Вторник, 13 Ноября 2018 г.
Духовная мудрость

Прп.Иустин о папе
На втором Ватиканском соборе в наши дни так упорно и искусно защищалась неприкосновенность догмата <о непогрешимости папы>, ставшего эпохальным событием для Европы, особенно – ее апокалипсиса, в который она уже вступила. Этим догматом европейский гуманизм пришел к своему идеалу и идолу – человек провозглашен верховным божеством, европейский гуманистический пантеон получил своего Зевса.
Прп. Иустин (Попович)

Митр.Иоанн о Правосл
Любое непредвзятое историческое исследование покажет, что Православие вовсе не есть «одно из» многочисленных исповеданий. Оно есть именно то первохристианское, апостольское исповедание, от которого впоследствии – идя на поводу у собственной гордыни и лжеименного разума – отпали все остальные «христианские конфессии».
Митр. Иоанн (Снычев)

Прп. Паисий о глобализации

За «совершенной системой кредитных карточек», за компьютерной безопасностью кроется всемирная диктатура, кроется иго антихриста.

Прп. Паисий Святогорец о глобализации

Свт. Василий о ревности в вере
Умоляю вас не унывать в скорбях, но обновляться любовью к Богу и день ото дня возрастать в ревности, зная, что в вас должен сохраниться остаток благочестия, какой Господь, придя, найдёт на земле.
Свт. Василий Великий о стоянии в Православии

Прав. Иоанн Кронштадтский о монархии
Здравые и спокойные умы всегда признавали и признают совершенную необходимость и общественную пользу царской власти.
Прав. Иоанн Кронштадтский о монархии

В кулуарах

Угроза не мифическая, проблема не за горами: Прот. Олег Стеняев о том, что все компоненты печати антихриста созданы
...То, что было создано ранее – система ИНН, система платежных карт и т.д., будет объединено на одной площадке, в электронном паспорте. Для удобства, чтобы никто не украл карту-паспорт, скажут: «Давай, нанесем ее в руку или на чело». Я беседовал с одним очень известным либеральным священником и спросил...

Миф или реальность?: О сокращении времени, которое мы все сейчас ощущаем
Сокращение времени, которое мы все сейчас ощущаем – на самом деле реальный факт и он не противоречит Евангельским предсказаниям. Святое письмо предупреждает, что в последние дни время сократится: «Если бы Господь не сократил тех дней, то не спаслась бы никакая плоть…

Военный художник: Максим Фаюстов пишет картины о подвигах Русских героев разных лет
...Выпускник Российской академии живописи, ваяния и зодчества И. С. Глазунова, автор известных картин «Русский герой – Евгений Родионов» и «Шестая рота» (о легендарных псковских десантниках). Подвиги героев – как прошлого (св. Димитрия Донского, Ивана Сусанина, Космы Минина…), так и в особенности современные (например, участников Чеченской войны) являются ключевой темой его творчества...

Документы
читать дальше...

Корреспонденция
читать дальше...



Архимандрит Мелхиседек Артюхин
19.05.2018
Социалистический и Откровенный взгляды на будущий строй земной жизни: Новооткрытое сочинение свт. Серафима (Соболева)

2018-05-19_011115.jpg

Публикация ранее не переиздававшегося труда святителя Серафима (Соболева) против социализма. Ценность работы, во-первых, состоит в том, что святой анализирует «материалистическое миросозерцание» в свете Божественного Откровения, с точки зрения православного учения о последних временах и кончине мира. 

А во-вторых, хотя сегодня социализм в России уже не пользуется популярностью, это не значит, что он не заслуживает внимания. Размышляя о революции, историк М. Б. Смолин отмечает:
 «„Смиренные" либералы и радикальные революционеры были как „начала и концы" единого революционного миросозерцания, внутри которого либералы раскачивали традиционное общество, а революционеры довершили дело его разрушения самим актом революции. <…> Большинство исследователей либеральной и социальной демократии, да и сами либералы и социалисты, считают себя противоположностями. И, как пишет Л. А. Тихомиров, „до известных пределов они правы. Лягушка очень отлична от головастика. Но, тем не менее, это все-таки дети одной матери, это различные фазы одной и той же эволюции"»

Другой историк и общественный деятель, Л. П. Решетников, констатирует: «В 1991 году все рухнуло. Казалось, Русский народ, имеющий перед глазами страшный кровавый опыт XX века, уйдет от ложного выбора – западный капитализм или очередной социализм-коммунизм. Но Русские слишком долго были под гнетом чужих идей, чужебесия. У власти оказались „новые февралисты"…» 

Итак, наследовавший либерализму социализм выродился на наших глазах в неолиберализм – идеологию глобализации, продвигающую эгоистические интересы международных монополий, дурача массы либеральной риторикой. Поэтому если в публикуемом сочинении святителя Серафима «социализм» понимать как «глобализм», то оно фактически отображает современную действительность.
 

2018-05-19_011503.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ 

Время, переживаемое ныне, можно, к сожалению, назвать временем особенно успешного распространения социализма. 

Вытесняя все прежние верования и пытаясь стать даже на место самого Христианства, социализм делается своего рода религиею, новою верою, под которою надлежит-де объединиться современному человечеству. И чем дальше идет время, тем более и более социализм приобретает себе исповедников. Недалеко, быть может, то время, когда в большом числе и православный, и католик, и лютеранин, и магометанин, и еврей могут забыть свои религиозные разности и объединиться под одним знаменем социализма. Наблюдая, как пренебрегается теперь учение Христа, как меркнет и угасает Христианская вера на земле при широком и успешном распространении социализма, ужели мы должны вместе с Бебелем сказать: «Будущее принадлежит социализму»?! (Бебель А. Будущее общество. М., 1905. С. 84). 

Не в нашей задаче останавливаться на выяснении причин успешного распространения социализма. Смотря на последнее как на грубое материалистическое миросозерцание, мы можем только сказать, что главная причина этого успеха лежит в плотяности и материальных стремлениях современного человечества. Современный человек слишком далек от Неба. Его интересы и надежды прикованы к земле. «Дайте нам землю, а небо оставим ангелам и воробьям», – повторяет Бебель немецкую пословицу. Не Царство Божие, а царство человеческое здесь, на земле, с его сытостью материальною и с внешнею благоустроенностию стало последнею целью для людей. 

Впрочем, не будем отрицать как особого, хотя и далеко не коренного фактора в успешном распространении социализма тяжелых условий жизни низших классов общества, которым социализм лживо обещает много радостей в будущем социалистическом строе земной жизни. Показать этот строй жизни и посмотреть на него с точки зрения евангельского взгляда и составляет нашу задачу. 


ГЛАВА 1: 
СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА БУДУЩИЙ СТРОЙ ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ 

Главные основы этого строя – экспроприация частной собственности и политическая гражданская свобода. Все нестроения, всякие несчастия и преступления в современной жизни происходят, по учению социализма, вследствие отсутствия указанных основ в наличном строе общественной жизни. Вступление жизни человеческой в небывалый на земле период счастливого состояния с появлением социалистических основ в общественном строе нашей жизни. Характеристика последнего социализмом. Признаки, характеризующие этот строй как счастливый: а) облегчение труда; б) уничтожение преступлений и вообще всякого зла в людях; с) возвышение всего человечества до проникновения идеалами равенства и братской любви чрез социалистическое воспитание и образование; д) отношение будущего социалистического общества к человеку как семьянину и гражданину, полное заботы и любви, имеющее дать ему возможность до самой смерти жить без всяких страданий, забот о завтрашнем дне и предоставить ему наслаждаться только семейными радостями, всевозможными удовольствиями и полным удовлетворением всех своих потребностей. 
  
2018-05-19_012048.jpgРазумеется, невозможно нарисовать в детальных и определенных красках картину будущего социалистического строя. Для этого не хватило бы наших слабых сил. Да и нельзя с точки зрения самих социалистов предвидеть: в какие именно социальные организации выльется и какие формы в отдельных случаях примет будущий строй общественной жизни. «В обществе, – говорить Бебель, – как в природе, все постепенно течет и видоизменяется; одно появляется, другое пропадает. Постоянно делаются открытия, изобретения и различного рода улучшения, значения которых нельзя предугадать, а они революционизуют и изменяют» (Там же. С. 8). Отсюда, если можно говорить о будущем социалистическом строе, то только с точки зрения принципов социальной жизни. В таком случае мы должны прежде всего остановиться на одном из оснований, предназначенном лечь во главу угла будущего социалистического общества. 

Таким основанием в глазах социализма представляется экспроприация частной собственности в пользу общественной. В этом главным образом социальном явлении и полагается социалистами коренной залог всяких будущих благ и всякого добра. Равным образом отсутствие его в общественной жизни служит причиною всяких бед и всякого зла. Таким образом, все хорошее и все плохое ставится социалистами в зависимость от экономической основы, от чисто внешних материальных условий, окружающих человека. 

Рассматривая под таким углом зрения общественную жизнь в данный момент, социализм находит ее полной трагизма, стоящею на краю своей гибели. И такое состояние современной жизни вполне естественно. Оно с неизбежною необходимостью выходит, по учению социализма, из несовершенной и вредной экономической основы общественной жизни, а именно – из наличного существования частной собственности при капиталистическом способе производства. Благодаря этому, блага, получаемые от производства труда, которые должны были бы дать равные и благоприятные условия существования всем, сосредоточены только в руках незначительного меньшинства. Отсюда, на стороне последнего – капитал со всеми удобствами жизни и плодами культуры, а на стороне производителей капитала – нищета со всеми ее последствиями: голодовкою, невежеством, проституцией, босячеством и массою всевозможных преступлений и бедствий. 

Вот что будто бы производит частная собственность, или, точнее, капиталистический способ производства. Последний, по словам Либкнехта, основанный на системе наемного труда, приводит к двум последствиям: с одной стороны – накопление собственности в руках немногих людей и вытекающая отсюда развращенность этих немногих, с другой стороны – обнищание масс – пауперизм. «Рабочий, – говорит Либкнехт, – не может удовлетворить своим простейшим потребностям, несмотря на производимые им богатства. Лишения, нездоровые мастерские и фабричные помещения похищают у него жизненные силы, его ждет раннее увядание, преждевременная смерть. Он не знает семейной жизни, его жена и дети должны идти на фабрику, т. к. его заработка не хватает на жизнь. Его подрастающим дочерям предстоит на выбор краткое и блестящее поприще проституции или долгий, серый, лишенный света и воздуха, удел женщины-пролетария. Всякий, кто стонет под бременем этих нечеловеческих условий, подхватит наш клич: долой систему наемного труда!» (Либкнехт К.Наши цели. СПб., 1905. С. 15; см.: Каутский К. Экономическое развитие и общественный строй. СПб., 1905. С. 79, 139). 

Конечно, Либкнехт не одного только фабричного рабочего желает показать в таких невыносимых условиях жизни. Нет, в таком положении, по мнению Либкнехта, оказывается всякий, кто является настоящим производителем богатства, будет ли им пахарь, или рабочий, или приказчик, или трактирный и домашний слуга и т. д. 

Таково, по мнению социалистов, положение трудящихся классов общества в настоящее время. 

Мы сказали выше, что на стороне последних оставлена, по взгляду социализма, только нищета со всеми ее печальными последствиями, бедствиями и преступлениями. И действительно, нет почти такого преступления, такого проявления человеческого зла, которое социализм не относил бы к частной собственности как к своему первоисточнику. Смотря на невежество, проституцию, босячество и другие подобные социальные явления как на прямое следствие, вытекающее из существования частной собственности, социализм ставит в такое же отношение к частной собственности такие пороки и страсти человеческие, как, например, гордость, тщеславие, гнев, злоба, ненависть (ревность), месть и др. (см.: Бебель А. Указ. соч. С. 94). Словом, какое бы бедствие и преступление мы ни взяли, оно будет выходить из общего и коренного виновника всех зол – частной собственности. И до тех пор человечество будет-де изнывать под бременем бедствий, пока будет существовать частная собственность. «С уничтожением частной собственности на средства труда с их превращением в собственность общественную, – говорит Бебель, – постепенно исчезнет вся та масса бедствий, которые мы видим в буржуазном обществе на каждом шагу и которые становятся все невыносимее» (Там же. С. 77). 

Таким образом, для преобразования настоящего, разлагающегося общества, нужно-де превращение частной собственности в общественную. Как в частной собственности, по учению социализма, заключается начало всякого зла, так в общественной собственности лежит начало и залог будущего общечеловеческого счастья в будущем социалистическом строе. 

Соболев3.jpg 
Предвыборный плакат партии эсеров,1917 год 

Впрочем, нельзя отказать в подобном значении для будущего социализованного общества гражданской и политической свободе. Политическая свобода является для социалистов средством победы над капитализмом. «Рабочий класс, – говорит Либкнехт, – не может вести экономическую борьбу и развивать свою экономическую организацию без политических прав. Он не может добиться перехода средств производства в общественную собственность, не получив в свои руки политической власти» (Либкнехт К. Указ. соч. С. 18). 

Таким образом, без политической свободы частная собственность не будет уничтожена. Без политической свободы не водворится на земле будущий социалистический строй, а следовательно, никогда не осуществятся социалистические идеалы. 

Отсюда понятно, какое важное значение имеет для социализма эта свобода. Вот почему социалисты с готовностию отдать жизнь добиваются свободы собраний, союзов, печати, всеобщего избирательного права, прямого народного законодательства, неприкосновенности личности и вообще возможно большего расширения политических прав и свобод в смысле вышеозначенных требований. 

Но если политическая свобода необходима как средство победы над капитализмом, то она необходима также и для того, чтобы будущее социалистическое общество могло навсегда удержать в своих руках плоды этой победы. А это возможно только в том случае, если будущему обществу навсегда перейдет вся полнота политической власти и политических прав. 

Таким образом, как общественная собственность, так и политическая свобода равно необходимы как два коренных принципа для будущего социалистического строя. Свобода, по словам одного социалиста (разумеется, политическая) так же необходима народу, как воздух и солнце всему живущему. Без нее никакое развитие невозможно. 

Вот те рычаги, которыми социализм хочет поднять мир и дать людям новый, полный счастья, строй жизни. 

Нетрудно теперь нам, выходя из коренных принципов социализма, представить в общих чертах этот будущий социалистический строй жизни. 

Как свежий и здоровый корень дерева распространяет эту свежесть и это здоровье на каждую его ветку и листок, так новая, живительная основа экономическая – корень будущего социалистического общества – сделает здоровою и легкою жизнь каждого отдельного его члена. Частная собственность, перейдя в общественную, предоставит всем равные и счастливые условия существования. Прежде всего она облегчит труд и обстановку труда тем, которые стонут теперь под бременем его невыносимых условий. На те богатства, которые находятся в настоящее время в руках частных собственников, будущее общество так облегчит труд, так изменит его тяжелую обстановку, что положение труженика будет неузнаваемым. Его труд станет легким и приятным. Тогда не будет удушливых, грязных, полных дыма и мрака мастерских, поглощающих жизнь и здоровье человека. «Места производства, – говорит Бебель, – где бы они ни находились – над землей или под землей, будут отличаться от современных в самую выгодною сторону. Вопрос об устранении пыли, дыма, копоти, неприятного запаха уже и ныне может быть разрешен химией и техникой. В применении двигательных сил самую важную роль сыграет электричество. Уже и теперь буржуазное общество старается повсюду воспользоваться его услугами. Но вполне воспользуется этой силой и применит ее в самых широких размерах лишь социалистическое общество» (Бебель А. Указ. соч. С. 26) 

Таким образом, все, что теперь облегчает труд немногим, социалистическое общество в самых широких размерах применит к труду всех и каждого отдельного человека. 

Тогда и пахарь сельский вздохнет свободною грудью. Те земледельческие орудия и машины, о которых ему в настоящее время и мечтать нельзя, тогда, усовершенствованные последними изобретениями, будут предоставлены даром к его услугам. 

Желая показать, как легко и приятно будет жить в будущем социалистическом обществе, Бебель ссылается на баснословные перспективы будущего, раскрытые бывшим французским министром народного просвещения профессором Бертело. Последний полагает, что к 2000 году не будет существовать более ни сельского хозяйства, ни крестьян, т. к. химия сделает ненужной нынешнюю обработку земли. Не будет больше угольных шахт. Топливо заменится химическими и физическими процессами. Будет время, по мнению проф. Бертело, когда каждый будет носить в кармане дозу химических веществ, которыми он будет удовлетворять свою пищевую потребность в белке, жире и углеводах, независимо от времени дня и года, дождей и засухи, морозов, града и вредных насекомых (см.: Там же. С. 27). 

