Пятница, 23 Августа 2019 г.
Духовная мудрость

сщмч. Иннокентий (Просвирнин) о патриотизме
Вернуться на стезю отцов, идти по стопам отцов – это главная задача нашего времени. Так мы понимаем патриотизм…
Архим. Иннокентий (Просвирнин) о спасении и России

Прав. Иоанн Кронштадтский о войне и России
Вот цель бед и скорбей, посылаемых нам Богом в этой жизни. Они нужны как отдельному лицу, так и целому народу. Народу, погрязшему в нечестии и грехах. Россию куют беды и напасти.
Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Архиеп.Феофан о демократии
Современные демократии всех стран, являющиеся по своему существу несомненным и самым ярким выражением религии обожествления самого человека, будут в конце концов объединены под властью антихриста.
Архиеп. Феофан Полтавский

прп. Анатолий Оптинский об апостасии монахов
Горе будет в те дни монахам, кои обзавелись имуществом и богатством, и, ради любви к покою, готовы будут подчиниться еретикам. Они будут усыплять свою совесть, говоря: «Если мы охраним и спасем обитель, Господь нас простит». Несчастные и ослепленные не помышляют о том, что с ересью войдет в обитель бес, и будет она тогда уже не святой обителью, а простыми стенами, откуда отступит благодать.
Оптинский старец Анатолий Младший об апостасии

Оптинский старец Никон о душепагубном влиянии запада
Европа научила нас внешним художествам и наукам, а внутреннюю доброту отнимает и колеблет Православную веру; деньги к себе притягивает.
Оптинский старец Никон о душепагубном влиянии запада

В кулуарах

Где лучше жить в наше апостасийное время?: 5 страхов, которые надо победить. Господь выведет Своих
Уважаемая редакция, хочу через Вас обратиться с вопросом к какому-нибудь авторитетному священнику. Сейчас в интернете, в связи с апостасийным возрастанием и усилением электронного контроля, много пишут о том, что лучше жить вдали от мегаполиса. Мы тоже это понимаем, но хотелось бы услышать церковную...

Апокалипсис в действии: Близ есть, при дверех (+ВИДЕО)
Очевидно, что не можем устраниться от ожидающих нас впереди событий, предваряющих Второе Пришествие Христово и предсказанных Господом в Священном Писании и пророчествах многочисленных святых, близких от нас по времени и далеких. Посмотрим, что для нас готовили и осуществили сильные мира сего в текущем...

Народ уходит от непоминающих: Два случая возвращения из раскола в лоно матери-Церкви
Тема раскола по-прежнему остается одной из актуальных в православной жизни. Уход из Русской Православной Церкви в храмы, где не поминают Патриарха, переход к «истинно-верующим» – катакомбникам, старообрядцам, зарубежникам, и прочие отступления являются кровоточащей раной на теле многострадальной России...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
«В подкрепление Талькову – песни Трошина»: Памяти русского отрока (+ВИДЕО) 18.08.2015
«В подкрепление Талькову – песни Трошина»: Памяти русского отрока (+ВИДЕО)

Начало. Продолжение см.:
За Россию-мать сладко помирать: День памятной кончины поющего отрока-иподиакона Максима Трошина (14 ВИДЕО)



Необычайно трудно в нынешний день плыть могучему кораблю нашей страны по волнам океана истории. Трудно потому, что случались и пробоины, и кренило нас в разные стороны, и паруса срывало ветрами революций и перемен. Вот и теперь воды времён неспокойны для России. Страшной братоубийственной войной пылают просторы Донбасса, живьём сожгли людей в Одессе, ради политической игры проливается кровь всё новых и новых невинных жертв. Что же способно быть ужасней всего этого? Казалось бы, ничего нет и быть не может, если бы не существовал  другой тип войны, войны, на которой не свистят пули и не стрекочут пулеметы, но от этого она только страшнее. Речь идёт о войне информационной, о войне культурной, о войне духовной. Эта война сродни соляной кислоте, которая медленно, но верно подтачивает  дно нашего корабля, чтобы в конечном итоге потопить всё то, что мы строили веками, за что наши предки отдавали свои жизни. Что достаточно сделать для того, чтобы истребить страну и народ? Для этого надо уничтожить национальный язык, культуру и искусство. И это будет самое страшное поражение, самая неизлечимая рана. Самое верное оружие в этой войне – пропаганда лжи. На наших глазах пытаются переписать русскую историю, стравить нас с нашими братьями, просто обмануть и одурачить. Крепки, мудры и непродажны наши деды и отцы, однако они постепенно уходят в своё славное прошлое, уступая место поколению новому, на которое дуют все те отравленные ветры, что пытаются напустить как порчу прямые враги России. И на сегодняшний день актуально – особенно усердно воспитывать в правильном ключе наших отроков и отроковиц, наших будущих защитников и будущих матерей. Как упоминалось выше, язык, культура и традиции – это и есть тот каркас, который удерживает на  плаву судно нашей великой державы. Именно ими нужно наполнять сердца нашей молодёжи. И как бы жестоко и бездуховно ни было время, среди юного поколения найдутся те, кто останется верен этим важнейшим основам, кто не поплывёт по течению выгоды и моды, кто, наконец, будет верным сыном своего Отечества. И об одном таком светлом русском отроке, певце и авторе-исполнителе, я бы хотел поразмышлять. Имя этому отроку – Максим Трошин.

