Воскресенье, 24 Июня 2018 г.
Духовная мудрость

Архиеп.Феофан о демократии
Современные демократии всех стран, являющиеся по своему существу несомненным и самым ярким выражением религии обожествления самого человека, будут в конце концов объединены под властью антихриста.
Архиеп. Феофан Полтавский

свт. Григорий Богослов о худом мире
Не всяким миром надобно дорожить. Ибо есть прекрасное разногласие и самое пагубное единомыслие. Но должно любить (только) добрый мир, имеющий добрую цель и соединяющий с Богом. Когда же идет дело о явном нечестии, тогда должно скорее идти на огонь и меч, не смотреть на требование времени и властителей (дерзну сказать, не только мирских, но и духовных) и вообще на все, нежели приобщаться лукавого кваса и прилагаться к зараженным. Всего страшнее – бояться чего-либо более, нежели Бога, и по сей боязни служителю истины стать предателем веры и истины!
Святитель Григорий Богослов

Свт.Киприан Карфагенский об экуменическом диалоге
Еретики никогда не возвратятся в Церковь, если мы будем укреплять их в убеждении, что у них тоже есть Церковь и Святые Таинства.
Сщмч. Киприан Карфагенский об экуменическом диалоге

Св. Фотий Великий о Единой Церкви
Существует лишь одна Церковь Христова, Апостольская и Соборная, не больше, даже не две, а прочие суть синагоги лукавнующих и сборище мятежников.
Свт. Фотий Великий о Единой Церкви

Прп.Иустин о папе
На втором Ватиканском соборе в наши дни так упорно и искусно защищалась неприкосновенность догмата <о непогрешимости папы>, ставшего эпохальным событием для Европы, особенно – ее апокалипсиса, в который она уже вступила. Этим догматом европейский гуманизм пришел к своему идеалу и идолу – человек провозглашен верховным божеством, европейский гуманистический пантеон получил своего Зевса.
Прп. Иустин (Попович)

В кулуарах

Жизнь на ощупь: О трагедии утери традиций, православного предания в современном образе жизни
...Погруженный в окружающий хаос мировоззрений, представлений и традиций, современный христианин часто даже не представляет, каким образом выглядит человек, который воплощает в своей жизни церковные догматы и Евангельские заповеди. Кто-то пытается устроить свою жизнь по книгам, но в результате достигает...

Чем больше у людей привязанностей, привычек, тем легче бесам управлять ими: Исповедь бывшего «профессионального» и успешного мага
Когда мне было 17 лет, к нам в гости пришла женщина, экстрасенс. Лично знавшая Джуну Давиташвили и преподававшая безконтактное лечение руками. Она предложила мне совершить астральное путешествие. После 5-6минут ходьбы по комнате я и впрямь каким-то неведомым образом очутился вне тела…

Уничтожение русской души как сущность либерализма: Об эволюции русофобии в России
Либеральное сознание онтологически, глубинно, сущностно негативно относится к Православному кодексу нравственного поведения и враждебно к цивилизационной роли Русского мира. И ничто так не отделяет настоящего либерала от России, как учение Иисуса Христа с Его проповедью любви к ближнему...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
«Ты умираешь, Ты и спасаешь»: Уникальный перевод кондака на распятие Господа преп. Романа Сладкопевца

&laquo;Ты умираешь, Ты и спасаешь&raquo;: Уникальный перевод кондака на распятие Господа преподобного Романа Сладкопевца
В день Великой Пятницы – в день воспоминания распятия Господа – публикуем никогда не переводившийся с древнегреческого языка, в подлинной византийской метрике, кондак преподобного Романа Сладкопевца «На страдание Господа и плач Богородицы».

Почему для нас важен этот кондак? Во-первых, в силу того, что его начало читается на утрене Великой пятницы («Нас ради Распятого, приидите, вси воспоим»). Во-вторых, он явился одним из источников канона Симеона Логофета «Плач Богородицы», который читается на повечерии Великой Пятницы.

В кондаке выразительно и ярко отражается скорбь Пресвятой Богородицы о Ее страждущем Сыне:
Ныне, видишь, Чадо, / Моих слез потоки.
Я утру от очей / – сердце Мое сокрушаю / еще боле,
но не может же молчать / помышленье Мое.

С другой стороны, тут парадоксально исповедуется радость страдания Христа:
И день страданья / не явишь горьким.
Ради него сладостен / Я с небес снизошел, / словно манна,
и не на горе Синай [1], / но в чреве Твоем.

Преподобный Роман являет глубокое богословие – сочетание страдания и безстрастия во едином Христе:
Ты же и страждешь, / Ты и не страждешь,
Ты умираешь, Ты и спасаешь!