Вообще будущий социалистический строй, как мы сказали выше, облегчит труд не одних только крестьян и фабричных рабочих, а труд всех и каждого. Он освободит от тяжелого и лишнего труда всех, начиная с рабочего и крестьянина и кончая самым последним слугою, сторожем и прачкою. Беллами в своем социалистическом романе «Через сто лет» даже совсем отрицает необходимость существования прислуг в будущем социалистическом обществе. На вопрос: «Кто же у вас (в будущем социалистическом обществе) будет исполнять домашнюю работу?» – Беллами словами доктора Лита отвечает: «Стирка наша производится в общественных прачечных по необыкновенно дешевой цене, а кушанье готовится в общественных кухнях. Работа и починка всего, что мы носим, делается вне дома, в общественных мастерских. Электричество доставляет необходимое освещение и отопление» (Беллами Э. Через сто лет. СПб., 1891. С. 117). 

Соболев33.jpg 
Советский плакат, 1950 год 

Вот какие заманчивые перспективы обещает социализм в будущем социалистическом строе. «Тогда, – говорит Бебель словами проф. Бертело, – наступит переворот, которого в настоящее время невозможно себе и представить. Хлебные поля, виноградники, пастбища исчезнут. Различие между плодородными и безплодными местностями отпадет. Ибо тогда полного развития достигнет искусство со всеми красотами человеческой жизни. А земля будет садом, в котором можно будет по желанию предоставить расти траве и цветам, кустарнику и лесу, и в котором род человеческий будет жить в избытке, в золотом веке» (Бебель А. Указ. соч. С. 29). 

Спрашивается: что же будет с самим человеком; какая же в нем произойдет перемена? 

Мы видели выше, что все бедствия и преступления человека связываются у социализма с существованием частной собственности. 

Отсюда ясно, что с падением частной собственности у человека отпадает всякий повод к преступлениям. К такому именно последовательному и простому выводу и пришел Бебель. «В будущем обществе,– говорит он, – не будут знать ни политических, ни уголовных преступлений и проступков. Воры исчезнут, т. к. исчезнет частная собственность, и в новом обществе каждый может, работая, легко и удобно удовлетворить своим потребностям. Не будет более бродяг – этого продукта общества, основанного на частной собственности; они исчезнут вместе с его падением. Убийство? Зачем? Никто не может обогатиться на счет другого, и убийство из ненависти или мести стоит точно также в прямой или косвенной зависимости от социального состояния общества. Ложная клятва или присяга, подделка подписей, обман, укрывательство наследства, подделка монет, поджоги – все это само собою прекратится с падением собственности» (Там же. С. 80). 

Что же касается сравнительно небольшого числа преступлений жестоких, не имеющих ничего общего с корыстью, то они, по мнению социализма, совершаются или в силу атавизма, или в силу невежества. Первые будут врачеваться в социалистическом обществе медицинскою помощью; вторые – просвещением. 

Таким образом, в социалистическом строе жизни настанет эпоха, когда люди перестанут быть злыми. Но этого мало. С человеком произойдет небывалая еще доселе нравственная перемена. Люди станут более мягкими, добрыми и нравственными. «Я полагаю, – говорит Беллами словами мистера Бартона, – что если мы перенесемся в будущее, то будем поражены той изумительной переменой, которая произойдет в одно столетие как в материальных, так и в нравственных условиях человечества. Если мы взглянем на нравственную сторону этой разницы, мы очутимся перед явлением невиданным в истории прошлого. Пришлось бы извинить того, кто невольно воскликнул бы: „Да, это чудеса!"» (Беллами Э. Указ. соч. С. 260). 

Так велик будет, по взгляду социалистов, нравственный переворот в будущем социалистическом обществе. 

Тогда-то настанет время полного осуществления идеалов равенства, братства и любви на земле. И эти слова не простая фраза; они имеют под собою реальное основание. Если с переменою экономической основы общества люди перестанут быть злыми, то, чтобы иметь еще и положительные, нравственные качества, им нужно только дать лучшие условия жизни. Эти условия, в смысле наилучшего воспитания, образования и дальнейшего после школы устроения жизни человеческой и предоставит людям будущее общество.  

2018-06-20.1.jpg
Советский плакат 

Социалистическое воспитание и образование будут непохожи на современные. Последние не в силах создать в человеке любви к людям, сделать их братьями. Не в силах потому, что в настоящее время, собственно говоря, и нет надлежащего воспитания, если не иметь в виду огромного большинства людей, которые стоят вне всякого воспитания, кроме плохого. Что же касается современного образования, то оно, не имея всеобщего характера, поставлено в такие условия, что не может служить к развитию добрых, нравственных начал. Огромное большинство людей живет в бедной обстановке и с утра до ночи занято тяжелым трудом. Все внимание их сосредоточено на заработке куска хлеба. У них совсем нет времени для воспитания детей своих. Последние брошены на произвол судьбы. Что могут дать эти родители своим детям? Подавленные нуждой, измученные трудом, заботами о завтрашнем дне, недовольные, мрачные, раздражительные, они могут только передать детям одну злобу, одно недовольство на всех, кто пользуется лучшими условиями жизни. И растут бедные дети, не видя перед собою нравственных, надлежащих руководителей. Все детство их проходит на улице. Там они уже всасывают в себя все задатки гнилой жизни. С раннего возраста знакомятся с нуждою и всеми ее последствиями: порочностью и преступлениями. Таково, по общему представлению социалистов, современное воспитание бедных (см.: Бебель А. Будущее общество. М., 1905. С. 90–96).

Но немногим лучше в настоящее время является воспитание и богатых. Правда, здесь отсутствует нищета, и родителям предоставляется возможность и лично, и через других (гувернеров) нравственно влиять на своих детей и внедрять в их детское сердце добрые начала. Но это только кажется так. На самом деле и здесь дело воспитания обстоит не совсем удовлетворительно. Причина этого опять кроется в частной собственности. Страсть к наживе, масса дел, связанных с собственностью богатого человека, опять далеко ставят от него его детей. С другой стороны, сами дети, привыкшие к роскоши и удовольствиям, видя рабское заискивание, которое оказывается бедными богатым, нравственно портятся. Они привыкают к лени, у них развиваются высокомерие, тщеславие и пренебрежение к бедным. А если так, то воспитание богатых, как и воспитание бедных, безсильно возвысить человека до идеалов братства, любви и равенства.

Вот в каких условиях находится в настоящее время воспитание. В таких же печальных условиях происходит и образование. Настоящая школа точно также не может возродить человека до проникновения его сердца нравственными идеалами. Частная собственность, разлагающая семью, портит и школу. Нравственные аномалии, которые приобретаются детьми в семье, не уничтожаются школою. Напротив, та злоба на богатых, с одной стороны, и высокомерие и пренебрежение, с другой, вынесенные из семьи, получают дальнейшее развитие в школе. Дети богатых родителей и здесь видят, какую важность имеет богатство. И здесь они пользуются привилегированным положением. Средства дают им полную возможность всячески облегчать свой труд чрез покупку книг, помощь репетиторов и пользование удовольствиями для отдыха. Они привыкают думать, что вся эта их богатая обстановка есть их личное достоинство. Отсюда – непонимание нужд своих бедных товарищей и высокомерное отношение к ним.

Понятно, с какою завистью должны относиться последние к своим богатым товарищам. Благодаря бедной, тяжелой семейной обстановке, большинство учащихся не находит ни необходимых удобств, ни порядка, ни покоя, чтобы выполнить свои школьные работы или найти соответствующую поддержку. Вот почему им остается только завидовать своим богатым товарищам, окруженным лучшими условиями жизни (см.: Там же. С. 90). Встречая же со стороны последних пренебрежительность и заносчивость, они отплачивают им ненавистью и злобою.

Если к этому прибавить, по словам Бебеля, ту сухость, тот формализм, который царит в низшей, средней и высшей школе, – ту отдаленность, какая существует между учителями и учениками, то станет очевидным, почему современное образование не достигает нравственной цели и не может оживотворить людей любовью и братскими чувствами.

Осуществить это и глубоко внедрить в человечество идеалы братской любви и равенства призвано-де будущее социалистическое общество. Социалистическое общество примет на себя дело всеобщего, равного воспитания и образования. Обладая большими богатствами, оно будет иметь полную возможность дать людям самое лучшее воспитание и образование. Оно заменит детям самых лучших родителей. С раннего возраста дети будут приниматься под любящую опеку общества в общественные учреждения, где на каждого будет простираться равная забота и любовь общества. Все воспитательные и образовательные средства на всех питомцев будут простираться в равной и одинаковой степени. Здесь питомцам будут безплатно предоставлены содержание, обучение и платье. Общество даст им идеальных педагогов, снабдит их самыми лучшими научными пособиями и приложит гигиенические (физические упражнения), эстетические и всякие другие меры (см.: Там же. С. 93–94) к тому, чтобы питомцы всегда были здоровы, бодры и счастливы.

Свои воспитательные и образовательные задачи общество выполнит тем более успешно, что тогда наступит эра науки и искусства, которой еще не видел мир и плоды которых, благодаря богатым средствам общества, легко будут применяемы к социалистической школе.

То обстоятельство, что социалистическая воспитательно-образовательная школа поставит питомцев в совершенно равные условия воспитания и образования и предоставит им все средства к здоровой и радостной жизни, навсегда уничтожит в учащихся всякий повод к взаимным ненависти, гордости и заносчивости и ту жажду грубых безнравственных удовольствий, чем отличается современная учащаяся молодежь. «Тогда исчезнут, – говорит Бебель, – постоянно возрастающие эксцессы нашей современной молодежи, которые являются естественным следствием общественного состояния с его гниением и разложением. Заносчивость, отсутствие дисциплины, безнравственность и жажда грубых наслаждений, чем в особенности заражена современная молодежь наших средних и высших учебных заведений – гимназий, университетов и т. д., – все это вызывается и усиливается разложением нашей домашней жизни и ядовитыми влияниями жизни социальной» (Там же. С. 94).

Убеждение, что питомцы будущей школы будут чужды нравственных недостатков, является для социалистов с характером несомненной истины. Но нисколько не сомневаются они и в том, что эти питомцы будут носителями высокой нравственности. Иначе и быть не может. Равные условия воспитания и образования заложат в питомцах братскую любовь друг к другу. С другой стороны, они будут иметь глубокую благодарность и любовь к обществу. Можно ли иметь что иное со стороны питомцев к тому обществу, которое каждый их шаг будет сопровождать своею любовью, своею заботою! Такое отношение общества к своим питомцам глубоко вкоренит в их сердце вообще любовь к людям.

Таким образом, из социалистической школы будут выходить нравственно развитые и идеально настроенные люди. Но и по выходе из школы эта идеальная настроенность не пропадет. Напротив, вышедший из этой школы человек встретит в жизни все условия, чтобы быть еще более нравственным и еще более счастливым.

Мы видели выше, какими счастливыми условиями будущее общество обставит человека. Благодаря этому и семейная, и общественная жизнь будет заключать в себе много радостей. Члены семьи не будут уже тратить почти все время на приобретение куска хлеба. Все необходимое к жизни: и питание, и помещение, и медицинская помощь, и костюмы с обувью, и проч. в самых лучших изобретениях науки и искусства будет предоставлено даром каждому в равной степени. Членам семьи будет предоставлена полная возможность наслаждаться только семейными радостями и легко и свободно удовлетворять все свои духовные потребности (см.: Беллами Э. Через сто лет. СПб., 1891. С. 98–110).

Хорошо и счастливо будет обставлена жизнь семьянина. Но также хорошо будет обставлена его жизнь и как члена общества. Последнее, прежде всего, позаботится дать ему работу и должность, соответствующую его призванию, которое будет обнаружено еще в школе. В силу этого работа будущего общественного деятеля будет приятная и легкая. Кроме того, общество будет всячески облегчать труд и оказывать поддержку всякому полезному делу и начинанию. Приятно работать тому обществу, которое первым будет идти навстречу всему доброму и прекрасному, внося в человеческую жизнь одну любовь, братское равенство, отеческую поддержку и помощь. И эта любовь общества, эта трогательная забота будет каждого сопровождать во всю его жизнь: в его детстве, молодости, в его трудах, болезнях, в старости и т. д. до самого гроба.

Вот когда настанет для человечества счастливая и райская пора жизни! Беллами называет эту жизнь жизнью рая, порядка, справедливости и счастья (см.: Там же. С. 212). Вполне согласен с ним и Бебель, когда смотрит на будущее социалистическое общество как на золотой век (см.: Бебель А. Будущее... С. 29). То время будет периодом полного раскрытая назначения человека, когда человечество станет олицетворением всех высших, какие только возможны для него, идеалов (см.: Там же. С. 101). Человечество выйдет из скорлупы, и перед ним откроются небеса. Тогда навсегда кончится унылая, длинная зима, и наступит на земле вечное лето (см.: Беллами Э. Через... С. 274). И ничто тогда не нарушит счастливого, райского существования человечества.

2018-06-20.2.jpg

Все государства, все народы сознают свое счастье, возвысятся до братской любви друг к другу и объединятся. «Мы твердо убеждены в том, – говорит Каутский, – что отдельные, коллективистские нации в конце концов сольются в одно общество и весь род человеческий объединится в одну ассоциацию» (см.: Каутский К. Экономическое развитие и общественный строй. СПб., 1905. С. 92).

ГЛАВА 2: 
ОТКРОВЕННЫЙ ВЗГЛЯД  НА БУДУЩИЙ СТРОЙ ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ

Его диаметральная противоположность социалистическому, открывающаяся уже из противоположности самого характера, существа и цели Христианства и социализма. Сущность христианской эсхатологии. Сведение ее к двум пунктам: учению о пришествии антихриста и учению о Втором пришествии Спасителя. Изложение откровенного эсхатологического взгляда в его первом пункте по учению Христа, апостолов: Павла, Петра и Иоанна Богослова, при толковании Откровения последнего святым Андреем Кесарийским. Изложение откровенного эсхатологического взгляда во втором его пункте по учению Спасителя, апостолов: Павла, Петра, Иуды и Иоанна Богослова, при толковании Откровения последнего святым Андреем Кесарийским.

Обращаясь теперь к Евангелию, мы находим диаметральную противоположность, какая существует между Христианством и социализмом в их эсхатологическом учении.

Эта противоположность в большей или меньшей степени открывается уже из противоположности самого характера, существа и цели Христианства и социализма. Последний есть миросозерцание грубо материального характера. Выше земли социализм не поднимается. Здесь нет религиозно-нравственных начал, так высоко ставящих человека над миром.

Напротив, Христианство имеет в виду духовные интересы человека, премирные. Оно есть учение о Царстве Небесном, имеющем начаться еще здесь, на земле, в сердце человека. В то время как социализм, всецело направляя человека к земным благам, полагает сущность его жизни в приобретении этих благ, – Христианство направляет все силы человеческого существа совсем в противоположную сторону. Сущность Христианства заключается в стяжании благодати Духа Святаго для Вечной Жизни со Христом, жизни личной, загробной. Вот в какой жизни Христианство полагает цель всех стремлений человека (см.: Мф. 6, 19–21, 33).

Что же касается земной жизни, то Христианство смотрит на нее как на преходящую, тленную со всеми ее благами, недостойными особенных забот христианина (см.: Там же. 19, 25–34; 16, 26).

Впрочем, этим самым Христианство не обезценивает земной жизни. Оно желает только показать, что не в ней цель нашего бытия, и если она дорога для нас, то только как время наших подвигов и приготовления к будущей безсмертной жизни (см.: Там же. 6, 19–20; 16, 26; 26, 26).
Из этого уже можно видеть, в каком непримиримом отношении стоит Христианство к социалистическим эсхатологическим чаяниям. Те будущие блага, в которых социализм полагает цель, сущность и все счастье человеческой жизни, Христианство считает несчастьем и гибелью для человека (см.: Там же. 16, 26).

Но, как ниоткуда, с рельефною ясностью выступает вся противоположность между откровенным и социалистическим взглядом на будущий строй жизни из самого откровенного эсхатологического учения. Это учение вконец ниспровергает идеалы и социалистические надежды на будущее общемировое счастье. 

Знать христианскую эсхатологию и в то же время верить с социализмом в наступление на земле светлого будущего – это значит не иметь христианского настроения, сознательно отворачиваться от христианского учения, отрицать его.

Сущность христианской эсхатологии сводится к учению о постепенном усилении на земле зла, бедствий и страданий человеческих; о пришествии антихриста как самом ужасном моменте в конечном периоде земной жизни, и Втором пришествии Спасителя как завершительном акте истории земного мира, при его преобразовании – воскресении мертвых, изменении живых и Страшном суде Христовом.

Говоря короче, всю христианскую эсхатологию можно свести к двум пунктам: 1) к учению о пришествии антихриста и 2) к учению о Втором пришествии Христа. Для большего удобства будем излагать христианское эсхатологическое учение в каждом его пункте отдельно. 

В общих, существенных чертах эсхатологическое учение в первом пункте мы находим, прежде всего, у Самого Спасителя, затем у апостола Павла (с более подробным характером) и у апостола Петра. Спаситель раскрыл его Своим ученикам, когда они высказали свое желание Господу знать время предсказанного Им разрушения Иерусалима и признаки Его Второго пришествия и кончины века.

