Воскресенье, 24 Июня 2018 г.
Духовная мудрость

Архиеп.Феофан о демократии
Современные демократии всех стран, являющиеся по своему существу несомненным и самым ярким выражением религии обожествления самого человека, будут в конце концов объединены под властью антихриста.
Архиеп. Феофан Полтавский

свт. Григорий Богослов о худом мире
Не всяким миром надобно дорожить. Ибо есть прекрасное разногласие и самое пагубное единомыслие. Но должно любить (только) добрый мир, имеющий добрую цель и соединяющий с Богом. Когда же идет дело о явном нечестии, тогда должно скорее идти на огонь и меч, не смотреть на требование времени и властителей (дерзну сказать, не только мирских, но и духовных) и вообще на все, нежели приобщаться лукавого кваса и прилагаться к зараженным. Всего страшнее – бояться чего-либо более, нежели Бога, и по сей боязни служителю истины стать предателем веры и истины!
Святитель Григорий Богослов

Свт.Киприан Карфагенский об экуменическом диалоге
Еретики никогда не возвратятся в Церковь, если мы будем укреплять их в убеждении, что у них тоже есть Церковь и Святые Таинства.
Сщмч. Киприан Карфагенский об экуменическом диалоге

Св. Фотий Великий о Единой Церкви
Существует лишь одна Церковь Христова, Апостольская и Соборная, не больше, даже не две, а прочие суть синагоги лукавнующих и сборище мятежников.
Свт. Фотий Великий о Единой Церкви

Прп.Иустин о папе
На втором Ватиканском соборе в наши дни так упорно и искусно защищалась неприкосновенность догмата <о непогрешимости папы>, ставшего эпохальным событием для Европы, особенно – ее апокалипсиса, в который она уже вступила. Этим догматом европейский гуманизм пришел к своему идеалу и идолу – человек провозглашен верховным божеством, европейский гуманистический пантеон получил своего Зевса.
Прп. Иустин (Попович)

В кулуарах

Жизнь на ощупь: О трагедии утери традиций, православного предания в современном образе жизни
...Погруженный в окружающий хаос мировоззрений, представлений и традиций, современный христианин часто даже не представляет, каким образом выглядит человек, который воплощает в своей жизни церковные догматы и Евангельские заповеди. Кто-то пытается устроить свою жизнь по книгам, но в результате достигает...

Чем больше у людей привязанностей, привычек, тем легче бесам управлять ими: Исповедь бывшего «профессионального» и успешного мага
Когда мне было 17 лет, к нам в гости пришла женщина, экстрасенс. Лично знавшая Джуну Давиташвили и преподававшая безконтактное лечение руками. Она предложила мне совершить астральное путешествие. После 5-6минут ходьбы по комнате я и впрямь каким-то неведомым образом очутился вне тела…

Уничтожение русской души как сущность либерализма: Об эволюции русофобии в России
Либеральное сознание онтологически, глубинно, сущностно негативно относится к Православному кодексу нравственного поведения и враждебно к цивилизационной роли Русского мира. И ничто так не отделяет настоящего либерала от России, как учение Иисуса Христа с Его проповедью любви к ближнему...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Освободительная война и ее дискредитация: Урок истории о помощи угнетаемому славянскому народу-единоверцу
Освободительная война и ее дискредитация: Урок истории о помощи угнетаемому славянскому народу-единоверцу

За други своя

В истории нашего Отечества много славных героических страниц, которыми можно и должно гордиться и нам, и нашим потомкам. Одно из таких событий — Освободительная война 1877-1878 гг., уникальная в мировой истории. И не случайно среди огромного количества освободительных войн только она носит такое название. 140 лет назад Россия начала войну за освобождение единоверцев, православных болгар, которым грозило истребление или поголовная исламизация.

Когда-то имена героев Освободительной войны и рассказы об их подвигах были у всех на устах в России — их поминали на церковных службах, в их честь воздвигали храмы и памятники, им посвящали стихи и песни.