Перевод с древнегреческого языка совершен диаконом Владимиром Василиком.

Кондак иной,
поемый в Великую пятницу на страдание Господа и плач Богородицы,
несущий акростих следующий: «Смиренного Романа»

Глас 4

Проэмий

Ради нас всех Распятого / все придите, воспоим,
Его же узрела Мария / на Кресте и глаголала:
«Даже распятье терпящий, / Ты еси Сын Мой и Бог Мой».

Любимого Агнца / видя, Агница ныне
ко убийству влекомого, / последовала Мария, / власы распустив,
со иными женами, / так восклицая:
«Камо идеши, Чадо? / Чего ради Свой путь / быстро свершаешь?
Иль готовится новый / брак иной в новой Кане?
И туда поспешаешь, / из воды им вино сотворити?
Пойду ли с Тобою, / останусь ли, Чадо?
Даждь Мне слово, о Слове, / не молчи, идя мимо.
Чистой Ты соблюл Меня, / Сыне Мой, Ты, и Боже.

Не надеялась, Чадо, / таким Тебя видеть,
никогда не верила, / что настолько столь безумны / беззаконные,
что неправедно прострут / на Тебя руки.
Дети ведь недавно / восклицали так Тебе: / "Благословенный!"
Ветвями дорога / преисполненная
для всех указует / беззаконных к Тебе восхваленья.
Чего ж ныне ради / дурное свершилось?
Знать, увы, желаю, / как Мой свет гаснет днесь,
как к кресту пригвождается / Сын Мой и Бог Мой.

Отходишь, о Чадо, / к неправедной смерти,
и никто не состраждет. / Не идет с Тобою Петр, / сказавший:
"Я не отрекусь вовек / даже пред смертью".
И Фома оставил, / возопивший: "Вместе с Ним / все да умрем мы".
А где же иные / сыновья со слугами,
кто должен судить был / двенадцать колен все, / где они ныне?
Из них никого нет, / Один же за всех Ты,
Чадо, Един умираешь / за них, всех Ты спас
и благоволил о всех, / Сын Мой и Бог Мой».

Такое Мария / от скорби глубокой
и от многой горести / восклицала и плакала. / Обратился
к Ней Рожденный от Нея, / так восклицая:
«Что рыдаешь, Мати? / Что с другими женами / Ты предлагаешь?
Бежать от смерти? / Как спасу Адама Я?
Во гроб не вселяться? / Как Я к жизни привлеку тех, кто во аде?
Пусть же, как Ты знаешь, / неправо распнусь Я.
Что же плачешь, Мати? / Лучше воззови же так:
"Ибо волей пострадал / Сын Мой и Бог Мой".

Оставь ныне, Мати, / оставь Свою горесть,
не положено рыдать, / ибо Ты обрадованной / нареклася,
и Твое призвание / плачем не скрывай
и неразумным / не уподобляй Себя, / Мудрая Дево.
В средине чертога / пребываешь Моего.
Не мрачи же душу, / словно вне его пребывающая,
и тех, кто в чертоге, / зови, как рабов Своих.
В трепете бегущий, / всяк Тебя послушает,
когда скажешь: "Где же есть / Сын и Бог Мой?"

И день страданья / не явишь горьким.
Ради него сладостен / Я с небес снизошел, / словно манна,
и не на горе Синай / но в чреве Твоем,
и внутри его Я / усырился, как Давид / предвозвещает
Гору усыренну. / Всечестная, помышляй,
ведь Я существую, / ибо, Слово Сущее, стал в Тебе плотью
и в ней Я страдаю, / и ей Я спасаю.
Не плачь же, Мати, / но Ты лучше воскликни:
"Волей принимает страсть / Сын Мой и Бог Мой"».

При этих реченьях / Пречистая Матерь
от Нее рожденному, / воплощенну несказанно, / еще боле
Свою душу растерзав, / так восклицала:
«Что глаголешь, Чадо: / "Ты с другими женами / не предлагай Мне"?
Им подобно, и Я / в чреве Сына – Тебя –
носила во утробе / и питала молоком сосцами Моими.
Как же хочешь ныне, / чтоб не плакала, Чадо,
о Тебе, спешащем / смерть приять жестокую,
мертвых воздвизающем, / Сын Мой и Бог Мой?

