Понедельник, 21 Сентября 2020 г.
Духовная мудрость

Прот. Николай Гурьянов
Россия не поднимется, пока не осознает, кто был наш Русский Царь Николай... Господь не дарует России нового Царя, пока не покаемся искренно за то, что допустили иноверцам очернить и ритуально умучить Царскую Семью... Должно быть духовное осознание.
Старец Николай Гурьянов о монархии и покаянии

Сщмч. Иларион (Троицкий) о Православии
Христианская жизнь возможна только в Церкви; только Церковь живет Христовой жизнью.
Сщмч. Иларион (Троицкий) о Православии

митр.Иоанн о покаянии перед Царем
Основная причина наших бед находится в нас самих, потому что русский народ до сих пор еще не покаялся в содеянном отцами, дедами, прадедами в разгроме Православной России.
Митр. Иоанн (Снычев) о монархии

свт.Феофан об апостасии
Некому будет сказать властное: «вето», а смиренного заявления веры и слушать не станут. Вот когда заведутся всюду такие порядки, благоприятствующие раскрытию антихристовых стремлений, тогда явится и антихрист.
Свт. Феофан об апостасии

Сщмч. Андроник Никольский о монархии
Пусть никто не верит наговорам обольстителей, которые говорят, что для христианина совершенно безразличен тот или иной порядок гражданской жизни <...> ибо тот или иной строй может содействовать или препятствовать делу спасения.
Сщмч. Андроник (Никольский) о монархии

В кулуарах

Устоять в любви и верности Христу
...положим этим начало нашего спасительного пути и будем во всем стараться укорять себя и оправдывать ближнего, потому что это и есть иго Христово, которое благо и легко. Человек, считающий себя виновным в любой ситуации, всегда имеет в душе своей мир. Он благодушен, а, следовательно, и весел, и благообразен в любое время...

Уповать на Бога всегда и не бросаться в крайности
Сегодня гость нашей газеты – известный ученый и общественный деятель, доктор экономических наук, автор многих книг и публикаций, участник различных конференций и круглых столов Валентин Юрьевич Катасонов. Он любезно согласился ответить на самые животрепещущие вопросы современности.

Константин Душенов о тайне беззакония и нашем маловерии
Общественный деятель, публицист, писатель, автор фильмов на православно-патриотическую тематику Константин Юрьевич Душенов в прошлом был известен как главный редактор газеты «Русь Православная», а ныне он директор Агентства аналитической информации с одноименным названием и ведущий нескольких программ на ютуб-канале «День ТВ». Наш корреспондент побеседовал с ним на ряд тем, волнующих сегодня православных христиан.

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
«Все началось с рюмки водки…»: Беседа с руководителем приюта для бездомных, бывшим бомжем (+ВИДЕО)
«Все началось с рюмки водки…»: Беседа с руководителем приюта для бездомных, бывшим бомжем (+ВИДЕО)

В программе телеканала «Спас» «Мой путь к Богу» Игорь Петров. В его прошлом — бродяжничество, попрошайничество и алкоголизм. Ныне Игорь помогает недавним товарищам по несчастью вернуться к нормальной жизни.


​— Здравствуйте! В эфире передача «Мой путь к Богу». Сегодня у нас в гостях Игорь Петров, руководитель центра помощи бездомным — людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Забегу немножко вперед и скажу, что наш гость сам не понаслышке знает о трудностях своих подопечных. Но начнем мы, как обычно, с предыстории, с того, что предшествовало вашим первым шагам на пути к Богу.