В дореволюционной российской историографии не было разночтений в трактовке причин, характера боевых действий и значения этой войны. В ней утвердился взгляд о том, что после безплодных попыток мирным путем заставить Османскую империю изменить положение подвластных ей славянских народов, 12/24 апреля 1877 г. Александр II подписал манифест об объявлении Турции войны, в котором говорилось: «Христиане Болгарии! Вы переживаете ныне дни для вас приснопамятные. Пробил час освобождения вашего от безправного мусульманского гнета».

Война стала кульминацией политики России, которая последовательно отстаивала идею независимости славянских народов, в то время как в планы европейских держав это не входило. Они не только проявляли поразительное равнодушие к фактам массовых убийств и истязаний десятков тысяч славян, но и считали правомерными действия Османской империи, жестоко подавлявшей восстания доведенных до отчаяния покоренных народов (см. по аналогии: Идея Новороссии – провал или победа?).

По многочисленным свидетельствам современников, «никогда никакая война не возбудила такого всеобщего на Руси сочувствия и одушевления, не вызвала столько жертвоприношений любви, не заслужила в такой полной мере названия "народной"».

И.С. Аксакову* вторит Ф.М. Достоевский: «Это сам народ поднялся на войну, с царем во главе. Когда раздалось царское слово, народ хлынул в церкви, и это по всей земле русской. Когда читали манифест, народ крестился, и все поздравляли друг друга с войной. Мы это сами видели своими глазами, слышали…».

Эта война и стала называться Освободительной, потому что русский народ совершил подвиг самопожертвования, кровью своей, воскресив к жизни братьев по вере и вернув Болгарию из небытия на политическую карту мира. Именно поэтому в Болгарии около 450 (!) памятников, посвященных героям Освободительной войны, улицы болгарских городов и сел носят имена русских освободителей. В болгарских церквях ежедневно возносится молитва за Царя-освободителя и всех павших за освобождение Болгарии. Во многих болгарских семьях из поколения в поколение как дорогая семейная реликвия передаются русские монеты чеканки 1877 г., в которых просверливали отверстие и носили вместе с православным крестиком.

Об этой войне написана масса исторических исследований, а в нашем обществе о ней известно до обидного мало. И дело не только в том, что ореол славы «героев былых времен» с годами утрачивает свою яркость.

Очень показательно, что памятники, воздвигнутые в честь Освободительной войны, советская власть уничтожает одними из первых. Были снесены все воинские мемориалы, посвященные этой войне, разрушены памятники герою Освободительной войны, легендарному «белому генералу» М.Д. Скобелеву в Москве и Петербурге. Более того, осквернена его могила в родовом имении в Рязанской губернии. В Петербурге была уничтожена Колонна Славы, сооруженная из трофейных турецких пушек, захваченных в боях при освобождении Болгарии. 


Разрушая русскую православную цивилизацию, большевики создавали превратный образ Российской Империи как «цитадели деспотизма», «мирового жандарма» и «тюрьмы народов», в истории которой они априори не допускали ничего положительного. Могла ли богоборческая власть почитать героев войны, импульсом которой был религиозный фактор? К слову сказать, этот фактор оказался вымаранным и из истории Крымской войны, и Первой Мировой. История Освободительной войны была обречена на замалчивание и фальсификацию, потому что она яркое свидетельство того, как русский народ сплотился в единый духовный монолит вокруг своего царя и последовал евангельскому завету: «Больше сия любви никто не имеет, кто душу положит за други своя». «Всякая высшая и единящая мысль и всякое верное единящее всех чувство — есть величайшее счастье в жизни наций. Это счастье посетило нас», — писал Ф.М. Достоевский.

Как известно, изучение отечественной истории в СССР началось в 1935-1936 гг. — 15 мая 1934 г. было принято Постановление Совмина и ЦК ВКП (б) о необходимости подготовить к июню 1935 г. соответствующие учебники. Пока их писали, широко использовалась «Русская история в самом сжатом очерке», написанная М.Н. Покровским, руководителем Института Красной профессуры, которая удостоилась похвалы самого Ленина. В ней нет даже упоминания об освобождении Болгарии, а самой Освободительной войне отведена одна строчка о том, что Россия вступила в нее для обеспечения более широкого экспорта своего зерна, чему препятствовала Турция.