Ныне видишь, Чадо, / Моих слез потоки.
Я утру от очей – / сердце Мое сокрушаю / еще боле,
но не может же молчать / помышленье Мое.
Что глаголешь, Сын Мой: / "Коль не постражду, Адам / здравым не будет"?
Ты же без страданья / многих, многих исцелял.
Очистил проказу / и не пострадал никак, / быв ей непричастен;
Ты расслабленного / воздвиг без болезни,
словом же слепому / зренье даровал, Благой,
и безстрастен Ты пребыл, / Сын Мой и Бог Мой.

Мертвых Ты воздвиг, / не стал Ты мертвым
и не положился в гроб. / Как же скажешь: "Коль не страдаю, / коль не умру Я,
ныне страждущий Адам / не исцелится"?
Повели, о Спасе, / и воздвигнется сейчас / ложе носящий.
Если и во гробе / погребен был Адам,
как Лазаря гласом / Ты из гроба воздвиг, / так и его восставь.
Тебе ведь всё служит, / как всех Создателю.
Что бежишь, о Чадо? К убиенью не спеши,
не дружи со смертию, / Сыне и Боже Мой!»

«Не знаешь, о Мати, / что молвлю, не знаешь.
Так открою Я Твой ум, / и вмести же словеса, / те, что слышишь,
и Сама уразумей / то, что глаголю.
Тот, о ком сказал Я, / ныне страждущий Адам, / болеет люто
не только телом, / но и своей душой.
И по своей воле / заболел, меня не слушав, и пострадал.
Ты знаешь реченье. / Не плачь же, о Мати.
Лучше же воскликни: / "Адама помилуй
и Еву ущедри, / Сыне и Боже Мой!"»

О Сыне, Ты, Девы, / О Боже, Ты, Девы!
Ты вселенной Творец. / Твои муки, Твою бездну / премудрости
ведаешь же Ты, чем был / и чем Ты стал.
Ты, страдать желая, / удостоил к нам прийти, / спасти человеков,
Ты грехи же наши, / словно Агнец, взял на Себя,
Твоим же закланьем / Ты их умертвил, всех же спас, о Спасе.
Ты же и страждешь, / Ты и не страждешь,
Ты умираешь, Ты и спасаешь. / Ты Пречистой даровал
дерзновенье звать Тебе: «Сын и Бог Мой».


Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Информационное общество – демонтаж конституции, безправие человека: Интервью с православным юристом О.А. Яковлевой

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, состоявшийся в феврале 2013 года, призвал государство не принуждать людей к принятию новых технологий учета и обработки персональных данных, которые могут помешать им свободно исповедовать веру Христову и следовать ей в делах личных и общественных. Это...


Мы обращаемся с просьбой кардинальных перемен: Заявление в связи с кризисом в исследовании «екатеринбургских останков»

Публичная полемика вокруг т. н. «екатеринбургских останков» сейчас (по сравнению с прошлым годом) несколько затихла, однако никакой определенности по-прежнему нет. В связи с этим православная общественность составила Заявление, которое мы рекомендуем поддержать всем нашим единомышленникам. Сделать...


Об иудейской сути и угрозах толерантности для Церкви: Метафизика секуляризации и религиозные основы «светской культуры»

Наш основной тезис: светской культуры нет и не может быть в принципе! Чтобы это стало понятней, образней – небольшое лирическое отступление. Туристов, приезжающих в Западную Европу, всегда поражает контраст между потрясающим историко-культурным фоном и снующими здесь людьми. Чувство некоей дисгармонии...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Фотогалерея
Полезно почитать

Царь принес себя в жертву: Митр. Вениамин, схииг. Митрофан и И.М. Друзь о Русской Голгофе в преддверии 100-летия

«Православный Крест» провел небольшой опрос представителей всех уровней иерархии нашей Церкви: епископата, священства и мирян. Нашими респондентами стали: владыка-монархист митрополит Вениамин (Пушкарь); подвижник православно-патриотического движения схиигумен Митрофан (Лаврентьев) и...


Христианину для размышления: В краткую, последнюю, страшную эпоху зверя

Грех ли или добродетель для христианина ожидание Второго Пришествия Господа нашего Иисуса Христа? Очевидно, что добродетель. Это подтверждает и Священное Писание и опыт жизни святых отцов. Почему тогда в наши дни как посмешище и даже объект презрения выставляются те, кто замечает признаки последних времен?..


Понять и вместить подвиг Царя: Беседа с есаулом С.А. Матвеевым ко Дню рождения Государя Николая II

Известны слова святых о Царе и Монархии: «Друзья, крепко стойте за Царя, чтите, любите его, любите Святую Церковь и Отечество и помните, что Самодержавие – единственное условие благоденствия России; не будет Самодержавия – не будет России»; «Чем бы мы стали, россияне, без Царя? Враги наши скоро постарались...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100