— Здравствуйте, батюшка. Семью, в которой я родился, нельзя назвать неверующей. Каждую Пасху мы ходили в храм, ставили свечи. Я даже «Отче наш» знал, начиная с седьмого класса. Но не более того. А в остальном — рос, учился. Жил как все. В какой-то момент захотелось самостоятельности, и я уехал в Москву к знакомым отца. Они занимались строительным бизнесом. Я начинал с самых низов этой профессии — носил, помогал, грузил. Постепенно поднимался по карьерной лестнице. Естественно, связи отца помогли. Со временем я стал сам брать строительные объекты, появились деньги. Снял квартиру в Подмосковье, начал посещать ночные клубы, появился интерес к разгульному образу жизни. Я и сам не заметил, как постепенно оказался зависим от алкоголя и от этого образа жизни, который мне казался «крутым». И вот уже двух выходных на гулянки мне стало не хватать, мне хотелось продолжения вместо того, чтобы идти на работу. Далее, если говорить коротко, я потерял хорошую работу, потерял отношения со знакомыми. Да и с родителями. Отец даже перестал общаться, не отвечал, когда я звонил. Он считал, что я опозорил, подвел его. Тогда я решил, что не буду зависеть от мамы с папой, а попробую сам все наладить. Нашел работу, нашел общежитие в Москве. Устроился грузчиком, начал работать. Но алкогольная зависимость и здесь проявилась. Я как жил? Пятница вечер — пиво. Суббота-воскресенье — в пьянках, и в понедельник я опять не выходил на работу. Случались запои. В итоге я вылетел и с этой работы. Нечем стало платить за общежитие. Ну, а я не в себе проблему начал искать, а обиделся на весь окружающий мир. Я, что называется, психанул, взял сумку, документы, вещи и пошел. Оставались еще какие-то деньги, я купил спиртное, где-то присел в одном из парков Москвы на лавочку и начал выпивать. Какие-то еще товарищи ко мне подсели. Я был в унынии из-за того, что у меня ничего не получилось. В общем, напился, а когда очнулся, ни документов, ни вещей, ни денег у меня не было.


К родным за помощью, как я понимаю, не обратились?

— Да, из-за гордости не хотел помощи просить. Как в таком состоянии возвращаться домой — я ведь уехал на все готовое, бери и делай, зарабатывай деньги, строй свое будущее… В общем, я просто пошел по улицам Москвы. Пытался с полицейскими поговорить, рассказал, что меня обокрали. Они на меня так посмотрели, что я понял: таких, как я, немало, и всем совершенно все равно, что там у меня произошло. Ну, я пошел дальше, и вот шел-шел — и дошел до Гоголевского бульвара, уже полностью отчаявшись… Попрошайничать не умел, было холодно, есть хотелось. И я примкнул к компании бездомных. Человек семь было. Мы разговорились. Один из них, самый старший, уже на тот момент около двадцати лет находился на улице и ничего менять не собирался. В общем, я понял, что я не первый с такими проблемами. Сработал, возможно, стадный инстинкт, то есть стремление примкнуть к другим, кого объединяет та же беда, чтобы легче было выжить. И, соответственно, общаясь с этими людьми, я тоже начал принимать их взгляд на жизнь. Так я влился в общество бездомных.


А сколько вы провели на улице в общей сложности?

— Около двух лет. Одну зиму я в каком-то протестантском центре перезимовал. Как раз холода начинались, подошли ребята, начали рассказывать про Бога и сказали: «Ты хочешь с улицы уйти?». Я подумал: чем не вариант для зимовки? А вторую зиму в тюрьме провел. Хорошо помню, как дело было: начинались холода, я шел по Арбату, и мне уже до такой степени этот образ жизни надоел — вечно в пьяном угаре, грязный, вонючий… И я просто зашел в один из спортивных магазинов, оделся и вышел, не заплатив через кассу. На выходе меня, улыбаясь, встретила охрана, улыбаясь, вызвала полицию, те, улыбаясь, повезли меня в отделение, и так же, улыбаясь, я попал на Бутырку. Все понимали, зачем я это сделал и что мне нужно. Суд мне дал три месяца, и весной я освободился. Такая у меня была вторая зимовка.


— И потом все равно вернулись к тому же?

— Знаете, когда человек живет на улице, это точно такая же зависимость, как алкоголизм, наркомания. И этот образ жизни предполагает многие пороки и пристрастия, которые человеку приятны. Я очень быстро влился в эту компанию, потому что мой, что называется, подвешенный язык очень пригодился, чтобы реализовать себя в попрошайничестве. Рассказывать, например, какие-то истории и небылицы о том, какие все вокруг негодяи, начиная с заказчиков, которые тебя кинули, документы у них остались и тому подобное… Ну, начинаешь легко выдумывать истории, чтобы разжалобить людей… В течение полугода становишься как психолог — видя человека, уже примерно знаешь, какая история ему подойдет. И у меня очень хорошо получалось это делать.


А как вы при этом пересеклись с Православием?