Вот уже двадцать лет минуло с того момента, как совсем ещё юный Максим (на момент ухода ему даже не исполнилось 17 лет!) перешёл из нашего грешного мира в мир высокий и чистый. Несмотря на то, что выдающегося уроженца Брянщины помнят, любят и почитают в узких кругах людей, хочется, чтобы знали о нём и среди широких народных масс, особенно среди представителей современного поколения.

Родился будущий «русский Робертино Лоретти» (так впоследствии называли Максима) в Брянске 18 июня 1978 года в православной семье Юрия Павловича и Надежды Михайловны Трошиных. С детства Максима приучали к русской песенной культуре, пели для него в качестве колыбельных родные и любимые в народе песни: «Раскинулось море широко», «По долинам и по взгорьям», «Варяг»… Когда Максим пошёл в садик, у него открылась очень сильная астма, такая же, как и у отца. И именно по настоянию отца для того, чтобы бороться с тяжелой болезнью, Максим  начинает петь и играть на духовых инструментах. Как справедливо замечает Надежда Михайловна, благодаря усилиям Юрия Павловича Максим и состоялся как личность и певец, до самого конца отец и сын были неразлучны. Даже сама Надежда Михайловна, будучи матерью Максима, удивилась, как он, несмотря на свою болезнь, начал петь и вскоре сочинять свои первые песни. Пел Максим всегда громко и мощно, а главное по-настоящему – из глубин душевных и сердечных, пел голосом, который, по меткому выражению Владимира Крупина, соединял прошлое и будущее, который мог быть достаточно резким и призывным, а мог быть тихим и молитвенным… Трудно описать голос Максима… У себя в Брянске Максим служил звонарём храма Тихвинской иконы Божией Матери и иподиаконом у бывшего епископа Мелхиседека, руководил церковным хором, преподавал игру на гуслях, возглавлял молодёжную организацию Русского Национального Собора в Брянской области… В Москве у Максима «на ура» проходили концерты (в том числе в таких значимых местах, как Центр славянской письменности и культуры и Колонный зал Дома Союзов), его талант отметила Алла Баянова, которая выделяла Максима даже среди певцов с профессионально поставленными оперными голосами, добрые пожелания и напутствия юному певцу адресовали Валентин Распутин, Василий Белов, Нина Карташова и др. В репертуар Максима входили песни иеромонаха Романа, Владимира Волкова, казачьи, народные, былинные и цыганские песни, песни на стихи многих русских поэтов Николая Рубцова, Николая Клюева, Сергея Есенина, Фёдора Тютчева и др. Безусловно, отдельного внимания заслуживают и полностью авторские песни Максима («Афганистан», «Горыныч» и др.) и те произведения, к которым юный певец сочинил музыку (например, «Матушка пела» на стихи Константина Скворцова, «На молитве русская земля» периода Первой мировой войны на стихи неизвестного автора, «Журавли» на стихи Петра Орешина). Именно песня «Журавли» наряду с песней Владимира Волкова «Православные» принесла Максиму всенародную известность.