Сказавши о признаках времени разрушения Иерусалима и изобразивши с буквальною точностью все ужасы его осады, выполненной вскоре после смерти Христа римскими войсками, Спаситель переходит к изображению признаков Его Второго пришествия. Такими признаками будет, по словам Христа, появление лжехристов и лжепророков. Тогда, – говорит Спаситель (т. е. в последние времена земной жизни, пред Его Вторым пришествием (см.: Иоанн Златоуст, свт. Толкование на Мф. Т. 7. Кн. 2. СПб., 1901. С. 765. – примеч. Н.С.)), – восстанут лжепророки и лжехристы и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных (Мф. 24, 24). Вот свидетельство Самого Христа о последнем периоде нашей земной жизни.

Чтобы точнее показать, каков будет этот период человеческой жизни, Господь характеризует это время появления и действия лжепророков и лжехристов как тяжелое и скорбное для людей. Тут же, после вышеприведенных слов, Спаситель, переходя к изображению Своего пришествия, говорит: И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего и т. д. (Там же, 29)...

О какой скорби, спрашивает Златоуст, говорит здесь Христос? О скорби дней антихриста, отвечает он, и лжепророков. Подлинно, говорит он, великая тогда будет скорбь, когда столь много будет обольстителей... Лжепророки и лжехристы, явившись, произведут возмущение, немалое смятение будет тогда обладать вселенною (см.: Иоанн Златоуст, свт. Толкование… С. 766). 

Объясняя так слова Спасителя «После скорби дней тех» как скорбных дней антихриста, – Иоанн Златоуст имеет в виду учение апостола Павла об антихристе (см.: 2 Фес. 2, 9). Апостол определил антихриста точно такими же чертами, какими охарактеризовал Спаситель лжехристов и лжепророков.
В сравнении с учением Спасителя у апостола Павла замечается большая подробность именно в характеристике самого времени антихриста как времени небывалого по ужасам. Прежде всего, сам антихрист представляется, по апостолу, воплощением ужасного зла. Сам сатана будет действовать в нем и великими знамениями и чудесами будет обольщать людей для окончательной гибели (см.: Там же. 2, 9–12). И горе тогда всему человечеству – и тем, кто будет за Христа, и тем, кто против Христа. От гибельного влияния и действия антихриста никто не освободится. И тем более что он, по апостолу, сядет в храме как Бог, будет превозноситься выше всего священного и выдавать себя за Бога (см.: Там же, 4). Очевидно, антихрист будет выше всех людей, он сосредоточит в своих руках всю полноту церковной, политической и гражданской власти. Поэтому зло и гибель будут разливаться от антихриста легко и успешно по всему миру.

Разумеется, ни Христос, ни апостол, говоря об ужасах времен антихриста, вовсе не хотят этим сказать, что все это произойдет исключительно от антихриста. Много зла и бедствий люди будут делать тогда и сами друг другу. Вот почему апостол Павел в своем Послании к Тимофею говорит: Знай…, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся; люди, развращенные умом, невежды в вере (2 Тим. 3, 1–5, 8). 

Подобными же чертами характеризует людей перед пришествием антихриста и вообще в его время апостол Петр во Втором своем Послании (см.: 2 Петр. 3, 3–4).

Самое появление антихриста представляется у апостола Павла как следствие падения в человечестве веры и благочестия.

Желая рассеять опасения фессалоникийских христиан в их ожиданиях скорого наступления Второго пришествия Господа, апостол говорит, что день Христов не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели (т. е. антихрист (см.: 2 Фес. 2, 3)). Немного далее апостол говорит: Вы знаете, что не допускает открыться ему (антихристу) в свое время. Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь. И тогда откроется беззаконник… (Там же, 6–8).

Из приведенных слов апостола для нас в данном случае интересны два его выражения: «отступление» и «удерживающий от среды».
Что апостол Павел подразумевает под словами «отступление» и «удерживающий» – это у него не выяснено. Можно думать, что этими словами апостол Павел указывал фессалоникийским христианам черты религиозно-нравственного состояния человечества и его окружающих условий, имеющие вызвать появление антихриста; черты, которые, быть может, фессалоникийцы ясно представляли, познакомившись с ними из устной беседы с апостолом.

Хотелось бы под первым выражением апостола подразумевать то всеобщее отступление от веры в Бога, а следовательно, и нравственных начал, которое обнаружится в последнее время пред пришествием антихриста.

Что же касается второго выражения, то мы сошлемся на свидетельство подвижника Амвросия Оптинского, который под «удерживающим» подразумевал государственную власть. «„Придет антихрист (буквальные слова Амвросия Оптинского, – примеч. Н.С.) во времена безначалия, как говорит Апостол: ‘дондеже держай от среды будет…’ (Там же, 7), т. е. когда не будет придерживающей власти“» (Жизнеописание Оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. Приложение 11. № 3. М., 1900).

В таком случае успокоительные слова апостола нужно понимать так. День страшного пришествия Спасителя еще далек. День этот должно предварить появление антихриста. Но и пришествие антихриста далеко. Оно не совершится до тех пор, пока не наступит на земле всеобщее отступление от веры и нравственных начал и всеобщее безначалие, которое даст полный простор обнаружению в человечестве животных инстинктов.
Таким образом, эсхатологическое учение апостола Павла об антихристе, отличающееся от параллельного этому учения Христа своею подробностью, выдается еще и тем, что здесь для бедствий времен антихриста и самого его появления указана причина. Ее видит апостол Павел в падении религиозно-нравственных устоев и государственной власти в последнем, предшествующем антихристу, времени. 

2018-06-26.1.jpg

Обращаясь теперь к эсхатологическому учению Иоанна Богослова, мы встречаем здесь целостный, законченный взгляд на будущие судьбы нашей жизни. Святому Иоанну в чудных откровенных образах показана была Господом вся полнота тех скорбей и бедствий, которым надлежит быть на земле пред пришествием Спасителя во времена антихриста.

Впрочем, перед Иоанном открыты были не одни только бедствия времен антихриста. Он созерцал и бедствия, имеющие быть пред пришествием антихриста, и – далеко отстоящие от этого времени.

Причина для появления антихриста со всеми его ужасами относится у святого Иоанна еще дальше, чем у апостола Павла. Он видел ее в тех бедствиях и том диавольском и человеческом проявлении зла, которое стало обнаруживаться еще с первых веков Христианства.

Отсюда у Иоанна Богослова в его Откровении получается систематическое изображение бедствий и возрастания зла на земле. Эти бедствия и обнаружение зла представляются у святого Иоанна постепенно усиливающимися и развивающимися и доходящими наконец до такого состояния, когда появляется антихрист – как верх всех бывших до него бедствий. Вся эта ужасная трагедия со своими небывалыми ужасами и страданиями времен антихриста оканчивается, по откровению святого Иоанна, Вторым пришествием Господа с сопровождающими его завершительными событиями истории земной жизни.

Систематическое изображение бедствий с постепенным возрастанием их с самого начала Христианства до Второго пришествия Христа представляется у святого Иоанна под образом снятия семи печатей с книги, которую видел он в откровении, и тех результатов, которые последовали после снятия каждой из печатей.

Перед тем, как получить откровение о будущих судьбах земной жизни, Иоанн видел дверь, отверстую на Небе, и слышал голос, который приглашал его взойти туда, чтобы посмотреть то, чему надлежит быть после этого (ср.: Откр. 4, 1). И тотчас, – говорит Иоанн, – я был в духе; и вот, престол стоял на Небе, и на престоле был Сидящий (Там же, 2). Вокруг этого престола видел Иоанн 24 других престола, на которых сидели 24 старца в золотых венцах (см.: Там же, 4). Посредине и вокруг главного престола находились четыре животных, исполненных очей и спереди, и сзади (см.: Там же, 6). И видел я, – продолжает святой Иоанн, – в деснице у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями. И видел я Ангела сильного, провозглашающего громким голосом: кто достоин раскрыть cию книгу и снять печати ее? И никто не мог, ни на Небе, ни на земле, ни под землею, раскрыть cию книгу, ни посмотреть в нее. И я много плакал о том, что никого не нашлось достойного раскрыть и читать сию книгу, и даже посмотреть в нее. И один из старцев сказал мне: не плачь; вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, и может раскрыть cию книгу и снять семь печатей ее. И я взглянул, и вот, посреди престола и четырех животных и посреди старцев стоял Агнец как бы закланный, имеющий семь рогов и семь очей, которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю. И Он пришел и взял книгу из десницы Сидящего на престоле (Там же. 5, 1–7).

По толкованию святого Андрея Кесарийского, это место из Апокалипсиса нужно понимать так. «Под книгой, – говорит святой истолкователь, – следует разуметь премудрую Божию память, в которой, по божественному Давиду, вписаны все; разумеем также и глубину Божественных судеб. Внутреннее сей книги, по причине духа, для понимания недоступно, внешнее же, ради буквы, – удобопонятнее. Семь печатей означают или совершенное и всеми незнаемое утверждение книги, или же домостроительство испытующего глубины Божественного Духа, разрешить которое никто из созданных существ не может. Под книгой разумеются и пророчества, о которых Сам Христос сказал, что частию они исполнились в Евангелии (см.: Лк. 24, 44), но что остальные исполнятся в последние дни» (Андрей Кесарийский, свт. Толкование на Апокалипсис. М., 1901. С. 40).

Для нас в данном случае в «откровенном» разрешении семи печатей важно в особенности то, что после разрешения каждой из семи печатей Иоанн Богослов видел, как постепенно усиливается зло и страдание на земле.

И я видел, – говорит апостол, – что Агнец снял первую из семи печатей, и я услышал одно из четырех животных, говорящее как бы громовым голосом: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он как победоносный, и чтобы победить(Откр. 6, 1–2).

Имея в виду толкование святого Андрея Кесарийского (см.: Указ. соч. С. 46), мы должны сказать, что здесь, после снятия первой печати, символически было показано Иоанну Богослову противление диавола апостольской проповеди, мучения уверовавших христиан и венцы, какие получили они за мужественное исповедание веры. Таким образом, после снятия первой печати святой Иоанн видел победу, какую одержали христиане апостольского времени; но вместе с тем видел и те страдания, какими куплена была эта победа.

Эти страдания еще более возросли в последующее время, когда наступило время систематического гонения на христиан, когда язычество во всеоружии противостало Христианству и думало стереть самое имя Христа с лица земли. Бедствия этого времени, точнее сказать – начало систематического гонения, и были, по святому Андрею Кесарийскому (см.: Там же. С. 47), показаны святому Иоанну после снятия второй печати в образе рыжего коня и всадника, сидящего на нем, которому дано было взять мир с земли, чтобы убивали друг друга, и которому дан был большой меч (см.: Откр. 6, 3–4). Страдания христиан были так велики, а зло так властно обнаруживало себя, что настало время массовых отпадений от Христа. К мучениям христиан от гонителей присоединились, таким образом, новые муки: страдания и плач об отпавших.

Такой именно момент в период гонений и изображается в Откровении, по святому Андрею Кесарийскому, после снятия третьей печати, когда святой Иоанн видел вороного коня с всадником, имевшим меру в руке своей, и слышал голос посреди четырех животных, говоривший: Мера пшеницы за динарий, и три меры ячменя за динарий; елея же и вина не повреждай (Там же, 6).

«Черным конем, – говорит святой Андрей Кесарийский, – думаем, означается плач об отпавших от веры во Христа по причине тяжести мучений. Мерило есть сравнение тех, которые отпали от веры или по наклонности и непостоянству разума, или по тщеславию, или же по телесной немощи. Мера пшеницы за динар. Достоверно, может быть, и то, что будет тогда чувственный голод. Мера пшеницы, достойная динария, в переносном смысле означает законно подвизавшихся и тщательно сохранивших данный им божественный образ, три же меры ячменя – это те, которые подобны скотам, по недостатку мужества покорились гонителям из боязни, но после покаялись и слезами омыли оскверненный образ. А что заповедано не вредить елея и вина – так это значит, что не следует из-за страха (пред мучителями) отвергать Христово врачевание (благодатную помощь), оставлять без него уязвленных и впадших в разбойники и допускать смерти похищать тех, которые по долготерпению и великодушию Божию имеют побороть грехопадение» (Андрей Кесарийский, свт. Толкование… С. 48).

Таким образом, после разрешения трех печатей, Иоанну Богослову показано было, до каких широких размеров уже разрослось зло на земле с появлением Христианства и до какой степени тягостно было жить христианам, когда им приходилось даже изменять Христу, отрекаться от Него.

После разрешения четвертой печати пред Иоанном Богословом раскрыта была вся полнота ужасов, какие только способна была причинить языческая кровожадность во время самых лютых гонений.

И я взглянул (после разрешения четвертой печати), – говорит Иоанн Богослов, – и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть»; и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертою частью земли – умерщвлять мечем и голодом, и мором и зверями земными (Откр. 6, 8).

По толкованию святого Андрея Кесарийского, в этом видении и была изображена перед Иоанном вся полнота ужасов, какие происходили во время сильного и страшного гонения при Максимиане Никейском. «От голода, – говорит святой Андрей Кесарийский, – убийственной язвы и других с ними совпавших болезней погибло такое множество людей, что всех невозможно было погребсти, хотя тогда христиане усердно занимались погребением и приведением прельщенных к познанию истины. Громадное также число людей было поражено мечом при восстании армян на римлян: тела умерших поедались тогда собаками, а оставшиеся в живых занялись их избиением, потому что ужасались найти в них, по смерти своей, живой гроб. Не лишено вероятности и то, что псы по причине изобилия пищи делили ее с дикими зверями» (Андрей Кесарийский, свт. Толкование… С. 49–50).

Распространяя эти бедствия, символически показанные Иоанну Богослову после снятия четвертой печати, и на другие царствования, некоторые (Барсов (Русский духовный писатель (†1896), – примеч. ред.)) говорят: «Что происходило при Диоклетиане, Галерии и Максимиане, того описать невозможно! Разрушающиеся церкви, пылающие костры, повсюду эшафоты, кресты и безчисленное множество разных орудий смерти, изобретаемых изуверством и кровожадностью, были безпрестанными и повсеместными зрелищами. И точно как бы ад шел вслед свирепых злодеев – ужасных вестников смерти. Христиане умерщвляемы были и оружием, и голодом, и разного рода смертями, и зверями земными на четвертой части земли, как предсказано в Апокалипсисе, по снятии четвертой печати с таинственной книги» (Барсов М. Сборник статей по истолковательному чтению Апокалипсиса. М., 1902. С. 125).

Итак, со снятия первой печати пред взором святого Иоанна зло и страдание на земле постепенно возрастали и наконец дошли до неизмеримых границ. Ад с его неимоверными силами заключил союз с человеческим злом и ринулся на христиан. Для существования последних, в особенности при вышеуказанных царствованиях, казалось, настал конец. Все доброе, насажденное на земле Христианством, трепетало и преклонялось теперь пред царственною мощью широко разлившегося зла и требовало для своего спасения или немедленной небесной защиты, или всемирной кончины для пресечения зла.

2018-06-26.2.jpg
«Воины Апокалипсиса». Эскиз росписи Владимирского собора в Киеве. 
Худ. В. М. Васнецов,1887 год

Такое именно мировое состояние и предносилось пред святым Иоанном после разрешения пятой печати, когда он видел под жертвенником души убиенных за слово Божие и возопивших громким голосом: Доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу? (Откр. 6, 10).

«Если кто принимает cиe (приведенные слова Апокалипсиса), – говорит святой Андрей Кесарийский, за предсказание о будущем, то, сообразно с церковными учителями, должен думать, что этот вопль против гонителей приличествует закланным ради Христа, дабы чрез то обратить достойных, а нечестие непокорных пресечь всемирною кончиною, – „яко да не прострут праведнии в беззакония рук своих“ (Пс. 124, 3)» (Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 50).

И сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число (Откр. 6, 11).

Оказывается, что тем бедствиям, которые символически созерцал Иоанн по разрешении пятой печати, не суждено было остановиться. По неисповедимым Божественным судьбам злу и страданиям надлежало еще более возрасти, еще большие принять размеры, чем какие обнаружились в первые века Христианства.

Это дальнейшее возрастание на земле зла и страданий символически и изображено в тех видениях, которые были показаны Иоанну после снятия шестой печати. Я взглянул, – говорит святой Иоанн, – и вот, произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь. И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои. И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих. И цари земные, и вельможи, и богатые, и тысяченачальники, и сильные, и всякий раб, и всякий свободный скрылись в пещеры и в ущелья гор, и говорят горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца; ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять? (Там же, 12–17).

По святому Андрею Кесарийскому, здесь духовный взор Иоанна переносится ко временам антихриста, полным ужаса и бедствий. Весь длинный период времени от гонений до времен антихриста, таким образом, по-видимому, кажется опущенным в Откровении. Но решаемся предполагать, что приведенное место из Откровения, имея в себе главным образом указания на бедствия времен антихриста, содержит, хотя и общие, черты бедствий, какие должны были произойти после периода гонений и до самого ближайшего времени к антихристу включительно. Эти общие черты и указания мы и относим к первому стиху из приведенного места (см.: Там же, 12).

