Четверг, 6 Августа 2020 г.
Духовная мудрость

митр.Иоанн о пагубности экуменизма
Как и всякая ересь, экуменизм лжет, предлагая «братски соединить» Истину с ложью, лукаво делая вид, что не понимает противоестественность такого соединения, надеясь, что люди, завороженные благородством лозунгов, не заметят страшной подмены.
Митр. Иоанн (Снычев)

Свт. Серафим о святых отцах
Во всех догматических вопросах и в особенности спорных богословских мнениях мы должны строго держаться святоотеческого учения. Только святые отцы могут дать нам безошибочное и самое истинное миросозерцание в области нашей веры. Они являются для нас спасительным критерием Православия.
Свт. Серафим (Соболев) о святых отцах

свт.Тихон о католиках
Пользуясь происходящею у нас неурядицей в Церкви, римский папа всячески стремится насаждать в РПЦ католицизм.
Воззвание свт. Тихона от 1 июля 1923 г.

Прп.Феодор Студит о молчании против истины
Молчанием предается Бог. А молчание против ереси есть отчасти согласие.
Прп. Феодор Студит о предательстве Истины

свт. Феофан о ВОв
Жаль смотреть, как у наших богословов... все немчура да немчура. Вот пошлет за это на нас Господь немчуру, чтоб она пушками и штыками выбила из головы всякое немецкое (неправославное) мудрование.
Пророчество свт. Феофана Затворника о ВОв 

В кулуарах

Константин Душенов о тайне беззакония и нашем маловерии
Общественный деятель, публицист, писатель, автор фильмов на православно-патриотическую тематику Константин Юрьевич Душенов в прошлом был известен как главный редактор газеты «Русь Православная», а ныне он директор Агентства аналитической информации с одноименным названием и ведущий нескольких программ на ютуб-канале «День ТВ». Наш корреспондент побеседовал с ним на ряд тем, волнующих сегодня православных христиан.

Расслабление духа: как выжить?
Расслабление – это смерть прежде смерти. Вроде человек живой, а ничего не может. Расслабление – тяжкое, тяжкое наказание. Сейчас в мире все ведется к тому, чтобы расслабить дух, чтобы расширить плоть, чтобы ввести человека в состояние духовной никчемности. И особенно болезненно то, что вот это расслабление входит и в Святое Православие. И мы, дети века сего, тоже не против избежать трудностей, как-то всегда уклоняемся от них.

Наказание за веру –  для христианина награда
Думаю, что на сегодняшний день верующих тревожат две главные мысли: как достойно перенести гонения, которые, скорее всего, нам готовит нынешнее неспокойное время, и состоится ли предсказанное старцами возрождение Триединой Руси, о котором говорили преподобный Серафим Саровский, святой праведный Иоанн Кронштадтский, преподобные Оптинские старцы и их духовные преемники – протоиерей Николай (Гурьянов) и схиигумен Иероним Санаксарский.

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
СЛОВО В ВЕЛИКИЙ ПЯТОК: Россия в подвиге страдания 22.04.2011
СЛОВО В ВЕЛИКИЙ ПЯТОК: Россия в подвиге страдания
Или́, Или́, лима́ савахвани́! (Мф. 27, 46).

Не Илию глашает Сей... Мы знаем уже, как неверна была злорадная догадка воинов, мы уже не можем, не станем говорить: «Подождем, посмотрим, не приидет ли Илия спасти Его»!... (Мф. 27, 49).