Лично мне бы хотелось отдельно сказать несколько слов об этом произведении. Во-первых, будучи сам в какой-то мере музыкантом, я хотел рассказать о прекрасном влиянии данной баллады на голос. Низкие и высокие ноты удивительно гармонично переплетаются в задумчиво-минорной мелодии, как будто образуя журавлиный клин, а гитарный басовый ход словно подчёркивает долгий и размеренный взмах журавлиного крыла. Необыкновенно лиричная и распевная, эта песня открывает самые сокровенные тайники нашего слуха – как музыкального, так и более глубокого – внутреннего и душевного. Признаюсь, я и сам взял на себя смелость исполнить произведение Максима. И мы вместе с моим педагогом по вокалу и гитаре были удивлены тому, как мой прежде достаточно зажатый голос стал литься просто и естественно, как лесная речка. Во-вторых же, именно в «Журавлях», на мой взгляд, отразились стремления и судьба Максима. Как журавли облетают все земли русские, так и отрок Максим хотел объединить все города наши песнею и верой православной, объединить на уровне высоком и трепетном, чтобы ожили безмолвные поля и пройдены были вековые ухлюпы болот… А судьба… Судьба, а точнее веление Божие, сделало самого Максима тем небесным журавлём, который затронул крылом сердца наши и воспарил заоблачно и далеко, туда, где так сильно ощутимы свет Солнца и дыхание Космоса…

Потрясло меня и то, как юный брянец исполнял песни иеромонаха Романа. В данном случае детская чистота и неискушённость Максима соединились с огромной глубиной и мудростью, которые присущи уже пожившим не один год на этом свете старцам. Думаю, что те, кто слышал хоть раз в исполнении  Максима «Ты не пой, соловей» или «Да исправится молитва моя» уже не забудут это исполнение никогда…

Ещё одна песня, написанная Максимом на стихи ныне здравствующего (дай Бог ему здоровья) поэта Константина Скворцова – «Матушка пела». Трагедия конкретной женщины – матери лирического героя, которая отдаёт последнее ради жизни сына в годы войны соединяется здесь для  Максима с судьбою России. Как известно, 2 марта 1917 года, в день отречения царя Николая Второго от престола, была явлена Державная икона Божьей Матери, на которой Она изображена с символами царской власти, Небесная Владычица и поныне правит нашей страною. Только живая и горячая молитва к Ней спасла и продолжает спасать Россию от погибели. А молитва – это высшая поэзия, это высшая песня душевная… Вот почему песня и спасала матушку, а с ней всю Россию… Кстати, о молитве к Державной иконе Богородицы Максим напрямую поёт в песне «Монастырь над рекой», которую написал уже мною упомянутый Владимир Волков (его, к сожалению, также уже нет с нами).

Полностью авторская песня Максима Трошина «Афганистан» посвящена затяжной и бессмысленной афганской войне. Простая и незамысловатая по стихам, она бьёт слушателя в самое сердце неподдельною искренностью и болью, приобретая новую актуальность в связи с трагическими событиями на Украине. Да, нельзя сейчас без военной темы. Никак нельзя. Впрочем, как и всегда было на Руси – не оставалась она без воина-витязя, защищавшего Родину либо оружием, либо умом и смекалкою,  либо словом духовным. Максим – это воин из упомянутой третьей категории, точно так же, как и любимый им Игорь Тальков, подло убиенный только за то, что им руководило стремление донести правду до своих сограждан. Тяжело и молча переживал смерть Игоря Максим. Но не впал в уныние, а только продолжал то великое дело, что с таким упорством и мужеством начинал лидер группы «Спасательный круг». Мама Игоря Ольга Юльевна благословила Максима на продолжение дела её сына. Старинную народную песню «Соловейко» Максим связал с гибелью певца, который как горькой смертельной ягодой был сражён пулей за то, что будто тот самый соловей пел для нас в диком саду скорбной Родины, в котором боялись подать голос другие певчие птицы. Не случайно Татьяна Петрова считает посвящение Максима одним из лучших среди всех других посвящений Игорю.