Нельзя думать, что диавольское и человеческое зло после периода гонений меньше стало проявлять себя на земле. Обезсилела злоба язычества. Кончились ужасные кровавые гонения. Но взамен этих ужасных бедствий от язычников диавольская и человеческая злоба выдвинули на сцену новые ужасы, стали вооружать христиан против христиан.

Если вспомним ужасы великого переселения народов; поголовные истребления саксами жителей Британии (в V и VI вв.); безчеловечные войны при образовании средневековых государств; войны, возникшие из-за реформатства между Саксонией и Баварией (в сер. 16-го стол.); религиозную 30-летнюю войну между Испанией и Францией (1518–1548); безчисленные мусульманские дикие избиения православных христиан вплоть до нашего времени; если будем иметь в виду громадную разницу между христианами первых веков и христианами в особенности современными, разлагающимися от неверия и нечестия, – то прогрессивная постепенность и систематичность возрастания на земле зла и страданий станет очевидною.

В эпоху гонений зло главным образом обнаруживало себя в зверских умерщвлениях язычниками христиан. Последние гибли для временной жизни. В последующее и в особенности теперешнее время зло, проявляя себя и во внешних ужасных формах, главным образом обнаруживается внутренно (об этом см. ниже), в душе человека, через страсти, со всею силою диавольскаго зла и тонкости умерщвляя душу христианскую уже для вечной гибели.

Таким образом, за бедствиями первых веков христианства настал период времени, когда зло и бедствия получили новые разветвления в человеческом роде. И тем, главным образом, они ужаснее предшествующих, что распространяются и разрастаются не от язычников только, а от самих христиан. Произошла большая перемена. Орудием бедствий и зла стали сами христиане.
Думаем, что на такое мировое состояние и указывает то символическое землетрясение, которое, по святому Андрею Кесарийскому, означает перемену дел (см.: Откр. 2, 7; Евр. 12, 26–27).

С подобным же значением являются, по нашему мнению, и следующее откровенные образы: омрачение солнца и превращение луны в кровь. Христиане, предназначенные быть светильниками для всех народов, стали меркнуть, омрачаться. Это в особенности, как никогда, замечается теперь. Благодать Духа Святаго, получаемого христианами, как источник спасения, света и счастья Христова, уже не вспыхивает тем пламенем Божественного огня, который горел в душе христиан в первые века. Постепенно после периода гонений угасал на земле этот благодатный огонь в сердцах христиан, и с ним вместе слабела вера, охладевала любовь. По мере умственного прогресса, развития цивилизации и гуманных начал более и более расшатывались в человечестве религиозно-нравственные начала, более и более христиане хладели и грубели и наконец дошли до такого гибельного состояния, в котором они оказываются теперь. Конечно, не в культуре причина этого падения. Сами христиане виноваты в том, что гасят свет и счастье, и силу своей жизни – благодать Духа Святаго – через неверие и нечестие. Не к разогреванию в себе благодатного огня или созиданию в душе Царства Божия стремится современный христианин. Блага внешней культуры, внешняя благоустроенная жизнь здесь, на земле, сделалась целью и идеалом многих современных христиан.

Вот где, главным образом, источник той перемены, которая произошла в христианах, а, следовательно, и в мировом состоянии после периода гонений. Вот причина новых, еще более ужасных бедствий на земле.

Христиане современные, погасив в себе стремления к благодатному Царству Божию, охладев любовью ко Христу, сделались, как никогда еще, безсильными в борьбе со злом. Правда, в настоящее время громко звучат голоса о равенстве, братстве и любви. Но, к сожалению, эти голоса только звучат. Для того чтобы осуществлять эти евангельские начала, надо полюбить Христа. «Если любите Меня, заповеди Мои соблюдайте» (ср.: Ин. 14, 15), – сказал Спаситель.

Не то замечается в современных христианах. На первом месте ставится любовь к ближним, понимаемая в смысле предоставления человеку хороших материальных условий жизни. К этому сводится вся современная христианская любовь. Есть ли у носителя этой любви настоящее, любящее, пылающее любовью ко Христу и ближнему, как образу Христа, сердце – до этого никому нет дела; да это и неважно. Важно только – дать человеку хорошие условия земной жизни. В этих условиях и полагается залог равенства, братства и всякого счастья.

Естественно, что при такой настроенности христиан никогда не будет в них истинной любви и истинного братства. В силу чего они могут жалеть по-христиански, любить и считать братьями других, если в них нет любви ко Христу, если в ближних они не видят образа Спасителя Нашего и не считают их своими братьями во Христе?

И действительно, сама жизнь, и в особенности жизнь современная, свидетельствует, как далеки стали христиане, охладевшие любовью ко Христу, от настоящей любви к ближним; к каким небывалым еще проявлениям зла стали способны христиане современные!

Раньше убийство одного человека производило большой шум в обществе и являлось большою новостью и редкостью. Теперь ни один день не проходит без совершения гнусных и зверских убийств. И такого рода факты стали слишком заурядными и обыкновенными, чтобы из-за них можно было безпокоиться. Чуткость общественной совести притупилась, замерла.

Каким жалким и жестоким поруганием братских чувств отличаются отношения друг к другу современных христиан даже в среде образованных людей! Правда, между последними и раздаются главным образом звучные призывы к братству. Но достаточно (что особенно бывает заметно на собраниях) не согласиться с тем или другим ходячим мнением, чтобы вызвать к себе ненависть со стороны их и презрение. Везде можно встретить грубое насилие над словом, убеждением и личностью. Даже в самых невинных христианских ассоциациях приходится наблюдать взаимную ненависть, зависть и вражду. Как никогда, теперь-то и настает время, когда менее всего можно надеяться на всеобщую любовь (хотя какую бы то ни было), братство и равенство.

Пусть, кому нравится это, убаюкивают себя радужными надеждами на светлое будущее. Пусть раздается красивая, но пустая проповедь о будущем братстве. Действительность показывает совсем другое. И чем дальше идет время, тем более и более братство делается областью отвлеченных понятий для христианина, нежели его действий; тем ниже и ниже нравственно опускается человек.

Никогда еще в такой ужасающей степени не проявлялись человеческая гордость, пьянство, разврат, богохульство, как в настоящее время. Характеристика апостолом Павлом людей последних времен (см.: 2 Тим. 1, 1–8) весьма подходит к современным. Последние дают небывалый простор в своей жизни для обнаружения диавольского зла, диавольского влияния. И это сатанинское влияние не сказывается ли в том дерзком нигилизме, том атеизме с открытым богохульством, что проповедуется уже детям в школе? В том религиозно-нравственном ослеплении, которым отличаются современные пастыри наши? В той диавольской гордости и нравственной разнузданности, которая толкает современных детей ниспровергать власть родителей, а граждан – неистовствовать с оружием в руках против государственной власти? Наконец, не сказывается ли оно в том диком разврате, том пьянстве, в тех ежедневных грабежах, поджогах и убийствах, которые царят в настоящее время в христианском мире?

Когда подумаешь, что все это делается современными христианами или, по крайней мере, людьми, раньше бывшими в Церкви Христовой, то приходится убеждаться в царственной мощи человеческого и диавольского зла, которое взвилось на земле небывалым еще и страшным ураганом бедствий и страданий человеческих. И тем он страшен в особенности, что, захватывая в свои гибельные бури человека, калеча его жизнь для земного благополучия, – он калечит душу христианскую для вечной адской гибели.

Как никогда теперь именно весьма естественно задать вопрос: не наступает ли то всеобщее «отступление», о котором говорил апостол Павел; не расшатались ли начала «удерживающего», который в пришествие антихриста будет совсем ниспровергнут?

2018-07-14.1.jpg

Таким образом, кажется нам, что настоящее время и есть время, ближайшее к пришествию антихриста. Думается нам, что настоящий период времени как нельзя лучше характеризуется тем символическим откровенным землетрясением, тем омрачением солнца и луны, которое видел святой Иоанн после снятия шестой печати.

Осмелившись в данных образах видеть указания на бедствия времен после периода гонений и времен ближайших к антихристу, мы, тем не менее, полагаем, что эти символические откровенные образы главным образом указывают на бедствия в пришествие антихриста. В пришествие антихриста и совершатся вполне те ужасные перемены в проявлении зла и страданий сравнительно с эпохой гонений, то религиозно-нравственное ослепление и омрачение христиан, которое происходило от первых веков до ближайших к антихристу времен включительно.

По апостолу Павлу, прежде чем прийти антихристу, должно быть всеобщему отступлению и всеобщему безначалию. Следовательно, антихрист придет, когда люди утратят веру, нравственные основы и внешние, второстепенные, сдерживающие зло начала – государственную власть. Иначе сказать, антихрист придет во время, когда у людей рухнут все устои для доброй жизни и не будет препятствий для полного проявления как человеческого, так и диавольского зла. Отсюда можно представить себе, в каких ужасных обнаружениях и небывалых будут царить зло и страдание на земле!

Прежде всего, сам антихрист, появившись в образе человека, воплотит в себе древнего змия или сатану (см.: Откр. 12, 9; 20, 2) для порабощения всего миpa. И это порабощение совершится легко. Кроме того что не будет тогда религиозно-нравственных основ у человечества и государственной власти, сам антихрист будет, по изображению апостола Павла, обладать всею сатанинскою силою и действовать на людей всякими ложными знамениями и чудесами (см.: 2 Фес. 2, 9–10). В силу всего этого и при помощи великих знамений и чудес своего предтечи – лжепророка, он покорит весь мир, будет как Бог на земле, и горе тогда побежденным!

В тот короткий период времени (три с половиной года), предназначенный антихристу для царствования на земле, он будет спешить распространить свое адское зло, разлить свою адскую гибель и злобу на весь мир. И прежде всего ее придется испытать тем, которые представляются в Откровении под образом звезд. Этим именем, по святому Андрею Кесарийскому, обозначаются те мнящиеся быть светилами миpa (главные представители христианской жизни и начальствующие над Церковью), падение которых во времена антихриста и было изображено в Откровении Иоанна в падении звезд (см.: Откр. 6, 13; Андрей Кесарийский, свт. Толкование на Апокалипсис. М., 1901. С. 52). Об этом-то падении звезд в пришествие антихриста и пророчествовал Спаситель, когда говорил: «По причине множества скорби прельстятся, насколько возможно, и избранные» (ср.: Мф. 24, 24; Андрей Кесарийский, свт. Там же).

Таким образом, прежде всего и главным образом всю силу антихриста придется испытать тем из христиан, которые явятся опасными для его власти. Вот почему, сосредоточив свою силу прежде всего на носителях христианской церковной власти, антихрист вместе с тем постарается ниспровергнуть всякую власть, всякую силу, враждебную ему и его горделивым замыслам властвовать над миром с безраздельною властью – и церковною, и гражданско-политическою. Очевидно, антихрист со своими приверженцами двинется ратью на могущественные государства. Начнется неслыханная по ужасам борьба; наступит период кровопролитнейших войн. Откровение Иоанна показывает нам печальные следствия этой борьбы антихриста с церковною и политическою властью под образом горы, двинувшейся со своего места (см.: Откр. 6, 14; Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 53).

Но если перед антихристом не устоят избранные и сильные, то что можно сказать про всех прочих? Чтобы привлечь всех на свою сторону, у антихриста будут все к тому средства. Объединив под своею властью весь мир, он будет обольщать людей всякими чудесами – своею благотворительностью, предоставлением людям всяких материальных и чувственных благ, которые явятся для людей того времени единственным счастьем. В царстве антихриста будут тогда все земные богатства, все преимущества для животной счастливой жизни. Тогда для тех из христиан, в которых еще будет теплиться божественный благодатный огонь, настанет время небывалых соблазнов и искушений.

Те символические воды, означающие, по святому Андрею (см.: Откр. 12, 15–16; Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 98–99) искушения злых демонов и в особенности ослепляющие современных христиан, которые видел Иоанн испущенными из уст древнего змия вслед жены (Церкви), родившей сына мужеского пола (христиан) и бежавшей в пустыню, во времена антихриста (окончательно) затопят еле тлеющую благодатную искру в душе христиан своею сатанинскою страстностью, сладострастием, пьянством, объедением, умственным извращением и прельщением.

2018-07-14.2.jpg
Падение звезд после снятия шестой печати.
Фреска афонского монастыря Дионисиат

Впрочем, кроме всевозможных соблазнов и искушений, средством для порабощения антихристу будет его небывалый деспотизм, его неслыханная жестокость, которую он будет проявлять чрез кровопролитные войны и повсеместные убийства по отношению к непокорным себе и в особенности к христианам. И дано было ему (т. е. антихристу), – говорится в Откровении, – вести войну со святыми и победить их (Откр. 13, 7; см.: Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 104). В буквальном смысле это и исполнится, когда он убьет посланных Богом на землю свидетельствовать против лжи антихриста – Еноха и Илию.

Так антихрист будет расправляться со всякими своими противниками и такими ужасами привлекать на свою сторону.

На челе или правой руке побежденных и добровольно подчинившихся антихристу будет налагаема печать, или образ антихриста. Без этой печати нельзя будет ничего ни продавать, ни покупать. И всем, таким образом, не принимающим этого образа, будет грозить или насильственная смерть от слуг антихриста, или от недостатка необходимого.

Тогда наступит время, когда Церкви, представленные в Откровении под образом островов, побегут, по святому Андрею, из своих мест, изменяя их одно на другое (см.: Там же. С. 54). Тогда все, как говорится об этом в Откровении, и Цари земные, и вельможи, и богатые, и тысяченачальники, и сильные, и всякий раб, и всякий свободный скроются в пещеры и в ущелья гор; и скажут горам и камням: «Падите на нас и сокройте нас...» (ср.: Откр. 6, 15–16).

До какой невыносимой степени достигнут бедствия и страдания во времена антихриста, об этом свидетельствует символический образ, виденный Иоанном и состоявший в том, что небо тогда (после снятия шестой печати) скрылось, свившись как свиток. По святому Андрею Кесарийскому, этот образ нужно понимать так: зло и страдания при антихристе так будут ужасны, что даже силы небесные, сожалея об отпавших и взирая на земные ужасы, будут иметь как бы сострадание и печаль.

Таковы бедствия, имеющие наступить во время пришествия антихриста, по Откровению Иоанна Богослова.

Но это еще не все. По Откровению Иоанна, все эти описанные бедствия и страдания человеческие принимают еще более потрясающий и усиленный характер, когда представляются выражением попустительства Божия и ярости Божественного гнева. Такое усиление горечи скорбных времен антихриста и представляется в Откровении Иоанна после снятия седьмой печати под образом семи трубных ангельских звуков.

Так, по изображению Откровения, после первого вострубления сделались град и огонь, смешались с кровью и пали на землю; и третья часть дерев сгорела, и вся трава зеленая сгорела (ср.: Там же. 8, 7). По толкованию святого Андрея, град указывает на то, что наказания сии придут с Неба и выразятся в попущении Божием тех кровопролитнейших войн времен антихриста, которые уничтожат третью часть из произведений земли. Последнее обстоятельство показывает, между прочим, на каком большом пространстве земли будет литься человеческая кровь от повсеместных войн при антихристе!

В силу того же попущения Божия, после второго вострубления третья часть моря, по низвержении в него огненной горы (диавола, – Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 65), превратится в кровь, после чего погибнет третья часть одушевленных тварей (в нем) и третья часть судов (см.: Откр. 8, 8–9). Пo святому Андрею Кесарийскому, эти бедствия произойдут прямо и непосредственно от диавола, по допущению Божию, как Он сделал это некогда с Иовом. Можно еще думать, что эти пророческие слова Апокалипсиса указывают на те морские кровопролитные сражения, которые произойдут, опять в силу того же попустительства Божия, во времена антихриста.

2018-07-14.3.jpg
Шестая труба. Фреска Дионисиата

После третьего трубного ангельского звука Откровение Иоанна изображает падение большой горящей звезды, имя которой «полынь», на третью часть рек и водных источников, после чего третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, ставших горькими (см.: Там же, 10–11). Святой Андрей Кесарийский, подразумевая под горящей звездой диавола, под горькими водами видит те удовольствия, которыми диавол, упоевая людей бурным и горьким развращением, попущается Богом наводить мучительные скорби, хотя и не на всех, но, по долготерпенью Божию, на третью часть – для того, чтобы неверие в воздаяние в загробной жизни не причинило душевной смерти нетерпеливым (см.: Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 67).

Т. к. святой Андрей Кесарийский не устраняет буквального смысла в понимании того поражения растительности и морей на земле, которое видел святой Иоанн после первых двух ангельских звуков, то не будем в противоречии с ним, т. е. Святым Отцом, если с таким пониманием отнесемся к тому символическому поражению третьей части рек и водных источников, что видел Иоанн Богослов после третьего ангельского трубного звука. Отсюда, под порчею вод буквально можно разуметь ту порчу водных источников, которая произойдет в наказание людям в последние времена и будет распространять свою смертоносную заразу на людей. В таком же буквальном смысле можно объяснить и поражение третьей части светил небесных, которое видел Иоанн после четвертого трубного ангельского звука (см.: Откр. 8, 12).