— В том районе, где мы бомжевали, было много храмов. И даже прихожане некоторых храмов нас знали и старались как-то помочь… Кто-то пытался домой меня отправить. Я отвечал: «У меня нету паспорта, билет не купишь». «Давайте попробуем на автобусе отвезти»… Уже позднее, оглядываясь на этот период, я понял, сколько раз Господь разными способами пытался достучаться до меня. А в то время, увы, я это воспринимал в другом свете. В нашей компании бездомных мы про верующих так говорили: «Вот, сладенькие, сейчас поверят». Историю расскажешь какую-нибудь, и дадут. В воскресное утро мы выстраивались в ряд у храма, семь человек. И один прихожанин, он, видно, человек богатый, сразу каждому по 500 рублей мог дать. А иной раз и по тысяче. И это не считая того, что другие люди, выходя из храма, подавали. Так вот Господь показывал доброту верующих, но я это все воспринимал потребительски и делал абсолютно неправильные выводы.


А за это время не было у вас каких-то размышлений о том, что образ жизни, к которому вы пришли — это не то, о чем вы мечтали в детстве, не то, к чему вы стремились, и что из него надо как-то выходить? Или так и предполагали жить до конца жизни? Про того, кто 20 лет провел на улице, понятно, но вы-то были сравнительно недолго. Тем более что дважды были вырваны из этой среды на зиму. Даже в тюрьме все-таки обстановка другая. Не было таких мыслей?

— Знаете, я не случайно сказал про зависимость. Человек на улице очень привыкает к тому, что ничего не надо делать, и за это можно получать. Если смотреть по-мирски на эти вещи, то меня вполне устраивало. Вот, например, грузчик, который работает за полторы тысячи в день, носит мешки тяжелые. А я могу ту же сумму получить ни за что, просто удачно рассказав историю под настроение. Вот, видишь нужного человека, подходишь, и буквально за полминуты можешь те же полторы тысячи получить. Делов-то. И это очень сильно держит, понимаете? А кроме того, там кажется, будто ты свободен… Хотя на самом деле на улице никакой свободы нет, это сущий ад. И ты его чувствуешь, когда с утра открываешь глаза в каком-нибудь подъезде или на лавочке, если это летом, и понимаешь, что ты действительно в какой-то преисподней находишься. И бывали такие моменты отрезвляющие, когда еще с утра в таком состоянии, не успев опьянеть, обратишься к кому-нибудь, а в ответ услышишь: «А ты работать не пробовал? На себя посмотри — молодой дядя, а стоишь с протянутой рукой». И ты вдруг — раз, и на мгновение приходишь в себя… Но если говорить в целом, то, живя на улице, ты одержим этим образом жизни, это полная зависимость от темной стороны. Постоянная ложь, упование на везение, пьянство и мнимая свобода, которая на самом деле никакая не свобода… Все это засасывает.


Значит, мыслей о том, чтобы уйти, не приходило?

— Приходили, конечно. Хотелось, если честно, уйти с улицы. Но я не понимал, как это сделать. Иногда у меня бывали на руках деньги, которых бы хватило на дорогу домой. Но вот приехать к родителям таким и сказать: «Мама, папа, простите» — я как-то не мог. Стыдно было. Или вот когда я травму получил. Я просто открыл глаза в реанимации и сначала не понял, где я. Потом врачи объяснили, что сделана трепанация черепа и так далее. Я не помню даже, где эту травму получил. Помню, что в какой-то потасовке пьяной, среди бродяг на улице. Но дело не в этом. Я тогда, конечно, испугался, начал задумываться. Мог ведь умереть, а еще хотелось пожить, что-то сделать в этом мире. Решил было, что уйду с улицы. Но в итоге что случилось? Когда я вышел из больницы весь перебинтованный, мне это еще больше денег стало приносить. Естественно, я после выписки поехал на Арбат, проведать своих друзей. Слово за слово, выпил, и дальше все по-прежнему. Знаете, среди бездомных кто-то специально так одевается, чтобы выглядеть как старушка или как побитый. А мне и маскироваться не надо, все было натуральное. И поэтому еще больше денег начал получать.


Как же вам тогда удалось вырваться?

