Понедельник, 27 Мая 2019 г.
Духовная мудрость

Свт.Серафим об экуменизме
В прежние века, возбуждая в Церкви всякие ереси, дьявол хотел погубить Святую Церковь через смешение православных с еретиками. Это делает он и ныне через то же самое смешение посредством экуменизма с его неисчерпаемыми масонскими капиталами.
Свт. Серафим (Соболев) о масонском экуменизме

Митр. Иоанн о теории ветвей
Никакого разделения церквей никогда не происходило. История Христианства недвусмысленно и ясно свидетельствует о том, что в действительности имело место постепенное отпадение, не разделение, а именно отпадение западных народов и западноевропейских конфессий от Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви.
Митр. Иоанн (Снычев) об экуменической «теории ветвей»

Архиеп.Серафим о "церквах"
Называть церковью каждое из еретических обществ – это значит не иметь правильного понятия о Церкви и попирать нашу веру в догмат о Церкви, изложенный в девятом члене Символа веры.
Архиеп. Серафим (Соболев) о «христианских церквах» запада

Свт.Игнатий: не покусись
Отступление попущено Богом: не покусись остановить его немощною рукою твоею. Устранись, охранись от него сам: и этого с тебя достаточно. Ознакомься с духом времени, изучи его, чтоб по возможности избегнуть влияния его.
Свт. Игнатий (Брянчанинов)

Архиеп.Феофан о демократии
Современные демократии всех стран, являющиеся по своему существу несомненным и самым ярким выражением религии обожествления самого человека, будут в конце концов объединены под властью антихриста.
Архиеп. Феофан Полтавский

В кулуарах

Мы боимся не того «конца света»: Подлинный Апокалипсис тихо происходит в наших сердцах
Понятие Апокалипсиса у нас стойко ассоциируется со страшными, катастрофическими событиями мирового масштаба. И все мы знаем о внешних признаках приближения вселенской катастрофы. Много о них говорим, обсуждаем это. Но есть и другие, куда более важные, сокровенные признаки. Господь говорит, что в последние времена «по причине умножения беззакония…

«Розовый оптимизм» в вопросах глобализации опасен: В.П. Филимонов о преступной лояльности к мировым процессам
...До сих пор многие православные, включая представителей духовенства, не хотят видеть, что на планете Земля вступило в решающую фазу построение новой «цифровой» цивилизации, которое может иметь для человечества самые катастрофические последствия. Причём, это происходит на фоне небывалого нравственного...

О распятой России: Пророческие и целительные для Русских труды свт. Николая Сербского
«Сколько бы сатана ни выглядел умным в своих собственных глазах, он глуп во всех своих кознях против святой Небесной логики. И рука сатаны не коснется души Русского народа: Господь не попустит. И сила иудействующих в России не означает их победы, но только прелюдию к Русской победе. Как и в случае с...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
Радоваться – наш долг перед Божией любовью: Фоновое скорбное настроение по жизни не нормально для православных 27.06.2018
Радоваться – наш долг перед Божией любовью: Фоновое скорбное настроение по жизни не нормально для православных

Умение радоваться – одна из удивительных и, без преувеличения, спасительных способностей человека. Можно ли воспитать ее в себе, можно ли этому научиться? Как соотносится радость с другими способностями и чувствами человека?

О СКОРБНОСТИ РАЗРУШАЮЩЕЙ

Читая Священное Писание – в частности, Евангелие и Апостольские послания, – мы находим там множество различных заповеданий. Это не только собственно заповеди – это слова Христа, обращенные в различных ситуациях к ученикам и через них – к каждому из нас, это наставления апостолов, которые они давали тем, кто составлял их паству. Среди этих наставлений находится и заповедание радоваться (ср. 1Фес. 5, 16). 

Это одно из тех заповеданий, которые, по опыту, наиболее часто забываются или же понимаются неправильно.

Не буду говорить здесь подробно о том стереотипном суждении, которое можно услышать от нецерковных людей, изредка по какой-то надобности в храм заходящих: стоят, мол, православные на службе с мрачными и скорбными лицами, лишенными не только радости, но и какого-либо эмоционального интереса к происходящему. Не буду потому, что мнение это во многом неверно: просто человек, зашедший в храм на 15‒20 минут во время службы, видит людей молящихся, сосредоточенных, напряженно борющихся с рассеивающими их ум помыслами. И, конечно, их лица будут серьезными. Но те же самые люди после литургии будут и улыбаться, и шутить, и проявлять тепло и интерес друг к другу. Так что в целом это мнение ошибочно. Но некоторые основания у него определенно есть.

