Вторник, 17 Июля 2018 г.
Духовная мудрость

Вл.Агафангел о сути 3
С духовной точки зрения, не существует процессов, происходящих как бы неким «естественным» образом. Признание их является скрытым атеизмом, отвержением Промысла Божия над миром и человеком, поэтому мы утверждаем, что процесс глобализации не является естественным. Этот процесс является реализацией «тайны беззакония».
Митр. Агафангел Одесский о происходящем

Свт.Игнатий о растлении
Всеобщий разврат, вместе с породившим его обильнейшим вещественным развитием, будут знамением кончины века и приближающегося Страшного Суда Христова.
Свт. Игнатий (Брянчанинов)

Прп.Паисий о "неведении"
– А если кто-то примет печать по неведению?
– Скажи лучше, по равнодушию. Какое там неведение, когда все ясно до предела? Да если и не знает человек, ему должно поинтересоваться и узнать. Приняв печать, пусть даже и по неведению, человек теряет Божественную Благодать и принимает бесовское воздействие. Вон, когда священник при Крещении погружает дитя во святую купель, оно, и не понимая того, принимает Святаго Духа и потом в нем обитает Божественная Благодать.
Прп. Паисий Святогорец

Прп.Иустин о 8 соборе
Не могу избавиться от впечатления и убеждения, что все это указывает на тайное желание известных лиц Константинопольской Патриархии, чтобы первая <лишь> по чести Патриархия в Православии могла навязать свои концепции православному миру и санкционировать такое неопапистское намерение единым «Вселенским собором».
Прп. Иустин (Попович) о «восьмом вселенском» «всеправославном соборе»

Прп. Серафим о монархии
В очах Божиих нет лучшей власти, чем власть православного царя.
Прп. Серафим Саровский о монархии

В кулуарах

Мой Государь! утихла злоба, а я рыдаю, как мытарь...: Проникновенные Царские стихи наших авторов
Мой Государь! Утихла злоба, / А я рыдаю, как мытарь:
Я не сумел прожить до гроба / Как верный раб, мой Государь…
В судьбе России черным годом / Навек отметил календарь
Когда Ты предан был народом, / Последний Русский Государь!..

Найти свое место в жизни Православия: В Церковь недостаточно ходить – в ней нужно служить
Рассуждения апостола посвящены прекрасной теме: духовному единству во Христе при пестром разнообразии служений в Церкви. «Как, по данной нам благодати, имеем различные дарования, – пишет Павел, – то, имеешь ли пророчество, пророчествуй по мере веры; имеешь ли служение, пребывай в служении; учитель ли, – в учении; увещатель ли, увещевай; раздаватель ли, раздавай в простоте; начальник ли, начальствуй с усердием; благотворитель ли, благотвори с радушием»...

Радоваться – наш долг перед Божией любовью: Фоновое скорбное настроение по жизни не нормально для православных
...Подлинная радость является в этом мире таким же редким явлением, как подлинное смирение, как настоящая любовь. Но в ней, как и в любой добродетели, можно упражняться, вникать в ее суть, учиться ей. Прежде всего, наверное, нужно понять, что речь идет не о той радости, не о том эмоциональном возбуждении,...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Они жили Россией и для нее: Воспоминания морского офицера о Царской Семье
Они жили Россией и для нее: Воспоминания морского офицера о Царской Семье


Предлагаем вниманию читателей невероятно трогательные воспоминания капитана 2 ранга Бориса Апрелева (1888–1951), с 1908 года служившего на императорской яхте «Штандарт». Волею судьбы оказавшись после революции на чужбине, в 1932 году морской офицер написал книгу «Нельзя забыть» – «маленький вклад из личных воспоминаний о покойном Государе Императоре Николае Александровиче и его Августейшей Семье», где «может быть, в ущерб стилю и качеству слога» постарался отразить «только правду, простую человеческую правду» о Царской Семье, с которой имел счастье быть лично знакомым…

 
ЖИЗНЬ ДЛЯ РОССИИ

Благодаря тому, что я попал на «Штандарт», мне удалось увидеть жизнь Государя и Государыни просто, как жизнь людей, окруженных обожаемыми ими детьми, пользующихся недолгим отдыхом в шхерах (архипелаг, состоящий из мелких скалистых островов, разделенных узкими проливами, – примеч. ред.) на «Штандарте» и имевших гораздо больше забот и горестей, чем многие и многие из их подданных.