— Знаете, в Москве есть много мест, начиная от православных храмов и заканчивая разными организациями, где бездомный может поесть, переодеться, получить медпомощь. И когда я был на кормлении в одном из храмов Москвы, мужчина представительного вида объявил: «Ребята, открываются дома трудолюбия. Кто хочет попытаться уйти с улицы — милости просим». И знаете, это был уже не первый голос Божий ко мне, но в тот раз я почувствовал именно совестью, что если я прямо сейчас не подойду к этому мужчине и не спрошу, как к ним попасть, если отложу это на завтра, то завтра для меня может и не наступить. И я переборол себя, подошел. Мне рассказали правила этих домов трудолюбия. А правила очень простые, хотя тогда для меня это было непросто — не пить и трудиться шесть дней в неделю. Часть денег получаешь на руки, другие идут на твое содержание. Если месяц без нарушений — помогают восстановить документы. Я плохо на тот момент разбирался — православие, протестантизм, католицизм. Думал, что нет особой разницы. Посмотрел — вроде бы дом трудолюбия при храме. Думаю, надо попробовать. Ну и попал я в один из этих домов. Там начал трудиться. Через месяц я уже оправился от уличной жизни, подал на восстановление документов. Превратился в человека, начали появляться деньги. Заработанные. И в один из выходных я поехал проведать своих друзей, обманывая себя, что делаю это для того, чтобы позвать их в дом трудолюбия. Может, кто-то тоже уйдет с улицы. Я себе льстил, будто я-то уже на ноги встал, и одежда хорошая, и деньги в кармане есть, и документы скоро восстановятся. Думаю — у меня все прекрасно, поеду спасать друзей. В общем, приехал в центр Москвы к своим товарищам, нашел их. Но не тут-то было. Не увел я их, а сам с ними на улице остался. Рассказывать долго, но, коротко говоря, у лукавого много средств для того, чтобы неукрепленного человека опять свалить.


Это, конечно, обидно, вот так упасть и потом начинать заново…

— На самом деле у меня было четыре неудачных попытки вырваться и встать на ноги с помощью дома трудолюбия. И каждая попытка длилась дольше другой — месяц, три, полгода, год. Я уже даже определенного карьерного роста в приютах достигал, там есть такая возможность, — от простого рабочего до руководителя приюта можно подняться благодаря труду и трезвому образу жизни. Система взята с домов трудолюбия отца Иоанна Кронштадского. Трезвость, труд, молитва. Приезжают батюшки из московских храмов…


Что же в итоге помогло после четырех неудачных попыток все-таки освободиться от этой зависимости?

— Покаяние, исповедь. Ведь это в первую очередь именно духовная травма. И со временем, общаясь со священнослужителями, читая духовные книги, взвешивая свою жизнь, понимаешь, под чьей властью ты находился, кому ты служил и какие вещи ты вытворял, как изголялся над верующими людьми, рассказывая им басни и пользуясь тем, что люди милосердные. У меня было серьезное покаяние. Оно у меня осталось в памяти, когда я все Богу выливал — вот эти вещи, касающиеся улицы и всех этих моментов. Оно такое яркое, я думаю, до конца жизни запомню это покаяние и общение с батюшкой.


Один из моих друзей семь лет своей жизни отдал на то, чтобы помогать людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, в том числе и бездомным. И вот он говорил, что у человека что-то получается в плане изменения своей жизни, только когда он начинает исповедоваться, причащаться, вести духовную жизнь. Тогда его усилия приносят какой-то плод. Ваша история тоже подтверждает этот вывод.

— Да, очень сильную роль сыграло начало духовной жизни. Я помню свой первый уход с улицы. Это было именно обращение ко Господу. Помню, как я грязный зашел в храм, на меня еще так посмотрели работники храма. Помню, как просил Господа — я понимал, что погибаю. Я говорил: «Господи, помоги». Я знал, куда иду, знал, что живу неправильно и так далее. Ответы последовали сразу. Первые три раза, когда я возвращался на улицу после того, как только вставал на ноги, я не начинал жить духовной жизнью. Хотя обращался к Богу в самые тяжелые моменты своей жизни. А последний раз, когда я снова пришел в дом трудолюбия, я начал уделять время духовной жизни. У меня с одним парнем дело было. Он тоже занимался благотворительностью. Почему-то он назначал встречи каждое воскресенье в храме. То есть я приезжал, успевал исповедаться, причаститься, а потом поговорить с ним о делах. И это стало регулярным. Я не планировал, Господь так вел.

Я сразу понял, что мне нужен духовник. Потому что если некоторые жизненные вопросы начинаешь решать по-мирски, своим умом, то получается все не так, как хотелось бы. Со временем у меня появился духовник, потом я уже достиг определенных высот внутри дома трудолюбия. Я уже был замом руководителя одного из трудовых домов — их сейчас одиннадцать. Я уже смотрел как-то на вещи… ну, как в Библии написано: нехорошо человеку быть одному (Быт. 2, 18). Стал молиться: «Господи, пошли мне единомышленницу, пожалуйста». Такое было общение с Богом. Конечно, немного потребительское. Я ведь понимал, что ничего такого грандиозного для Бога не сделал, а Он меня милует.