Христианская вера человека, его пребывание со Христом предполагают не только какую-то радость в храме – они предполагают умение по-настоящему радоваться жизни как таковой. И нельзя не признать, что такой внутренней, глубинной, не расхищаемой житейскими обстоятельствами радости у большинства из нас недостаточно либо нет совсем. А между тем радоваться на протяжении всей своей жизни – для христианина не просто заповедь, а долг его ответной любви к Богу.

Мы часто слышим о том, что жизнь каждого человека, который собирается посвятить свою жизнь богоугождению, обязательно будет исполнена скорбей, что невозможно, как говорит преподобный Исаак Сирин, приблизиться к Богу иначе, нежели скорбями. Из этого многие делают неправильный вывод о том, что раз в мире будете иметь скорбь (Ин. 16, 33), значит и для нас самих внутреннее состояние скорби должно быть фоновым, постоянным, нормальным. Но оно как раз-таки ненормально – прежде всего потому, что человек, который постоянно находится в такой угнетенности, в ощущении безрадостности бытия, начинает разрушаться изнутри – и психически, и зачастую физически. А это значит, что он теряет силы, теряет деятельную способность души и вместо того, чтобы служить своим ближним, становится для них ношей, зачастую очень тяжелой. 

Уж я не говорю о том, что когда люди, далекие от Церкви, видят такое саморазрушение верующего человека, желания последовать путем веры у них явно не прибавляется.

Подлинная радость является в этом мире таким же редким явлением, как подлинное смирение, как настоящая любовь. Но в ней, как и в любой добродетели, можно упражняться, вникать в ее суть, учиться ей

Прежде всего, наверное, нужно понять, что речь идет не о той радости, не о том эмоциональном возбуждении, которое вызывают в нас вещи скоропреходящие, суетные – речь идет о радости совершенно иной. Эта радость проистекает от сознания того, что Господь дал нам эту жизнь, что мы каким-то чудом оказались введены Им в это бытие. Помню, как меня в детстве, лет с четырех, поражала такая мысль: «Вот есть я. А как получилось, что это именно я, а не кто-то другой?» Тогда я еще не знал о вере, но ответ для себя нашел такой: «Кто-то должен был угадать, что я – это именно я, и поэтому я появился». И я это воспринимал как что-то удивительное и чудесное. По мере взросления такие мысли куда-то уходят, забываются, но тем не менее нас не должно оставлять это чувство: личное бытие каждого человека – это чудо. Без этого не может быть той радости о Боге, к которой мы призваны.

Стоит сказать, что не всякая радость, которую испытывает человек в связи с размышлениями о Боге, является той радостью, о которой мы сейчас говорим. Бывает радостное чувство, происходящее просто от того, что сердце человека во время молитвы разогрелось, оживились душевные впечатления. Оно может сохраняться в человеке достаточно долго, и это чувство хорошее, безусловно. Но это не та радость, которая будет с человеком несмотря ни на что, даже в периоды самых тяжелых испытаний. А духовная радость в тяжелых внешних обстоятельствах не исчезает, так она и проверяется.

Есть еще состояние эйфории, которое тоже подчас принимают за радость о Боге. Порой оно является результатом совершенно неправильной духовной жизни, порой – просто следствием слабости нервной системы, которая «перегревается» и ощущает всё очень остро. Эйфорию тоже можно и нужно отличать от радости, являющейся плодом глубокой христианской жизни, по одному существенному признаку – усталости. От эйфории человек всегда рано или поздно устает, а радоваться о Боге не устает никогда.

УСНУТЬ И ПРОСНУТЬСЯ В РАЮ

Что же мешает духовной радости возрастать в нас? Многое, но об одном моменте хотелось бы сказать особо: люди, приходя в храм и начиная жить христианской жизнью, зачастую приносят с собой привычку паниковать.

Когда у человека спрашиваешь, зачем же он себя этой паникой, тревогой так мучает – порой до того, что радоваться уже ничему становится не способен,– ответ чаще всего бывает один: что таковы обстоятельства. Однако наряду с этим мы видим в Церкви людей, которые умудряются сохранять покой и светлую радость даже на смертном одре, мы видим людей, у которых разрушается в жизни абсолютно всё, а они не теряют душевного равновесия – и улыбаются искренне, и благодарят Бога буквально за каждый кусок хлеба. Значит, причина не в обстоятельствах все-таки. 