Со временем советская историография отказалась от самых вульгарных марксистских выкладок, но основная тенденция в изображении политики Российской Империи сохранялась — она рисовалась как агрессивная, захватническая и империалистическая. Методологическим руководством советской историографии на долгие годы стало указание Ленина о том, что основным объективным содержанием войны 1877-1878 гг. «были буржуазно-национальные движения или "судороги" освобождающегося от разных видов феодализма буржуазного общества» (Полн. собр. соч. т. 26. С 144.). Историю Освободительной войны превратили в иллюстрацию того, как «царизм гнал» бедных русских солдат в далекую Болгарию ради осуществления своих имперских планов.

Отметим, что нет ни одного документа, свидетельствующего о стремлении России к территориальным захватам. Несмотря на то, что во всех военных академиях мира изучался уникальный военный опыт российских военачальников в ходе балканской кампании, в России их имена были под запретом, поскольку многие были вынуждены покинуть Россию и закончили свои дни в эмиграции.

С середины 50-х годов стали вводиться в оборот архивные документы, советская историография несколько изменила свой взгляд на Освободительную войну. Империалистические устремления России по-прежнему сомнению не подвергались, но признавалось, что «объективно (надо понимать, вопреки субъективному желанию, т.е. не хотели, но так уж получилось) результатом войны стало освобождение Болгарии».

В энциклопедическом словаре издания 1980 г. читаем, что война была «начата Россией для укрепления своего влияния на Балканах, и она способствовала освобождению народов Балканского полуострова от османского ига». Но все было как раз наоборот! Россия начала войну с целью освобождения Болгарии, и именно это способствовало укреплению ее авторитета и влияния на Балканах, даже несмотря на то, что европейские державы на Берлинском конгрессе заставили пересмотреть условия Сан-Стефанского мирного договора.

Благодаря расширению источниковедческой базы и развитию сотрудничества с болгарскими историками изучение истории Освободительной войны продвигалось, но шло оно не вглубь, а в сторону расширения круга исследуемых вопросов.

Весь поднятый корпус материалов складывался в удивительную картину — Александр II, оказывается, вовсе и не хотел вступать в войну, но был вынужден это сделать под давлением народа. У русского царя и в аристократической среде освободительная война якобы не снискала симпатий, а российское крестьянство считало борьбу с турками своим кровным делом, читай, из классовой солидарности. Соответственно, «все прогрессивные последствия политики России по отношению к угнетенным народам Османской империи не были связаны с субъективными устремлениями монарха, а произошли вопреки им». Такая трактовка c небольшими изменениями дожила вплоть до начала 90-х годов, когда исчезли жесткие рамки коммунистической цензуры, стали доступны многие документы спецхрана, в том числе дневники Ф.М. Достоевского, православная литература. Заметьте, то, что свободно можно было прочитать в годы так называемой «самодержавной тирании», нам запретили читать руководители коммунистической партии, которые, видимо, не напрасно опасались, как бы Ф.М. Достоевский не развеял насаждаемое с 1917 г. представление о Российской Империи.

По выражению видного русского историка А.Н. Боханова, «православная оптика» обладает особой формой мировосприятия, совершенно отличной от позитивистско-материалистических лекал, утвердившихся в историческом сознании. Через призму «православной оптики» Освободительная война приобрела новое измерение и то содержание, которое открывалось православному сознанию русских людей, совершивших безпримерный освободительный поход. Если еще недавно советская историография не употребляла лишний раз имени Государя, предпочитая писать безлико «Россия стремилась, Россия решила, царизм рассчитывал», то теперь читатели узнали, что внешняя политика России разрабатывалась и проводилась не абстрактным субъектом. Именно царствующий монарх Александр II был творцом внешнеполитической стратегии и тактики Российской империи. Появились работы, где открыто утверждалось, что главным императивом его политики был нравственный императив.