«И в наши времена, – говорит, например, Барсов (Русский духовный писатель (†1896), – примеч. ред.), – нередко случается, что времена года начинаются или оканчиваются не в обыкновенное время – раньше или позже; что весеннее и летнее солнце иногда не греет; луна и звезды бросают на землю тусклый и бледный свет; холодные ветры останавливают ход растений, только показавшихся на Божий свет; безвременные морозы убивают надежду плодов еще в цветках... Все такие явления, выступающие из общего порядка вещей, сопровождались утратою благосостояния человека, погибелью его плодов, бедностью, нищетой, голодом и другими многочисленными самыми горестными последствиями. Правосудие Божие нередко поражало подобными гибельными переворотами народы и государства.., и потому можем быть уверены, что еще горчайшие напасти испытают нечестивцы в предпоследние времена мира» (Барсов М. Сборник статей по истолковательному чтению Апокалипсиса. М., 1902. С. 138).

Впрочем, по мнению святого Андрея Кесарийского, третья часть небесных светил указывает на третью часть продолжения дня и ночи. «Отсюда, – говорит святой Андрей, – уразумеваем, что Бог наведет тогда бедствия не неослабленные: ибо, попуская быть уязвленными только в третью часть времени, в остальную, большую, часть тайно призывает к покаянию» (Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 69).

Так или иначе, но после четырех трубных ангельских звуков Откровение рисует нам бедствия времен антихриста с характером особенной скорби, главным образом потому, что само Небо тогда вооружится против миpa. Небесная защита как бы совсем оставит человечество на произвол судьбы: Господь отвернет лицо Свое от человека. Высоко поднимется Его карающая десница над людьми, она даст полный простор для действия на земле диавольских сил.

Этот простор действия злых демонов на земле в сильных символических образах и выясняется в Откровении Иоанна после пятого и шестого ангельских трубных звуков. После пятого звука Иоанн Богослов видел, как ниспадший с Неба Ангел отворил кладезь бездны и оттуда вышел дым, омрачивший солнце и воздух. Из этого дыма вышла саранча, которой дано было наносить людям страдание и мучение, какое бывает от скорпиона. Вид у нее был подобен коням, приготовленным на войну, на головах у нее были золотые венцы, лица ее были подобны человеческим с женскими волосами и львиными зубами. Брони на ней были железные. Власть же ее была – вредить людям пять месяцев (см.: Откр. 9, 1–5, 7–10).

Обратимся за объяснением этого места Откровения к святому Андрею. «О звезде, – говорит он, – я думаю, что это есть Ангел. Он, по попущению Божию, выведет из бездны осужденных злых демонов, которых Христос, воплотившись, связал, чтобы они, соделавши свое пред кончиною, потом подверглись мучению. Дым – мрак, предшествующий производимым, по научению их, злым делам, по совершении коих дана им будет власть мучить людей. Помрачение солнца и воздуха указывает на душевное ослепление людей, наслаждающихся светом их, или на разжженную любовь во время страданий, т. к. находящимся в скорби и свет бывает тьмою. А что мысленные прузи (саранча) уязвляют людей подобно скорпионам, так cиe означает, что в конце злых дел сокрыта душевная смерть, которой подлежат все, не отличенные на лицах Божественною печатью и не освещенные через посредство Святаго Духа просвещением животворящего Креста, так, чтобы, по слову Владычнему, свет их светился пред человеками к прославлению Божественного имени (см.: Mф. 5, 16). Пять месяцев мучений означают их непродолжительность, ибо, по слову Владыки, „аще не быша прекратились дние оны, не бы убо спаслася всяка плоть“ (Мф. 24, 22)» (Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 71).

Таким образом, из данного толкования святого Андрея Кесарийского видно, что освобожденные во времена антихриста демоны присоединяют к бедствиям и страданиям человеческим еще новые, мучительнейшие бывших до них, подобные уязвлениям от скорпиона, следствие которых будет душевная смерть или вечная адская гибель.

Спрашивается: в чем же будут проявляться эти уязвления, куда они направятся? Откровение, как видели мы, изображает саранчу с женскими волосами. Отсюда понятно, что указанные демоны будут главным образом бесами сладострастия. Как сильно и широко разольется тогда разврат на земле, об этом можно судить уже по откровенному описанию саранчи. У нее будут львиные зубы и железные брони. Т. е. сатанинское сладострастье с царственною (львиные зубы) и жестокою (брони железные) силою вопьется тогда в человечество, разорвет в нем последние связи с нравственной чистотой и повергнет все силы его существа на служение гибельной блудной страсти. Затем, Откровение изображаете саранчу с золотыми венцами. Это означает их полную победу над человечеством последних времен. Эти демоны довершат картину дикого, чудовищного разврата, какой был до них, и сделают его явлением всеобщим, всемирным.

2018-07-14.4.jpg 
Явление саранчи. 
Фреска Дионисиата

Если и в наше время блудные страсти бушуют повсюду, если уже и культура, эта надежда современных людей на обновление, в своих художественных и эстетических произведениях является ядоносною заразою для людей через безнравственные картины, статуи, открытки и проч. и служит, таким образом, разврату, то что будет тогда? Какие размеры примет разврат, когда рухнут для нравственности все устои, а из адской бездны, по допущению Божию, вырвутся на землю нарочитые бесы сладострастные, которые затопят весь мир в блудной страсти?!

Но на этом попустительство Божие еще не остановится. После шестого ангельского трубного звука Иоанн видел, как этот шестой Ангел освободил четырех Ангелов, связанных при реке Евфрате и приготовленных на час и день и месяц и год для того, чтобы умертвить третью часть людей. И видел Иоанн Богослов безчисленное множество конного войска, коней и всадников, которые имели на себе огненные брони, гиацинтовые и серные; головы у коней были подобны львиным, и изо рта их выходил огонь, дым и сера. От этих трех язв (огня, дыма и серы) погибла третья часть людей. Хвосты у коней были подобны змеям и имели головы, и ими они вредили (см.: Откр. 9, 13–19).

«Думаю, – говорит святой Андрей, – что и сии суть связанные в пришествие Христово прелукавые демоны, которые, по Божественному повелению, исходящему от пренебесного жертвенника.., и разрешаются Божественным Ангелом для возмущения народов не только против христиан, но и друг на друга. А что связаны были при Евфрате, в том нет ничего странного, ибо, по изволению Божию, до времени были осуждены одни в бездну, другие в свиней, некоторые в иные места, чтобы по совершенном окончании брани против людей подвергнуться им вечным мучениям» (Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 74).

По объяснению святого Андрея, как видим, и эти демоны, как и первые, по своем освобождении будут сеять адскую гибель могущественно и широко, отличаясь от первых тем, что будут возбуждать в людях сатанинскую ярость и злобу, кровавые распри и междоусобицы. Какова будет их сила, это свидетельствуется, по святому Андрею, из описания символического конного войска. Огненные, гиацинтовые и серные брони всадников, по святому Андрею, указывают на воздушное существо и пожирающую деятельность диаволов, убийство и зверство которых описывается под видом львиных голов коней. Под конями святой истолкователь подразумевает женонеистовых и скотоподобных людей, воплотивших в себе сатанинскую злобу и вражду. Исходящие из уст коней дым, сера и огонь и есть те всеобщие зверские междоусобные кровопролития, в особенности имеющие усилиться от указанных демонов, от которых погибнет третья часть людей во время антихриста.

Вот чему надлежит быть в последние времена от попущения Божия за развращенность человечества, его неверие и нечестие. Движимые демонами и своими разнузданными страстями, люди превзойдут тогда своею хищностью и жестокостью дикого зверя. Над миром взойдет кровавая заря, которая повергнет в трепет ангельские силы (см.: Откр. 8, 13). Сколько горя, страданий и муки придется испытать тогда живущим на земле! «И будут в те дни, – говорит Иоанн Богослов, – люди искать смерти, но не найдут ее; пожелают умереть, но смерть убежит от них» (ср.: Там же. 9, 6).

После седьмого трубного звука Иоанн слышал, как раздались на Небе голоса, говорившие: Царство мира соделалось царством Господа нашего и Христа Его, и будет царствовать во веки веков... Пришел гнев Твой и время судить мертвых и дать возмездие рабам Твоим, пророкам и святым и боящимся имени Твоего, малым и великим, и погубить губивших землю (Там же. 11, 15, 18).

Эти слова, слышанные Иоанном, говорят, до какой высочайшей степени достигнут тогда зло и бедствия на земле! Земля не будет в состоянии вынести всей тяжести от имеющего разлиться на ней человеческого и диавольского зла. Второй раз мир станет пред правосудием Божиим в таком состоянии, в силу которого некогда был произнесен Божественный приговор: Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками [сими], потому что они плоть (Быт. 6, 3).

2018-07-20.1.jpg

Но перед тем как наступить страшному перевороту во вселенной и Страшному Суду Христову, Господу угодно будет еще раз потрясти мир земной Своим наказанием.

Оказывается, что и после всех описанных бедствий чаша страданий еще не будет выпита человечеством до дна. Ко всем бедствиям времен антихриста Господь перед самым Своим пришествием присоединит новые – видимые, еще ужаснейшие предшествующих. Эти последние наказания и обрушатся со всеми ужасами Божественного гнева исключительно на отступников, на царство антихриста.

Они, ярко свидетельствуя о ложности антихриста, довершат и переполнят несчастия последних дней. Представленные в Откровении под образом излияния семи фиалов Божественного гнева, они произведут то, что и счастье царства антихриста, заключающееся в разврате, пьянстве, объедении и всевозможных других земных радостях, о чем говорит апостол Павел (см.: 1 Фес. 3, 3), будет нарушено и омрачено ниспосланными с неба семью последними язвами.

Так, перед самым концом миpa в сердцах отступников, по святому Андрею Кесарийскому, произойдет сильная, наподобие сердечного нагноения, скорбь, представленная в Откровении под образом отвратительных и гнойных ран, которые появятся в поклоняющихся антихристу по излитии на землю первого фиала (см.: Откр. 16, 1–2; Андрей Кесарийский, свт. Толкование на Апокалипсис. М., 1901. С. 124).

Чтобы с очевидною ясностью показать всю немощь антихриста, а вместе с тем наказать отступников, Господь наведет бедствия на людей через Эноха и Илию, которые в одно время преложат море как бы в кровь убитых и погубят этим все находящееся в нем, как некогда это сделал Господь чрез Моисея в Египте (см.: Исх. 7, 19). Это наказание отступников и изображается, по святому Андрею Кесарийскому, в Откровении в последствиях излития на землю второго фиала (см.: Откр. 16, 3; Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 127).

Подобное бедствие постигнет отступников при превращении рек и водных источников в кровавые, что случится после излития третьего фиала. Тогда, по свидетельству Откровения, один из Ангелов, поставленных над водными стихиями, возблагодарит Бога за то, что дал в питие кровь тем, которые обагрили руки свои кровью святых (см.: Откр. 16, 4–6; Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 128).

Таким образом, даже бездушная природа будет отражать в себе, как в зеркале, все кровавые ужасы, имеющие быть пред всемирною кончиною. Как живая, она заговорит против небывалого, страшного обнаружения животных инстинктов у человека. Но люди, увлеченные своими страстями и соблазнами антихриста, так будут ослеплены, грубы и упорны, что необыкновенный протест природы, полный для них ужасных бедствий, не тронет их сердца. Они превзойдут своим упорством и окаменением даже египтян. Последние хотя бы во время казней приходили в разум и покаяние перед Богом. Но богоотступники времен антихриста и в наказаниях (явных и небывалых) будут хулить Его.

Господь для обращения их пошлет на них чрезмерный солнечный зной (см.: Откр. 16, 8–9; Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 130) (после излития четвертого фиала): Он изольет на царство антихриста сильные болезни и страдания от посланных Им язв (см.: Откр. 16, 10–11; Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 131) (после излития пятого фиала); Он иссушит Евфрат с целью дать безпрепятственный проход языческим царям для истребления друг друга и прочих людей (см.: Откр. 16, 12; Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 133) (после излитая шестого фиала). Но безумные не обратятся к Богу, не придут к сознанию своего падения. Чем больше будут поражаемы ниспосылаемыми от Бога язвами, тем больше и сильнее они будут изощрять язык свой к оскорблению и хулению Создателя (см.: Откр. 16, 11).

До такой степени ожесточится человек! Так низко падет он с пьедестала человеческого достоинства, что будет неистовствовать против Божества.

Никакие средства Божественного Промышления не будут в состоянии после этого уже обратить людей на истинный путь и пресечь в мире стихийное зло. Последнее будет свирепствовать и усиливаться до тех пор на земле, пока чаша Божественного долготерпенья не переполнится. По Откровению святого Иоанна Богослова, это и случится, когда на землю изольется седьмой фиал Божественного гнева.

Большой град величиною с талант, представляющийся в Откровении падающим после излития седьмого фиала на разрушение языческих городов, по толкованию святого Андрея, свидетельствует о полноте гнева Божия за развращенность человечества (см.: Откр. 16, 21; Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 138). Все надежды на исправление людей рушатся. Земная жизнь тогда будет такова, что дальнейшее существование ее станет невозможным. Сама собою она приблизится к могиле, чтобы исчезнуть навсегда.

Такой момент и изображается в Откровении после излития на землю седьмого фиала, именно: когда Иоанн слышал раздавшийся с небесного престола говорящий голос: «Совершилось», и когда послышался гром, появилась молния и сделалось небывалое, великое землетрясение (см.: Откр. 16, 17–18).

Все это, виденное Иоанном, показывало ему, что после излития седьмого фиала на землю жизнь мира кончится. По святому Андрею Кесарийскому, землетрясение указывает здесь на перемену существующего. Гром и молния указывают на обстановку, при которой последует Второе страшное пришествие Спасителя. Последнее, неся с собою гибель и разрушение (впрочем, для обновления), явится завершительным моментом последних времен земной жизни.
Такой, по Откровению, трагический конец ожидает наш будущий, полный невыразимых скорбей, строй жизни. Он является у Иоанна Богослова неизбежным роковым следствием самого хода исторической жизни миpa. То, что содержится, таким образом, у Господа нашего Иисуса Христа и Его святых апостолов Петра и Павла в общих чертах или в тех или других моментах, у святого Иоанна изображено, хотя и не в последовательном изложении, но в систематической, связной и законченной картине.

Таково эсхатологическое откровенное учение в своем первом пункте.

Переходя теперь ко второму пункту эсхатологического учения – о Втором пришествии Спасителя, мы опять будем излагать его так, как оно находится в учении Христа и Его святых апостолов.

Это учение, представляющее из себя завершительный момент исторической земной жизни, распадается собственно на три частных пункта, изображающие нам три момента: 1) самое пришествие Христа; 2) преобразование мира при воскресении мертвых и изменении живых и 3) Страшный Суд Христов. Остановимся на первом.

Прежде всего, ни Спаситель, ни апостолы не открыли нам определенного времени пришествия Господа. Спаситель только сказал, что оно будет по скорби дней тех, т. е. времен антихриста (см.: Мф. 24, 36; Иоанн Златоуст, свт. Толкование на Евангелие от Матфея. Т. 7. С. 765). Во избежание всякой попытки со стороны учеников знать точно время пришествия Его, Христос сказал, что день и час тот известен только одному Отцу Небесному (см.: Мф. 24, 36; 2 Петр. 3, 10; 1 Фес. 5, 2). Спаситель указал лишь, что пришествие Его будет внезапным. Как молния, – сказал Христос, – исходит от востока и видна бывает… до запада, так будет пришествие Сына Человеческого (Мф. 24, 27; ср.: Лк. 17, 24). Эту внезапность Своего пришествия Спаситель и представил образно и в притче о десяти девах (см.: Мф. 25, 1–13).

Скрыв четко определенное время Своего пришествия, Спаситель, однако, открыл Своим ученикам, что пришествие Его будет со славою и силою многою (см.: Там же. 24, 30; Мк. 13, 27; 2 Фес. 1, 10). Он придет тогда уже не в рабском виде, а как Царь и Владыка всего существующего, во всей Своей Божественной силе и славе, окруженный несметными Ангельскими Силами.

Силу этого славного и страшного пришествия Иоанн Богослов и видел в образе острого оружия, исходившего из уст Спасителя, сидевшего на белом коне, для поражения грешных на безконечные мучения; и в образе Небесных Воинств, которые следовали также на белых конях за Спасителем (см.: Откр. 19, 20; Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 167). Эта сила обнаружится, по Откровению, прежде всего в умерщвлении антихриста, которого Господь, по словам апостола Павла, убьет духом уст Своих (2 Фес. 2, 8), лжепророка и прочих из воинства антихриста. Умерщвление это произойдет во мгновение ока, после чего антихрист и лжепророк будут ввержены в геенну безконечных мучений (см.: Откр. 19, 11–16; Андрей Кесарийский, свт.Указ. соч. С. 164–166). Затем этою силою совершится разрушение и гибель видимого мира, воскресение мертвых, изменение оставшихся к пришествию Христа живых людей, чтобы тем и другим предстать на Страшный Суд Христов.