Подобно Игорю, Максим твёрдо отстаивал свои духовные позиции. Не один раз делались юному певцу выгодные предложения участия в популярных телепередачах и выезда за границу. Условие было только одно – петь то, что модно и популярно на данный момент, вести себя по чужой указке и делать то, что скажут. Но разве могло это быть приемлемо для Максима – брянского самородка, идущего своей тропой музыкальной культуры? Конечно же, нет. Как говорил юноша, быть ему «белой вороной» там, где пытаются перепевать «Beatles» и просто современную поп-музыку. Максим ходил по деревням и у местных старожилов собирал фольклор. Он записывал народные русские песни и сильнее понимал, что всё это очень тесно связано с Православием. Будучи ещё отроком, Максим совершенно осознанно принимал на себя всю ответственность, которую он нёс перед Богом и людьми за свои выступления. И по-другому было для него немыслимо. Вернуть людям забытые песни, а вместе с ними и традиции, культуру, наконец, веру в Россию – вот какими были стремления юного музыканта и певца. Максим стремился аккумулировать вокруг себя единомышленников и сам искал таких. Активная гражданская и творческая деятельность познакомила его с широко известным обществом «Память», а особенно близко с организатором концертов Николаем Детковым. Будучи уникальным художником и одаренным режиссёром, Николай Алексеевич протягивает руку помощи талантливому брянскому юноше и между ними завязывается настоящая и большая дружба. Он организует в Москве сольные выступления Максима, приглашает его на радио. В октябре 1992 года Максим был участником Крестного хода до могилы Игоря Талькова от Театра киноактёра, в котором состоялся вечер его памяти. Ранний и трагичный уход удивительного отрока сподвиг Николая Алексеевича организовать фестиваль-праздник, а затем и фонд в память о Максиме, который получил название «Глас ангельский Руси». Выявлять «ангелов» по всей земле русской – пожалуй, так можно охарактеризовать основные задачи фонда. И немало найдено и отмечено уже талантов и проведено множество концертов с их участием. Но всегда нужно помнить о том, что именно Максим - первый «ангел», который дал добрый и светлый зачин всей дальнейшей деятельности фонда. Николай Алексеевич Детков сделал очень много для творческого развития Максима и, конечно же, не только для него. Вполне уместно говорить, что он сделал многое для всей нашей Родины. Я горжусь тем, что судьба меня лично познакомила с этим человеком. Голос Максима открывает фестивали «Гласа ангельского Руси» и просто часто звучит в доме Николая Алексеевича, помогая всем нам приобрести особый мудрый и молитвенный настрой.

Именно в связи с деятельностью Николая Деткова я и узнал о Максиме Трошине. И так же, как не хватает сейчас на сцене Игоря Талькова, мучительно и до боли не хватает для современной молодёжи Максима. Сколько бы изменилось в лучшую сторону в нашей стране, если бы многие современные юноши и девушки стали равняться хоть в чём-то на Максима. Как много среди молодых людей тех, кто не помнит родной истории, презирает собственную культуру, поддаётся растлевающей зарубежной пропаганде чуждых нам ценностей и идеалов. Как не хватает сейчас в наших школах уроков, на которых бы включали песни, исполняемые Максимом, рассказывали бы о его творчестве и жизни. Хотя есть здесь и лучик света, что заставляет думать, что не всё так удручающе и безнадёжно.. За двадцать лет с момента ухода «брянского соловушки» среди «знающих» кругов не стихает память о нём. Сильный освежающий ветер поддержки начинаний Максима дует с его родной Брянщины, где до могилы почившего отрока в прямом смысле этого слова вытоптали народные тропы, что вынуждает местные власти сделать дорожки к месту захоронения. Ежегодно в Брянске проходят фестивали, посвящённые талантливому уроженцу, знают о нём как среди простых людей, так и среди представителей власти. О Максиме снято несколько фильмов, среди них – «Соловушка» (режиссеры А.А. Оболенский и Н.А. Детков, 1996 г.) и «Песней наполнено сердце моё» (режиссёр Т. Тарасова, студия «Артосъ» 2002 г.). И дай Бог, чтобы эта слава светлого отрока Максима Трошина не меркла на просторах нашей великой Родины, и только приумножалась, потому что он заслуживает ещё большей известности и ещё более серьёзного почитания.