Есть люди, которые живут вполне благополучно, но при этом доводят себя до помрачения рассудка тем, что боятся двух взаимоисключающих вещей: старости и преждевременной смерти. Так чего же вы хотите тогда? Как подметила одна наша прихожанка, «хотим уснуть и проснуться в раю». 

То есть у человека есть некое необоснованное требование: «Я хочу, чтобы было так» – и когда появляется мысль, что будет не так, как хочется, она заполоняет собой всё, и человек приходит в состояние истерики.

А выход здесь только один: понять, что жизнь такая, какая она есть, а не такая, какой мы ее придумали, и начать за нее благодарить, а не чего-то от нее требовать. Не задаваться мучительным и совершенно напрасным вопросом: зачем жить дальше, если будет либо так, либо так – и то и другое в равной степени плохо, тогда какой в этом смысл? Он определенно есть в каждом часе жизни. А открывают этот смысл вера и восприятие жизни не как стечения обстоятельств, а как дара Божия, который притом не однажды был дан, а подается нам каждый день и каждое мгновение.

Почти всегда за неумением радоваться в человеке скрывается совершенно неоправданная внутренняя сложность. Когда человек носит в своей душе нечто несочетаемое, когда в ней нагромождены какие-то мифические конструкции, когда он излишне драматизирует то, что с ним происходит, он через это не то что к радости духовной пробраться не может – он уже и пения птиц не слышит, и солнца закатного не видит, и теплого ветра не чувствует. 

Можно, конечно, сказать, что одни люди от природы более цельны и просты, а другие противоречивее и сложнее, но здесь можно привести такую аналогию. Если человеку не давать, к примеру, несколько суток спать, он неизбежно станет проще. Его жизненный багаж и душевные склонности останутся при нем, но все надуманные внутренние сложности как-то очень быстро станут для него не важны. Подобным же образом действует в человеке и стремление к Богу, когда оно становится всецелым, сильным и настоящим: оно дает человеку понимание, что вот это важно, это не очень, а это можно отбросить. 

Жизнь в стремлении к Богу можно сравнить с полетом на воздушном шаре: ты явственно чувствуешь, когда он начинает снижаться, и начинаешь сбрасывать балласт. И как только ты его скидываешь – освобождаешься от ненужных умопостроений, подозрений, от попыток выразить во многих словах то, что, может быть, вообще словами выражать не нужно, от самооправданий, которые тебя не оправдывают, – жить становится гораздо легче. И радостнее.

«МНЕ ЛЮБЕЗНЕЙ МОЯ ПЕЧАЛЬ»

Человек внимательный, старающийся различать в житейских обстоятельствах действие Промысла Божия, обычно видит в своей жизни гораздо больше поводов для радости, чем могут заметить извне окружающие его люди. В иных же случаях нередко бывает ровно наоборот. Бывает так, что говоришь с человеком, буквально по полочкам ему раскладываешь, что его даже просто по-человечески может в жизни и радовать, и утешать, – и вдруг сталкиваешься с тем, что он радоваться не хочет. Ему, оказывается, роднее и ближе пребывание в том скорбном состоянии саможаления, в котором он к священнику пришел. Он находит в этом для себя какое-то патологическое утешение и не хочет от него отказываться. Как такое вообще возможно?

Не только возможно, но и неудивительно, на самом деле, потому что радость в христианском ее понимании – это не только полнота жизни, но это и всегда душевный труд. Это всегда некая открытость людям: невозможно по-христиански радоваться, законопатившись где-то в своем углу. И бывает гораздо проще ничего этого не делать, а делать всё наоборот и находить в этом мрачное, извращенное удовлетворение. Поэтому мне кажется, что каждый из нас, желая научиться радоваться, должен в самого себя всмотреться и спросить себя: хочу ли я, действительно, меняться, или мне любезней моя печаль? И если окажется, что последнее, с этим нужно обязательно всеми силами бороться. 

Ведь если человек не радуется, он и благодарить не может, чем сам себя лишает благодати и помощи Божией. Преподобный Исаак Сирин говорит о том, что нет такого благодеяния Божия, которое оставалось бы не умноженным, кроме того благодеяния, за которое человек бывает неблагодарен. Так что можно сказать, что чем дольше человек предпочитает воспринимать всё в мрачном виде, тем хуже становится его реальное положение.

ИЗМЕНИТЬ НАСТРОЙКИ

Безусловно, способность человека переживать радость, его восприимчивость к ней зависит от его устроения. Однако мы привыкли говорить «устроение», подразумевая некую данность, тогда как на самом деле оно, скорее, имеет нечто общее с настройками смартфона: мы привыкаем к определенным параметрам, но, покопавшись в них и разобравшись, их можно изменить. 