&laquo;Все началось с рюмки водки&hellip;&raquo;: Беседа с руководителем приюта для бездомных, бывшим бомжем (+ ВИДЕО)

Ну, через некоторое время благодаря одному батюшке я познакомился со своей будущей супругой. Она из Санкт-Петербурга. В тот момент тоже работала в одном из храмов, а прежде у нее был туристический бизнес. Так Господь послал мне мою «вторую половину». Она оставила все в Санкт-Петербурге и переехала сюда, в Москву, помогать мне в приюте. Это тоже был большой ответ и подарок от Бога. Я понял, что духовный мир не просто реален, его можно познавать и познавать до безконечности. И уже чувствовал, что если грешишь, оступаешься, то отходишь от Бога. Появилась потребность в исповеди, в причастии — когда она нужна как воздух, и ты уже ждешь воскресенье. Когда говоришь тот грех, который стыдно сказать батюшке — но ты говоришь, и ощущаешь благодать, которую Господь дает после такой исповеди…. Не просто ты пришел для отчетности, рассказать: «Курил, ругался, не туда смотрел…». А ты принес то, чем тут же сразил дьявола. Сразил, потому что он отворачивает от покаяния: «Потом расскажешь, потом настроишься или другого батюшку найдешь». Как я делал? Если слышал, что говорят: «Ой, там батюшка сурово принял исповедь. Как-то аж не по себе», то думал: «Вот к этому батюшке мне и надо». Потому что грех — он именно…


— Ищет возможности остаться в человеке.

— Конечно, и потом, естественно, прорасти и прогрессировать дальше. Это все мною пройдено. Я помню, как от простой рюмки водки это закончилось тем, что есть.


Потерянными годами жизни. Сейчас я бы хотел перейти к другому вопросу. Нередко православные люди спрашивают, как относиться к бездомным, которые подходят на улице, просят денег. С одной стороны, хочется помочь человеку, а с другой стороны, очевидно, что если ему дать денег, то этими деньгами он не сможет правильно распорядиться. И вот как поступить в этой ситуации, чтобы и не сказать человеку: «Отойди, не приставай ко мне», но при этом и не потакать его греховному образу жизни? Как в таких обстоятельствах правильно помочь человеку?

— Мне тоже задают этот вопрос. Я скажу как человек улицы: давать такому просящему денег — это значит укоренять его в том разрушительном образе жизни, который он ведет. Поэтому ДЕНЕГ ДАВАТЬ НЕ НАДО. НО ИРАВНОДУШНО ОТМАХИВАТЬСЯ ТОЖЕ НЕ НАДО. В идеале — отправить бездомного в центр социальной адаптации или приют, дом трудолюбия. Когда нет на это времени, то поступать просто: просит на еду — купите ему поесть, просит на лекарства — дойдите до аптеки, купите недорогое лекарство. Вот это милосердие и реальная помощь. И еще, знаете, я думаю, что человек, который хочет помочь нуждающемуся, в первую очередь должен заглянуть в себя и ответить: ТЫ ХОЧЕШЬ ПОМОЧЬ ИЛИ ПРОСТО ОТКУПИТЬСЯ, чтобы отстал от тебя грязный бродяга с перегаром? Или ты хочешь дать ему денег, чтобы мысленно поставить себе галочку: «Сегодня помог бездомному»? А деньги, полученные ими, однозначно пойдут не по назначению, это уже пройдено. Не может человек устоять, он немощен. Все бездомные сразу же идут в магазин и покупают спиртное.

У людей, ведущих такой образ жизни, очень поражена воля. Они просто не могут распорядиться правильно даже тем, что у них есть. Ну, и последний вопрос. Сейчас вы уже являетесь руководителем приюта и помогаете другим встать на ноги. Полагаю, труд это непростой, потому что вам тоже приходится видеть все неудачи ваших подопечных, сталкиваться с неблагодарностью. Что помогает вам в этой работе?