Следует заметить, что такая последовательность указанных событий необходима только для нашего представления, всегда располагающего факты во времени и последовательном порядке. С пришествием же Спасителя времени не будет (см.: Откр. 10, 5–6). Имея в виду выражение апостола Павла о воскресении мертвых и изменении оставшихся живых людей в нетленных, которое последует, по апостолу, во мгновение ока (см.: 1 Кор. 15, 51–53), можно сказать, что все эти указанные события, как и самое пришествие Христово, совершатся таким же образом, в один момент.

Впрочем, для нас здесь важна главным образом Божественная непреложность этих событий.
Что касается до разрушения мира, то прямое и более детальное указание на это событие мы находим у апостола Петра в его Втором послании: Тогда (т. е. во Второе пришествие), – говорит он, – воспламененные небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят (2 Петр. 3, 10–12).

2018-07-20.2.jpg
Вода отдает своих мертвецов. Фрагмент фрески Страшного Суда. 
Знаменский собор, Великий Новгород, XVII век

Из этих слов апостола нельзя выводить необходимости окончательной гибели при Втором пришествии всего видимого мира, неба, земли, воздуха и т. д. Прохождение небес или, как у Иоанна Богослова, бежание неба означает, по святому Андрею, обновление (см.: Откр. 20, 11; Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 178) видимого мира.

У апостола Петра это обновление должно произойти посредством огня, который разложит, быть может, его материальные формы на первоначальные атомы.

Неизвестно, какой именно вид примет преобразованный мир. Но, во всяком случае, по свидетельству Иоанна, он будет новым, несравненно лучшим (см.: Откр. 21, 1; Андрей Кесарийский, свт. Указ. соч. С. 187). Поэтому и апостол Павел говорит, что тогда сама тварь освободится от работы истления в свободу славы детей Божиих (см.: Рим. 8, 21).

Вот в чем и какова цель будет заключаться в разрушении мира при страшном Втором пришествии Христа.

Мы сказали выше, что силою Второго пришествия Спасителя вслед за гибелью мира последует воскресение мертвых и изменение оставшихся живых людей. Лучше сказать, что вместе с физическим преобразованием мира при Втором пришествии Христа произойдет и воскресение мертвых, и указанное изменение.

Ясное и прямое учение о воскресении мертвых мы находим у Самого Спасителя. Обращаясь к иудеям, искавшим Его смерти за то, что Он считал Себя равным Богу, Спаситель в доказательство Своего Божественного достоинства ссылается на Свои Божественные свойства: «Ибо, что творит Отец, – говорил им Христос, – то и Сын творит также... Как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет... Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышавши, оживут... И изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло в воскресение осуждения» (ср.: Ин. 5, 19–21, 25, 29).

Не будем приводить других свидетельств Господа Нашего Ииcyca Христа (см.: Там же. 6, 40, 54; Мф. 22, 30–32 и др.). И уже указанного вполне достаточно, чтобы убедиться в Божественности учения о воскресении мертвых. Процитированные выше слова Спасителя слишком ясны, чтобы осталось место каким-либо сомнениям и колебаниям.

Тем более мы должны сказать это, что данное учение Христа со всею ясностью и подробностью мы находим и у святых апостолов.

Последние, являясь для нас высочайшими носителями учения Христа и в слове, и деле , оставили нам свое непогрешимое понимание учения Спасителя. Имея в виду то или другое учение Христа и раскрытие его апостолами в непогрешимом, ясном и подробном освещении благодатного разума, мы должны только благоговейно без всяких колебаний и произвольных толкований принимать это учение.

С особенною полнотою учение Христа о воскресении мертвых раскрыто у апостола Павла (1 Кор. 15, 12–33; 2 Кор. 4, 14; Флп. 3, 11; 1 Фес. 4, 13–14; 2 Тим. 2, 11–12)

У апостола Павла необходимость воскресения мертвых основывается на факте воскресения Христа. Если нет воскресения мертвых, – говорит он коринфянам, – то и Христос не воскрес (1 Кор. 15, 13).

У апостола догмат о воскресении мертвых, таким образом, связывается с догматом воскресения Христа. Отрицание первого неизбежно повлечет за собою и отрицание второго. А отрицание воскресения Христа приведет, по апостолу, к уничтожению веры во Христа, к безплодности апостольской проповеди (см.: Там же, 14), взгляду на апостолов как на проповедников лжи (см.: Там же, 15), к отрицанию искупительных заслуг (см.: Там же, 17), к несчастнейшему положению христиан в мире (см.: Там же. 19, 30–32).

Так всесторонне и систематично раскрывается апостолом учение о воскресении мертвых и доказывается его необходимость.

Выяснивши последнее, апостол Павел раскрыл и естественность факта воскресения мертвых. Всеобщее воскресение чрез Христа является у апостола сообразным со всеобщим умерщвлением через Адама. Как в Адаме, – говорит апостол Павел, – все умирают, так во Христе все оживут (Там же. 15, 22). Здесь раскрывается не простое сравнение, а закон причинности, действующей в двух родоначальниках.

Желая нагляднее показать естественность воскресения мертвых, апостол обращается к аналогичному явлению в физической природе и сравнивает воскресение человека с оживлением сгнившего зерна в земле (см.: Там же, 35–38).

Таково учение апостола Павла о воскресении мертвых.

Ему же принадлежит и раскрытие учения об изменении тел воскресших и живых при Втором пришествии.

Показавши всю естественность воскресения мертвых (см.: Там же), сказавши о разностях тел небесных и земных (см.: Там же, 39–41 ст.), апостол говорит: Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе...; сеется тело душевное, восстает тело духовное... Первый человек – из земли, перстный; второй человек – Господь с неба. Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные. И как мы носили образ перстного, [так] будем носить и образ небесного (Там же, 42–49).

Таким образом, этими словами апостол показывает нам, что тела воскресших будут изменены, сделаются нетленными, одухотворенными, подобными телу Христа, с которым Он являлся по воскресении Своим ученикам чрез затворенные двери.

Такое же изменение примут, по учению апостола Павла, и тела оставшихся ко Второму пришествию Христа живых людей.

Говорю вам тайну, – учит апостол, – не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся. Ибо тленному сему подобает облечься в нетление, и смертному сему облечься в безсмертие (Там же, 51–53).

Как разрушение мира, так и изменение тел умерших и живых людей во время Второго пришествия прямо не раскрываются в учении Спасителя. Впрочем, на первое есть указание там, где Спаситель, изображая Свое страшное пришествие, говорит о спадении звезд и колебании сил небесных. Этими словами знаменуется тот небывалый физический переворот, который произойдет тогда во вселенной и на земле.

Что же касается до факта изменения тел живых и умерших, то это предполагается в словах Спасителя, когда Он говорит о Своем пришествии. По словам Господа, Он явится на облаках небесных с безсметным числом Ангельских Сил. Ангелы соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их, а также и все соблазны и делающих беззакония (см.: Мф. 24, 31; 13, 41).

Отсюда видно, что Суд будет происходить не на земле, а на воздухе, на облаках, куда перед Сидящим на престоле Божественным Судьею – что видел Иоанн в Откровении – соберут всех людей для Суда.

Отсюда понятно, что то изменение воскресших и живых людей, о котором говорит апостол Павел, само собою предполагается у Спасителя в Его словах о Своем пришествии для Страшного Суда.

Свидетельства относительно этого последнего завершительного события во Втором пришествии Христа отличаются в слове Божием прямотою, ясностью и большою количественностью. Нет нужды их приводить здесь все. Минуя апостольские (см.: 1 Петр. 4, 5; 2 Петр. 2, 9; 3, 7; Иуд. 5, 6; 2 Фес. 1, 5–9; Откр. 20, 11–14 и др.), мы обратимся к свидетельству Самого Христа, отличающемуся особенною ясностью, силою и наглядностью.

Много раз Спасителю приходилось говорить слушающим о всеобщем Страшном Суде Своем. Желая раскрыть пред народом, как страшен и сколь важен будет этот день для грешников в особенности, Он прибегал к притчам и сравнениям. Так, в притчах о плевелах (см.: Mф. 13, 24–30), о неводе (см.: Там же, 37–43), о царе, который стал считаться со своими должниками (см.: Там же. 18, 23–35), о царе, который сделал брачный пир для сына своего (см.: Там же. 22, 1–14), о талантах (см.: Там же. 25, 14–30) Спаситель в сильных и страшных образах показал всю важность будущего судного дня. Тут каждый человек должен будет дать отчет о своей жизни, о каждом своем движении, о каждом слове, и горе будет тому, кто окажется осужденным. Ему уготованы вечные мучения, представленные в указанных притчах под образом геенны, тьмы кромешной (внешней) или огненной печи, где будет вечный плач и скрежет зубов.

Но в особенно ярко, наглядно и сильно Господь представил Страшный Суд Свой Своим ученикам после того, как сказал им о признаках Своего пришествия и необходимости всегда быть готовым к нему (притча о десяти девах и талантах; см.: Там же. 31–46).

Здесь к словам Спасителя невозможно никакого другого отношения, кроме явно положительного или явно отрицательного. Игнорировать или как-то иначе толковать их нельзя. Совершенно откровенно, без какой-либо иносказательности или скрытого подтекста, Христос передал мысль о Страшном Суде Своем.

Когда же приидет Сын Человеческий, – говорил Спаситель, – во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся перед Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую (Там же, 31–33).

Таким образом, перед Судом Христа предстанет весь род человеческий, существовавший от самого начала своего появления на земле и до Второго пришествия. Представши на Суд, он будет разделен Спасителем на две половины.

«Ныне, – говорит святой Златоуст, – не разделены, но смешаны все: а тогда будет разделение и самое точное. Сперва Христос разделяет их по местам и обнаруживает каждого; а потом и самыми наименованиями показывает внутреннее расположение каждого, и, называя одних козлищами, а других – овцами и показывая, что первые не приносят никакого плода, а последние – обильный плод, т. к. овцы приносят большую пользу тем, что приносят волну, молоко, ягнят, чего вовсе не доставляет козел. Впрочем, безсловесные животные не приносят плода или приносят по своей природе, а люди по своему произволу. Потому те из них, которые не приносят плодов, подвергнутся мукам, а приносящие плоды получат венцы» (Иоанн Златоуст, свт. Указ. соч. С. 793).

Но Спаситель не прежде даст праведным блаженство, а грешникам мучение, как рассудится с людьми. Одних Господь восхвалит за то, что они Его плачущего накормили, жаждущего напоили, когда Он был странником, приютили, когда был нагим, одели, когда был болен, призрели, когда был в темнице, посетили, – и даст им Царство, а других, обличив в противоположных поступках, пошлет в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его (см.: Мф. 25, 34–41; Иоанн Златоуст, свт. Указ. соч. С. 792). И пойдут, – говорит Спаситель, – сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную (Мф. 25, 46).

Этим моментом из Страшного Суда Христова и закончится совершенно история земной жизни человечества. После этого уже настанет иная жизнь, жизнь вечная, духовная, безсмертная, полная неописуемого веселья для праведных и непередаваемых мук для грешных.

Таково откровенное учение о будущих судьбах нашего мира. Таков откровенный взгляд на будущей строй земной жизни.

2018-08-15.1.jpg

ГЛАВА 3: ЗАЩИТА ОТКРОВЕННОГО ЭСХАТОЛОГИЧЕСКОГО
УЧЕНИЯ ПРЕД СОЦИАЛИСТАМИ

Несостоятельность социалистических основ, в частности, экономической, для будущего строя жизни как счастливой, полной покоя от физического труда, любви, братства и равенства. Ложность и преступность социалистического воззрения, полагающего причину зла и страданий в экономических условиях жизни человека, а не в его свободной воле. Невозможность быть нравственным и иметь нравственное учение при воззрении на человека как на экономического деятеля. Враждебность данного социалистического воззрения, отрицающего религиозно-нравственную область в человеке, нравственности. Неестественность социализма в его учении о братстве и равенстве. Полное безсилие социалистического воспитания и образования в деле созидания в людях любви и счастья и пагубность этого воспитания и образования для человека. Невозможность нравственного воздействия на человека будущего социалистического общества, имеющего удовлетворять только одни чувственные и животные потребности. Безнравственность самого взгляда социализма на будущее счастье. Несостоятельность второй основы будущего социалистического строя жизни. Безнравственность и пагубность политической, гражданской свободы, сделавшейся одним из главных принципов человеческой жизни. Подтверждение откровенного эсхатологического взгляда, во-первых, несостоятельностью социалистических основ для будущего строя жизни и, во-вторых, самим осуществлением их в жизни.

Нам, стоящим на точке зрения изложенного откровенного взгляда, в защиту его хотелось бы выяснить теперь наше отношение к социалистам в их взгляде на будущий строй земной жизни.

Безплодно, разумеется, указывать в защиту эсхатологического христианского взгляда на учение Христа. Последний для атеистов с их грубым материалистическим миросозерцанием не может быть авторитетом. Имя Христа Спасителя для социалистов – пустой звук, не более.

Поэтому наше отношение к социалистическому эсхатологическому учению должно быть таким: в защиту откровенного вышеизложенного взгляда мы можем только указать социалистам, прежде всего, на полную несостоятельность и непригодность их основ для будущего строя как счастливого, и указать, что осуществление в жизни именно этих начал есть и будет подтверждением данного откровенного взгляда.

Мы видели выше, что в основу будущего блаженного строя социализм полагает экспроприацию частной собственности. Благодаря этому, будущее социалистическое общество освободит людей от тяжелого труда, уничтожит в них возможность быть злыми и преступными, сделает их добрыми, исполненными братских чувств и счастья. Но, наряду с этою главною основою будущего социалистического строя, как видели выше, социализм ставит и политическую свободу как средство произвести эту экспроприацию, счастливо устроить будущую жизнь и навсегда удержать в своих руках ее блага.

Относительно материального благоденствия будущего социалистического общества – облегчения от труда – необходимо сделать маленькое замечание. Может быть, человечество действительно доживет до такого времени, когда тяжелые работы, сельское хозяйство, существование прислуги отойдут в область преданий человеческой жизни. Может быть, люди со временем не будут тратить на физический труд и часа. Но вот вопрос: сделает ли такое облегчение от труда человека хорошим и счастливым?

Постоянно можно наблюдать, как праздность, свобода от труда гибельно действует на человека. Она способна только развить в нем страсть к изнеженному, бездеятельному, животному образу жизни. Можно представить себе, в какое усыпление придет гражданин будущего социалистического общества, пред которым все нужное ему будет появляться по сказочному мановению при помощи электричества и новейших изобретений техники и искусства!

Что же касается до социалистического взгляда на экспроприацию частной собственности как на основу нравственности и общечеловеческого счастья, – то относимся к нему совершенно отрицательно.

Такой грубый и глубоко оскорбительный для человеческого достоинства взгляд выходит из воззрения социализма на человека как на экономического только деятеля.

Вот почему, по социализму, зло и бедствия зависят всецело от нищеты. Стоит лишь человека поставить в условия сытой, обезпеченной жизни, как он перестанет, прежде всего, быть злым и совершать преступления какие бы то ни было.

По нашему мнению, условия, окружающие человека, имеют большое значение для него. Кому неизвестно, как озлобляет людей нищета, сколько горя и бедствий происходит от обстановки, окружающей бедную семью.

Но, тем не менее, мы утверждаем, что человек, как индивидуальное существо, стоит выше окружающих его условий, или, точнее сказать, может не подчиняться всецело им. Он в себе самом носит залог быть добрым или злым. Можно встретить многих людей, которые живут в бедности, тяжелой обстановке и, однако, не имеют даже склонности к преступлениям и являются добрыми людьми, а иные даже и счастливыми. Напротив, можно и очень часто встретить таких, которые обставлены хорошими материальными условиями и, несмотря на то, остаются злыми и преступными людьми.

Скажут, что это исключение, единичные личности. Но то, что мы наблюдаем в одном человеке, – это не случай, а постоянное, законное явление. И если одна личность человеческая, по социализму, – ничто, то, по нашему мнению, и все общество – ничто.

Таким образом, мы утверждаем, что для зла и преступлений человек находит причину не в условиях, его окружающих, а в себе самом как индивидуальном существе, именно: в своей свободной воле. <…>

Отрицая свободную волю человека, в особенности – как источник всякого зла и преступлений, социализм для многих, в таком случае, преступлений и обнаружений зла не найдет причины. В самом деле, чем объяснить разврат, где причина кровавых столкновений при любовных романах, где корень любовной мести, ревности, пьянства, объедения, – неужели все в частной собственности? А разве гордость, самолюбие, тщеславие, имеющие безчисленные поводы для своего обнаружения, появляются под влиянием одних только экономических факторов? А сколько ненависти, вражды и злобы часто питают люди друг к другу только лишь из-за того, что исповедуют различные убеждения!