Нет, это вопль к Богу и Отцу Своему, вопль Сына Божия и Сына Человеческаго, — вопль Богочеловека на вершине Его искупительнаго подвига. Добровольно по сострадающей Божественной Любви приял Он подвиг искупления, приял бремя греха человеческаго, всемирнаго, и в совести Своей, в час Гефсимании, и в час Голгофы, в муках душевных и телесных, Он испытывает все то, чего заслуживает грех по самой своей природе и сущности... И почувствовал Страдалец последний и самый страшный оброк греха: не только близость смерти, но, чтó смертельнее смерти, — как бы отступление, как бы отход Божества... И Он, в ясном богочеловеческом сознании всегда и безпрерывно бывший в единении с Отцом, живший, как истинный и совершеннейший Человек, только этим общением, без котораго наступает тьма и смерть для совершеннаго человека, — Он почувствоваль, покрытый чуждыми грехами, что от греха отступает Бог, и нет общения у света со тьмою, у Праведности с беззаконием (2 Кор, 6, 14). И тогда-то, молча и терпеливо переносивший доселе все муки, самыя лютыя и ужасныя, отказавшийся приять о́цет с желчию смешен, чтобы искуственно не притупить сознания и остроту язв гвоздинных и поднятия на крест, — Он наконец, отверз уста для молитвеннаго жалобнаго вопля, приуготовленнаго и преднаписаннаго в псалме Его праотца Давида: «Боже Мой, Боже Мой, почто Ты Меня оставил!» (Пс. 21, 1-2) «Или́, Или́, лима́ савахвани́!»

Было и накануне этого дня Великаго пятка Его жалобное стенание, в котором тоже слышится как бы некое недоумение Сына Человеческаго. Оно звучит в час Гефсимании, в первом молении Богочеловека. Мы подмечаем его с усилием и особою вдумчивостью только в евангелии Марка. В чем великое искушение Гефсимании? В чем здесь таинственная встреча с искусителем, который, после нападения на Иисуса в пустыне, оставил Его   д о   в р е м е н и?   (Лк. 4, 13). В чем та победа Христа, о которой Он говорит незадолго перед смертью: «Грядет мира сего князь, и во Мне не имать ничесоже?» (Ин. 14, 30).

В том, что мы наблюдаем в себе самих, в годины великих страданий, что слышим и от множества людей страдающих: «Отче Мой,   в с е   в о з м о ж н о   Т е б е... Мимо неси от Мене Чашу сию!» (Мк. 14, 36) «Все Тебе возможно все, Ты можешь сделать... Неужели же нет у Тебя Силы, Мудрости, Любви и Твоей воли совершить спасение мира, не возводя на крест Гефсиманский и Голгофский Твоего Сына? Итак,   «а щ е   в о з м о ж н о   е с т ь,   да мимоидет Мене Чаша сия»... (Мф. 26, 39).

Но есть   н р а в с т в е н н а я   н е в о з м о ж н о с т ь   в таинственных процессах нравственнаго характера. И здесь Иисус исходит Победителем из искушения, и слово Его звучит, как гром, в Его втором и третьем молении, подслушанном и подмеченном ближайшими учениками, находившимися в какой-то непостижимой сонливости и слабости, навеянной тем же искусителем: «Отче Мой! О, если бы Ты благоволил пронести Чашу сию мимо Меня! Обаче   н е   М о я   в о л я,   н о   Т в о я   да будет! (Лк. 22, 42).

Но и на Голгофе болезненный вопль от сознания оставленности Богом тоже побежден Христом в следующий же момент: «Отче Мой   в    р у к и   Т в о и   предаю дух Мой». Так, как бы возстановлено это общение, которое, конечно, и не прерывалось; так исполнилось слово Искупителя, сказанное апостолам: «Все вы разойдетесь и Меня оставите   О д н о г о,   но Я   н е   О д и н ... яко Отец Мой со Мною есть» (Ин. 8, 16; 16, 32).

