в сущем сане не означает признание благодатности таинств еретиков-несториан. «Как понять неповторение Святой Церковью правильно совершенного у отщепенцев церковного (хотя совершенно безблагодатного) чинопоследования Таинства? Во-первых, Святая Церковь делала это „по нужде“, „ради спасения многих“, а по нужде она, по-видимому в несогласии со словами Спасителя о рождении „от воды и духа“ (Ин. 3, 5), принимала Крещение кровью (и даже удавление за Христа, где не было пролития крови) мучеников за Крещение водою. Во-вторых, Святая Церковь имела право и это сделать (т. е. временно разобщенные действия – формально правильно совершенную вне Церкви безблагодатную видимость Таинства, с одной стороны, и правую веру и жажду благодати ищущего войти в лоно Церкви, с другой стороны, соединить в самом акте воссоединения в Таинстве Покаяния и таким образом в прежде совершенную у еретиков форму Таинства влить благодатное содержание), ибо она есть Тело Всемогущего Главы Христа и водится Духом Святым, и как таковая Всемогуща…» (Мануил (Лемешевский), митр. Совопросник Православия (Опыт противообновленческого катехизиса) // Духовный собеседник. Самара, 1999. № 1. Ч. 1. В. 44).
[9] Иоанн Восторгов, сщмч. Указ. соч. С. 102–103.
[10] ГАСО. Ф. 1132. Оп. 1. Ед. х. 167. С. 15–16.
[11] Там же. Ед. х. 170.
[12] Там же. Ед. х. 167. С. 20–21.
[13] Иоанн Восторгов, сщмч. Русская православная миссия в Урмии в 1900 г. // Полное собрание сочинений... С. 66–68.
[14] См.: Смолич И. К. Указ. соч. С. 281–283.



___________________
См. также:



Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Православные объединились для борьбы с цифрофашизмом: 20 апреля 2019 г. учрежден «Комитет защиты персональных данных» (КПД)

В субботу, 20 апреля 2019 г., в Москве около 1000 православных граждан из более чем 20 регионов России, а также представители Украины и Белоруссии собрались на Всероссийской конференции «Принудительная оцифровка личности или свобода человека». В контексте спешно принимаемых компрадорами во власти законов...


Три шестерки Апокалипсиса: Ответы на вопросы о конце мира, антихристе и его начертании

Что представляет собой православное учение о нашумевших сегодня апокалиптических вопросах? Зачем нам думать об антихристе и о «конце света»?.. Представляем богословский анализ некоторых воззрений на учение о конце мiра, антихристе и его начертании...


Ломка устава: Отзыв на проект документа «Пассия как элемент современного православного богослужения»

Представленный проект документа вызывает впечатление странной нелогичности. Он составлен с явным намерением легализовать пассию «как элемент современного православного богослужения». Эта цель прописана в самом его названии и содержится в итоговом заключении…


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Фотогалерея
Полезно почитать

Каждый должен быть готов к исповедничеству: Беседа с чадом старца Кирилла (Павлова) игуменом Силуаном (Филипповым)

«Если мы привязаны к этой жизни – мы не христиане»; «Вера – самый надежный наш спутник до гроба. Трудно жить на свете без веры, а еще труднее умирать… Вера же во мрак самого гроба проливает отрадный свет. При всяких бедствиях и невзгодах, постигающих нас, она укажет нам, где найти утешение и как отразить...


Может ли Россия сегодня возродиться в качестве Третьего Рима: Протодиакон Владимир Василик о Византийской Империи и ее Преемнице

Наш собеседник – протодиакон Владимир Василик, доктор исторических наук, кандидат филологических наук, кандидат богословия, доцент Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, член Синодальной богослужебной комиссии. Многим православным он известен как автор публикаций в православных...


Чтобы власти услышали голос православного народа: Митрополит Викентий об угрозах цифровизации

15 апреля 2019 года в Макариевском фонде (Фонд по премиям памяти митрополита Московского и Коломенского Макария (Булгакова)) прошла научная конференция «Цифровизация и молодежь». В мероприятии участвовали представители научной общественности, научных и образовательных молодежных организаций,...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100