Горести эти, о которых они, может быть, и не говорили никому, были часто видны на «Штандарте». Но что более всего бросалось в глаза – это действительно в самую жизнь их проникнувшее сознание, что они живут не для себя, что вся эта роскошь – не для них; а что и они, и все, что их окружает, – принадлежат России, служат на ее пользу и для ее славы.

Много ли из нас, грешных, не говоря уже об «идеалистах» революции, могли бы честно сказать, что они жили для России? – Не думаю. Другой вопрос – кто из них и как понимал это служение. Верно ли было это понимание? В таком ли виде было нужно России это служение? – все эти вопросы лежат вне моей компетенции и не являются задачами этих записок. Но то, что Государь и Государыня за время моего пребывания на «Штандарте» жили Россией и для нее – это я видел сам и не могу не подчеркнуть.

Два месяца, что я провел около Царской Семьи, полны для меня воспоминаний. Некоторые из них настолько изумительны, что я считал бы прямо грехом скрыть их. Между тем их жизнь на «Штандарте» известна сравнительно немногим. <…>

ДУХОВНЫЙ ОБЛИК ГОСУДАРЯ

Теперь уже в прошлом эти незабвенные дни, этот блеск и роскошь, которые окружали наших Русских Царя и Царицу. Эта красота, создававшаяся веками и, вероятно, уже неповторимая, – ныне разрушена варварством ХХ века, всплывшим в виде социализма. Точно эта красота принадлежала не всему народу, и будто, разрушив ее, это варварство что-то дало народу. Я рад, что Господь дал мне видеть эту красоту. Самое дорогое, что я унес в моем сердце со «Штандарта», – это память о личной жизни Государя, Хозяина яхты, как его там называли.

Казалось бы, и «Штандарт», и все суда, сопровождавшие его, были назначены в распоряжение Государя и для его Семьи, но тон на яхте был таков, что казалось, будто они в гостях у нас. Будто мы, с одной стороны, – офицеры военного корабля, а с другой – родные, близкие люди Государя и его Семьи. Казалось, будто Государь не отдыхает на яхте, а точно служит, только видоизменяя свою службу на время пребывания на яхте. Скромный, всегда со всеми деликатный, ласковый и так часто грустный-грустный. Когда я видел его печальные глаза, становилось так больно на сердце, что хотелось ему помочь, и вместе с тем чувствовалась какая-то безнадежность в его грусти, какая-то обреченность. Такое впечатление вынес я о нем.

РОССИЯ НА РАСПУТЬЕ

Мне кажется, что вся вина Государя только и могла быть в том, что он царствовал в 1894–1917 годах, когда правящий класс России выродился, потерял волю к власти, а те, кто мечтали этот класс заменить, «идеологи» революции, не поняли, что сами они не представляют нового класса, а просто являются отбросами того же самого правящего класса русской интеллигенции.

Это я понял лишь после 1917 года, а Государь, и это мне видно теперь по некоторым его словам, знал и чувствовал это уже тогда. Не чувствуя себя в силах найти «людей», он винил себя, считал себя неудачником.

Государь, по своему характеру, не мог выбиться из этой тины разлагающейся интеллигенции, не мог сам найти людей в своем народе, а то, что стояло за т. н. бюрократией, было и хуже, и менее опытно, и морально ниже этой самой пресловутой бюрократии. Между народной массой и интеллигенцией образовался разрыв, который наполнить было нечем. Этот разрыв грозил неминуемой катастрофой, страшной для всей России. Это-то Государь и видел. О себе он, по-видимому, не думал, – он страдал за будущее России.
 
ДУШЕВНАЯ ДРАМА ГОСУДАРЯ

Я говорю это потому, что тогда на «Штандарте» я не мог понять грустного взгляда Государя. Не мог понять его глаз, часто похожих на чистые глаза ребенка. Мне казалось, что его семейное горе мучило его, но потом, вспоминая некоторые его слова, я увидел, что большую роль в его грусти играло то, что он тревожился за судьбу России.