На своём собственном примере могу сказать, что творчество Максима Трошина заставляет поверить в свои силы, заставляет сплотиться, заставляет быть более духовным и светлым. И я чувствую эту неразрывную связь с Максимом. Чувствую, что я не должен молчать, пробуя свои силы в стихосложении и в сочинении песен, не должен опускать руки в сложном деле борьбы за выживание нашей страны. Когда мне тяжело, когда хочется всё бросить, не петь, не играть и не сочинять, я вспоминаю, как Максим учил петь своего младшего брата Павлика. И я представляю себя на месте Павла – передо мною строгий и справедливый взгляд Максима, и я будто бы вновь сквозь десятилетия слышу его фразу: «Давай, давай, пой». Одной этой фразы мне достаточно для того, чтобы начать или закончить любое благое начинание. И я не один такой. Известный артист Александр Михайлов также рассказывал о том, что смог поверить в свои певческие силы после того, как услышал Максима. Уверен, что многие под песни Максима готовы взять в руки оружие и идти на защиту страны,  спускаться в окопы Донбасса. Но ещё важнее то, что Максим возрождает в нас дух сопротивления, который не даст холодной войне разрушить нашу живую культуру и нравственность. Как говорил Игорь Тальков, «песня – кратчайший путь к сердцу и уму человека». Я убедился в этом, когда через те произведения, которые исполняет Максим,  ещё сильнее полюбил Отчизну, ещё плотнее пришел к Вере, ещё ярче затеплил в душе Надежду на лучшее. Пусть многие песни Максима печальны – светла эта печаль, даже радостна. А именно Радостопечалие – самое благоприятное состояние для души русского человека. И не только русского. Как рассказывал Максим на одном из концертов, даже немец был готов обменять «всё счастье Запада на русский лад быть печальным». Посмотрите на лики икон – разве мы увидим на них веселье и улыбку? Однако именно через них мы обращаемся с животворящей молитвой к Богу, в которой нет места тоске и унынию.

Я не буду подробно касаться ухода Максима, поскольку здесь уже начинаются такие владения, куда не велено вторгаться нам со своими суетными догадками и предположениями. Тело юноши нашли 5 июня 1995 года в реке Десне, в тот день Максим должен был очередной раз порадовать столицу своим выступлением… Спустя некоторое время Максим явился во сне одной девочке, где сказал, что ждёт квартиры на небе,  а гусли на земле оставил. И нельзя говорить ему о том, что с ним произошло в тот роковой июньский день. Максим выполнил свою миссию на нашей планете, разбудил, объединил, просветил нас, заставил задуматься о Вере, о Родине, о Совести… За свою короткую и такую значимую жизнь мальчик пережил и уход любимого отца Юрия Павловича, и смерть близкого по духу певца Игоря Талькова. Он пел, превозмогая тяжелейшую астму, ни на секунду не оставаясь равнодушным к той несправедливости, которая происходила в современной ему России. Я уверен в том, что светлый отрок Максим занял своё заслуженное место в ином и недоступном для нашего земного понимания тонком мире. Давайте снова помолимся о нашем ушедшем юном гражданине, который так горячо любил Россию и всех настоящих русских людей, и сам творил молитву за нас своею струной и своим неповторимым голосом…

В завершении  повествования о Максиме хотелось бы вспомнить ещё одну историю. Как-то после одного из выступлений Максим высказал мысль, которая очень глубоко запала мне в душу. Привожу ее дословно. «..Раньше, когда света не было, садились люди и пели песни. А теперь мы не знаем ни одной песни, не можем их петь. У нас это отбили начисто, так что нас можно убить самым простым: отключи нам свет – и всё, мы уже трупы...», - говорил юноша. Как и двадцать лет назад, эта мысль также актуальна и сейчас. Только зажигая лампадку своего поющего сердца, мы сможем побороть все наши недуги и страдания. Ведь какими бы тёмными и смутными ни были времена для Родины нашей, не смолкали молитвы и песни вокруг и не гасили свет на Руси. Не гасили свет внутренний и глубокий, тёплый и непорочный.

Не гасили свет на Руси –
Пусть сгорали все свечи –
Ярче песен был керосин,
Лёгких жаркие печи….

И водилось так в старину –
Гнали тьмы злые вести:
Слова меч крушил тишину –
Просто пели все вместе…

Мудрым был ушедший певец,
И семнадцать не встретив,
Видел он духовный конец,
Смерть в отключенном свете.

Нас легко убьют суета,
Провода и розетки;
Кто же наш устой расшатал,
Дав нам лампы-таблетки?

Не гасили свет на Руси –
Где же песнь-чародейка?
Только с неба Трошин Максим
Заиграл «Соловейко».

Именно поэтому мы до сих пор существуем как народ и нация, именно потому земля русская дарит таких удивительных своих сыновей, каким был и остался навсегда в нашей доброй памяти Максим Трошин.

Григорий Тачков

    Чудо-песни
(Памяти Максима Трошина и Игоря Талькова)
 

    Помню, многих были души
    растревожены:
    Пел Тальков о нашей Родине
    стреноженной.
    Откровением России
    и острасткою
    Всё листалась та тетрадка
    генеральская.