Нет, никогда социализм не объяснит (своими) экономическими условиями существующего в миpe зла, преступлений и всяких бедствий. Все это есть следствия свободной воли человеческой.

Но та же свободная воля бывает и источником всякого добра и нравственности.

Первичные данные последней прирожденны человеку. Первичный, прирожденный характер нравственных чувств ни с какой точки зрения не может рассматриваться как позднейший продукт человеческого прогресса.

Считать человека зависимым от окружающих его условий – это значит, по нашему мнению, исключить возможность быть нравственным, быть добрым. В самом деле, если человек всецело зависит от условий и, следовательно, не имеет свободной воли; если он автомат и «зоон политикон» («общественное животное», или «политическое животное» – выражение Аристотеля, – примеч. ред.), то о каком же добре и какой нравственности мы можем говорить? Добро наше тогда не будет иметь ровно никакой ценности, последняя вся перейдет к тем экономическим условиям, в которых социализм полагает главное начало добра и счастья человека.

Собственно говоря, хотя социалисты и говорят о добре и нравственности, но у них нет нравственного учения и никогда быть не может. <…>.

Мало сказать, что социализм не имеет нравственного учения. Не признавая в человеке нравственного, и тем более религиозного, самостоятельного начала и, следовательно, иключая все высшие стороны человеческого существа и смотря на человека как на экономического деятеля, социализм является учением безнравственным. <…>

Отсюда нельзя не заметить всей странности и неестественности, с какою звучат в устах социалистов слова братской любви.

Громко заявляющий о правах личности и ее высоком достоинстве социализм, смотря на человека главным образом как на экономического деятеля, в конце концов развенчивает человеческую личность и ставит ее на одну доску с животным, нуждающимся главным образом только в сытости. Но в таком случае о каком же социализм говорит братстве? О братстве перед куском хлеба или золотым тельцом? Ведь к хлебу и богатству все сводится в социализме!

В религиозной сфере это учение понятно. Xpистиане считаются братьями перед Отцом Небесным и нашим Спасителем или перед Святою Богородицей – Небесной Матерью нашею, или, наконец, перед Святою Церковию, Невестою Христа нашего. Если я братски люблю ближнего своего, то люблю его как равное, одинаковое со мною создание Божие, как образ Божий, как дорогое сокровище Христа.

Но совсем непонятно, в силу чего социалист может братски любить ближнего? Связей или уз для такой любви у социализма нет, да и быть не может.

Правда, социализм с этим не согласится. По его взгляду, равенство условий жизни всех членов общества, имеющее выразиться в равном распределении богатства и всяких жизненных удобств при равном и всеобщем воспитании и образовании, будет узами для братской любви.

Остановимся на этом странном социалистическом, далеком от жизни, равенстве.

Социализм смотрит на отдельного человека как на равного и одинакового по достоинству всякому другому. Пол, возраст, ум, талант, наклонности... – все эти индивидуальные отличительные черты сглаживаются перед социализмом, исчезают. Перед будущим социалистическим обществом все члены одинаково равны, одинаково – дороги. Каждому будет предоставлено одинаковое и равное существование.

Но в таком случае это равенство является величайшею несправедливостью. Оно обезценивает человеческую личность, – ей принадлежащие права. Оно ставит ее в положение «зоон политикон» или даже какого-нибудь бездушного и физического предмета, ничем не отличающегося от другого, подобного и вполне равноценного ему. <…>

Таким образом, имея в виду это, мы должны сказать, что социалистическое равенство условий, прежде всего, никогда не удовлетворит человека. Последний, как показывает действительность, хочет быть не равным другому, а стать выше другого.

Кроме того, люди, как индивидуальные существа, отличаются друг от друга разнообразием интересов, душевных состояний, потребностей, привычек и т. п. То, что нравится одному, не нравится другому. Того, что может сделать один, другой не может. Словом, одна и та же мерка условий жизни для людей никогда не удовлетворит человека.

В одной критической социалистической брошюрке говорится, как вице-канцлер N оставил свой высокий пост единственно из-за того, что отказался чистить свои сапоги (не мог обойтись без прислуги), между тем как это входило в круг его (гражданских) обязанностей как члена социалистического общества, которое желало поставить всех в равные условия жизни.

Конечно, этот пример комичен. Но он свидетельствует, что социалистический принцип равенства не только не удовлетворяет человека, но ведет к озлоблению, несчастью и полной своей неосуществимости.

Если так, то каким же образом это равенство условий может быть узами для братской любви в будущем социалистическом обществе? Зачем этим высоким, дорогим именем знаменовать чисто животные внешние отношения?

Лучше было бы, если бы социализм обходился без этих красивых слов и говорил просто о любви.

Но еще вопрос: будет ли хотя какая-нибудь любовь в социалистическом обществе?

Правда, у социализма нет и тени сомненья на этот счет. Много надежд, кроме «равенства условий», он возлагает на самое воспитание и образование в своем будущем обществе.

Главную нравственную силу их, как видели мы, он полагает в тех условиях, в которых будут происходить это воспитание и образование. Те воспитательные физические упражнения, различного рода удовольствия и развлечения и всякие самые лучшие удобства жизни, с одной стороны, – с другой, самые лучшие учителя при всестороннем и всеобщем образовании, при всякой поддержке в обществе, – сделают, по мнению социализма, питомцев мягкими, высоконравственными, любящими существами.

Вообще надо сказать, что социализм хочет любить без нравственной борьбы.

Для того чтобы любить другого, необходимо делать то, что ему нравится, что ему нужно. Но это предполагает жестокую борьбу с собою, со своим эгоизмом. Из того, что я окружен самыми лучшими условиями жизни, вовсе не следует еще, что я вследствие этого могу любить ближнего. Большею частию именно сытые и обставленные самыми лучшими условиями жизни и являются эгоистами, людьми черствыми и холодными ко всякому человеческому горю, нужде и слезам. Напротив, истинная любовь и бывает в большинстве случаев в среде бедных, забитых нуждою, людей.

Как же объяснить с точки зрения социализма эти явления? Очевидно, социализм в своем механически-поверхностном взгляде на человека как на животное, как на автомат еще раз, в частности, в моральном учении, делает жестокий промах. <…>

Отсюда напрасно так надеются социалисты на будущее воспитание и образование.

Если в этом воспитании все будет сосредоточено на внешней стороне жизни питомца, если именно в это время не обратят его внимания на внутреннюю борьбу со страстными и эгоистическими началами, то наперед можно сказать, что такое воспитание не привнесет в нравственную жизнь питомца ничего, кроме вреда. Оно сделает его чистым, приятным, здоровым физически (может быть), но чистым и здоровым нравственно – никогда. Скорее – оно приучит питомца к изнеженности, роскоши, удовольствиям, разовьет в нем самодовольство, самолюбие и плотские страсти.

Что же касается социалистического образования, хотя бы и всеобщего и самого лучшего, то оно также весьма далеко от того, чтобы создать любовь в человечестве.

Вообще относительно образования нужно сказать, что, не имея в себе самостоятельного источника для развития нравственности, оно может способствовать этому только в том случае, если проникается религиозным началом. В противном случае оно будет вредить нравственности.

Но социалистическое образование, без сомнения, имеет иной характер. Оно отражает в себе грубые материальные, атеистичные черты, присущие социализму.

Если так, то что же для нравственности может дать будущее образование социалистической школы?

Для ответа на этот вопрос можно сослаться на образование современное.

Последнее, как никогда, по существу своему стало атеистичным, приняло исключительно светское направление ума.

Учителя и начальствующие светских учебных заведений, кому вверяются воспитанники, чаще всего не заботятся совсем о том, чтоб вносить в их жизнь начало религиозное, церковное. Напротив, большею частию сами же распространяют и укрепляют в своих учениках религиозный индифферентизм и скептицизм. Успеху последнего много помогает еще светская современная литература, почти вся целиком атеистичная, на которой воспитывается современная молодежь.

Отсюда воспитанники наших низших школ, являясь еще детьми, уже спешат заявить о своем атеистичном направлении. Оно сказывается в последнее время во взгляде их на «Закон Божий» как на второстепенный и ненужный предмет сравнительно с другими, в уничтожении предклассной молитвы по местам, в циничных насмешках над предметами религиозного почитания и др.

Нечего говорить об учащихся средних и высших учебных заведений. Здесь атеизм блещет, так сказать, во всей своей силе. Попрание религиозных и священных устоев уже без всякого удержа несется с кафедры. Не говоря уже о светских школах, этим атеизмом, религиозным индифферентизмом и скептицизмом заражены, и весьма сильно, и наши духовные школы.

И здесь разлагающие начала неверия крепко свили себе гнездо, разрастаются и ведут борьбу с началами религиозными и церковными.

Конечно, при таком состоянии современного образования, когда из школы выгоняются религиозные и церковные начала – самый главный оплот нравственности, – от него и нельзя ожидать ничего, кроме того, что мы наблюдаем теперь.

В наших средних и высших школах мы видим если не полный, то небывалый упадок нравственных начал. Везде (в указанных школах) можно встретить как общие явления сильное ослабление дисциплины, разнузданную свободу, гордость и дерзкое противление начальству, безнравственное игнорирование своего долга, своих обязанностей, страсть к пьянству и разврату.

2018-08-15.2.jpg

Вот что означает отсутствие в современной школе религиозных начал. Вот почему из наших школ выходят люди нравственно слабые и безсильные для борьбы со злом.

Но если современная школа, зараженная неверием и пока еще ведущая борьбу с религиозностью, даст обществу нравственно слабых и разлагающихся людей, то какие же люди будут выходить из будущей социалистической школы, которая окончательно выгонит религиозный и церковный элемент как вредный и враждебный?!

Как сильно ошибается социализм в своих радужных надеждах на будущее образование! Он так далек от понимания человека, так близорук к окружающему, что видит в умственном просвещении самостоятельный источник доброй нравственности. По социализму, образованный человек – значит нравственный человек. И если теперь, по нему, не все выходят из школы нравственными людьми, то это происходит от недостатков ее, кроющихся-де в частной собственности. Но с экспроприированием последней, при богатстве будущего социалистического общества, эти недостатки, по социализму, должны рухнуть, и школа выступит тогда во всем своем величии и нравственной силе. <…>

2018-08-27.jpg

Наконец, социализм много говорит о тех благах заботливости и истинной любви, что будет проявлять социалистическое общество по отношению к своим членам до самой смерти. Такое отношение общества будет, по убежденно социализма, в каждом из своих членов, в свою очередь, внедрять любовь к ближнему.

Конечно, нравственные примеры действуют благотворно, но не на каждого. Очень часто за благодеяние отплачивают черной неблагодарностью.

Кроме того, будущее социалистическое общество, атеистичное, грубо материальное, никогда не будет иметь истинной любви к людям (см. выше).

Наконец, являясь отвлеченным абстрактом, внешним учреждением (организацией) добра, будущее социалистическое общество не в силах внедрить никакой любви в своих членах. Последние на все благодеяния этого общества будут смотреть как на свою собственность и свое собственное право – с одной стороны, и необходимый долг перед ними от лица общества – с другой.

Нет, истинную любовь может зажечь в людях только самоотверженный, конкретный носитель ее – тот, который всю свою жизнь, все сердце свое отдал на служение людям.

Отрицая нравственное воздействие будущего социалистического общества, мы утверждаем, что оно, являясь покорным исполнителем плотских, чувственных потребностей своих членов, даст им чисто животное счастье, безнравственное, как по своим началам, так и по построению своему на несчастьях предшествующих. Далее, мы полагаем, что предоставлением всем своим членам социалистического равенства воспитания и образования будущее общество еще более произведет раздора, вреда и зла, чем было раньше.

Теперь, подводя итоги в оценке взглядов социалистов на главные и второстепенные начала добра и вообще счастья в будущем социалистическом строе, мы приходим к следующему выводу. Социалистический взгляд на материальное благосостояние как на главную основу будущего счастливого строя ложен и безнравственен. С подобным же значением в наших глазах являются социалистическое равенство, братство, воспитание и образование как второстепенные начала для устроения будущего желанного общества. Любви последнего мы не признаем за истинную. Самое счастье социалистическое и учение о нем мы признаем безнравственным и вредным для человечества.

Отсюда понятно, что такой же приговор мы должны вынести и другой, главной социалистической основе будущего строя – политической свободе.

Если будущее счастье или будущий социалистический строй мы считаем безнравственным и вредным, то такою же мы должны считать и политическую свободу, являющуюся у социалистов средством к достижению этого счастья.

Представляя по существу своему эгоистическое начало, выходящее из стремления самому властвовать, взять в свои руки права начальствующих, эта политическая свобода, в особенности в руках социалистов, является великим злом.

2018-08-27.1.jpg
Памятный крест репрессированным казакам в г. Котлас Архангельской обл.

Зачеркнув в себе Бога, совесть, социалист этим самым лишает себя единственных опор быть добрым и предоставляет себе полный простор для обнаружения своих животных инстинктов. Пока существует налицо твердая государственная власть, животные инстинкты социалистов стесняются этим единственным для них удерживающим началом. Но как только начинает падать государственная власть и переходит в руки социалистов, сейчас же у последних замечается больший и больший простор для обнаружения необузданной страстности.

Вот почему у социалистов вместе с свободою слова мы наблюдаем грубое насилие, дикий произвол и ужаснейший деспотизм над словом и убеждением другого. Вместе с свободою печати встречаем ядоносные, полные неудержимой страстности статьи, разливающие яд злобы и вражды в людях и толкающие их на преступления. Вместе с свободою союзов и собраний видим тайные союзы и собрания, где приготовляются планы и оружие для кровопролитной взаимной распри. Вместе с свободою от прикосновения личности мы видим варварские, неслыханные поругания над этою личностью, злодейские убийства, бомбы и т. д.

Скажут, что все это делается, во-первых, революционерами и, во-вторых, во время, когда идеалы социализма не осуществлены, а что в будущем социалистическом обществе таких явлений не будет.

Но, прежде всего, где то начало, благодаря которому социалист в одно прекрасное время не сделается революционером? Таким началом может быть только религиозно-нравственное. Но его социализм отвергает.

Далее, мы полагаем, что именно в будущем социалистическом строе, когда государственная власть целиком перейдет в руки общества, и наступит пора еще больших проявлений зла от социалистов и больших бедствий, чем перечисленные. Тогда уже ничто не будет удерживать животных инстинктов человека. Тогда явится полная возможность обратиться последнему в зверя.

Вот каковы начала, на которых социализм хочет построить будущий строй земной жизни. Анализ их приводит нас к полной их несостоятельности и непригодности для образования будущего социалистического строя как счастливого.

Но, кроме этого, мы видим, что осуществление этих начал в жизни сопровождается усилением на земле бедствий и зла.

Отсюда для нас ясно: чем более и успешнее распространяется социализм и обнаруживаются его начала в жизни, тем более и более человек делается грубым, безнравственным и преступным. И если придется осуществиться будущему социалистическому строю, то в человечестве почти совсем угаснут добрые начала. Вместо них с диким ревом будут бушевать страсти человеческие. Тогда «отступление» будет полное; государственной «удерживающей» власти не будет и наступит на земле самое благоприятное время для пришествия антихриста.

Таким образом, социализм, не подозревая, закладывает начала для будущего строя земной жизни, но только не социалистического, а откровенного.

Так, социалистическое эсхатологическое учение приводит к непоколебимости откровенного взгляда на будущий строй земной жизни.
          
2018-09-15.jpg

ГЛАВА 4: ЗАЩИТА ОТКРОВЕННОГО ЭСХАТОЛОГИЧЕСКОГО УЧЕНИЯ 
ПРЕД ХРИСТИАНАМИ, РАЗДЕЛЯЮЩИМИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ 
ЭСХАТОЛОГИЧЕСКИЕ НАДЕЖДЫ

Неестественность существования самой фракции христиан, сочувствующих эсхатологическому учению социализма. Являющаяся из этого сочувствия ненормальность отношения данных христиан к евангельскому учению о Царстве Божием и презрении благ земных. Поверхностное их понимание и игнорирование означенных пунктов евангельского учения и отрицание коренных догматов христианства (воплощения Спасителя, страдания, смерти, Воскресения, Второго пришествия Христа, Страшного Суда и безсмертной жизни) – как плод сочувствия социалистической эсхатологии. Важность откровенного эсхатологического учения. Необходимость для христианина ясно определить свое к нему отношение, которое может быть только или отрицательным, или положительным. Жизненность откровенного эсхатологического взгляда. Полное его осуществление в недалеком будущем. Свидетельство Оптинского старца Амвросия.

Несмотря на такую несостоятельность социалистических основ для будущего строя жизни, несмотря на полную невозможность ожидать от будущего социалистического строя земной жизни чего-либо, кроме гибели, есть, к сожалению, фракция христиан, которым эсхатологические идеалы социализма, счастье социалистическое кажется, во-первых, симпатичным и, во-вторых, вполне осуществимым.