— Жизнь христианская, совет с духовником, поддержка супруги. Венчал нас наш дорогой батюшка отец Игорь Фомин. Я с ним регулярно советуюсь. Каждый день молитва. Среда, пятница — соблюдаем пост по возможности. И я сейчас понимаю, что без духовной поддержки и без Бога само это служение нереально. Потому что сил людских черпать неоткуда. У нас социальный дом, у нас тяжелые люди, раковые больные, инвалиды, которые без всего остались. Здесь, помимо того, что большинство осознанно прожили на улице большое количество времени, у них физические какие-то увечья, у кого-то еще и умственные. В них пороки проросли, вот этот грех пророс, и расстаться с ним людскими методами невозможно. Какие бы там программы ни были. Так что стараемся проводить духовные мероприятия, чтобы обязательно присутствовал батюшка, какие-то беседы… Чтобы Истина сеялась. Знаете, если столько лет человек живет во грехе и не имеет духовной поддержки, то как ему справиться с этой проблемой? Там уже дьявол обрабатывает человека, и тот смиряется с тем, что он раб именно этого греха. Как один бездомный говорил: «Ты понимаешь, мне нравится пить. Я люблю пить. Не пойду я ни в какой дом трудолюбия. Я обожаю пить. Что ты пристал ко мне?». Тут понятно — выбор сделан… Но если надломлена воля, как Вы сказали, то только стремление искать Бога может вытянуть… Не могу сказать, что я сильно искал. Но я помню свою молитву грязного, вшами съеденного бродяги, когда я приложился к мощам. Полхрама на меня смотрело: «Какой-то заполз в храм, чудовище». Она у меня очень хорошо отложилась, потому что я попросил у Господа не оставлять меня в тот момент.

И Он не оставил. Спасибо большое за ваш рассказ, за ваши труды. Очень важно, что для тех людей, которые оказались на улице, есть альтернатива, которой не только вы, но и другие воспользовались и, даст Бог, еще воспользуются. Напоминаю, у нас в гостях был Игорь Петров, руководитель приюта для бездомных.



Источник: Православие.ру
http://www.pravoslavie.ru/103729.html


___________________
См. по теме:
Вернуться к жизни, к дому: В Москве открылся православный центр трудоустройства бездомных

В «бомжи» не уходить, а действовать разумно

Пусть враг недоумевает, а Ангелы на небесах – радуются: О правильном отношении к падениям в жизни воцерковленных христиан


Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Руководство школ начало лишать отказников от термометрии права на очное образование!

Инструкция по противодействию термометрии, навязываемой каждому при входе в российские школы, которую ОУЗС опубликовал накануне, оказалась очень актуальной. Мы начали получать от родителей из разных регионов тревожные сигналы: руководство школ уже готово идти на крайние дискриминационно-карательные меры и лишает права на получение образования (гарантированного Конституцией) детей тех родителей, которые ...


Правовые основания отказа от принудительной вакцинации от ковид

Детальная инструкция в конце. Внимательно дочитайте до конца! Частью 3 статьи 37 Конституции РФ гарантированы права каждого на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы.


Юридическое заключение на проект федерального закона № 986679-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

10 июля 2020 года в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации внесен проект федерального закона № 986679-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – законопроект). Согласно пояснительной записке законопроектом изменяется порядок отобрания ребенка у родителей (иных лиц, на попечении которых находится ребенок) при непосредственной угрозе его жизни или здоровью.


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4
Фотогалерея
Полезно почитать

Тату для Тимура

2015 год, Крым, город Саки. Я на густонаселенном пляже арендовала лежак и молча любуюсь видом на море; время от времени названивает сын с бытовыми вопросами: «Мам, а где моя синяя футболка?» Пока я объясняю, со счета списывается стоимость трех футболок: роуминг. А когда вечереет, вижу гуляющего по пляжу мужчину, забинтованного с головы до пят.


Трагедия жизни Наследника Престола

Великий Князь Алексей Николаевич Романов (1904–1918) вошел в историю как Наследник Русского Престола, единственный и долгожданный сын Государя Императора Николая II. Он прожил совсем короткую жизнь – в день гибели Царской Семьи ему не исполнилось и 14-ти лет. Просиял он как ясная заря на рассвете новой истории России.


Громкая читка (продолжение)

И ещё на одно мероприятие для избранных я попал, благодаря Тендрякову, на экскурсию в знаменитые винные подвалы «Магарач». В переводе «стоянка осла». Знамениты они ещё и тем, что фашисты, долго жировавшие в Крыму, знали, конечно, о винных подвалах, искали их, но - великая честь ялтинцам - никто не выдал, где они.


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100