О, Россия! О, несчастная наша родина! О, страдающий наш милый, родной народ, — плоть наша и кровь! И ты — в подвиге страданий; и ты — в твоей Гефсимании и на твоей Голгофе. Ты, конечно, не безгрешно страдаешь. Знаем это. Но знаем и то, что все-таки страдаешь! Знаем с поэтом и то, что «всю тебя, земля родная, с крестной ношей Царь Небесный исходил, благословляя»... Но уже не прежний святолепный лик нашего народа смотрит на нас: на нас глянуло его отвратительное лицо, искаженное звериной злобой и алчной завистью. Нам становится стыдно за то, что мы — русские. Нам нечего сказать в ответ на укоризны врагов, на насмешки их и издевательства. Вот враги внешние, злорадно ждущие, уж не Илию ли глашаем мы, и не придет ли Илия спасти нас. Вот издевательства над безсильным и поникшим народом, который, как разслабленный богатырь, лежит немощной, недвижимый, и его добить можно соломенкой... Вот тупые и злобные фарисеи, самозванные вожди и мнимые радетели народа, с их сектантским фанатическим упорством, уверовавшие только в свою правду и в правду насильственно проводимых и воспринятых на веру узких теорий социальнаго переустройства. Вот гордые саддукеи, в угаре увлечений социализмом заявляющие, что нет ни Бога, ни ангела, ни духа, а есть только одна плоть. Вот и несчастная толпа, среди которой снуют наемные слуги фарисеев и саддукеев — чтобы «наустить» народы, наустить на безбожное предпочтение политическаго преступника, взятаго за кровь, мятеж и убийства, — Варавве, а Иисуса предать на пропятие. Вот этот звериный вопль, обезумевшей толпы: «Возьми, возьми, распни Его!»... Повторяется история... И все думают, что спасают отечество, «углубляют» процесс этого одурманивания, именуемаго оздоровлением!

Отче, Отче наш! Ведь все возможно Тебе... Неужели невозможно одним словом Твоего веления остановить гибель народа, на нем же от лет древних наречеся Твое имя?
Или́, Или́, лима́ савахвани́! Почто, почто Ты оставил народ наш?!

Но народ, как и отдельный человек, живет не одним физическим процессом жизни. Есть невидимый и глубокий процесс жизни духовно-нравственной. Для него даны свои законы, и нарушение или внешне-механическое ускорение их гибельнее, чем нарушение и извращение законов физических. И из таинственнаго мрака Гефсимании нам слышится завет, выраженный в поэтическом слове: «И каждый в ночь великаго томленья   о д и н    в тоске смертельной и борьбе, готовь же сердце, чтоб Христа моленье оно промолвило тебе». Это моленье: «да будет воля Твоя!» А со всемирной высоты Голгофы звучит другой урок: не прерывай общения с Богом и потерю его почитай за последнее и самое страшное несчастье.
И если Русь, доселе Святая, сохранит преданность воле Божией и это общение с Богом, то в порыве покаянной молитвы, в единении сил разумных и нравственных, еще живущих у многаго множества русских людей, — ея искаженный теперь лик прояснится, в нем возстановятся черты богоподобия и святости, и придет, быть может, скоро, нежданно и неприметно для внешняго взора и час нашего спасения.

Что же унести теперь, после всего сказаннаго, — что унести нам, верующим, от этой плащаницы, от этого образа умученнаго и погребеннаго Спасителя?

Унесем в сердце Его великое слово похвалы: «Вы же есте пребывше со Мною в напастех Моих»... (Лк. 22, 28).

Слово это ведь сказано тем, кто не во всем и не везде оставались тверды: апостолы, оставивши Христа в Гефсимании, — бежали (Мф. 26, 56). Петр, столь самоуверенно и решительно заверявший, что если все соблазнятся о Христе, то он никогда не соблазнится (Мф. 26, 33) — Петр, отрекся, во свидетельство человеческой немощи, столь склонной к самодоверию, и увы, заснул и спал у врат Гефсимании в то время, как Иуда бодрствовал. Но это была слабость, а не измена, это была дань человеческой немощи, а не Иудино окаянство.