Как же отнестись нам, всецело принимающим христианскую эсхатологию, к таким христианам? Что сказать им в защиту откровенного эсхатологического учения?

Казалось бы, что при таком ясном, положительном учении о судьбах земной жизни Самого Христа и Его Святых Апостолов не должна была бы существовать и самая эта фракция. Однако она существует. И много можно встретить таких христиан, которые считают себя истинными христианами и в то же время тяготеют к социалистическому счастью и верят в его осуществление.

Останавливаясь на отношении означенных христиан к социалистическому счастью, мы должны сказать, что оно (отношение) для желающего быть на самом деле христианином является в высшей степени странным.

Такое ненормальное отношение выходит из преобладания в душе чувственной настроенности над духовной. Сердцу таких христиан неведомо счастье христианское, им чужда радость благодатная, та, о которой Спаситель, прощаясь со Своими учениками, говорил: Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви, <…> радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна (Ин. 15, 10–11).

Вот почему этим христианам социалистический будущий строй жизни со своим материальным благополучием, прогрессом науки и искусства кажется единственным счастьем, по крайней мере, здесь на земле, и счастьем христианским. Другого счастья, иной радости они и представить не могут.

Спрашивается: как же эта христианская фракция относится к евангельскому учению о Царстве Небесном и презрении благ земных? Им остается одно из двух: или быть поверхностными по отношению к христианству, подделывая его под социалистическое мировоззрение, или же совсем игнорировать противоположности, существующие между христианством и социализмом. Это мы и встречаем.

Считая себя действительными христианами и стремясь иногда целиком к земной жизни со всеми ее чувственными благами, эти христиане по-своему понимают Царство Божие. На Царство Божие, или Небесное, о котором говорится в Евангелии, они смотрят по-социалистически; причем на такой социалистический строй, когда общественная организация добра уничтожит экономическую нужду, бедствия, невежество, будет проявлять одну любовь и внедрять ее в людях, – смотрят как на осуществление Царства Божия на земле (а какова социалистическая любовь, об этом см. выше).

Что же касается евангельского отрицательного взгляда на мирские блага, то данные христиане как-то обходят его, подобно тому, как они не обращают внимания на все противоположности, находящиеся между христианством и социализмом в их характере, существе и цели.

Царство Мое не от миpa сего (Ин. 18, 36); Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17, 21); Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут (Mф. 6, 19); Не любите миpa, ни того, что в миpe: кто любит мир, в том нет любви Отчей (1 Ин. 2, 15), – говорит Спаситель и Его святой ученик. И в эти божественные слова нельзя вкладывать своеобразных толкований, а тем более их игнорировать. С убедительнейшею ясностью они свидетельствуют, что Царство Божие или счастье христианское и тени не имеет тех признаков, всецело чувственных и плотских, которыми характеризуется социалистическое блаженство будущего строя земной жизни.

2018-09-15.1.jpg
 
Но резкими и невместимыми для означенных христиан кажутся слова эти. Вот почему они по-своему стараются понять их; или же просто закрывают перед ними глаза свои; иначе сказать: смотрят и не видят, слышат и не разумеют, ибо огрубело сердце их.

Связывая себя по своей настроенности с социализмом в его учении о человеческом счастье, вышеупомянутая фракция христиан не исчерпывает данной связи только этим обстоятельством. В силу той же настроенности, заключая в себе предрасположенность к хилиастическим представлениям, они разделяют, как мы сказали выше, вместе с социалистами их надежды, их веру в осуществление на земле социалистического счастья в будущем обществе, как счастья притом будто бы христианского.

На такое отношение данных христиан к эсхатологическому учению социализма мы в защиту откровенного взгляда должны сказать этим христианам нечто большее.

Разделять вместе с социализмом его эсхатологические надежды – это значит не только не понимать Божественного учения о Царстве Божием и благах земных и его игнорировать, но – зачеркивать все христианское учение, поставить крест над всем христианством и его святыми догматами.

В самом деле, если я верю с социалистами в будущее торжество добра и общечеловеческое счастье посредством изменения экономической основы и прочих социалистических средств, материальных условий, то спрашивается: для чего же приходил на землю Спаситель, для чего Он страдал, зачем нужно было Его Воскресение, Его славная победа над смертью и злом, если последнее само собою уничтожится социалистическими средствами в будущем строе жизни?
Но этого мало. Разделять социалистические надежды – это значит опустить из виду участь мертвых и позабыть о загробной безсмертной жизни.

Некоторые христиане (по крайней мере, сами причисляющее себя к христианам), вполне разделяющие эсхатологический социалистический взгляд, находят почему-то возможным говорить о явлении антихриста и Втором пришествии Христа.

Но относительно таких христиан можно без всякого сомнения сказать, что они сами не чувствуют действительной необходимости присоединять к упомянутому взгляду это эсхатологическое христианское учение. И если присоединяют, то лишь для того, чтобы их запутанные взгляды имели христианскую окраску.

Они опускают совершенно из вида премудрость Господа, Который все делает в миpe, сообразуясь со свободною волею человека, с его настоящими потребностями. Если человечество в будущем будет олицетворением любви, братства и вообще райской жизни, то зачем Господу омрачать этот рай земной ужасами и кровопролитиями антихриста? Разве Господь райскую жизнь наших прародителей омрачал какими-либо ужасами и несчастьями? Напротив, Он только к радостям их блаженной жизни присоединял новые, когда Сам являлся к ним и беседовал с ними. Далее, если будущее человечество станет братьями и высоконравственными людьми, то к чему тогда страшное пришествие Христа с Его Страшным всеобщим Судом? В чем же Господь будет судить оставшихся к Его пришествию живых людей, в каких преступлениях, когда их уже не будет?

Вот к какому отрицанию (догматов христианских) и какой путанице придут те христиане, которые сочувствуют социалистическим эсхатологическим чаяниям и в то же время разделяют христианские взгляды.

2018-09-15.2.jpg

Во имя стремления к истине и чтобы раз навсегда покончить с двусмыслием и раздвоенностью, таким христианам необходимо выяснить свое отношение к христианскому эсхатологическому взгляду. Безпристрастное и серьезное выяснение этого взгляда потребует от них только или отрицательного к нему отношения, или положительного.

Если указанные христиане установят к откровенному эсхатологическому взгляду отрицательное отношение, то оно, по крайней мере, выяснит им их собственное положение в мире, освободит их от мучительных противоречий, недоразумений и странных смешений несоединимого и раз навсегда определит характер их убеждений, но только не христианских.

Если же они установят к означенному взгляду положительное отношение, правильно поймут его (трудно не понять), то такие христиане, в особенности если они желают, как мы сказали выше, быть христианами на самом деле, заметят тогда всю отвлеченность и фантастичность социалистического эсхатологического учения. Тогда им легко будет отречься от последнего и вместе с Православною Церковию не механически, а сознательно и искренне произносить слова Символа веры: «И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца... Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века».

Жизнь, и в особенности современная, укрепит в их сознании непреложность эсхатологического откровенного учения и осуществление его в недалеком будущем.

Утверждая последнее, мы сошлемся на толкование одного знаменательного сна Амвросием Оптинским, подвижником наших дней, как на основание нашего убеждения в близости наступления царства антихриста.

Приведем сначала содержание сна, как оно излагается в выписке из письма, полученного в Оптинском скиту 7 июня 1871 года.

«Как будто нахожусь в своем доме, – говорится в этой выписке, – и стою в прихожей; далее комната, в которой на простенке между окон находится икона в большом размере Бога Саваофа, издающая ослепительный свет, так что из другой комнаты (т. е. прихожей) нельзя было смотреть на нее. Затем еще далее комната, в которой находятся протоиерей М. А. и покойный митрополит Филарет, и эта комната вся наполнена книгами: по стенам от потолка до пола книги; на длинных столах грудами книги; и мне непременно нужно пройти в эту комнату, но меня удерживает страх, как пройти чрез такой поражающий свет. Но необходимость принуждает преодолеть страх, и я с ужасом, закрыв рукою лицо, перехожу первую комнату и, войдя в следующую, вижу протоиерея М. А. в переднем углу. Он читает книгу. А ближе к двери стоит митрополит, одетый в простую черную рясу; на голове скуфейка, в руках разогнутая книга; и головою показывает мне, чтобы и я нашел подобную книгу и развернул ее. В то же время митрополит, поворачивая листы своей книги, говорит: „Рим, Троя, Египет, Россия, Библия“. Вижу, что и в моей книге словами написано: „Библия“.

Тут сделался шум, и я проснулся в большом страхе. Много думал: что бы все это значило? Мне сон кажется грозным, и лучше бы ничего не видать. Нельзя и опытных в духовной жизни спросить о значении этого сновидения. Самому мне внутренний голос объясняет сон, но объяснение – такое ужасное, что не хотелось бы согласиться с ним».

Объяснение Старцем сновидения.

«Кому показано было это замечательное сонное видение и кто слышал тогда многознаменательные слова, тому, по всей вероятности, и внушено было, чрез Ангела Хранителя, объяснение виденного и слышанного, как и сам он сознается, что ему внутренний голос объяснял значение сна. Впрочем, и мы, как вопрошенные, скажем свое мнение, как о сем думаем.

Видение ослепительного света от иконы Господа Саваофа и в следующей затем комнате виденное множество книг, и стоящие там с книгами покойные митрополит Филарет и протоиерей М. А., и произнесенные одним из них слова: „Рим, Троя, Египет, Россия, Библия“ могут иметь такое значение.

Во-первых, все касающееся до сотворения мира, судьбы народов и спасения людей Господь Вседержитель открыл избранным святым мужам, пророкам и апостолам, просветив их светом Своего Божественного познания, а ими все это передано людям и написано в Библии, т. е. в книгах Ветхого Завета.

Во-вторых, множество других, виденных там книг может означать то, что все, сказанное в Библии прикровенно и неясно, объяснено другими избранными от Бога святыми мужами, пастырями и учителями Единой, Соборной, Апостольской Церкви.

В-третьих, что митрополит Филарет и протоиерей М. А. видны были с книгами в руках, может означать, что они в продолжение своей жизни поучались о судьбах человечества не из простых книг человеческих (в которых нередко встречаются мнения неправильные, вводящие в заблуждение), а из книг библейских, и сказанное в Библии прикровенно и неясно толковали не по своему разумению, а как объяснено в книгах мужей богодухновенных и просвещенных свыше светом божественного познания; к чему побуждали и видевшего, чтобы и он на все искал объяснение не в простых книгах человеческих, а в книгах святых и богодухновенных Отцов Православной Церкви.

В-четвертых, что протоиерей М. А. стоял в переднем углу, который обычно признается молитвенным, может означать, что он не только поучался сказанным образом, но и молился о вразумлении свыше.

В-пятых, слова „Рим, Троя, Египет“ могут иметь следующее значение:

Рим во время Рождества Христова был столицею вселенной и с возникновением патриаршеств имел первенство чести. Но за властолюбие и уклонение от истины впоследствии подвергся отвержению и унижению.

Древняя Троя и древний Египет замечательны тем, что за гордость и нечестие наказаны: первая разорением, а второй различными казнями и, наконец, потоплением Фараона с воинством в Чермном море. В христианские времена в странах, где находилась Троя, основаны были две христианские Патриархии — Антиохийская и Константинопольская, которые долгое время процветали, украшая Православную Церковь благочестием, правыми догматами, но впоследствии, по неведомым судьбам Божиим, подверглись владычеству варваров-магометан и доселе несут это тяжкое рабство, стесняющее свободу христианского благочестия и правоверия. А в Египте, вместо древнего нечестия, в первые времена христианства такое процветало благочестие, что пустыни его населялись десятками тысяч монашествующих, не говоря уже о численности и множестве благочестивых мирян, от которых они происходили. Но потом, по причине распущенности нравов, и в этой стране последовало такое оскудение в христианском благочестии, что некогда в Александрии Патриарх оставался с одним пресвитером.

В-шестых, после трех знаменательных имен („Рим, Троя, Египет“) помянуто имя и Poccии, которая в настоящее время хотя и считается государством православным и самостоятельным, но уже элементы иноземного неверия и неблагочестия проникли и внедряются и у нас, и угрожают тем же, чему подверглись вышесказанные страны. Затем следует слово „Библия“. Другого еще государства не помянуто. Это может означать, что если и в России, ради презрения заповедей Божиих и ради ослабления правил и постановлений Православной Церкви, и ради других причин, оскудеет благочестие, тогда уже неминуемо должно последовать конечное исполнение того, что сказано в конце Библии, т. е. в Апокалипсисе Иоанна Богослова.

 2018-09-15.3.jpg

Видевший это сновидение справедливо замечает, что объяснение, которое ему внушает внутренний голос, ужасное. Страшно будет Второе Пришествие Христово и ужасен последний Суд всего миpa, но не без великих ужасов будет перед тем и владычество антихриста, как сказано в Апокалипсисе: „И в тыя дни взыщут человецы смерти, и не обрящут ея: и вожделеют умрети, и убежит от них смерть“ (Откр. 9, 6). Придет же антихрист во времена безначалия, как говорит Апостол: „Дондеже [держай] от среды будет“ (2 Сол. 2, 7), т. е. когда не будет предержащей власти».

«Всеблагий Господь да вразумит всех нас во благое, душеполезное и спасительное, и да помилует по неизреченному своему человеколюбию!» (Жизнеописание иеросхимонаха Амвросия).
 Н-й С-в [Николай Соболев]
Социалистический и откровенный взгляды на будущий строй земной жизни
СПб., 1907


Источник: Газета «Православный Крест»*, № 10 (202); № 11 (203); № 12 (204)№ 13 (205)№ 14 (206)№ 15 (207)№ 16 (208)№ 17 (209)

___________________ 
* Одно из немногих замечательных изданий в море секулярной прессы, которое рассказывает о событиях прошлых и нынешних дней с православной точки зрения. Это некоммерческое издание, существующее на средства пожертвователей (трудятся в ее редакции также во славу Божию). Для множества православных из глубинки и не имеющих интернета печатная версия газеты, выходящая 2 раза в месяц, является практически единственным источником актуальной и взвешенной информации. А у многих подписчиков не хватает средств к полноценной оплате (700 р. за полгода). Поэтому мы призываем оказать посильную финансовую поддержку редакции газеты «Православный Крест» и ее читателям. 
   Телефон редакции: 89153536998


Поделиться новостью в соц сетях:

<-назад в раздел

Видео



Документы

Необходима зачистка в Церкви: Московские экуменисты хотят переиграть экуменистов фанарских с помощью папы Римского

Сегодня вопрос о единстве православной Церкви встает со всей остротой не только для богословов, но и для каждого православного. С теми, кто создал себе идола в виде «гуманистического бога», с теми, кто Св. Предание Церкви заменяет «преданиями человеческими» в новомодных философских обертках и политическими...


Мы не англоязычная колония: ЗАЯВЛЕНИЕ православной общественности против иностранного дублирования на улицах и в транспорте России

В настоящее время в московском метрополитене, на автовокзалах, железнодорожных вокзалах Москвы наряду с русским языком применяется дублирование голосовых объявлений о станционных остановках на английском языке; в текстовом варианте на английском языке дублируются транспортные схемы и названия станций...


«Христианский монарх: глава народа и сын Церкви»: Доклад на Международных образовательных Покровских чтениях в Финляндии

...В год столетия Царской Голгофы в обществе не произошло осмысления нарушения клятвы на верность Дому Романовых. Убийство Царя всеми силами стараются сделать безнаказанным. Так называемые Царские дни не имели масштабного значения. В целом все свелось к концертам, конференциям, историческим фактам, освещавшим...


<<      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Фотогалерея
Полезно почитать

Увидеть надвигающееся царство тьмы, чтобы правильно противостоять ему: О духовных опасностях цифрового общества

Сегодня очень многие говорят об угрозах, которые несет построение глобального цифрового общества, но не объясняют принципы его построения и не предлагают реальные способы противостояния этому злу. В обиход прочно вошли термины «цифровой мир», «цифровая революция», «цифровая экономика», «электронный концлагерь»,...


На фронте информационной войны: Беседа с православным журналистом Иваном Вагановым

...Воспринимаю свой род занятий – журналистику, публицистику – именно как служение. Каждый верующий человек старается быть полезным Церкви в меру своих сил и возможностей. И так естественным образом сложилось (хотя прекрасно понимаю, что ничего случайного в мире не бывает), что я оказался на...


Россия – последний бастион: Антихрист начнет свою деятельность в условиях мировой войны

...Весьма возможно, что он (антихрист) начнет свою деятельность в условиях Мировой войны, когда народы, претерпевая все ужасы ее, не будут видеть никакого выхода из бедственного тупика, ибо все тайные рычаги для разрешения его будут в руках тайного общества, ему содействующего. Антихрист предложит...


Архимандрит Мелхиседек (Артюхин)
Rambler's Top100