Сохранились документы, свидетельствующие, что император пытался избежать войны и мирным путем принудить турецкие власти изменить положение подвластных христиан. Он не просто так называл своих солдат «дети мои», Государь действительно по-отечески относился к ним, он понимал, что начать войну в условиях еще не законченной военной реформы и перевооружения, когда турецкая армия превосходит российскую и по количеству, и по качеству вооружения, означает послать многих из них на верную смерть. Понимал он и то, что события на Балканах достигли критической точки, и результат промедления будет один — спасать будет некого. Почувствовав поддержку своего народа, который жаждал отдать долг единоверцам, сыгравшим важную роль в распространении кириллицы и христианства на Руси, был готов пострадать за веру, Александр II начал войну, которую русские люди считали войной «за истину, за святое дело».

Вдохновляющим примером для воинов было личное присутствие на фронте Российского императора, который был убежден, что и его сын «как будущий император, не может не участвовать в походе» и отправил на фронт будущего Александра III, чьи боевые заслуги были отмечены орденом Владимира I степени и орденом Георгия II степени. В войне участвовали все великие князья, фрейлины императрицы в качестве сестер милосердия, блеск русского офицерства, цвет русской нации, в том числе — сын А.С. Пушкина, родственник М.Ю. Лермонтова, светила российской медицины Н.И. Пирогов, Н.В. Склифосовский, С.П. Боткин, В.М. Бехтерев, художники В.В. Верещагин, В.Д. Поленов, К.Е. Маковский, писатели В.И. Немирович-Данченко, В.М. Гаршин, В.А. Гиляровский. Навеки покрыли свои имена славой русские военачальники М.Д. Скобелев, Ф.Ф. Радецкий, И.В. Гурко, Н.Г. Столетов, Э.И. Тотлебен и многие другие.

Как ни парадоксально, не многочисленные труды наших историков, а поездки в Болгарию и общение с болгарами способствовали расширению знаний об Освободительной войне у наших соотечественников. Увиденные воочию храмы-памятники, многочисленные памятники Царю-освободителю, военачальникам и воинам Российской императорской армии, имена русских героев, запечатленные в названиях болгарских улиц и площадей, пробуждали гораздо больший интерес к отечественной истории, чем наши школьные учебники с их описанием развития производительных сил и производственных отношений. Когда стоишь у памятника Свободы на Шипке, где и летом тебя сбивает с ног пронизывающий ветер, и пытаешься представить, как небольшой отряд русских солдат и болгарских ополченцев под руководством генерала Н.Г. Столетова четыре месяца героически держал здесь оборону, отбивая атаки многочисленного корпуса Сулейман-паши, как в молитвах благодарили Бога за победу: «Не нам, не нам, но имени Твоему…» сердце русского человека не может не преисполниться гордостью за своих соотечественников. Щемит сердце. В российской и европейской печати Шипку называли «Фермопилами новейшего времени». Здесь рождаются совсем иные мысли и чувства, нежели когда читаешь про «судороги буржуазного общества».

Стереотипы секулярного сознания оказались устойчивыми. И сегодня одни исследователи делают акцент на «филантропические» мотивы российской политики, другие ищут факты ее завоевательных намерений.

Распространение получил вывод о том, что в ходе войны Россия боролась за свои государственные и национальные интересы, которые объективно совпадали с интересами болгар и других порабощенных народов, и таким образом обеспечила их этническое спасение.

Особо выделяется группа авторов, которая объявляет фантомом, мифом все рассуждения о единстве веры, славянском братстве, называет мифологемой представления о России как центре славяно-православного мира и ее предназначении покровительствовать и защищать славян, о которых в России, дескать, ничего толком и не знали. Они полагают, что «навязчивое покровительство», «истеричная газетно-церковная агитация», деятельность Славянских комитетов, — все это мешало «рациональному восприятию действительности», «прагматическому подходу» российских правящих кругов. Подобные секулярные штампы родились не сегодня.