    Роковая песнь прозреньем
    наделённая
    Била правдою доселе
    запрещённою.
    Плакал мальчик малый вестью
    огорошенный:
    Та тетрадь с поющим вместе
    уничтожены…

    Но Любовью вдруг народною
    подхвачена,
    Песнь парила над попсовою
    банальщиной.
    То, что правда в ней неправде
    в равновесие
    Прорастало сквозь препоны
    мракобесия.

    Души вновь небесным гласом
    заворожены,
    В подкрепление Талькову
    песни Трошина
    Льются нотою высокою
    об истинном,
    О судьбе Руси печётся мальчик
    искренне.

    Соло «Господи, помилуй»
    богомольное
    Чисто-чисто в детском голосе,
    и больно мне…
    Что струна его гитары
    не состарилась,
    Чудо-песня в мир без автора
    отправилась.

    Сын Отечества ушёл из жизни
    отроком,
    Стал Руси своей Любимой Светлым
    облаком.
    И не властна никакая
    сила тёмная
    Уничтожить Святым Духом
    сотворённое.

    Видно, Богу так угодно,
    чтобы истина
    От диктата сильных Мира
    независима,
    Из души лилась, воспетая
    поэтами,
    Если нет другого выхода и
    метода.

    Предначертанный нам Богом
    путь к спасению
    Вписан в Библию давно,
    но в дополнение
    Посылает в мир Господь
    до боли искренних.
    Жаль, опасен путь поющего,
    Во Истину!
    Светлана Тишкина




ПОД СЕНЬЮ ПРАВОСЛАВНОГО КРЕСТА:
Полковник в отставке Н.П. Исаков о приснопамятном Максиме Трошине

Под сенью православного креста: Полковник в отставке Н.П. Исаков о приснопамятном Максиме ТрошинеВ эти дни одна другую сменяют две памятные даты жизни Максима Трошина — 18 июня 1978 года родился и 5 июня 1995 года трагически погиб в начале духовного подвижничества, менее, чем за две недели до своего 17-летия. Переход из детства к ранней юности брянского дарования совершился под покровительством Русской Православной Церкви. Здесь он нашел новые истоки своего творчества, обрел святых покровителей и наставников.

Максим родился в семье, не близкой к Богу. Родители его родителей после идеологической ломки своего сознания в ранний советский период не стали воинствующими атеистами, но уже жили в бытовом равнодушии к церкви и ее обрядам. Деды были людьми разных судеб. Павел Фаддеевич Трошин, из заводских рабочих в Брянске, вернулся с фронта гвардии сержантом с медалями на груди. Михаил Никифорович Андреев был сельским интеллигентом, если таковым можно назвать агролесомелиоратора, но он виртуозно играл на балалайке, писал ноты, в каждой тамбовской деревне, куда получал назначение после осушения местных болот вокруг прежнего временного жилья, занимался в клубном драмкружке. Незадолго до войны был приговорен к десяти годам лагерей по доносу о раскуренной им самокрутке из обрывка газеты с портретом Сталина. Бабушки были похожи друг на друга тихой религиозностью. В тамбовских деревнях православные крестики сохранялись под бельем в фанерном чемодане. В Брянске тайно сберегалась икона Спасителя, передававшаяся в семье по наследству.

Но свадьбу сына в Брянске обряд обошел. Хозяйка эту икону передала верующей соседке по заводскому бараку. Будущая невестка Надя Андреева, крещенная когда-то в тамбовской деревенской церкви, была лидером профсоюзного движения, возглавляла его первичную ячейку в конструкторско-экспериментальном отделе Брянского автозавода, выпускавшего ракетные колесные тягачи и другую уникальную технику для нужд обороны СССР. Новый художник — оформитель Юрий Трошин вначале привлек ее внимание своим внешним видом. Бородатый, как почти все молодые конструкторы, он ходил в синем халате с пятнами краски и надписью «Гений» на спине. Один из друзей так вывел кистью, восторгаясь скоплением многих талантов в одном человеке. Художник Трошин уверенно исполнял сложные музыкальные композиции на гитаре, писал стихи, его пародии на поэтические строки Евгения Евтушенко, Андрея Вознесенского, Роберта Рождественского были опубликованы в столичном журнале, ироническая поэма «Гамлет» распространялась самиздатом (появилась в печати только в постсоветское время). Выучил испанский язык, чтобы читать стихи чилийского поэта Пабло Неруды в оригинале. Это был сгусток энергии и эта шаровая молния обожгла профсоюзную активистку.