Человек зависит от многого: от своих навыков, привычек, страхов, интересов, эмоционального настроя на те или иные явления; выстраивая тем или иным образом всё это, можно значительно изменить общую «конфигурацию». И если человек хочет жить жизнью радостной, к этому нужно отнестись как к очень серьезному делу, которое требует именно такого выстраивания себя.

На пути нашего обучения чему-либо всегда есть простейшие действия, выполняя которые, человек постепенно приобретает навык. И в обучении себя тому, чтобы воспринимать жизнь непосредственно и так же непосредственно ей радоваться, тоже можно найти такие элементарные упражнения. К примеру, сказал нам человек какое-то слово, и закрадывается в наше сознание помысл: а что он имел в виду? Он просто так это сказал или с подтекстом? Здесь нужно себя остановить и возразить: «Это не важно, он сказал ровно то, что сказал, и больше я об этом не думаю». Или вкрадывается в наше сердце страх чего-либо. Мы должны сразу оценить: он реальный или надуманный? И надуманный – без сожаления отбросить, потому что иначе мы радоваться жизни никогда не научимся.

А еще нужно почаще напоминать себе, что Бог создал человека для благобытия, и хотя мы его лишились, совершив грех, ошибку в лице наших праотцев, для человека естественно к этому благобытию стремиться. Поэтому всё то доброе, что можем собрать мы в фокус нашего увеличительного стекла, от огромного солнца до крохотного жучка, от чьей-то улыбки до замечательного тихого утра, нужно обязательно собирать и направлять этот фокус в свое сердце

И тогда, может быть, станет действительно живым наше свидетельство о Христе для тех, кто эту радость жизни потерял, а глядя на нас, вновь захотел найти.


Источник: http://www.pravoslavie.ru/113849.html

___________________
См. также:





поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Православные объединились для борьбы с цифрофашизмом: 20 апреля 2019 г. учрежден «Комитет защиты персональных данных» (КПД)

В субботу, 20 апреля 2019 г., в Москве около 1000 православных граждан из более чем 20 регионов России, а также представители Украины и Белоруссии собрались на Всероссийской конференции «Принудительная оцифровка личности или свобода человека». В контексте спешно принимаемых компрадорами во власти законов...


Три шестерки Апокалипсиса: Ответы на вопросы о конце мира, антихристе и его начертании

Что представляет собой православное учение о нашумевших сегодня апокалиптических вопросах? Зачем нам думать об антихристе и о «конце света»?.. Представляем богословский анализ некоторых воззрений на учение о конце мiра, антихристе и его начертании...


Ломка устава: Отзыв на проект документа «Пассия как элемент современного православного богослужения»

Представленный проект документа вызывает впечатление странной нелогичности. Он составлен с явным намерением легализовать пассию «как элемент современного православного богослужения». Эта цель прописана в самом его названии и содержится в итоговом заключении…


<<       >>   |  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 1 2 3 4
Фотогалерея
Полезно почитать

Церковь не должна молчать о глобализме: О. Никодим (Шматько) о Воскресении Христовом и угрозах трансгуманизма (+ВИДЕО)

В наше время нередко можно встретить какого-нибудь невежду или даже священнослужителя, который критикует верующих людей, не желающих подчиняться тотальному электронному контролю. Говоря множество слов о любви, эти критики извергают неприкрытую злобу в адрес тех, кто держится святоотеческого учения по вопросам глобализации. И даже выступления Святейшего Патриарха Кирилла на эту тему...


Каждый должен быть готов к исповедничеству: Беседа с чадом старца Кирилла (Павлова) игуменом Силуаном (Филипповым)

«Если мы привязаны к этой жизни – мы не христиане»; «Вера – самый надежный наш спутник до гроба. Трудно жить на свете без веры, а еще труднее умирать… Вера же во мрак самого гроба проливает отрадный свет. При всяких бедствиях и невзгодах, постигающих нас, она укажет нам, где найти утешение и как отразить...


Может ли Россия сегодня возродиться в качестве Третьего Рима: Протодиакон Владимир Василик о Византийской Империи и ее Преемнице

Наш собеседник – протодиакон Владимир Василик, доктор исторических наук, кандидат филологических наук, кандидат богословия, доцент Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, член Синодальной богослужебной комиссии. Многим православным он известен как автор публикаций в православных...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100