Он был невероятно одинок в своих мечтах о России, которую он так горячо любил. Теперь я понимаю, почему он был так особенно ласков к совсем юным офицерам, вроде тех, каким я был тогда; почему он часто с ними говорил о вещах, которые могли бы показаться странными в разговоре Государя с такими юнцами. Может быть, в нас он искал и надеялся увидеть тех людей, которые являются «новым поколением», и которые, если не ему самому, то его Наследнику будут помощниками, которые дадут России скелет, начавший слабеть при нем. Я этого не знаю, эти мысли и горести Государя для меня остались тайной. Я упоминаю об этом только потому, что для меня лично это многое объясняет и в грусти Государя, которую нельзя было не заметить, и в той обреченности, которую я в нем так чувствовал тогда на «Штандарте».
 
ЛЮБОВЬ К ПРИРОДЕ

Первая близкая встреча с Государем у меня произошла на одной маленькой, как она называлась, «домашней» охоте, на которую Государь меня взял с собою. <…>

Он начал мне говорить, как прекрасно создан Божий мир, как он любит природу, как было бы всем хорошо жить, если бы все могли жить так, как того желает Господь Бог. Как, смотря на природу, ему хотелось бы, чтобы Россия не была бы дурным сколком с Европы, ставшей такой сухой и материалистической. Как ему хотелось бы, чтобы Россия сохранила свою чистую детскую душу, чтобы она не была насыщена злобой борьбы за существование. «Любите природу, учитесь по ней, по той красоте, которая заложена в Божием мире», – так примерно, насколько я помню, говорил мне Государь. Глаза его смотрели в гущу темного леса, на опушке которого мы стояли. Я помню, что забыв, кто стоит передо мной, я с жаром стал говорить, что Россия именно такой и будет, что она всегда жила и живет в природе, что наш народ ближе к природе, чем народы Европы, что Россия останется чистой, хорошей, и в то же время – культурной, сильной, способной защитить своих детей. «Дай-то Бог», – вздохнул Государь. <…>
 
ПОРАЗИТЕЛЬНАЯ ПАМЯТЬ

Иногда Государь поражал нас своею памятью. Он знал фамилии командиров всех судов 1-го и 2-го рангов в балтийском и Черном морях и даже во флотилиях – Сибирской, Каспийского моря и Амурской.

Больше того, Государь часто знал имена и отчества командиров и адмиралов, иногда помнил старших офицеров и даже отдельных младших офицеров флота. Он помнил, кто и на каком корабле плавал, в особенности – на тех судах, которые уходили за границу. Мне говорили, что он совершенно также знал начальников всех частей армии, уже не говоря о гвардии, а ведь таковых было гораздо больше, чем во флоте.

Неоднократно я мог убедиться лично, как он следит за мелочами судовой жизни «Штандарта», как он помнит посылаемые с вахты сигналы и семафоры, которые касались стоящей на рейде эскадры и которых не помнили сами вахтенные начальники, следившие за этими сигналами и семафорами.

За это время я убедился, как тяжело переживает Государь события общегосударственного значения. <…>

В других случаях я имел возможность убедиться, как Государь любит и знает историю России, как он любит нашу поэзию и литературу.

Вспоминаются и другие случаи, рисующие духовный облик Государя. Однажды, во время обеда, когда на «Штандарте» не было никого, кроме Царской Семьи, свиты и судовых офицеров, кто-то сделал какую-то шалость с одним из офицеров и начал оправдываться, что это не он, что это придумал кто-то из офицеров с других судов эскадры и т. д. Я не помню точно, в чем было дело, но тот, кого дразнили и, шутя, обвиняли, вдруг на весь стол сказал плаксивым голосом: «На бедного Макара все шишки валятся». Государь, который до того, улыбаясь, следил за разговором, вдруг серьезно посмотрел на этого офицера и грустно сказал: «Да, дорогой мой, всегда и во всех случаях. Это я по себе знаю. Такова судьба». Я как сейчас вижу, как вдруг замолк веселый разговор, несколько минут было молчание, точно мы все поняли, как много трагизма в этих сорвавшихся с уст Государя словах.
 