В глубине своей натуры Юрий Трошин оказался ранимым человеком, испытывал душевное беспокойство и растерянность. Скрываемые чувства выражали его стихи «в стол»: «Где расстоянья не измерены / И где дороги не очерчены, /Как будто что-то мной потеряно, /Как будто ночь легла на плечи мне…».

Потом все случилось словно по Откровению Иоанна Богослова, когда Господь встает у сердца человека, прежде не веровавшего в него, «Се стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему…». (Откр. 3, 20). Юрий Павлович уже сделал несколько записей песен Максима в звукостудии Олега Глазова, рабочий график которого выстраивался с учетом посещения им Воскресенского храма. Однажды для продолжения прерванного разговора по пути в церковь, отец Максима не остался ждать собеседника на улице, но, по его убедительному настоянию, также переступил порог храма. Проповедь иеромонаха Никиты (Заиграйкина) и последующее общение с ним развернули старшего Трошина в другую сторону.

Сильное воздействие оказала также личность самого монашествующего пастыря, человека твердых принципов и убеждений, строгого образа жизни без суетных поклонений земной власти, тонкого богослова с образованием Московской духовной семинарии и академии, носителя чудесного дара исцеления телесных и душевных недугов.

Церковь раскрылась для Юрия Павловича и его сыновей — двенадцатилетнего Максима и четырехлетнего Павлуши — с крещением. Каждому из них иеромонах Никита стал крестным и духовным отцом, нашел возможность, чтобы за первое лето показать семье Трошиных все православные храмы и монастыри Брянской области и наиболее значимые — в соседних регионах. Дача оказалась заброшенной, но вырос урожай иного рода. В первый большой пост Юрий Павлович, тяжело страдающий от астмы, почувствовал себя человеком оздоровленным, отказался от медицинских препаратов.

Семья Трошиных вошла в православную общину, принявшую от властей в 1991 году помещения недавнего архива в стенах бывшего брянского храма Тихвинской иконы Божией Матери, с 1934 года стоявшего без куполов. Этот переход был связан с назначением о.Никиты уже в чине игумена настоятелем нового храма.

Восстановительные работы для прихожан и первого священнослужителя были тяжелыми, но благодаря этим стараниям Тихвинский храм обрел нынешнее великолепие. Также усердно исполнялись духовные труды. За три года приход стал самым многочисленным в Брянской области.

Свои дарования Максим не таил. С благословения настоятеля он в воскресной школе при храме преподавал игру на гуслях, был регентом детского церковного хора, звонарем на колокольне. Игумен Никита для Максима, который уже два года выступал на концертных площадках разного значения, некоторым образом стал и музыкальным наставником, не замещая в этой роли отца юноши. Переданная священнослужителем Максиму катушка с магнитофонной записью песнопений иеромонаха Романа, псковского затворника брянских корней, явилась своеобразным камертоном, перестроившим прошлый репертуар. За благословением на исполнение таких пронзительных песен Юрий Павлович и Максим Трошины ездили к иеромонаху Роману на дальние острова. В дальнейшем творчестве юного певца и поэта отразились боль за Святую Русь, призывы к ее жертвенной защите в новые смутные времена в начале девяностых годов прошлого столетия, преодолению всех преград к торжеству православной веры.

В Тихвинском храме Максим со временем получил благословление игумена прислуживать в алтаре. Центральный алтарь Тихвинского храма был освящён Архиепископом Брянским и Севским Мелхиседеком, первым архипастырем вновь образованной Брянской епархии, незаурядной фигурой в истории Русской Православной Церкви со времени его архиерейства в Свердловской области, когда на руинах Ипатьевского дома, места казни последнего российского императора и его семьи, он заложил первый камень Храма-на Крови.

Максим Трошин был призван в уже обретший статус кафедрального собора Брянской епархии Вознесенский храм, где был когда-то крещен. Здесь он стал иподиаконом при архиерее во время его священнодействий. Архиепископ Мелхиседек был Максиму мудрым наставником с высоты своего опыта жизни и молитвенного труда. Но юноша не терял своей духовной связи с настоятелем Тихвинского храма игуменом Никитой, приходил к нему, когда появлялось время, свободное от концертных выступлений и службы в кафедральном соборе. На постоянное служение в Тихвинский храм Максим вернулся незадолго до часа своей смерти.