В свое время мудрый Ф.М. Достоевский, с тревогой отмечавший уход и отход известной части русской интеллигенции от Церкви, не мог не ответить «эволюционистам» и «прогрессистам», которые призывали «не придавать широко развернувшемуся движению в защиту славян вероисповедный характер». «Но что же делать с историей и с живой жизнью: надо или не надо придавать, оно само собою так выходит. Сообразите: турок режет славянина за то, что тот, будучи христианином, райей, осмеливается домогаться с ним равноправия. Перейди болгарин в магометанство — и турок тотчас же перестанет мучить его… Следственно, если болгаре терпят такие лютые муки, то уж, конечно, за свое христианство…»

Достоевский пытался достучаться до «русских европейцев», разъяснял, что Православие было не только религиозной ценностью русского народа, но и его политическим мировоззрением, которое предопределяло особое восприятие мира и иной, чем у европейцев, тип государственности и культуры.

«В Европе выгода — у нас жертва», писал Достоевский.

«Братство во Христе» в этом мировоззрении — первичная и основополагающая категория бытия, отодвигающая на второй план кровные узы и геополитические союзы.

Русский народ в массе своей не знал, что такое Болгария и какие они, болгары, но понимал, что «безбожные агаряне» убивают братьев во Христе, и те умирают с именем России на устах. Эту народную «православную историософию» разделял и император Александр II, и подавляющее большинство его подданных.

4 января нынешнего года — это день освобождения Софии — к памятнику Царю-Освободителю в центре болгарской столицы кто-то принес свежие цветы, а рядом на снегу написали: «Спасибо, Россия!» — они явно не читали про «фантомы» и «мифологемы».

___________________
* См. его статью, обличающую главную причину европейской русофобии: Историческая вражда двух противоположных начал – латинского и православного: И.С. Аксаков о корне ненависти к России.

Решетникова Ольга Николаевна,
кандидат исторических наук

Источник: Сегодня.Ру
http://www.segodnia.ru/content/184348


Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Информационное общество – демонтаж конституции, безправие человека: Интервью с православным юристом О.А. Яковлевой

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, состоявшийся в феврале 2013 года, призвал государство не принуждать людей к принятию новых технологий учета и обработки персональных данных, которые могут помешать им свободно исповедовать веру Христову и следовать ей в делах личных и общественных. Это...


Мы обращаемся с просьбой кардинальных перемен: Заявление в связи с кризисом в исследовании «екатеринбургских останков»

Публичная полемика вокруг т. н. «екатеринбургских останков» сейчас (по сравнению с прошлым годом) несколько затихла, однако никакой определенности по-прежнему нет. В связи с этим православная общественность составила Заявление, которое мы рекомендуем поддержать всем нашим единомышленникам. Сделать...


Об иудейской сути и угрозах толерантности для Церкви: Метафизика секуляризации и религиозные основы «светской культуры»

Наш основной тезис: светской культуры нет и не может быть в принципе! Чтобы это стало понятней, образней – небольшое лирическое отступление. Туристов, приезжающих в Западную Европу, всегда поражает контраст между потрясающим историко-культурным фоном и снующими здесь людьми. Чувство некоей дисгармонии...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Фотогалерея
Полезно почитать

Царь принес себя в жертву: Митр. Вениамин, схииг. Митрофан и И.М. Друзь о Русской Голгофе в преддверии 100-летия

«Православный Крест» провел небольшой опрос представителей всех уровней иерархии нашей Церкви: епископата, священства и мирян. Нашими респондентами стали: владыка-монархист митрополит Вениамин (Пушкарь); подвижник православно-патриотического движения схиигумен Митрофан (Лаврентьев) и...


Христианину для размышления: В краткую, последнюю, страшную эпоху зверя

Грех ли или добродетель для христианина ожидание Второго Пришествия Господа нашего Иисуса Христа? Очевидно, что добродетель. Это подтверждает и Священное Писание и опыт жизни святых отцов. Почему тогда в наши дни как посмешище и даже объект презрения выставляются те, кто замечает признаки последних времен?..


Понять и вместить подвиг Царя: Беседа с есаулом С.А. Матвеевым ко Дню рождения Государя Николая II

Известны слова святых о Царе и Монархии: «Друзья, крепко стойте за Царя, чтите, любите его, любите Святую Церковь и Отечество и помните, что Самодержавие – единственное условие благоденствия России; не будет Самодержавия – не будет России»; «Чем бы мы стали, россияне, без Царя? Враги наши скоро постарались...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100