 ГОСУДАРЬ И ЕГО ВРАГИ

Пришлось мне также увидеть, как относился Государь к горю тех, кто его так ненавидел. Однажды на «Штандарте» была получена радиотелеграмма на имя Государыни, в которой жены каких-то осужденных на каторжные работы за подготовку террористического покушения просили Царицу «смягчить сердце Царя» и облегчить участь осужденных. Помнится, как кто-то около телеграфной рубки сказал, что эти люди осуждены не на смертную казнь, сами же они собирались убивать людей, у которых тоже есть жены и дети; они ведь не считали нужным «миловать» этих людей, так на каком же основании они сами ждут милости?!

Телеграмма была доложена Его Величеству, и примерно через час из Канцелярии Его Величества на вахту был прислан ответ с повелением передать немедленно по радио Председателю Совета Министров, что по докладе Его Величеству телеграммы, присланной на имя Ее Величества, Государю Императору было благоугодно повелеть смягчить приговор суда в отношении осужденных и заменить наказания более легкими.

У тех, кто называет Государя «Николаем Кровавым», этот случай, может быть, пробудит совесть…


Источник: Газета «Православный крест» № 12 (180) 15 июня 2017 г. 
http://www.pkrest.ru/180/180-11.html

___________________
См. также:

Царская чета: Ко дням рождения святорусских мучеников Царя Николая и Царицы Александры

Он любил Россию: Заметки о русскости святого Государя Николая Александровича

Патриотизм Царской Семьи: Из переписки святых Царственных мучеников

Лучшего идеала, чем Царская Семья, нет: Беседа мон. Нины (Крыгиной), бывшим профессором психологии

Царственные Мученики – путеводная звезда для православных семей

«Переосмысление истории: от осознания к покаянию и возрождению»: Проект в память о Царе-мученике Николае II (17 ВИДЕО)  


Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Важнейшее антиэкуменическое событие ХХ века: К 70-летию Всеправославного Совещания 1948 года в Москве

70 лет назад, в июле 1948 года Русская Православная Церковь праздновала 500-летие своей автокефалии. В юбилейном событии участвовали делегации всех Поместных Православных Церквей. Для этой цели с 8 по 18 июля 1948 года в Москве было проведено Совещание Глав Поместных Церквей. Это событие явилось уникальным...


Информационное общество – демонтаж конституции, безправие человека: Интервью с православным юристом О.А. Яковлевой

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, состоявшийся в феврале 2013 года, призвал государство не принуждать людей к принятию новых технологий учета и обработки персональных данных, которые могут помешать им свободно исповедовать веру Христову и следовать ей в делах личных и общественных. Это...


Мы обращаемся с просьбой кардинальных перемен: Заявление в связи с кризисом в исследовании «екатеринбургских останков»

Публичная полемика вокруг т. н. «екатеринбургских останков» сейчас (по сравнению с прошлым годом) несколько затихла, однако никакой определенности по-прежнему нет. В связи с этим православная общественность составила Заявление, которое мы рекомендуем поддержать всем нашим единомышленникам. Сделать...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Фотогалерея
Полезно почитать

Самое тягчайшее преступление всемирной истории: Мистический смысл убийства Царской Семьи

Убийство Царя Николая II и его Семьи – самое тягчайшее преступление во всемирной христианской истории. Силы, которые замыслили и осуществили его, покушались не просто на личную жизнь Русского Царя, его Супруги и Детей, а на мировой порядок, заповеданный человечеству Иисусом Христом…


В Царской Семье – подвиг всех Новомучеников: Беседа с прот. Александром Ковтуном о Русской Голгофе

...Чтобы быть настоящим патриотом, нужно видеть правду Божию, нужно отказаться от заблуждений, своих грехов и страстей, и объединиться вокруг святынь. Этого враг и боится, поэтому и наносится его силами удар по Царской Семье как главной духовной скрепе. Смотрите, сейчас 100-летие кончины Царственных Мучеников, но публично не затрагиваются самые ключевые вопросы, разъяснение которых могло бы развязать диавольский гордиев узел наших проблем...


Государев служка: О. Андрей Логвинов об уроках от Царя, Кронштадтского пастыря и Апостола Любви

– «Отец Андрей, Вы служите в таком Царском месте: Кострома – Феодоровская икона Божией Матери, Ваш храм под стенами Ипатьевского монастыря и сами Вы родились в День рождения Царя – так все необыкновенно переплетено с Царственными Мучениками, Государем…». – «Во всем этом – исключительно милость Божия! Потому что я родился в семье атеистической, партийной...»


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100