Обстоятельства смерти Максима — трагичны. Правоохранительные органы не пошли дальше одной версии. У людей, видевших тело юноши после того, как водолазы достали его со дна Десны, возникали иные догадки. У Церкви — особое понимание. Известны слова нынешнего архимандрита Никиты на смерть своего крестного и духовного сына: «Светлый отрок. Человек не от мира сего и не во время свое. Какая у него нездешняя, затаенная мысль. Какие неземные переживания. Он как бы смотрел вдаль, в вечность, раскрывшуюся перед ним. Им здесь, до смерти, уже все оставлено. Он уже успокоился, умиротворился, подготовился. Он со смертью Талькова это очень почувствовал — поэты и певцы, честные, правдивые, на Руси долго не живут». Максима отпевали в Тихвинском храме день и ночь при открытых дверях алтаря. Его останки перед прощанием при колокольном перезвоне обнесли вокруг церкви. На Центральном кладбище Брянска над могилами Максима и Юрия Павловича, скоропостижно скончавшегося за полгода до гибели сына, прихожанами возведена символическая часовенка.

Церковь опекает память о Максиме Трошине. Бывший детский хор Тихвинского храма — уже как вокальный ансамбль «Славичи» — известен за пределами брянского региона исполнением песен своего первого регента. Мемориал Максима Трошина с благословения митрополита Брянского и Севского Александра размещен в Духовно-просветительском центре имени преподобного благоверного князя Олега Брянского на территории кафедрального собора во Имя Святой Троицы.

Надежда Михайловна, мать Максима, продолжает служить в Тихвинском храме. Она уже переселилась из ветхого жилья, в красном углу новой квартиры висит икона Спасителя, которая после смерти соседки по заводскому бараку, вернулась в живущую православной верой семью Трошиных.

Николай Петрович Исаков,
полковник в отставке,
ветеран боевых действий,
кавалер ордена Мужества и
медали РПЦ прп. Сергия Радонежского 1-й степени,

поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Сводка с антицифрового фронта: Какие ключевые законы, когда были приняты, кем пролоббированы и что делать?

В последнее время идет очень серьезная атака на все традиционные основы. Условным началом ее можно считать 1 апреля 2019 года, когда был принят 48-ФЗ, который легализовал СНИЛС как универсальный идентификатор личности – по сути как замену паспорта, имени и всего прочего для цели...


Антиэкуменический Катехизис: Труд Оптинского старца Симеона (Ларина) о пагубной всеереси нашего времени

Этот Катехизис составлен Оптинским игуменом Симеоном (Лариным) (1918–2016). Сам старец считал этот труд соборным, потому что при его написании много советовался с оптинскими и афонскими отцами. Вероятно, по этой причине на обложке издания указаны в качестве составителей монахи и Оптиной...


Потребуют ли осознанного отречения от Бога при антихристе?: Доклад с конференции антиглобалистов УПЦ (+ВИДЕО)

...Так следует поступать со всеми веяниями глобализма – отвергать на том этапе, когда от нас требуется добровольное согласие с «новым мировым порядком». Иначе, добровольно согласившись с навязываемой нам системой, мы принимаем ее правила, заключающиеся в поклонении новому «хозяину мира», будет оно совершаться...


<<       >>   |  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Фотогалерея
Полезно почитать

Мы должны остаться Христовыми: Проповедь о вере во всесильную помощь Божию в последние времена (+Рассказ)

Промыслом Божиим в один из недавних праздников мы сподобились побывать в древней обители нашей обширной Матушки-России, где услышали проповедь, которая отогнала от сердца малодушие и укрепила в вере во всесильную помощь Божию. Нам удалось записать эти слова и позже познакомиться с батюшкой, но по смирению...


Пятое Евангелие – живая природа: Состояние Христианства наших времен – солнце на закате

...Закатывающееся солнце живо представляет собою состояние Христианства наших времен. Светит то же солнце правды Христос, Он испущает те же лучи; но они уже не проливают ни того сияния, ни той теплоты, как во времена, нам предшествовавшие. Это оттого, что лучи не падают прямо на нас, но текут к нам лишь...


Последние времена: Для чего живем, куда идем, кому служим?

Мы говорим: последние времена, и только слепой этого не видит. Но почему же большинство из нас слепые? Надо открыто всем решить вопрос: для чего мы живем, куда идем, кому служим? Мы говорим о последних временах, но умалчиваем причины: что их приближает? Боимся сильных мира сего и забываем о вечном. «Кругом...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100