И мы слабы. И мы бываем трусливы. И мы — как бы отрекаемся... И мы молчим... И мы пассивны и не боремся... Но пребудем всетаки со Христом в нынешних гонениях на Него и на Церковь. Пребудем с Ним в напастях Его, и Он скажет нам и то, что прибавил к похвале Своим апостолам: «И Аз завещаваю вам, якоже завеща Мне Отец Мой — царство»... (Лк. 22, 29).

Ибо за Его смертью уже стояло воскресение, а за воскресением — царство, а царствию Его не будет конца! Аминь. 

Источник: Россия в подвиге страданья. (Слово в Великий Пяток). // Прибавления к Церковным ведомостям, издание Православной Русской Церкви. Еженедельное издание. № 13-14. 15 (28) апреля 1918 года. — Пг.: Типография М. П. Фроловой (влад. А. Э. Коллинс), 1918. — С. 447-450. 


Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Юридическое заключение на проект федерального закона № 986679-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

10 июля 2020 года в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации внесен проект федерального закона № 986679-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – законопроект). Согласно пояснительной записке законопроектом изменяется порядок отобрания ребенка у родителей (иных лиц, на попечении которых находится ребенок) при непосредственной угрозе его жизни или здоровью.


Анализ возможной угрозы российским национальным интересам, нарушения целостности медицинского и эпидемиологического суверенитета

При участии России в мероприятиях ВОЗ под эгидой глобального координационного механизма (gcm) ВОЗ, координируемого и финансируемого Фондом Билла и Мелинды Гейтсов... В ответ на запрос общественной организации «Общественный уполномоченный по защите семьи» Минздрав России письмом от 20.05.2020 года № 21-2/0312 подтвердил факт взаимодействия Минздрав России с Б. Гейтсом и связанной с ним организацией Всемирная организация здравоохранения (далее - ВОЗ).


АНАЛИТИЧЕСКАЯ СПРАВКА ПО ЗАКОНОПРОЕКТУ 744029-7 «О внесении изменений в статью 11 Федерального закона "О персональных данных" в части обработки биометрических персональных данных»

02 июля 2019 года в Государственную Думу РФ внесен проект федерального закона № 744029-7 «О внесении изменений в статью 11 Федерального закона «О персональных данных» в части обработки биометрических персональных данных» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/744029-7 ). Данная статья ФЗ «О персональных данных» посвящена биометрическим персональным данным, на основании которых можно установить личность человека...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Фотогалерея
Полезно почитать

Бой у станицы Кущёвской

В славной истории российского казачества одной из самых ярких страниц является бой у станицы Кущёвской, произошедший 2 августа 1942 года. Это была крупнейшая классическая атака в конном строю Второй мировой войны и блестящая тактическая победа, остановившая на несколько дней продвижение немецких войск на Кавказ. Однако в многочисленных современных публикациях сейчас очень трудно найти сколько-нибудь последовательное, а главное, правдоподобное, описание всего сражения.


Три крещения Руси

Учёные много спорили о достоверности летописного известия о «призвании варягов». Было ли оно в действительности, сказать трудно, да и не в этом дело, ибо сам факт появления в середине IX века на Русской земле новых государственных образований не подлежит сомнению. Летопись свидетельствует, что первыми русскими князьями стали братья Рюрик, Синеус и Трувор, правившие соответственно в Новгороде, Белозере и Изборске. 862 год по Рождеству Христову принято считать годом рождения русской государственности.


Громкая читка (продолжение)

В общем, я вернулся в свою комнату, сел за стол и понял, что не напишу ни строчки. Даже не из-за Сергея. Что-то сразу не пошло у меня. Может, оттого, что встретились несколько знаменитостей. И пришлось поздороваться. Тут уже я сам вспомнил, не анекдот, а историческую быль: Павел I пригласил Державина на приём в дворцовую библиотеку и, указывая на бесчисленные шкафы с книгами, сказал: «Вот ведь Гавриил Романович, сколько уже написано, а всё пишут и пишут». Что Державин ответил, не знаю. Наверное, вроде того, что...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100